Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Ущелье Бран (Борго)


Ущелье Бран (Борго)

Сообщений 91 страница 91 из 91

1

В разные эпохи, дорога через ущелье Бран всегда была востребованной. Историки утверждают, что через ущелье Бран проникли на территорию нынешней Трансильвании часть римских легионов во время масштабного наступления на даков, предки румын.

В средние века этот путь играл двойную роль. Во-первых, военную, чаще всего военные  конфликты между княжествами Трансильвания и Валахий, заканчивались прохождением войск обеих сторон по этой дороге. Позже через это ущелье нападали и турецкие войска.
Вторая роль – коммерческая. Через Ущелье Бран проходил торговый путь.

0

91

Он слышал и слушал каждую из сестер и чувствовал, как с их слезами рвется на части его сердце. Как же это оказалось больно - терять единственного, кто был другом, кто опекал все это время, кто старался не навредить и благодаря кому выжил после того удара в склепе.
Поджав только сильнее губы, он тряхнул головой, стараясь не позволить рыданиям прозвучать в голос. Не стоит показывать свою слабость врагам, хватило и того, что на глазах блеснули слезы.
- О, нет, дорогая сестра... он больше не встанет с холодной земли. Фобос мертв! - неотвратимая правда, которую блондин выкрикнул буквально на слова Пуазон. Конечно, она ни в чем не виновата и он не должен был сейчас повышать голос, но эмоции брали вверх, они захлестывали каждого члена свиты, которые жили друг с другом бок о бок далеко не первый год и даже если не всегда все было хорошо, но никогда никто из них не желал своему собрату смерти. Тем более такой ужасной.
Люси благоразумно увела миссис Харкер в сторону замка и пускай та определенно раскаивалась в своем предательстве перед мужем, Сорси не было ее жалко. Она сама сделала свой выбор, никто не заставлял ее становится той, из-за кого их семья расколется. Он прекрасно понимал, что больше ничего не будет так, как прежде. Прошлого не вернуть, как и всех погибших в этом ущелье.
Тяжелый вздох и попытка совладать с собственным голосом, в котором должна была звучать сталь, но слышались звуки разбитого стекла - то рушился его внутренний мир, прежняя жизнь, к которой он так привык. И этого тоже не изменить.
- Сатин, Леспри, уведите Пуазон, ребенок не должен видеть смерть родных, - забота, такая привычная и необходимая, которую он не стеснялся проявить по отношению к своей сестре. Дважды просить не приходилось и вот сестры уже вскоре скрылись из виду, а Сорси отпустил двоих смертных, отходя к телам павших. Как же это страшно - видеть смерть ближних своих. Они этого не заслужили, нет. Тем более Фобос. Он не должен... но что теперь об этом рассуждать?
Несколько мгновений он стоял молча, но все-таки взял себя в руки и обратился к смертным:
- Раз вам обоим так дорога жизнь и вы выбрали замок, то будьте так добры послужить своим новым хозяевам сразу: заберите тела девушек, они достойны места в склепе. Ну же, не стойте, не искушайте судьбу, я могу и изменить свое решение относительно вас двоих, - сам же блондин подошел к своему другу и поднял его тело. Как уже говорилось не раз, внешность обманчива и за его достаточно хрупкой фигурой таилось достаточно силы, по крайней мере, чтобы отнести бездыханное тело до замка.
Путь показался бесконечным, а этот треклятый ветер пронизывал все тело и сковывал движения, но нет, он не остановился ни разу, наблюдая за тем, как двое впереди несут тела невест. Наверное, мало приятного в оном, но сейчас Сорси не волновали такие мелочи, а уж тем более его не интересовало мнение этих смертных. Не здесь, и уж точно не сейчас.

До утра они добрались-таки до замка, где уже в склепе со всеми почестями заколотили тела братьев и сестер в их новых постелях, с которых им более не суждено подняться. Собрались все, кроме графа, он оказался слишком занят своей любовью, которую вновь обрел.
Вскоре миссис Харкер оказалась обращена и стала супругой графа, и теперь вампиры оказались предоставлены сами себе, не нужные более Дракуле. Пусть он этого и не говорил, но все чувствовали - семьи больше нет. Они лишь напоминание о том, что разделяло его прежде от этой особы.
Свита разбрелась по замку и их встречи становились все реже, каждый занимался своим, а когда же выпадали те вечера, что они оказывались вынуждены сталкиваться друг с другом, то каждый отводил взгляд в сторону, чувствуя вину в том, что произошло. Не помогли, не успели, не спасли... сам блондин первую неделю даже не хотел выходить из комнаты, если бы не двое смертных, которым он сохранил жизнь на свою голову. Граф на это никак не отреагировал толком, сказав, что это теперь заботы самого вампира, другие братья и сестры предлагали расправиться с ними, да только он не спешил. Возможно потому, что тогда бы точно свихнулся, оставшись наедине с самим собой и своим прошлым.
Джек оказался слаб для жизни в замке, и от самоубийства его только и спасало то, что сам блондин сидел энное количество лет на опиуме, а потому было чем поделиться и помочь забыться, расслабиться. Прошел далеко не один день прежде, чем тот смог свыкнуться и прекратить шарахаться при виде Души, бледнея и чуть ли не теряя сознание. Несколько раз он даже нападал на блондина, да только все покушения оказались провальными, и вскоре пришло смирение с собственной участью. Конечно, стоило бы наказать смертного, да только и так забот хватало, особенно тогда, когда приходилось следить за Харкером, чтобы не натворил глупостей. Не так-то просто видеть, как супруга в чужих объятиях, с другим счастлива и влюблена. Не так-то просто смириться с тем, что больше кому-то не нужен и в этом Сорси его прекрасно понимал. Всех тех, кто дорожил им, вампир лишился. Один пал в склепе, другой в ущелье, оставив Душу графа наедине с собственным страхом одиночества.
Им бы держаться вместе, да только ненависть к друг другу оказалась достаточно сильна, чтобы не простить. Вампир не хотел забывать о том, чего его лишили, что из-за их товарища-охотника сначала пал Ренфилд, который хотел просто защитить, а потом и Аурели, что просто оказался не в том месте, не в то время.

Год, два, три... время неумолимо и оно притупляет боль, да только не для тех, кто живет вечность. Самое яркое всегда запоминается более всего. Вот она - простая истина. Кажется, это произошло в конце первого года жизни смертных среди вампиров, когда Сорси предложил Джонатану вечность. Наверное, он это сделал лишь потому, что не хотел отпускать от себя Харкера даже в лапы смерти, которая бы пришла через энное количество смерти. А так... оставался шанс на долгую жизнь. Конечно, смертный согласился не сразу, правда, случилось непредвиденное, и все же невольно он оказался спасенный, пускай и ценой того, что стал одним из тех, кого так люто ненавидел. Его хотели отравить и это практически удалось. Практически... теперь у него новая жизнь и судьба, в которой ему придется учиться всему вновь.
Джек же вскоре попал на попечение "добросердечной" Сатин. Не то, чтобы в ней проснулась жалость, но что плохого в том, чтобы иметь под рукой верного помощника, если правильно выдрессировать? Именно этим Совесть и занималась последующее время. Через какое-то время (кажется, это был второй год совместной их жизни с вампирами) она подарила ему вечность, решив заодно отучить и от вредной привычки. Далось тяжело, но она была бы не собой, если бы не справилась с этой задачей. Вскоре в рядах братьев и сестер появилось пополнение, правда, ненадолго, ибо после, не чувствуя себя более нужной в замке, она уехала путешествовать со своим верным спутником.
Сорси же, который просил теперь называть его своим настоящим именем, старался жить рядом с Джонатаном. Правда, удавалось с трудом и частые склоки приводили к попытке друг друга загрызть, но заканчивалось все вполне привычно - блондин уходил, громко хлопая дверью и проклиная тот день, когда оставил его в живых. Впрочем, после Харкер сам приходил и они мирились, понимая, что, увы, более никому не нужны здесь, кроме друг друга и ссориться не лучшая идея, если не хочется издохнуть от тоски.
Кармен и Леспри же стали фактически лучшими подругами и наводили совместно ужас на окрестности, иногда соглашаясь взять с собой Пуазон, который теперь и общаться-то было не с кем, кроме Джокера. Но его компания ей слишком часто наскучивала и тогда она искала других для своих игр, к которым более блондин не имел отношение.
Граф же был счастлив и, кажется, не видел происходящего вокруг. Впрочем, никому уже не было до этого дела, каждый выживал сам по себе, у каждого началась новая жизнь, которую они разнообразили так, как могли, пускай и не всегда удачно. Возможно, что и бывшая миссис Харкер была искренне счастлива, не смотря на то, что ей часто приходилось сталкивать в стенах замка с бывшим супругом. Правда, поговорить им толком не удавалось вовсе - Дракула не позволял, прошлое - это не то, чем стоило жить. Прошлое остается на своем месте, а у них - будущее, которое жаждало закрутить их в своем вихре.
Пять лет спустя после обращения Гаспар покинул замок, решив более никогда не возвращаться в то место, которое некогда называл родным домом. На этот раз его решение было окончательным и бесповоротным. Харкеру же он дал свободу выбора: остаться здесь и видеть Дракулу с Миной или же отправиться следом за тем, кто его обратил. И хоть решиться было тяжело, но уже вскоре они сидели в купе, отправляясь на бывшую родину вампира, который пообещал научить того по-настоящему жить.
Возможно, семья и распалась, но теперь перед каждым из них открывались новые дороги, стоило только решиться шагнуть на этот путь и пройти его до конца, оставив позади сожаления и все то, что когда-то было значимым. У каждого из них начиналась новая жизнь, и стоило воспользоваться шансом, чтобы почувствовать ее вкус и насладиться оным.

+3


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Ущелье Бран (Борго)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC