Вверх страницы
Вниз страницы

Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Объявление




Лучшие игроки недели:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Дома жителей » Дом Вестенра


Дом Вестенра

Сообщений 91 страница 120 из 121

91

Но Хельсинг, казалось, не слышал его, продолжая метаться по комнате, отдавая крохи информации взамен на раздраженные или усталые взгляды. Как доноров он отверг и Сьюарда, и Холмвуда, но был удовлетворен состоянием Куинси, о чем и сообщил собравшемуся обществу. А тем временем крик Артура пробудил Люси, и он почти сразу метнулся к её постели, что-то негромко говоря девушке.
Морриса это не слишком интересовало. Он мог бы злиться, но не видел в этом никакого смысла, а потому пожал плечами и отвернулся к Джеку.
- Да, конечно, - он проследил за ревнивым взглядом доктора и только головой покачал. Видимо бордельное приключение пошло на пользу только ему, но никак не чувствительному его другу.
Может от ревности, а может от усталости, Джек почти втолкнул его в кресло, после сам дозакатал рукав, вставил иглу ему в вену и повелел сжимать и разжимать кулак. Что Куинси и проделал, с удивлением осознав, что гораздо мощнее сжимает пальцы, если представить, что между ними находится горло Холмвуда.
«Вот что делает с людьми ревность… И глупость. Получается, что я все еще ревную. Надо было уезжать домой, надо было».
Размышления его прервались головой Джека, что заставило Куинси особенно сильно вздрогнуть. Тот, видимо, заснул, но уж очень Куинси любил поддевать друзей, даже если они находились в плачевном состоянии.
- Джек, я понимаю, нас многое связывает… - Моррис широко улыбнулся. – И я испытываю к тебе нежные… дружеские чувства… Но тебе надо выпить кофе. Как и нашему Артуру, который решил, видимо, приклеиться к полу у кровати.
Говорил это Моррис негромко, потому что велика была вероятность, что Артур разозлится еще сильнее, и тогда достанется временно обездвиженному Куинси.
«В конце концов, а что в этом такого ужасного?» - думал охотник о заборе крови, резко позабыв о главном женихе Люси. Он искренне не понимал, от чего ему могло стать дурно.
«Должно быть Сьюард пошутил? Или я действительно в отличной форме. Пусть будет второе».
- Много нужно? – кивнув на пакет с кровью, спросил у Джека мужчина. Не то, чтобы ему было жалко, но было, все же, интересно.

Отредактировано Quincey P. Morris (2013-04-17 01:48:24)

0

92

Абрахам только головой покачал. Сейчас совсем не время было для бурных истерик, но все равно Артура можно было понять.
"Мистер Холмвуд, судя по всему, весьма эмоциональный молодой человек", - видеть столь трогательную заботу о своей невесте было очень приятно. И еще то, что Артур держал невесту за руку и разговаривал с ней, было весьма кстати, потому что мог отвлечь юную особу от предстоящего не самого безболезненного процесса.
- Не волнуйтесь, мисс Вестенра. Я сделаю все возможное, чтобы как можно скорее поставить Вас на ноги, - ободряюще улыбнувшись, доктор подошел к девушке и коснулся ладонью ее лба. Кожа становилась холодной. Плохо... но еще не все потеряно.
"Если бы еще он поберег себя. При всей эмоциональности, а я вижу, что он сильно взволнован. И причина тому не только состояние Люси. Нет, его волнует что-то другое. И не скажу, что меня это обнадеживает..." - Джек тем временем уже подготовил все инструменты и усадил Куинси в кресло. Переливание крови процесс не из приятных, но, что не могло не радовать, организм мистера Морриса был действительно очень здоровым. В отличие от бедняги Сьюарда, который, похоже, готов был потерять сознание.
- Джек, иди лучше отдохни, - подойдя к молодому доктору, Ван Хельсинг потряс его за плечо. - Я вижу, как сильно ты хочешь помочь милой леди, но если ты отключишься, ей от этого едва ли станет лучше. Иди, поспи пару часов. Я закончу переливание, - осторожно заставив Джека встать на ноги, мужчина подтолкнул его в сторону двери. Сам же опустился на его место.
- Значит, Вы утверждаете, что общались с одним из этих существ, мистер Моррис? - теперь можно было вернуться к разговору, который Куинси уже начал. - Расскажите мне подробнее. Что это было за существо? О чем вы говорили? А главное, по каким признакам Вы поняли, что перед Вами носферату?

Отредактировано Dr. Abraham Van Helsing (2013-04-17 16:53:54)

0

93

Теплые ладони Артура обжигали ледяные ладошки Люси. Тепло приятной волной раскатывалось по ослабевшему телу девушки. Улыбнувшись одними уголками губ, девушка посмотрела на возлюбленного.
- Артур ты так устало выглядишь,  тебе стоит отдохнуть, - Люси и не представляла, что ей будет так тяжело говорить. Совсем недавно звонкий голос девушки сейчас был хриплым шёпотом, который давался ей с трудом. Каждое слово требовало от Люси неимоверных усилий, которые казались ей истинной пыткой, - не волнуйся, мне ничего не нужно.
Слегка сжав ладонь Артура, она умоляюще посмотрела на жениха. Люси было стыдно. Стыдно перед всеми этими людьми, которые были оторваны от своих дел и пришли к ней на помощь в трудную минуту. 
Слова Ван Хельсинга немного успокоили девушку. Почему-то её хотелось верить в то, что он сможет помочь её. 
- Я верю, что вы сделаете все возможное, чтобы помочь мне, - переведя дух, девушка продолжила почти не слышно, иной раз замолкая на мгновение, - спасибо вам за то, что решили помочь мне.
Похоже, мужчины снова не услышали последних слов Люси. Прикрыв глаза, девушка попыталась уснуть, но, к сожалению, у неё не вышло этого.

Отредактировано Sorci (2013-04-20 23:06:34)

0

94

Если бы кто-то имел возможность заглянуть в его душу, он бы увидел, что сейчас Артур представлял собой огромный комок иголок, слишком остро реагирующий на вещи, которые прежде лишь позабавили его. Холмвуд обожал своих приятелей. Несмотря на явное соперничество за сердце Люси, они были теми людьми, с которыми мужчина точно чувствовал себя в своей тарелке, но сейчас, даже незначительная нелепая шутка из уст Куинси вызывала в нём цунами негодования, подкрепленное ещё не утихшими волнами ревности. Но полно об этом. Сейчас лорд старался настроить себя на то, что его не должно волновать ничего, кроме хрупкой угасающей девушки, которой, как никогда, нужна была его помощь и, что приводило его в глубокое уныние, помощь Морриса и Сьюарда. Осознавать то, что эти двое просто необходимы в это тяжелое время, было неприятно, но Артур быстро с этим смирился. В конце концов, все трое уже давно смирились с тем, что им, так или иначе, придётся часто встречать друг друга подле этой неугомонной кокетки.
- Американцы... - многозначительно прошептал мужчина, покосившись в сторону приятеля, в присущей ему насмешливой манере предложившему выпить кофе, так,  чтобы Куинси это услышал, а затем вновь устремил взгляд на невесту, печально улыбаясь и прижимая её холодные пальчики к губам.
- Со мной всё в порядке, мой свет. Я не сомкну глаз до тех пор, пока тебе не станет лучше, - нежно произнес Холмвуд, осторожным, невесомым движением убирая огненно-рыжие пряди от бледного лица возлюбленной. В голову ему пришла идея порадовать её каким-нибудь небольшим подарком, но одна лишь мысль о том, чтобы оставить её хоть на секунду вызывала в нём бурю противоречий.
- Всё хорошо будет, отдыхай. Я рядом. Я люблю тебя.

0

95

Поняв, что чуть не выронил катетер и не уснул, Джек поднял голову и встряхнул ею.
"Нет, Джек, нельзя спать! Иначе толку от тебя никакого и не будет в такой сложной ситуации!" - упрекнул он мысленно сам себя, а потом усмехнулся на слова Куинси.
- Да-да, потом посплю, как только закончу с этим, - он кивнул на катетер в руки Куинси, а потом покачал головой, вспоминая то странное приключение, которое было в борделе.
"Он так смотрел на меня..."
Но, снова тряхнув головой, доктор постарался отогнать от себя эти мысли. Не сейчас. Не тогда, когда любимая лежит едва живая.
Вскоре и Хельсинг настоял на том, чтобы Сьюард отправился спать, а потому, послушно поднявшись, он посмотрел на друга, а потом передал пакет с кровью доктору, растеряно глядя на него.
- Я бы не уснул, Хельсинг. Да, я устал, но не до такой степени, - произнес Джек, но противиться не стал. Только он подошел на всякий случай к Люси и аккуратно взял ее другую руку, встав от Артура по другую сторону кровати. Сделал он это только для того, чтобы прощупать пульс, который едва чувствовался в руке юной девушки. - Хельсинг, - повернувшись в сторону Абрахама, он кивнул на девушку. - Пульс слабеет. Надо переливать кровь, - потом он отпустил ее руку и посмотрел на Артура, которой обещал девушке быть рядом. - Артур, не пойми меня неправильно, но тебе тоже стоит пойти спать. От нас сейчас больше вреда, чем пользы. доктор Ван Хельсинг - опытный человек. Он сделает все, что в его силах. А нам надо отдохнуть перед ночным дежурством, чтобы мисс Вестенра не решилась снова открыть окно. Это может все плохо закончиться. Пока лучше всего выглядит наш друг Моррис и, я так предполагаю, что именно он первым и заступит на дежурство, - с этими словами Сьюард похлопал Артура по плечу, а потом пошел прочь из комнаты. - Абрахам, если понадобиться моя помощь, то лучше разбудите меня. Выспаться я потом успею, а сейчас нам стоит беспокоиться за здоровье мисс Вестенра, а не мое, - с этими словами Джек вышел из комнаты юной особы и направился прямиком в гостевую комнату, где уже было постелено. Благо, что еще до этого распорядился прислуге, чтобы подготовили комнату, да только до этого времени спать совсем не находилось.
"К тому же я практически неделю не был в своей больнице и не знаю, как там толком обстоят дела. Все гонялся за прошлым этого Ренфилда, что забыл совсем об своих основных обязанностях. Да только... так ничего и не нашел", - упав на кровать и прикрыв глаза, Джек тут же провалился в глубокий и тяжелый сон.

0

96

- Англичанин, - легко парировал Куинси, давая тем самым понять, что Артур явно драматизировал раньше времени, и не стоило так сейчас убиваться у постели Люси. Вряд ли бы это ее хоть немного взбодрило или поддержала, скорее всего, такое ее бы только оттолкнуло и напугало даже. Впрочем, ему ли судить, что могло оттолкнуть эту кокетку, а уж тем более напугать?
Взгляд снова непроизвольно упал на встрепенувшегося, словно воробей под дождем, Джека. Становилось жалко беднягу, который все эти дни караулил здесь и старался помочь мисс Вестенра, а теперь загонял себя так, что засыпал с пакетом крови в руках. Благо, что вскоре его сменил доктор Ван Хельсинг, который куда бодрее выглядел, чем их друг. Выслушав же реплику Джека, он только кивнул в ответ, решив ответить на вопрос Хельсинга, который тот задал немногим раньше.
- Что касается той встречи с мисс Элис... верней Леспри, увы, фамилию она свою не назвала, то я могу сказать, что сам бы вряд ли догадался, что она - вампир, если бы она же сама не дала подсказки. Во-первых, девушка боялась солнечного света, хотя и списала это на чувствительную кожу и болезнь. Во-вторых, она сама подняла тему разговора о вампирах, начав рассказывать о том, что они существуют, - посмотрев на наполнившейся пакет, Куинси сам аккуратно вытащил катетер и зажал на сгибе локтя ватку со спиртом, чтобы не занести какую-нибудь грязь. - Когда же она уходила от меня, то сказала о том, что вампиры тоже могут чувствовать. Сопоставив все факты и ее поведение, разговоры эти странные, я пришел к выводу, что вполне вероятно она могла бы быть одной из них, - Моррис говорил крайне спокойно и даже размеренно, словно разговаривал о погоде, а не кровососущих монстрах, прячущихся в ночи. - Потом она несколько раз упоминала какого-то графа, которому она служит уже не первый год. Заинтересовавшись этой темой, я постарался отыскать хотя бы немного информации о вампирах и в одной книге заметил упоминание некого графа Дракулы. Возможно, конечно же, что я ошибаюсь и мисс Леспри вовсе не вампир, но с учетом набора ее странностей, у меня теперь сие не вызывает никаких сомнений, - все это время охотник говорил приглушенно настолько, насколько мог, надеясь лишний раз не тревожить лежащую на постели Люси, которую и так тревожил Артур. - Увы, большего я Вам рассказать не смогу при всем желании, доктор Ван Хельсинг. Дальше нам остается полагаться на Ваши знания, раз Джек в Вас так уверен, а зная Джека, то он бы обратился бы всегда только к лучшему специалисту, - поднявшись из кресла, Моррис прошествовал к окну и посмотрел на улицу, где уже сгущалась ночь, готовая вскоре все поглотить в свою темноту.
- Как Вы думаете, доктор Ван Хельсинг, этот носферату сегодня тоже придет к ней? И как нам сражаться против него, чтобы защитить Люси... верней, мисс Вестенра, - поспешно поправился Куинси, не желая вызывать на себя вспышку гнева Холмвуда, нервы которого и так явно оказались расшатанными по каким-то неведомым им причинам.

0

97

"Джек, друг мой, самоотверженность - это прекрасно, но только не когда может привести к весьма печальным последствиям..." - доктор покачал головой, провожая Сьюарда взглядом. Ему ли было не знать, что это такое, отдавать всего себя ради спасения любимой женщины? Но только в том случае все было совсем по-иному.
"Или же нет? Но поздно рассуждать об этом. Я не успел тогда, но должен успеть теперь. Спасти это бедное дитя, чтобы ее не постигла судьба моей бедной Годеливы..." - пережав трубку, ведущую в пакет с кровью, Абрахам отложил его в сторону, между делом прислушиваясь к тому о чем рассказывал американец. Его перепалка с Холмвудом была ему совсем не интересна. Но информация, которую он поведал...
- То, о чем Вы рассказали, мистер Моррис, весьма интересно. И весьма похвально, что молодой человек как Вы умеет находить нужную информацию. Я провел очень много исследований по данной теме. И Вы сделали очень верные выводы. Значит, леди, которую Вы встретили, говорила про какого-то графа? Я так же находил упоминания об этом человеке... Только теперь его и человеком нельзя назвать, - в этот момент Хельсинг помрачнел. - Как Вы, должно быть, уже поняли, это существо, которое нельзя назвать ни живым, ни мертвым. Как живые мертвецы, байками про которых любят пугать детей в Румынии...
Доктор старался говорить вполголоса, чтобы не потревожить этими разговорами Люси. Девушка и так была очень слаба. Да и впереди было еще переливание крови. Не нужно было лишний раз пугать ее.
- Придет ли? Я уверен, что да. Эта тварь еще не закончила свое темное дело, и явится к своей жертве ни раз. Пока жертва не умрет. Но тогда нам предстоит еще более страшное действо... Но не будем об этом, - подойдя к Куинси, он дружески похлопал его по плечу. - Мы спасем мисс Вестенра. Я сделаю все для этого.
Однако, пора было заканчивать с разговорами. Абрахам остановился у кровати девушки и осторожно присел на край.
- Мистер Холмвуд, у меня к Вам будет просьба, - он посмотрел на жениха Люси и дружелюбно улыбнулся. - Продолжайте разговаривать с мисс Вестенра. Это поможет ей отвлечься от происходящего.

0

98

- Артур, это так мило с твоей стороны, - девушка вымученно и устало улыбнулась. - Я тоже тебя люблю.
Люси сильно напрягало то, что из-за своей болезни она не может даже двигаться толком. Девушка мысленно успокаивала себя тем, что рядом собрались люди, которые в любом случае помогут ей выздороветь. Особенно хотелось верить в скорейшее выздоровление еще и потому, что неизвестно как, но появился Доктор Ван Хельсинг, по разговором которого можно было понять, что в этом деле он явно разбирается.
Когда Куинси начал рассказывать о Леспри, девушка начала более внимательно слушать разговор мужчин. Все-таки с этой Леспри она была лично знакома и провела в ее обществе довольно-таки приятно время. Честно говоря, Леспри удивила Люси не только своим экзотическим для лондонского общества видом, но и какой-то не ясной для рыжеволосой чертой, которая буквально влекла неискушенные души к себе. Это скорое исходила не сколько из внешней оболочки знакомой сколько из внутренней. Чувствовалась в Леспри не свойственная для подобной девушки внутренняя сила. И вела она себя совсем не так, как другие барышни лондонского общества.
"Когда сил будет побольше, надо рассказать Ван Хельсингу о моих рассуждениях на счет загадочной Леспри".

Отредактировано Sorci (2013-05-05 10:03:32)

0

99

Какое было дело Артуру до его друзей, которые продолжали что-то обсуждать? Сейчас он полностью был сосредоточен на своей невесте, которая для него куда важнее, чем пустая для него болтовня непонятно о каких существах.
- Дорогая... моя милая Люси... - не сдержавшись, он подался к ней и стал аккуратно, но торопливо покрывать ее лицо поцелуями, словно извиняясь за все те сомнения, которые терзали его эти дни. Словно это было одно из самых отвратительных преступлений, которое он совершил в своей жизни. Но так ли далеко это от истины?
"Сколько пустых сомнений... сколько терзаний из-за какого-то голоса, преследующего меня во сне... и я чуть не потерял ее", - снова взяв невесту за руку, он сжал ее небольшую ладошку в своей, болезненным взглядом глядя на Люси.
- Я знаю... знаю, что ты меня любишь, Люси. Отдыхай, тебе сейчас стоит набираться сил, - немного помедлив, Артур все-таки пересел на ее кровать, поднявшись с коленей. Бросив взгляд на уходящего Джека, он оставил его слова без какого-либо ответа. Да и что тут отвечать? Разве мог он взять и сейчас уйти куда-либо? Нет, никогда, ни кто бы его не заставил оставить Люси наедине с этими людьми, особенно с Куинси. И откуда только взялась эта ревность? Ведь Люси уже сделала выбор, и он-то его знал лучше всех. Чего же тогда так глупо ревновать к тому, кто остался в не удел?
"Возьми же себя в руки, Артур. Что за ревность в тот момент, когда твоей невесте угрожает опасность? Что этот доктор говорил? Что без переливания она не выживет. Так тогда держи себя в руках и позволь наконец-то другим помочь ей, раз сам не можешь!"
Помедлив, он все-таки поцеловал пальчики невесты, после чего поднялся и бросил взгляд на Куинси, а потом перевел его на Абрахама.
- Я никуда не уйду, но мешать не буду, - произнес он, после чего встал с другой стороны от кровати, чтобы освободить подход к Люси для Хельсинга. - Я нужен ей и не могу уйти, несмотря на все ваши настояния, чтобы я поспал. Пока я еще могу находиться в бодрствующем состоянии, - заверил Холмвуд, после чего посмотрел на Люси и ободряюще улыбнулся ей.

0

100

Куинси коротко кивал, убеждаясь с каждым словом, что то, что он обнаружил в книгах, соответствует истине, а Ван Хельсинг и вправду тот, кому можно доверять.
Однако если требовалось дежурить ночь, то ему следовало отлежаться после такой потери крови, пусть и не особо-то большой.
Уж что точно выучил Куинси на охоте, так это то, что организм должен быть готов к перегрузкам и что за его состоянием следует внимательно следить, иначе все бессмысленно и нелепо.
- Спасибо, мистер Ван Хельсинг, - отозвался Моррис, чувствуя крепкое похлопывание по плечу – в этот момент он закрыл глаза, соображая, как лучше бы было поступить, а потом поднялся, разматывая рукав рубашки.
- Думаю, лучше всего поступить тогда так, Артур, - он улыбнулся Люси широко и дружелюбно без намека на флирт.
- Пусть вы останетесь сидеть с ней сейчас в компании Ван Хельсинга, а я пока что отлежусь, наберусь сил. Как только ночь вступит в свои права, или если вы почувствуете, что уже не можете обойтись без часа-другого сна, сразу разбудите меня, и тогда я приду к вам на смену.
Кивнув Холмвуду, Моррис взглянул искоса на Ван Хельсинга, после чего негромко произнес:
- Если даже Артур не ляжет спать, разбудите меня через три часа – максимум. Я думаю, что за это время успею восстановить силы, и дальше буду охранять Люси вместе с вами обоими, потому что её судьба важна для меня.
«Как бы Артур не злился, этого не отменить – я люблю Люси, пусть даже сейчас чувства несколько притупились».
После этого охотник быстрой походкой вышел из комнаты, интересуясь на ходу у горничной, где тут есть свободная комната для гостей.
Ложась в постель, он не думал, что заснет так быстро, как заснул, но что было делать – усталость предыдущей недели и изъятие крови сделали свое дело, и англичанин заснул так быстро и так крепко, как только засыпают молодые люди в его возрасте.

Отредактировано Sorci (2013-05-13 07:13:11)

0

101

Абрахам проследил взглядом за ушедшим Куинси.
"Отдых в этом случае очень важен. Только, я очень надеюсь, что, когда носферату снова появится здесь, у бедняжки Люси будут защитники. Очень уж неутешительно сейчас состояние всех троих..." - размышляя об этом, доктор взял из аптечки новый катетер и поднес к ручке Люси. Медлить было нельзя. Люси и так была уже очень слаба, хоть и мужественно держалась.
"Она очень сильная девушка и, я уверен, что сможет победить в битве за свою бессмертную душу..." - хотелось верить в это как никогда прежде. Сколько лет уже Ван Хельсинг гонялся за этими тварями и сколько раз не успевал спасти жертву в последний момент? Каждая из них была поражением в этой долгой битве, но каждая была и новым опытом, как бы грубо это не звучало.
"А потому, я достаточно изучил повадки подобных тварей ночи и могу различить симптомы, когда жертву еще можно спасти, а когда уже все потеряно..."
Вспышки агрессии, негативная реакция на солнечный свет. И то, что Люси все с большим неприятием реагирует на все то, что должно защитить ее от врага, еще раз доказывало, что все предыдущие попытки не увенчались успехом.
- Я надеюсь, Вы не боитесь крови, сэр, - это был даже не вопрос, а больше похоже на утверждение. Потому как не хотелось бы, чтобы здесь оказалось два бесчувственных тела.
Осторожно введя в вену иголку, доктор подготовился к продолжению процедуры. Очень хотелось надеяться, что на этот раз все удастся.
"Чтобы жертва мистера Морриса не была напрасной... как и жертва всех прочих, кому дорога Люси..."

0

102

Люси пыталась оставаться в сознании, но честно признаться выходило это у неё весьма плохо. Бледные веки девушка, словно свинцовые, так и норовили закрыться, а сознание постоянно проваливалось в полузабытье, которое напоминало сон с мрачными видениями. В очередной раз провалившись в сон, рыжеволосая увидела старое заброшенное кладбище. Сильный ветер буквально вырывал старые иссохшие деревья из земли. Каменные надгробия давно заросли какой-то непонятной травой, от чего создавалось ощущение того, что за могилами никто не ухаживает. Вдали стоял силуэт девушки. Тонкая, почти прозрачная незнакомка казалась восставшей только что из могилы. На этом устрашающее видение прервалось. Когда Люси снова приоткрыла глаза, то людей в комнате стало меньше.
"Похоже, Куинси ушел отдыхать после проделанной процедуры".
Переведя взгляд на Ван Хельсинга, Мисс Вестенра болезненно поморщилась. Похоже, сейчас доктор будет делать переливание крови. До этого Люси не сталкивалась с подобным методом лечения и надеялась, что ей никогда не придется сталкиваться с подобным. Когда иголка катетера проткнула тонкую кожу девушки, рыжеволосая зажмурилась, но через несколько секунд смогла расслабиться. Теперь ей оставалось терпеливо ожидать окончание неприятной процедуры.

0

103

"О чем этот доктор говорил? Что если ей это не поможет, то придется убить мою Люси? Да я лучше отдам всю свою кровь, чем пойду на такое! Как он вообще мог такое предложить?! Безумный человек и Джек еще его слушает..."
Если честно, то Артур прибывал в неком смятении, потому что понимал, что с его Люси происходит что-то не то. И что ни он, ни Куинси, ни Джек не могут объяснить. А только этот странный человек, утверждавший то, что она вампир. Но в такое сложно поверить, как и в то, что преследовавшие его сны - отголосок прошлого. Он же этого прошлого не помнил, а потому относился ко всему этому довольно-таки скептически, если не сказать то, что вообще не воспринимал всерьез.
Но его дорогая невеста болела и ей была нужна кровь...
Кровь...
Увидев ее в специальном пакете, Артур побледнел. Он никогда не думал о том, что может бояться крови. А тут... ему буквально за считанные минуты стало плохо, он и сам побледнел, а потому сжал ладонь мисс Вестенра в своей, сглатывая.
"Какой кошмар, право. Немного крови, а у меня уже голова кругом... и он собирается вливать его кровь ей, чтобы спасти ее? А поможет ли это?"
Когда капля крови упала на пол, Артур почувствовал, что ком подступил к горлу, отчего захотелось поспешно вскочить и убежать как можно дальше, чтобы не видеть того, что должно было произойти. Откуда он мог знать, боялся ли он вида крови? Пролитая собственная кровь его не смущала, а тут уже оказался на грани того, чтобы нелепо потерять сознание, словно какая-нибудь девица, затянутая в слишком тугой корсет.
"Артур, держи себя в руках. Ты нужен ей! Как тот человек, который сможет быть для нее опорой и поддержкой в тяжелую минуту! Но что ты будешь за мужчиной, если потеряешь сознание при виде крови?!"
Он честно пытался убедить себя в том, что ничего жуткого в этой картине нет. Но то ли усталость брала свое, то ли он и впрямь испугался крови, но итогом стало то, что с едва слышимым "Ах", Артур упал на пол рядом с постелью, выпустив ладошку любимой из своей ладони.

0

104

"Вот что за..." - то, что лицо Артура подозрительно меняет цвет от бледного в бледно-зеленый, уже очень насторожило. Только Ван Хельсинг до последнего надеялся, что жених мисс Вестенра не окажется настолько впечатлительным. Что уж там говорить, даже Люси вела себя более мужественно и стойко выдержала даже, когда ее тонкую кожу проткнула острая игла. Только зажмурилась, но очень быстро отринула все страхи.
"Больше бы таких пациентов и тогда докторам было бы намного легче спасать жизни. А тут... его милой невеста нужда поддержка, а Артур упал в обморок, будто юная девица. Хотя, как показывает практика, мужчины часто реагируют на простые вещи намного эмоциональнее, чем женщины. И в некоторых аспектах женщины намного выносливее и легче терпят боль..." - может, стоило подойти к Артуру и попытаться вернуть его из царства беспамятства, но Абрахам сейчас был занят более важным делом.
- Не волнуйтесь, моя милая, с Вашим женихом все в порядке. Всего лишь обморок. Он очень волнуется за Вас. И потому плохо спал. И вот результат. Поэтому, когда я закончу с этой процедурой, Вам стоит как следует отдохнуть. Лучше поспать... - ласково проговорил доктор, бережно погладив девушку по лбу. Какими яркими на фоне совсем бледной кожи казались сейчас ее волосы. Будто солнце в пасмурный день, такое же невыносимо яркое.
"Бедное дитя..." - сейчас доктор снова пообещал сам себе, что любой ценой спасет ее. Пусть даже этой ценой будет его собственная жизнь. И даже возможность поймать ненавистного носферату не стоила того, чтобы очередная невинная жертва погибла. И может хоть так он сможет искупить смерть всех тех, кого в этой погоне за монстром спасти не удалось.

0

105

Когда Артур упал в обморок, Люси забеспокоилась. Не ожидала она подобной реакции от всегда сдержанного жениха. Девушка попыталась приподняться, чтобы посмотреть все ли в порядке с возлюбленным, но сил хватило лишь на то, чтобы слегка приподнять голову.
- Доктор с ним ведь все в порядке?
"Бедный Артур, похоже, он совсем устал. Да, виной всему его усталость".
Такое объяснение обморока больше всего успокаивало девушку, но не мог по ёе мнению Артур, такой смелый и сильный, испугаться вида крови как маленький ребенок. Если бы не глупая болезнь, то она уже давно бы встала и помогла ему выйти из беспамятства. Но, увы, все было против неё. Переведя взгляд на Ван Хельсинга, девушка тяжело вздохнула. Люси не могла дождаться, когда из вены вытащат иглу. Мисс Вестенра ощущала, как по венам разливается жизненно важная жидкость и от этого ей почему-то становилось невыносимо мерзко. Все это противоречило ей. Больше всего девушку интересовала то, как скоро закончиться эта процедура, чтобы можно было наконец-то отдохнуть.
- Слава богу, это скоро закончится, - Люси прошептала эти слова таким тоном, словно капризный ребенок, но позже девушка опомнилась. Ведь доктор не заслуживал такого обращения. Она должна держать себя в руках и быть благодарной этому человеку за помощь, а не капризничать в столь тяжелый для всех момент.
- Доктор Ван Хельсинг, Вы так добры ко мне, любой другой уже, наверное, не выдержал бы и сбежал. Почему Вы помогаете мне? Почему не бросите умирать?

Отредактировано Sorci (2013-06-09 13:25:00)

0

106

Абрахам снова бросил укоризненный взгляд в сторону бессознательного Артура и вздохнул.
- Люси, милая моя, как я могу не помогать Вам? - доктор покачал головой и вновь легко погладил девушку ко лбу. - Слышали ли Вы когда-нибудь о Клятве Гиппократа? Ее дает каждый врач, а долг каждого врача спасать больных. А потому я сделаю все, чтобы такая милая девушка, как Вы, мисс Вестенра, снова была здорова и радовалась жизни. Это вообще не правильно, что такое юное и симпатичное создание, как Вы, страдает, - всеми силами Ван Хельсинг старался поддержать девушку. Ясно было, что вся эта "болезнь" ужасно вымотала юную леди.
"Это и вправду похоже на болезнь. Ты можешь подцепить ее где угодно, а потом мучиться от того, что не можешь вылечиться. Как болезнь крови. Однажды мне пришло в голову сравнить вампиризм с венерической болезнью. Она так же передается через кровь, а потом отправляет каждого следующего. И так по нарастающей. Да только, если не слишком поздно, то от заразы "носферату" избавиться проще, чем от других. Главное убить источник болезни, и все еще жертвы сами собой излечатся. Но... если еще знать, где находится этот самый источник..."
Прошло еще несколько минут прежде, чем неприятная процедура была закончена.
- А теперь отдыхайте, мисс Люси, - Абрахам собрал все оборудование и сложил его на столик. Теперь стоило обработать все инструменты и... отнести несчастного Артура отдохнуть.
"Жаль только, что из защитников милой леди сейчас могу быть только я..."
Прикрыв инструменты тканью, Ван Хельсинг поднял Холмвуда с пола и отнес его в соседнюю комнату, где уже отдыхали другие поклонники милой леди. После чего вернулся обратно.
- Я могу побыть с Вами, пока Вы не заснете, - сев на край кровати, доктор взял ладонь Люси в свою, поражаясь, какой холодной сейчас была эта ладошка.
"Нет, мисс Люси, я не отпущу Вас в тот мир тьмы. Ни за что на свете..."

0

107

Люси помолчала немного, дожидаясь окончания процедуры по переливанию крови. Она иногда бросала взгляд в сторону двери, надеясь, что Артур вскоре придет в себя и все-таки снова придет к ней, но ожидания были напрасными: ее жених оказался довольно-таки впечатлительным и теперь отдыхал, унесенный в другую комнату Хельсингом. Конечно, она еще подумывала о том, что хорошо бы было, если бы пришел хотя бы Куинси или Джек, потому что страх забирался буквально под кожу своими мерзкими и липкими лапками. Страх за собственную жизнь, который только теперь решил проявиться. Да, она испугалась, что может умереть раньше, чем выйдет замуж, раньше, чем у нее появится сын или дочка, а может детей и вовсе будет несколько. И чем она только думала, когда пила чужую кровь? Когда выходила ночью на улицу, чтобы снова встретиться с тем загадочным незнакомцем, которого Леспри в театре представила графом Дракулой.
"И вовсе я не думала головой, а просто поддалась своему любопытству, какому-то глупому порыву!"
Когда доктор вернулся, мисс Вестенра постаралась улыбнуться, но вышло не особо-то хорошо. Она понимала, как глупо поступила и ей даже было немного стыдно, что теперь столько людей оказались вынуждены ей помогать и защищать, спасать.
- И все же, мистер Ван Хельсинг, не каждый готов до последнего бороться с чем-то неизвестным и опасным. Он ведь придет за мной снова, я знаю. Он ведь должен завершить все это... - она слабо сжала ладонь доктора и тихо вздохнула. В этом вздохе слышалось сожаление, отчаяние, страх и немного усталости. Люси хотело было что-то еще сказать об этом, но не решилась. - Вы мой спаситель. Благодарю, - ее губы дрогнули в легкой улыбке, после чего девушка прикрыла глаза и постаралась не думать обо всем произошедшем. Самое ужасное то, что даже лежа в таком состоянии, она понимала, что если Дракула снова позовет ее, то она выйдет к нему на встречу.
"Я сама выйду на встречу своей смерти, потому что он уже сейчас имеет власть надо мной, и я не в силах ему противиться".

0

108

"Бедное дитя... Но и она прекрасно понимает к чему все идет", - это было печально. Но еще печальнее было то, что бедная девушка не могла противиться силе этого монстра. То, что начато, носферату всегда доводили до конца. Сколько попыток было предотвратить это? Сколько неудач?
- Я уже давно гоняюсь за этим монстром, мисс Вестенра. И пообещал себе, что найду и уничтожу его любой ценой и потому сделаю это. Это существо приманивает свою жертву. Если Вы будете находиться здесь под защитой всех амулетов, то монстр не сможет пройти в дом. Если носферату не сможет пить Вашу кровь несколько дней, то и процесс остановится и ему нужно будет по новой пить кровь своей жертвы, - доктор ласково погладил девушку по голове и улыбнулся. - И не нужно благодарности, моя милая. Для меня самой настоящей наградой будет то, что Вы снова будете в порядке. Больше мне и не нужно ничего, - поправив одеяло, Абрахам поднялся с кровати.
- А теперь отдыхайте, мисс Вестенра. Я буду здесь охранять Ваш покой, - теперь стоило проверить всю атрибутику, которая была развешана по комнате. Первым делом связки цветов чеснока. У этих цветов был весьма специфический запах, и не удивительно, что мать девушки убрала их. Миссис Вестенра показалось, что без этого жуткого запаха ее дочь лучше выспится. Это чуть не стало роковой ошибкой.
"Меня только одно волнует... - подойдя к окну, доктор отодвинул штору и посмотрел в ночную тьму. - Носферату мог сразу ее убить, но не сделал этого. В чем же причина? Почему он тянет время? Не только потому, что нам удалось уже несколько раз спасти бедную девушку... нет... дело в чем-то другом. Неужели у носферату другая цель в Лондоне?" - эта догадка беспокоила Ван Хельсинга больше всего. Другая цель... что-то, что он упустил из виду.
"К сожалению, у меня слишком мало помощников в этом деле. Мне нужен кто-то, кто просмотрел бы газеты. Может хоть там встретятся необычные случаи, которые и наведут меня на нужный след?" - повесив над окном еще две связки цветов, доктор кивнул сам себе. Потом расположился в кресле у окна и приготовился ждать. Очень надеясь, при этом, что эта ночь пройдет спокойно.

0

109

Люси молча слушала доктора, но его слова вовсе не утешали ее.
"Давно гоняется за ним, но так ничего и не вышло, да? Значит, и у меня шансов нет. Так может не сопротивляться? Вечная молодость... он ведь говорил о ней. Я знаю, что это трусость, но я не хочу умирать. А если они не поймают и не убьют его, то я стану такой же... и тогда..."
- А если ничего не выйдет? Если Вы не сможете поймать этого носферату? И... и если он все-таки довершит свой обряд... - она приоткрыла глаза и посмотрела на Абрахама, который отошел к тому времени к окну. - Вы же убьете меня, да? - ей нужно это услышать, знать, какое будущее ее ждет впереди. Или же она умрет, станет вампиром и ее убьют близкие ей люди, или же она умрет от того, что просто не выдержит всех этих переливаний и они не найдут его...
"Как же страшно. Неужели это так? Если я умру и стану такой же, как этот Дракула, то все близкие от меня отвернутся? Но я же не стану вредить им. Я же тоже хочу жить".
Океан эмоций переливался в ней, мисс Вестенра то впадала в отчаяние, то начинала злиться, хотя на ее лице это практически никак не отражалось: лишь губы дрожали. Ей хотелось услышать ответы от этого доктора, но она их боялась, потому что понимала то, что у нее практически нет ни единого шанса на жизнь.
"Но от чего страшнее умирать? От рук друзей или воплощения смерти? Что выбрать? Он обещал мне тогда вечную молодость, я помню его голос в голове до сих пор. И я знаю, что стоит ему позвать, и я покину это укрытие и пойду туда, куда он прикажет. Только что дальше? Доведет дело до конца или же просто решит убить?"
Тысяча вопросов и ни одного ответа, который бы мог удовлетворить юную мисс Вестенра. Самое страшное умирать в рассвете сил, а она сейчас четко понимала то, что и впрямь умирает. Да, ее в очередной раз спасли, перелив кровь, но насколько это поможет? Насколько отсрочит неизбежный момент, когда она станет ходячим трупом?
"Как бы я хотела, чтобы они добрались до него раньше, чем это произойдет. Или же не хочу? Сердце рвется надвое. Он привлекает, завораживает, подавляет и заставляет подчиняться... я знаю, что не смогу отказаться от этого дара, если он все-таки решится мне его преподнести. Это все похоже на безумие".
Сглотнув, Люси повернулась на бок и прикрылась одеялом, боясь смотреть на того, кто может легко стать из доброго доктора ее палачом. А еще... еще просто она устала, и организм все-таки требовал отдыха, хотя бы несколько часов сна до того, как он снова может явиться под покровом ночи.

0

110

- Я убивал других носферату, убью и этого. И спасу Вас, мисс Вестенра, - пообещал Абрахам, оборачиваясь к Люси. На счет спасения он не лгал.
"Спасение души от адского пламени, тоже спасение. И таких обрядов я провел множество. И каждый раз я не могу забыть, как разглаживаются складки на лице у людей в такой момент. Какими счастливыми и умиротворенными они становились. Будто они, и правда, отправляются тут же в рай. И... это ли не прекрасно? Впрочем, "прекрасно" это немного не то слово. Это спасение и этим все сказано..."
Как же много вопросов было у этой юной особы. Доктор не знал, как ответить на них всех. Или не хотел? Зачем говорить ей то, о чем она и так догадывается? Да, если Люси превратится в одного из этих монстров, значит, она обречена. Ее убьют, чтобы спасти от адского пламени ее бессмертную душу. Иного выхода нет, если события примут настолько печальным оборот. Но нужно ли ей напоминать об этом? Хотелось дать надежду. Вот только Абрахам не знал, кому нужна больше эта надежда - ей или же ему самому?
- Мисс Вестенра... я прошу Вас... - вернувшись к кровати, он сел рядом с девушкой на край и посмотрел на нее, заботливо погладив по голове. - Вам нужен отдых, моя милая. Поэтому я Вас прошу, не нервничайте и лучше постарайтесь уснуть. Во сне восстановление пойдет быстрее, да и мне будет спокойнее, - он ласково улыбнулся девушке и снова бросил взгляд на окно. Сможет ли он один противостоять этому монстру? Или же попробовать разбудить кого-то из других защитников? Оставалось только молиться, что это чудовище не явится сегодня закончить начатое. Это был бы худший вариант.
Молитва ли доктора Ван Хельсинга, или просто благодаря удаче и хорошему стечению обстоятельств, но эта ночь прошла спокойно. И пусть Абрахам всю ночь не сомкнул глаз, но носферату не появлялся. И Люси не делала попыток пойти на его зов. А это уже не могло не радовать.
"В нашем бесконечном сражении ночь передышки. Но война не закончена. И я еще одержу в ней победу..." - в это Ван Хельсингу хотелось верить как никогда.

0

111

Когда жизнь давно покинула твое тело, то и само время начинает идти в каком-то своем ритме. Оно то ускоряет свой ход, то наоборот тянется мучительно медленно, отмеряя минуты будто каплю за каплей. И ход этой недели был как раз одним из таких. Будь в аббатстве хоть одни не сломанные часы, и граф чувствовал бы каждое перемещение стрелки часов. Но такого ненужного предмета в новом жилище Дракулы не было. Как и зеркал. Только покрытая пылью мебель и шторы, плотно закрывающие окна.
Мина скрылась из виду. Что за насмешка судьбы - она была сейчас там, куда вампир и сам хотел вернуться, да только не мог. Время еще не пришло, и в городе было еще несколько важных дел. Только глубоко внутри было неспокойно. Так неспокойно и мрачно, что граф все чаще вспоминал слова Сорси о том, как тому неспокойно. Впрочем, последний раз, когда Дракула общался со своей свитой, не принес ему спокойствия. Даже наоборот. Все больше и больше вампир начинал убеждаться, что в нем самом царит полнейший хаос. Свита ругается между собой, идет против воли своего господина, пытается перечить ему и прочее. Но больше всего выматывало ощущение, что все выходит из-под контроля.
"Они не слушают меня и... ведут себя будто смертные. Откуда эти ненужные эмоции? Откуда эти капризы и разговоры о том, что можно жить другой жизнью? Какой другой? О чем разговор, когда даже само наше существование жизнью назвать нельзя? Мы скитаемся по свету или же скрываемся где-то в своей темной обители, наводя ужас на людей. Но почему те, кто мне дороже всех в этом проклятом мире, все чаще поддаются всему этому? Зачем? Зачем все это?" - пусть медленно, пусть капля за каплей, но в груди начинала закипать ярость. Все по тому, что больше всего Дракула ненавидел, когда рушились его планы. В прежние времена за подобные вещи владыка Трансильвании и Валахии мог лишить кого-то головы. Просто в порыве ярости. Теперь подобное не могло пройти так просто.
Еще более паршивым было то, что Дракула не мог снова, как прежде явиться к Люси. О, у юной леди нашлось много преданных охранников. Более того, среди них был один человек, которого граф видел уже не в первый раз и это даже забавляло.
"Давно не виделись, доктор Ван Хельсинг. Да ты, я смотрю, никак не успокоишься? Сколько можно гоняться за тенью? Тебе никогда не победить меня и все твои жертвы так и будут напрасными..."
В этот вечер граф решил довести начатое до конца. Пусть хоть так хоть один из его планов дойдет до конца. И тогда можно оставить этот город и отправиться обратно. Если только... если только Мина снова не появится в Лондоне.
Вампир бесшумной тенью появился у окна комнаты Люси. В нос тут же ударил неприятный запах цветов чеснока, который чувствовался даже через приоткрытую дверь.
"Люси... Выйди ко мне, Люси..." - этот зов могла слышать только мисс Вестенра. Для остальных же это было не более чем дуновение ветра, пробегающее по дому и погружающее всех в нем в странный сон, из которого невозможно было вырваться.

0

112

Буквально на минуту Люси показалось, что она уснула. Девушка устала, какая-то чрезмерная слабость мучила ее тело и душу, сон был бы избавлением, да глубокий и долгий сон. Но у Люси не получалось провалиться в небытие, в мир грез, который бы успокоил ее, привел бы мысли в порядок, и без сомнения дал девушке сил справится с "болезнью". Мисс Вестенра делала вид, что спит, рядом сидел доктор Ван Хельсинг, который так заботился о ней, не хотелось его разочаровывать еще больше. Она была благодарна ему, и Джеку, и Куинси, и Артуру за поддержку.
"Бедный Артур, он слишком переживает за меня, он совсем не бережет себя. Надеюсь, с ним все будет хорошо. Мой милый Артур..."
Но мысли о любимом прерывали воспоминания той ночи, от них Люси не могла прятаться, не могла отвернуться, она ясно понимала их греховность, опасность, но противиться не могла. Они тянули ее за собой, заставляли желать продолжения.
Неожиданно череду неприятных размышлений о смерти, женихе и любви нарушил стук в дверь. Мисс Вестенра не подала виду, что не спит, чуть приоткрыв глаза, она наблюдала, как доктор Ван Хелисинг осторожно встает, стараясь не разбудить девушку, приоткрывает дверь и берет у слуги какой-то конверт, читает, лицо доктора хмурится, он оглядывается на Люси, в этот момент девушка закрывает глаза, и только по хлопку двери она поняла, что осталась в комнате одна. Ее охватил неописуемый страх, сердце начало бешено биться. Люси присела на кровати, стараясь убедить себя, что все хорошо, ей нечего бояться, что о ее безопасности позаботились, но эти усилия не принесли плодов, девушка лишь пугливо оглядывала комнату. Но хотела ли она безопасности? Все мысли в голове спутались: доктор внушал девушке уверенность, что в эту ночь Он к ней не придет, а сейчас... Сейчас Люси даже не могла ответить на вопрос хочет ли она бороться сама с ночным гостем. Сидя на кровати, девушка пыталась успокоиться, и когда у нее это почти получилось, она отчетливо услышала голос. На минуту дыхание остановилась, Люси знала, кому принадлежит этот голос, кто завет ее, от этого по телу пробежала мурашки. Мисс Вестенра осторожно встала с кровати, она забыла про усталость, слабость куда-то исчезла, все отступило на второй план, только его голос имел значение, голос, который звал ее. Осторожно оглядевшись по сторонам, но уже чтобы убедится, что рядом никого нет, Люси подошла к окну, шла она аккуратно, тихо, почти на носочках, если она будет шуметь кто-нибудь придет и помешает им. Глубоко дыша, мисс Вестенра открыла окно полностью и чуть отступила назад.
"Что же я делаю?!" - от этой мысли Люси вздрогнула, но больше не отступила, не могла... Не хотела? Она вглядывалась в темноту за окном, стараясь разглядеть знакомый силуэт.

0

113

"Мое милое дитя..." - с каким же удовольствием граф наблюдал за тем, как Люси поднялась с постели и направилась к окну. Она откликнулась на его зов, так же как и прежде. О да, это милое создание было в его власти. Да и не могло быть иначе. Вот она уже послушно открывает дверь и останавливается в оконном проеме. Уже это зрелище было прекрасно. Юная и прекрасная девушка в развивающейся от ночного ветра сорочке, уже сейчас как одна из дивных детей ночи.
Окно распахнулось, и тяжелый запах цветов стал только сильнее, отчего граф сделал полшага назад и с трудом сдержался, чтобы не зашипеть. Может в чем-то охотники на вампиров и были правы и этот цветок, как и сам чеснок, обладал каким-то магическим свойством, что защищал от носферату, но в этот момент причина была другой.
"У него отвратительный запах. Просто ощущать его невыносимо противно. Само это растение долго оставляет свой запах. Оно чувствуется в любой еде и очень долго напоминает о себе после трапезы. Всегда поражался простолюдинам, которые очень любят его. Это же отвратительно..." - однако, не смотря на противный запах, Дракула снова делает шаг навстречу и протягивает девушке руку. Близко, но, не проходя в оконный проем. Он может и зайти, но не делает этого. Вампир не может пройти в дом без разрешения, а в этот дом Люси уже однажды запустила его. Сейчас Дракула хотел получить еще доказательство, что милое создание в его власти.
"Идем со мной, моя прекрасная Люси. Идем..." - даже в полумраке он прекрасно видит ее глаза. Порыв ветра и в комнате гаснут свечи, которые еще остались с вечера. "Я покажу тебе новый мир, в котором ты будешь свободна. Мир, где все будет только в твоей власти, и ты станешь настоящей правительницей".
Эта девушка создана для того, чтобы стать вампиром, просто потому, что такие красавицы не должны терять свое великолепие. Оно должно оставаться вечным. Оно должно завораживать и манить к себе. Опасное и пленительное одновременно.
"Истинная королева ночи..."

0

114

Его глаза. Люси смотрела прямо ему в глаза. Они завораживали, пленили, манили за собой. Девушка стояла не шевелясь. Вдруг это сон? Вдруг ей только кажется, что Он пришел за ней? Что Он вообще есть? Нет, это не может быть сон или ведение, и Люси это знала. Он пришел за ней, Он хочет именно ее. Легкая улыбка коснулась губ мисс Вестенра. Да, ее. Он так решил и выбрал ее. Ван Хельсинг говорит, Он чудовище, Он проклят. Но нет, это дар, дар, которым Он хочет поделиться с ней. Она тоже избранна. Улыбка стала увереннее, девушка выпрямилась, расправила плечи, в глазах появилась искорка. Граф Дракула. Это роковое знакомство, которое принесет ей избавление от всего насущного, ненужного, она станет свободна. Он так говорил. Все сознание Люси было сосредоточенно на ночном госте. Девушка уже не думала, что сюда может войти Джек или Ван Хельсинг. Она забыла про Артура, про ее любимого Артура. Вот опять она слышит зов, Он зовет ее. Предвкушение. Только ожидание. Никакого страха пред графом Дракулой. Мандраж перед неизвестностью, но не перед графом. Он протягивает ей руку, зовет за собой, и она пойдет, пойдет куда Он ее поведет, не спрашивая, доверяя. Люси делает шаг вперед навстречу графу, вот она уже подает ему руку. Некое сомнение пробежало в глубине души девушки, быть может, ошибка? Но нет, она не прислушивается к потухающей искорке разума, она вся в его власти. Когда Люси касается графа, по телу проходит легкая дрожь. Девушка хотела сказать, что испытывает, чтобы ночной гость понял, что она не боится. Но Люси почувствовала, что слова не нужны, они лишние, граф понимает ее, Он чувствует ее. Девушка заворожено смотрит на ночного гостя - Он идеален, и сделает ее такой же совершенной. Люси хочет прикоснуться к нему, но пока не смеет. Она осторожно протягивает руку, хочет коснуться его лица, но в нерешительности опускает. Глаза в глаза. Так близко. Слишком близко. Но это не смущает, наоборот притягивает, хочется быть еще ближе к графу. Чем больше Люси смотрит в его глаза, тем сильнее хочет принадлежать ему. Да, Артур - это ошибка, не граф, Артур. Граф совершенен, его не надо бояться. Пусть Он - загадка, но Он не причинит вреда, не причинит вреда ей. Дыхание девушки было не ровное, ее захватывает волнение, тело чуть дрожит - предвкушение. Сейчас ей нужен только Он, сейчас она только его. Он держит ее за руку, Он смотрит на нее. Она будет его, теперь Люси это поняла, его навсегда.
"Да, навсегда".
Нет страха, волнение покинуло девушку, она уверенна в ночном госте. Он выбрал ее.

+1

115

Яркая, воздушная и невесомая. Как бабочка, блистающая своей красотой и великолепными красками рисунка на крыльях. И такая же доверчивая и беспечная - летит на огонь, не зная к чему ее приведет это яркое пламя. Вот и сейчас, легко, будто бабочка ее ручка легла в ладонь графа, а в глазах было столько уверенности и желания, что Дракула не смог сдержаться, чтобы и на его губах не заиграла улыбка. О нет, вампир редко когда ошибался, и редко когда его жертва ускользала из его объятий. Мгновение и крепче сжав ее ладонь в своей, Дракула тянет на себя, заставляя девушку выйти в проем окна. Порыв ветра в тот же миг захлопывает ставни, будто обрывая путь назад, в то время как вампир и его жертва исчезают в ночных тенях. Она покинет этот дом и никогда уже не вернется в него. Сегодня начнется ее новая жизнь. Та, к которой можно прийти, только потеряв прежнюю жизнь.
Для детей ночи не существует более света солнца. Их удел ночные тени и бледный лик луны в небе - единственное светило.
Какой невесомой и хрупкой казалась Люси в его объятиях. Как мерцала ее кожа в лунном свете. Она казалась прозрачной настолько, что было видно слабую пульсацию крови в тонких венах.
Боится ли она, когда пальцы графа касаются ее щеки, скользят вниз, рисуя линию по скуле, пока не спускаются ниже по тонкой коже шейки? Ее кровь, казавшаяся сладкой, манила сильнее, чем прежде, потому как девушка сама готова была отдать ее. Отдать взамен на бессмертие.
"Фарфоровая кукла, сделанная искусным мастером. Но я придам ее красоте особые краски и сделаю ее вечной..." - этой девушкой хотелось любоваться бесконечно. Именно потому она теперь была в объятиях вампира, потому что упустить такое сокровище он просто не мог. Да, Дракула любил все красивое и стремился оставить его себе, чтобы одному любоваться им.
"Кровь - это жизнь... Отныне и навсегда..." - биение пульса, как если бы кровь сама рвалась наружу. Запустив пальцы в роскошные рыжие локоны, Дракула ласково перебирает их, медленно потянув так, чтобы девушка сама склонила голову вбок, открывая ему доступ к своей шейке.
"Не бойся, милое дитя... Скоро ты проснешься для своей настоящей жизни... а не того обмана, что был прежде..." - и аккуратно, чтобы не оставлять на коже уродливые следы, вампир вонзил клыки в нежную кожу.

0

116

Понимала ли девушка, что она делает? Что ждет ее дальше? И есть ли что-нибудь дальше? Нет, Люси даже на минуту не задумалась о том, что будет впереди. Значение имело только сейчас, только эта ночь, когда Он позвал ее. В его объятиях девушка не чувствовала страха, а когда граф коснулся ее лица, по всему телу пробежала мелкая дрожь.
Он прекрасен! Граф восхищал Люси: его движения, его лицо, его взгляд. Мисс Вестенра на секунду прикрыла глаза, полностью отдаваясь чувствам, что наполняли девушку при прикосновениях графа Дракулы. Как можно было сопротивляться ему? Нет, это было невозможно. Он восхищал, завораживал, таинственность графа манила и притягивала, да она была опасна, но осознать эту опасность юная девушка не могла. Люси была полностью в его власти.
Как было глупо со стороны Ван Хельсинга полагать, что столь молодая особа сможет противостоять вампиру, который выбрал ее жертвой. Пусть раньше Люси была готова сопротивляться, бороться. Но сейчас... Стоя ночью в объятиях графа, поддаваясь его прикосновениям, о сопротивление не могло быть и мысли. Люси сама хотела принадлежать ему, пусть не осознавая последствий, главное - быть его.
"Он прекрасен. Не надо сопротивляться, не надо бояться. Я хочу быть его. Все, что происходило до нашей встречи, было ложно и ненужно. Только Он. Я знаю, что должна быть его.  По-другому не может быть, не должно быть. Он прекрасен", - в голове у девушки билась только одна мысль, что страх, который она испытывала в первую встречу, был лишь перед неизвестностью, а не перед графом, она не могла поверить, что боялась графа, столь совершенного.
Подчиняясь движениям графа, Люси склонила голову, сама не до конца понимая, что произойдет мгновением позже. Когда клыки вампира впились в шею девушки, из ее уст вырвался немой крик от неожиданности, от эмоций, что переполняли Люси. Она не разбирала своих чувств: страх, восхищение, предвкушение - все слилось воедино и все отошло на второй план, ничего не имело значения. Люси вновь закрыла глаза. На минуту у девушки перехватило дыхание. Руки сжались в кулачки. Еще мгновение и все же легкий стон сорвался с губ девушки.

0

117

"Тише, дитя мое... Скоро все закончится..." - каждый раз жертва противилась этому, хоть и уже ничего не могла сделать. Пусть это было уже не в первый раз, когда вампир пил ее дивную кровь, но каждый был будто первый. Только сегодня была особенная ночь. Сегодня можно было не сдерживать себя и выпить ее кровь почти без остатка, чтобы довести до конца обряд инициации. Да, именно обряд, когда словно в кровавом венчании, они обменяются своей кровью, чтобы стать связанными между собой. Именно это позволяло инициатору разговаривать со своей жертвой. Именно потому она могла слышать его мысли.
Каким прекрасным был ее стан, как приятно было прикасаться к гладкой коже, даже через тонкую ткань ночной сорочки. Бледная кожа и огненно-рыжие волосы - в этом сочетании было что-то манящее, что-то демоническое. Однажды внимание графа уже привлекла одна рыжеволосая красавица, которую он так же сделал своей, и которая была теперь одной из его трех невест. Но только можно ли было сравнить цвет ее волос с тем пламенем, каким были волосы мисс Вестенра?
Медленно, наслаждаясь каждым глотком, вампир забирал жизнь этого чудесного создания. Не торопясь, пока тело девушки не стало слабеть в его объятиях. Главное было не упустить тот момент, когда сердце будет готово перестать биться, иначе все будет потеряно. Да, она все равно умрет для своей человеческой жизни, но впереди ее ждет новая жизнь. И нужно открыть ей дверь в мир детей ночи.
Оторвавшись от шейки Люси, Дракула провел кончиком языка по своим губам, собирая последние капли ее крови. О, как же хотелось и дальше наслаждаться этим чудесным вкусом, но сегодня вампир не для того пришел к ней. Придерживая девушку за талию одной рукой, он поднес вторую руку ко рту и, прокусив запястье, поднес его к губам Люси. Пара капель тут же упали на ее губы, окрашивая их в алый цвет. Уже это зрелище было безумно прекрасным.
"Пей, Люси, и тогда ничто не сможет разлучить тебя со мной", - приказ или просьба? Но теперь у нее было всего два выбора - либо принять кровь вампира, а вместе с ним и вечную жизнь, или же умереть. Третьего уже не дано, потому что сегодня граф решил идти до конца. И если Люси не примет этот дар, то на утро в саду найдут только ее бездыханное тело.

0

118

Люси приоткрыла глаза, но не смогла разобрать, что видит, все слилось в одно пятно: силуэты деревьев становились расплывчатыми, все окружение погружалось в темноту. Девушка переставала понимать, что происходит и где она находится. Она даже не старалась этого сделать, все мысли исчезли, какая-то усталость и невозможная слабость появились взамен всему, что ранее чувствовала девушка, будь то сомнение, страх или восхищение. В какой-то момент она могла потерять равновесие, если бы руки графа не удерживали ее. Да, девушка полностью принадлежала ему: духовно и телесно. Сейчас, когда Люси стала так слаба, даже если бы она захотела, она бы не смогла дать отпор графу. Но Люси не хотела. С ее губ слетел еще один еле уловимый стон, уже когда граф отстранился от ее шеи. Стоя на ногах только благодаря своему ночному гостю, Люси заворожено наблюдала, как он подносит свое запястье к своим губам, как капли его крови падают на губы девушки. Как только кровь попала на губы девушки, ее зрачки расширились, во взгляде на мгновение проскочила неуверенность, но быстро исчезла, сменившись легкой улыбкой. Эта была не та улыбка, что Люси дарила подруге или любимому. Это улыбка играла по новому, отражала еще неизвестные девушке чувства. Кончиком языка Люси слизала кровь вампира. Она слышала Его, она знала, что поступает правильно, так как хочет граф, так как хочет она. Только сейчас девушка осознала, на что идет, еще не представляя, что произойдет минутой позже, уже Люси понимала, что приняла роковое для себя решение и пути назад нет. У нее был выбор, выбор между милым и любимым Артуром и загадочным и манящим графом Дракулой, выбор между подчинением и сопротивлением, выбор между светом и тьмой. И девушка сделала его, она выбрала графа, абсолютно осознано, абсолютно самостоятельно. Она не пожалеет ни минуты. Все так, как и должно быть.

0

119

"Ну же, пей, моя милая", - теперь Дракула поднес запястье к самым ее губам, чтобы девушка не смела воспротивиться. Осталось совсем немного. Жертва должна испить крови своего инициатора и тем самым отказаться от прежней жизни. Да, Люси уже сделала свой выбор. Она уже была его, целиком и полностью. Оставалась лишь мелочь - чтобы погибло ее смертное тело.
"И я приду за тобой, дитя мое. Ты станешь королевой туманной ночи Лондона. Ты будешь самой прекрасной из всех, кто когда-либо был здесь. Моей невестой навсегда", - граф уже и забыл, откуда появилось это странное определение - "невесты".  Но именно так он называл тех девушек, инициацию которых проводил сам, которые были еще невинны и потому принадлежали ему душой и телом. Вот только не все его милые куколки навсегда оставались с ним. Очень многих он не смог уберечь, когда на них открывалась охота, когда какой-нибудь очередной отважный охотник за вампирами влетал в склеп, где спали милые дочери графа и уничтожал их всех. Одну за другой, без всякой пощады. И потом еще оправдывал себя тем, что приносит покой созданиям погрязшим во грехе. Да откуда ему было знать, что это так? Откуда это странное убеждение, что после подобной ужасной смерти, теперь уже окончательной, новообращенные вампирши обретают покой? Откуда такая уверенность, что подобные прекрасные создания, похожие на мифических серен, несут в себе зло? Да, у юных вампирш первый несколько лет была огромная жажда крови, и они были готовы убивать всех и все. Но разве маленький отпрыск рода человеческого не стремится так же усиленно питаться, чтобы быстрее набраться сил и стать сильнее? Разве не стремится выжить в этом жестоком мире?
"Но люди всегда ненавидели тех, кто был не такие как они, и стремились уничтожить их. Жалкие создания... они сами не достойны этой жизни. Вся их жизнь это постоянное бегство от смерти, убежать от которой невозможно..." - этот факт Дракулу всегда забавлял. Бегство, постоянное бегство, но зачем?
"Я же могу украсть у смерти очередное прелестное создание..."

0

120

Люси послушно принимала "дар" графа. Она стала пить его кровь, как только запястье оказалось у ее губ, сначала не смело, но потом глотки становились увереннее. Пусть глаза и были открыты, но девушка ничего не видела, все происходило как в тумане... Как во сне? Во сне, в котором принцесса бросает принца и уходит к чудовищу. К чудовищу ли? Нет, сейчас Люси точно знала, граф не такой, как описывал его Ван Хельсинг, и еще она знала, что это не сон. Все происходило по-настоящему: Он действительно пришел за ней. Даже сейчас, когда стало понятно, что граф не отпустить ее, от мысли, что она избранна Им, по телу проходила легкая дрожь.
Девушка слышала мысли графа - это были единственно важные мысли в ее голове, да и те находились на втором плане. Ее сознание тоже постепенно погружалось в туман. Люси чувствовала, как последняя связная строчка мыслей покидает ее разум, обращены они были ее матери. Девушка прощалась с ней, ведь Люси уже поняла, что приняла роковое решение, которое изменит ее. Она успела мысленно попрощаться с матерью и попросить у нее прощения, прежде чем потеряла способность оценивать свои чувства и поступки. После этого девушка уже не прислушивалась к себе, лишь мысли графа отражались в ее сознании.
Чем больше Люси пила кровь ночного гостя, тем невыносимее становилось слабость. И так измученная отсутствием сна, переживаниями, что она перенесла днем, сейчас девушка не могла даже стоять на ногах, она буквально повисла на руках графа. Люси чувствовала, как последние силы покидают ее, как закрываются глаза, но она не могла оторваться от запястья графа, чтобы собраться силами, хотя бы сделать глоток воздуха, которого, как казалось девушке, становилось мало. Уже когда Люси поняла, что теряет сознание, она отстранилась от запястья графа и внимательно, насколько это было возможно, вгляделась в лицо ночного гостя. На минуту в закрывающихся глазах девушки проскочил страх, страх связанный с восхищением, а после темнота поглотала ее сознание.

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Дома жителей » Дом Вестенра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC