Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Каморка Элеоноры Огненко в Бистрица


Каморка Элеоноры Огненко в Бистрица

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Каморка на окраине Бистрица, в которой живёт Элеонора Огненко, вампир-художник.

Отредактировано Eleonora Ognenko (2013-01-26 06:55:54)

0

31

Сорси радостно улыбнулся и прежнее минутное негодование и злость куда-то слетели. Теперь он сам подскочил к девушке и обнял крепко-крепко.
- О, как же я соскучился по тебе, милая моя! И по тебе, Виктор! - обращаясь уже к кукле. О да, вампир знал эту куклу лучше, чем кто-либо другой. Все-таки именно он ее подарил этому вечному ребенку. - Дорогая, я никого не обманываю. Просто понадеялся, что она уложится за час... верней, что запомнит мои черты лица, - сам себя поправил блондин, после чего перевел взгляд на художника. - Если моя сестренка хочет совместный, то именно такой и нужно сделать. И о какой ты мамочке говоришь, Пуазон? Неужели об этом рогатом чудовище, которое своей кислой мордой всем настроение портит вечно? Даже поиграть нам не дает. А наш... папочка, - эти слова он произнес с неким негодованием и даже скрипнул зубами. - Сейчас занят обхаживанием очередной леди. Возможно, что он скоро привезет нам... еще одну свою мамочку. И так три невесты... а он еще поехал себе выбирать.  Что за мужчина?! - наигранно-возмущенно произнес Сорси, после чего снова обратил все свое внимание Пуазон, даже не реагируя на то, что рядом посторонний. - Неужели ты меня так не любишь, что хочешь метать в мой портрет всякую гадость? Ты ранила мое сердце, Пуазон. И теперь я помру от этой раны! - трагически заламывая руки, вампир тихо всхлипнул, но тут его отвлек голос художника. - Зайти? С удовольствием! - приобняв Пуазон, блондин буквально втолкнул ее в каморку, после чего оскалился. - О, дорогая моя, что ты наговорила этой девушке? Что мы приезжие? А еще и меня упрекаешь в том, что я вру. Милейшая, я так и не услышал Вашего имени, - с этими словами вампир прошелся по комнате, принюхиваясь, а потом фыркнул.
"Какая скучная комната! Ей явно не хватает жизни! Вот было бы забавно украсить все здесь кровью. Можно еще и..." - фантазия вампира разыгралась настолько, что в глазах в какой-то момент промелькнуло безумие.
- Зачем я тебя искал, Пуазон? ах да, затем, что от нас сбежал гость и рванул к тому чертовому монастырю. Думаю, что он уже спрятался там. И да, дорогая моя, - в глазах снова заплясали демонята. - Уже невесты отправились на охоту, нам тоже надо присоединяться, иначе они первыми до него доберутся и нам совсем ничего не останется. Ни капельки его чудесной крови. А может доведем беднягу до того же состояния, что и Ренфилда? Ах, я весь в предвкушении такой прекрасной охоты с риском для... - Сорси осекся и посмотрел на художника. - Пуазон, а она правда думает, что мы... гастролирующие вампиры? Забавно даже. Неужели Вы, милочка, думаете, что это возможно? Впрочем, зачем? Под боком всегда свежая пища и развлечения, люди в жизни не сунутся к нам. Страх делает их такими слабыми! А посули вечную жизнь, так вообще на коленках будут ползать перед тобой и лизать ботинки! - не сдержавшись, вампир разразился хохотом, а потом смахнул появившиеся слезинки от смеха. - Право, давно не видел такого, но тот юноша тогда так позабавил!

0

32

- Сорси! – Пуазон подскочила от удивления, - ты только что одним махом испортил все то благоприятное впечатление, что я с таким трудом производила весь сегодняшний вечер! И после этого мы еще сокрушаемся, что никогда не удается завести хорошие отношения с соседями? Мы же сокрушаемся, верно, Виктор? – Пуазон посмотрела сначала на куклу, а потом на Элеонору и улыбнулась. Рядом с Сорси не было нужды разыгрывать пристойное поведение, он просто не давал ей этого делать, тут же путая все ее карты, - хотя это абсолютно неважно… К черту их, этих соседей, к папочке их… Вот только я совершенно не хочу никаких новых мамочек! Ты расстроил меня этой новостью, братик. Я не хочуууууу! – Из глаз Пуазон полились слезы, впрочем, она тут же вытерла их, загоревшись новой идеей. - Давай мы лучше на неё поохотимся, а? В нашем замке хватает женщин! Я хочу мууууууужчииииин!!!! Так что ты там сказал про гостя? В монастырь… Препротивное место, но делать нечего. Не хватало еще, чтобы этим что-то перепало, а нам – нет. Гастролирующим вампирам пора в новый тур. Тогда что мы стоим? Право, зрители уже должны были собраться на это представление. Нужно торопиться, если мы не хотим отдать невестам главные роли.
Пуазон еще раз обернулась на Элеонору и, приобняв Сорси, встала на цыпочки, практически повиснув у него на шее, чтобы дотянуться до лица. Она быстро чмокнула его в щеку – раз уж дотянулась – и шепнула на ухо:
- Мы же не станем брать ее с собой? Или… Это будет забавно, ибо наша новая знакомая – вегетарианка. Готова поспорить, она упадет в обморок, когда увидит, что такое настоящая вампирская охота. Решение за тобой.
- Вероятно, мы вынуждены будем откланяться, моя милая, - горестно выдохнула она, подходя к Элеоноре и протягивая ей руку, - благодарю Вас за те чудесные часы, что Вы посвятили мне, и искренне надеюсь, что мы еще увидимся. Придумать бы повод… Ах да, знаю! Исполните наш заказ? Пусть на портрете мы будем втроем, не забудьте про Виктора! Нарисуете его на коленях Сорси? Я зайду за ним, как только мы вернемся… Когда мы вернемся, Сорси? Только давайте сразу обговорим плату… Наш папочка весьма строг и больше тратит на своих женщин, чем любимых детей… Меня так и вовсе обделяет. Что бы могли отдать за этот портрет? Конечно, если он будет хорош…

Отредактировано Poison (2013-02-20 22:01:06)

0

33

- Вам, наверное, одиноко с таким-то папашей, - сказала Элеонора. - Я могла бы составить вам компанию. Даже закоренелый затворник рано или поздно выходит из своего дома. Десять лет, с тех пор как меня обратили в вампира, я веду затворническую жизнь. Мне было девятнадцать, когда я стала вампиром. Моё затворничество обусловлено в первую очередь сохранившимся человеколюбием. Именно поэтому я убиваю только заслуживающих того преступников. Прочим же я сохраняю жизнь, как и тем животным, кровь которых мне приходится пить, если рядом нет человека.
Летучая мышь закружила вокруг хозяйки. Элеонора приподняла руку, чтобы её питомец мог повиснуть на ней.
- Пожалуй, я возьму тебя с собой, - сказала девушка летучей мыши и обратилась к Сорси и Пуазон:
- Можем ли мы с Крикуном отправиться с вами? Если не поохочусь на того человека, на которого охотитесь вы, то хотя бы одним глазком посмотрю на него. Не вечно же сидеть взаперти. Я позабочусь о том, чтобы Крикун не шибко громко кричал, если вам не нужен лишний шум. Он очень шумный, поэтому я и назвала его Крикун.

0

34

- Ой, будто я хочу, сестричка! Вообще, я ревную! Какого черта он творит, а?! И это при живом прекрасном мне! - возмущению Сорси не было придела, а потому он насупился и посмотрел на Пуазон, ища в ней поддержку, мол, он же лучше всех этих баб. - Да только разве он нас будет слушать? Опять все сделает так, как сам хочет, а потом проблемы решать после придется нам! - когда Пуазон расплакалась, пускай и ненадолго, он вздохнул печально и возвел очи к потолку. - Ты бы знала, дорогая, как я расстроен его выходками. У него здесь такая замечательная семья, а он этого совсем не ценит! Вот... а давай сбежим, а? Вернемся во Францию, пустим реки крови... представляешь? Это же так романтично! - восторженно завершил он свою речь, после чего стал тискать сестру. По-другому сей процесс назвать было просто нельзя. Да и как он был искренне рад, когда это чудо поцеловала его в щеку.
- Брать ее? А разве мы хотим делиться своей игрушкой? Харкер наш с тобой, граф отдал его нам. А она нам кто? Никто. Только лишний рот, - прошептал Сорси на ушко сестре, после чего бросил быстрый взгляд на девушку. - Лучше потом придем поиграться с ней, когда поохотимся на нашего несчастного клерка... она ведь нас пригласила в дом? Теперь мы здесь в любой момент сможем быть, - улыбка стала еще более безумной, после чего вампир выпрямился и посмотрел на их новую знакомую, которая до сих пор почему-то не представилась, что возмущало его до глубины души.
"Ну ничего, проучим. Все вампиры должны знать свое место".
- Милейшая леди, а Вы дурно воспитаны, Вам не говорили этого? Вы до сих пор не представились мне, хотя я уже спросил Вас об этом, - обойдя Элеонору кругом, он резко схватил ее летучую мышь и сжал в своих пальцах. Вампир, оставляющий в живых?! Да Вы видимо смеетесь! Не позорьте нашу благородную природу такими словами! - он мог бы выпить кровь из шумной мышки, но сделал лучше: легким движением сломал крыло и бросил "игрушку" Пуазон. - Пуазон, оно еще пищит! Давай поиграем во врачей! Чур, ты режешь его, а я буду подавать тебе инструменты! - хохотнув, заявил он, уже не обращая внимания на хозяйку каморки. Ну, сомневался он, что она столь безумна и глупа, что решится броситься на вампира, который порядком сильнее ее самой. - Не люблю вегетарианцев! Это же глупо! А кровь столь прелестна, что нельзя ее оставлять недопитой в сосуде! Это же не уважение к окружающим! Пуазончик, вырви этой крикливой гадости язык, а то оно такое шумное, что у меня в ушах звенит! - ехидно произнес он, после чего скрестил руки на груди, повернувшись к Элеоноре и ожидая ее реакции. Он хотел увидеть слезы... это должно было бы быть весело.

0

35

- Сорси, какой ты нетерпеливый! – Пуазон поймала Крикуна и быстро осмотрела, чуть скривившись – она все-таки предпочитала игрушки покрупнее, - я не хочу быть врачом! Давай лучше в дочки-матери? Почувствуешь себя папочкой, а я буду Сатин! Мне пойдут рога, как ты думаешь?
Пуазон осторожно передала Крикуна хозяйке и, взяв в руки Виктора, подняла ему волосы так, чтобы получились рога. Увы, рога не вышли, и она отложила куклу.
- Как там наш маленький? Как там наш хорошенький? – обратилась она к Элеоноре, - Он кричит, как настоящий ребенок. Представляешь, Сорси, если бы у нас с тобой был ребенок? Невесты бы сбежали из замка, а граф за ними… И мы бы остались вчетвером… Как бы было замечательно! Наш был бы такой же визгливый и выглядел бы тоже как-то так… - Пуазон передернуло от отвращения, стоило ей представить то, что она с упоением и в красках описывала, - какое же счастье, что у нас никого не может быть, правда, Сорси? Это был бы такой кошмар! Ну, почему он не замолкает? Сделай же что-нибудь! Интересно, а его можно обратить в вампира? Я даже готова дать ему своей крови для эксперимента…
Она задумалась, даже чуть загрустила, но тут же вспомнила о том, что впереди их ждало что-то гораздо более интересное, чем вероятность превращения листоноса в кровососа.
- Не расстраивайся, милый, зачем тебе эта крошка? Нас ждет большая добыча… Мы сможем вырвать Харкеру не только язык, но и нечто более ценное, если он будет визжать. Он же будет?.. Нынешние юноши так нервны и слабы… Джонатан  мне показался весьма интересным представителем… Ты же поделишься им со мной? Обещай! Наверняка, пока он был в замке, ты уже наигрался… С человеком можно придумать множество куда более интересных игр, чем с животными, за это я и люблю людей! И графа люблю, когда он дарит нам такие чудесные игрушки… Хотя, конечно, я люблю его не так, как ты, и ни капли не ревную. Не расстраивайся, ты лучше любой невесты, и граф однажды это поймет, я не сомневаюсь.
Пуазон снова повисла на шее вампира, гладя его по волосам.
- Как мне нравится твой… ээээ… Доспех? Он должен отлично сочетаться с каблуками… А можно мне такой?
Отпустив Сорси, Пуазон подошла к Элеоноре и, приобняв ее со спины, положила голову художнице на плечо:
- Прошу Вас, представьтесь моему брату, иначе этот неугомонный не успокоится… И… Не переживайте Вы так, и с одним крылом живут! И вообще без крыльев... В какие игры любите играть Вы? Поделитесь с нами!

Отредактировано Poison (2013-02-21 21:04:30)

0

36

То, как Сорси поступил с Крикуном, разозлило Элеонору.
- Не будь Вы вампиром, я бы из Вас выпила кровь, - не сдержалась она. - Вы, Сорси, ещё более невоспитанный. Разве так можно поступать с чужими питомцами?
Крикун, оказавшийся на руках хозяйки, верещал от боли. Девушка попыталась сделать всё возможное, чтобы облегчить его страдания хотя бы сейчас.
«Бедняжка! - думала она. - Необходимо будет наложить шину. И придётся пока самой для него пищу добывать».
Слова Пуазон не улучшили настроения девушки.
- Тогда пускай знает, что меня зовут Элеонора, - буркнула она, успокаивая Крикуна. - Обижает чужих питомцев, а ещё говорит, что кто-то невоспитанный. На себя бы посмотрел! А насчёт картины - это мы ещё посмотрим. В лучшем случае - если Сорси соблаговолит извиниться. И если Крикун его простит.
Летучая мышь запищала, словно соглашаясь с хозяйкой.
- Что касается моей просьбы... Считайте, что её не было. Крикун слишком дорог мне, чтобы я оставила его в таком состоянии.
С этими словами Элеонора вошла в каморку, унося с собой своего питомца.

0

37

- Тебе? Рога? - повернувшись, Сорси уставился на Пуазон, а потом звонко и ненормально расхохотался, словно его сестра и впрямь сказала что-то очень забавное. - Лучше будь собой. Такой ты мне куда больше нравишься, чем в роли Сатин. она же зануда. ты не забыла это? И запрещает нам вечно развлекаться. Не люблю ее, - фыркнув, вампир посмотрел на кричащую летучую мышь и поморщился недовольно. Она раздражала его нервную систему, которая и так явно была не в порядке в последнее время. - Что за омерзительное существо? Столько шума только из-за сломанного крыла... - пренебрежительный тон, после чего блондин уставился на заговорившую хозяйку каморки. Признаться честно, но ее слова... ее слова буквально позабавили Сорси.
"Совсем глупенькая и не понимает, с кем связалась".
- Я знаю, что я лучше этих невест, но все же мне неприятно то, что граф упорно множит их количество. Сам с этими-то управиться не может и повесил на нас обязанность следить за ними. Ух, что за омерзительный тип?! - негодующе произнес он, думая при этом о Дракуле.
"Только стоит ли сейчас думать о нем? Нет-нет, не время, у нас есть более важные дела".
- Ах, дорогая моя, эта глупышка никогда не поймет всей прелести игры с людьми, поверь мне! - обняв Пуазон, Сорси бросил взгляд на Элеонору и хохотнул, после чего аккуратно отстранил свою сестру и прокрался за Элеонорой. Хруст ломаемых позвонков стал для него музыкой, а потом, отпустив тело этой девушки, он забрал из ее рук мерзкую мышь, которая не прекращала верещать. - Я даже перед графом не извиняюсь. Куда уж этой твари ждать от меня извинений? - пнув мыском сапога тело, он хохотнул и кинул на труп хозяйки верещащую мышь. - Мы пойдем в монастырь или же сначала поищем здесь что-нибудь интересное? Вдруг у нее трупы в шкафах спрятаны? Интересно же! Или, быть может, мы найдем портрет кого-нибудь интересного и потом отыщем в городе и... съедим! - снова безумный восторг в голосе только от этих мыслей, после чего Сорси повернулся к своей подруге. - А еще мы можем сжечь это место, а ее тело насадить на забор. Знаешь, граф так раньше делал с неугодными. Сажал банально на кол. Это будет забавно! Ее мертвое тело на фоне горящего дома! - о, сколько восторга было в этот момент в его голосе... нельзя передать словами, но блондин явно был счастлив в этот миг, мечтая сделать кому-то еще больнее. Хотя трупу сделать больно невозможно.
"Хоть какая-то отдушина", - пронеслась в его голове мысль, но потом где-то потерялась в голове.
- Так что, дорогая? Какие у нас планы?

0

38

- Какой ты быстрый, Сорси! – Пуазон поморщилась и закрыла уши руками, пока Сорси ломал Элеоноре спину, - все?
Она зашла следом за вампиром в комнату.
- Опять все сделал сам и мне ничего не оставил… А нет, наш маленький друг почему-то еще жив… Мелкая, живучая тварь!
Пуазон с удовольствием подняла Крикуна за сломанное крыло и несколько раз встряхнула. - Смотри-ка, он может растягиваться, как гармошка! Или не может… - В маленьком тельце что-то хрустнуло. – Ладно, пора заканчивать этот спектакль.
Несколько резких движений, и мышка оказалась обезглавлена. Сорси просил вырвать язык, но у листоноса был такой маленький рот, что этого сделать никак не удавалось. Пришлось отрывать то, что было удобно, а именно голову. Пуазон не любила копаться во внутренностях, поэтому мысль о том, чтобы лезть в рот мышки за языком отвергла тут же, как абсолютно непригодную. Она предпочитала более масштабные действия.
- Как ты думаешь, если высушить ее крылья, их можно будет потом куда-нибудь приколоть, как украшение? Хотя они такие маленькие и уже какие-то скукожившиеся…
Пуазон брезгливо разглядывала оторванные крылья, держа каждое двумя пальцами. Она так и не смогла придумать им применение, поэтому просто отбросила куда-то в угол, а то, что осталось от трупика, бросила в окно на улицу и вытерла руки о шторы.
- Я не очень-то хочу копаться в ее картинах, - заметила она, - наша художница рисовала исключительно для души… А душа ее, знаешь ли, жаждала только райских идиллий… Луга там, поля, травка, облачка… Она одно облако полчаса вырисовывала, полчаса! – Пуазон всплеснула руками. – Посмотри, наверняка, там будут всякие бабочки-овечки, голубки-ангелочки… И парадный портрет Крикуна! Как, нет портрета? Ужасно… Рано ты ее убил, надо было сначала дать нарисовать мышку, мы бы ее похоронили и портретик поставили… Черной ленточкой бы перевязали… Эээх ты… Так что, не думаю, что там найдется кто-то интересный. Ты же не собираешься гоняться по всей Трансильвании за какой-нибудь овцой? Хотя я видела мельком портрет какого-то симпатичного доктора, но Харкер не хуже… А в шкафах только коричнево-серые платья – скука! Здесь все такое серое, что у меня начинается мигрень! Здесь нечего искать, будем жечь! Хочу большой-большой костер! Пусть все горит, весь этот городок… Устроишь?

0

39

- Да, все, дорогая. Ее позвоночник оказался так же слаб, как и ее ум. Видимо от затворнического образа жизни девчушка совсем тронулась умом. Разве смеет нам указывать какая-то мерзкая отшельница? Нет-нет, нам даже иной раз граф не рискует указывать, видимо боится за сохранность замка! - хохотнул блондин, смотря за экзекуциями над мышками, устроенными Пуазон. Его это забавляло и он даже не считал нужным скрывать улыбку.
- О, милая, я лучше куплю тебе что-нибудь более подходящее к твоему наряду и наряду Виктора, чем эти никудышные крылья. Отлетало свое это мерзкое и визгливое существо. Бедные клиенты, которым приходилось слушать эту дрянь! Считаю, что мы сделали хорошее дело и теперь люди должны быть нам благодарны, да. И никак иначе! Разве можно жить рядом с этим? - брезгливо снова пнув лежащее тело, вампир подошел к картинам и начал рассматривать их. Пуазон была права и кроме природы найти ничего не удалось. Ну, не считая одного портрета, который он решил оставить. Довольно-таки милое личико было у его обладателя.
- Да-да, милая, мы устроим здесь костер и спалив весь ее дом! Подержи это, мне кажется, что я видел этого месье, когда сбегал в Лондон, но могу и ошибаться. Так, где тут спички? - бросившись искать оное, блондин нашел керосиновый светильник, после чего вскрыл его и расплескал керосин на картины. Потом нашлись и спички, которые он искал. - Гори-гори ясно! - чиркнув спичкой о коробок, он кинул ее на политые керосином картины, который практически сразу же весело занялись огнем. - О, как прекрасно горит! Только нам лучше выйти, я не хочу провонять свой костюм запахом ее горящей плоти. Уверен, что вонять ее труп будет мерзко. Мы с тобой практически санитары города! - взяв Пуазон под руку, Сорси довольно-таки резво вывел ее из каморки, чтобы самим ненароком не пострадать. Вряд ли бы кто-то сильно сожалел, что с ними что-то случилось, но чисто из вредности не стоило себе вредить. Только из-за нее родимой.
"Глупость... вампир не может быть добреньким. Это не вампир, а так... отброс общества. Видимо потому инициировавший и бросил ее здесь, чтобы не опозориться среди других вампиров".
- Красиво горит, правда, милая? Мне кажется, что здесь давно не было так весело! А может еще хороводы поводим вокруг этого домика? Думаю, что людишки оценят нашу шутку. Ох, забыл! - благо, что дом еще не столь сильно занялся, а потому ему удалось забежать обратно и вытащить тело Элеоноры. Нет-нет, не оставлять же все так! Нужно было сделать последний штрих! Сорси стоило определенных усилий, чтобы подвесить ее тело на заборе, потом привязать руки найденными случайно веревками и "распять" эту вампиршу.
- Надо бы еще на лбу написать "Ведьма". Чтобы люди знали, с кем столько времени жили! Ну не может же она быть нормальной? Даже вампир из нее никудышный вышел! Пусть хоть забавным украшением будет! - хохотнув, возвестил он, не сразу замечая то, что умудрился опалить себе волосы. Ну, в каморке-то жарко было... - Тс, вот ведь! Теперь придется стричь волосы. А все из-за нее!

0

40

- Да брось ты ее уже, - почти завизжала Пуазон, когда Сорси бросился в уже горящий дом, зачем-то вытащил оттуда тело девушки и начал совершать с ним какие-то манипуляции. Порой ее брат вел себя как совершенно безумный, однако, делал это так самозабвенно, что поневоле залюбуешься и не станешь прерывать этот театр абсурда. Пуазон так и стояла у заборчика, прижав Виктора к груди и наблюдая. На самом деле ей очень хотелось поводить хоровод вокруг пожарища, но она не могла долго выносить жар, поэтому, схватив Сорси за руку, потащила прочь от домика. - Отсюда прекрасный вид! Гори-гори ясно, чтобы не погасло! – радостно завопила она, останавливаясь, - право, мне уже казалось, ты никогда не отцепишься от этой девчонки! – Пуазон капризно надула губы и несильно стукнула Сорси Виктором по лбу, - так увлекся ею, что даже о себе забыл… И что мне теперь с тобой, таким опаленным, делать? Бедный мой братик... - Пуазон прижалась к Сорси и поцеловала в лоб, повиснув у него на плечах. - Все-таки придется поиграть во врача… Или парикмахера? Хочешь… Что ты хочешь? Не знаю только, где мы теперь найдем ножницы. Вообще ты не сильно пострадал, так что мы можем двигаться дальше и так. В монастыре точно произведешь фурор, обещаю. Хотя ты всегда его производишь, как бы ты ни выглядел… А шутку нашу, наверняка, оценят, но нам лучше не ждать этого… Знаешь ведь… - Пуазон горестно вздохнула, - хотя мне безумно хочется увидеть, как загорятся соседние дома, все начнут кричать и бегать, и давить друг друга, нам лучше не задерживаться… Веди уже, куда там надо, я готова! И я голодная… Эти разрушения ужасно выматывают! Не остается никаких сил… Нам далеко? Сорси… Я устала! Устала и хочу на ручки!

0

41

Иного бы капризность Пуазон вымотала бы в считанные секунды. Возможно, именно поэтому только Сорси и смог к этому вечному ребенку найти подход, несмотря на то, что сам был в сравнении с ней ребенком, даже можно сказать мелким щенком. Но так уж сложилось, что его рассудок не столь сильно был поврежден, а потому ему нравилось быть взрослым. А Пуазон ребенком.
"Но разве это плохо? Напротив, это очень даже хорошо! Пока она ребенок, то ей не придется думать над серьезными темами и забивать свою славную головушку всякой дребеденью", - он даже улыбнулся, глядя на свою сестру.
- Думаю, что я могу и так пойти. Волосы несильно пострадали, зато какое великолепное украшение дому, Пуазон! Ты только посмотри, как на фоне огня она прекрасно смотрится! Я даже не жалею, что потратил на такое украшение время. Надо будет кстати в ближайшее время снова украсить сад замка, а то трудами Сатин он снова стал безликим и скучным! Это невыносимо! Ну как она может быть такой занудой, право?! - возмутился блондин, после чего склонился, чтобы сестре было удобнее и поцеловать его в лоб, и ударить, и еще что-нибудь сделать. Нет, ну он вполне мог позволить ей такую шалость, а другому бы оторвал руки и ноги за сие. - Так, мы должны были пойти в монастырь ловить нашего милого гостя, который решил столь поспешно покинуть нашу гостеприимную обитель. И вообще! Они с Ренфилдом такие неблагодарные! Мы так стараемся, а они либо сбегают, либо сходят с ума! Ух, подлецы! - недовольно произнес он, после чего взял сестру за руку и сжал ее ладонь в своей, хоть и несильно. - Да, мы сегодня поедим в отличном месте! Меня всегда забавляло пировать на развалинах какой-нибудь церквушки! Это столь оскорбительно для Бога, что даже веселит!
"А главное, что это в некоторой степени может стать романтично. Мертвец, ужинающий на развалинах..."
- Поспешим же, дорогая, мы и так задержались с этой мерзавкой, посмевшей потребовать у меня извинения для этой омерзительной пищащей твари! - с этими словами Сорси повел ее за собой в сторону монастыря, искренне надеясь, что Сатин еще не узнала о побеге гостя.

===> Трансильвания, Монастырь Святого Причастия, Кельи монахинь

0

42

- Ну… Я совершенно не хочу пировать в развалинах… Меня сегодня приняли за знатную даму и я хочу соответствовать своему образу! Странно, я думала, художники должны различать хоть что-то, но, видимо, это не наш случай… - Пуазон, расхохотавшись, сделала Сорси реверанс и поцеловала его руку. Несмотря на ее капризы, от которых он страдал чаще всех, к брату Пуазон испытывала какую-то особенную нежность и даже восхищение, что, впрочем, абсолютно не мешало раз за разом проверять его нервы, когда этого хотелось. Но сейчас Пуазон была в хорошем настроении, отсюда и многочисленные проявления любви. Стукнуть куклой – это между прочим тоже любовь, это же не комодом стукнуть… А бывало и не такое... – Я сегодня благородная женщина, и я хочу, чтобы непременно сохранился алтарь и мозаики! И скульптуры, не вздумай, ничего разбить там! Поставим в церковь большой стол, наверняка, в монастыре есть что-то подобное… Джонатан вполне может потаскать тяжести перед смертью, ты не находишь? – Пуазон мечтательно улыбнулась, представляя себе их застолье, - почему всегда все на бегу, только так, чтобы не досталось другим? Мы сможем хоть раз все красиво обставить? Ведь опять придется быстрее, быстрее, быстрее, пусть в этом монастыре хоть миллион монахов, мерзкие невесты и Сатин никогда не дадут поесть не спеша, если хочешь, чтобы тебе досталось что-то стоящее… - Пуазон погрустнела. Она очень не любила торопиться, но на охоте редко выходило по-другому. Мысль о том, что сейчас придется бегать, кого-то догонять и обгонять, наводила на нее тоску, просто беспросветную! – И зажжем свечи, пусть все будет красиво!
«Как будто сейчас было мало огня…»
- Мне понравилось убивать в огне, знаешь ли…
Она бросила последний взгляд на догорающий домик и их импровизированное чучело на заборе и задумчиво улыбнулась. – Ее могут признать мученицей… Придумают там, за что пострадала… Мы с тобой спасаем заблудшие грешные души, Сорси, и помогаем им вознестись на небеса… Почему тогда нам никто не молится в этих монастырях? Какие же люди идиоты! Как подумаю, так мне хочется покусать весь мир! Давай же начнем…

===> Трансильвания, Монастырь Святого Причастия, Кельи монахинь

Отредактировано Poison (2013-02-25 15:41:12)

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Каморка Элеоноры Огненко в Бистрица


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC