Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Ущелье Бран (Борго)


Ущелье Бран (Борго)

Сообщений 31 страница 60 из 91

1

В разные эпохи, дорога через ущелье Бран всегда была востребованной. Историки утверждают, что через ущелье Бран проникли на территорию нынешней Трансильвании часть римских легионов во время масштабного наступления на даков, предки румын.

В средние века этот путь играл двойную роль. Во-первых, военную, чаще всего военные  конфликты между княжествами Трансильвания и Валахий, заканчивались прохождением войск обеих сторон по этой дороге. Позже через это ущелье нападали и турецкие войска.
Вторая роль – коммерческая. Через Ущелье Бран проходил торговый путь.

0

31

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Гостиная ===>

Щурясь от летящего в лицо, застилающего глаза снега, Люси забавно встряхивала головой, когда на волосах скапливалась уже порядочное количество снежинок. Сейчас мисс Вестенра более всего была похожа на маленького рыжеволосого котенка, который впервые в жизни сталкивается с таким, в сущности, заурядным погодным явлением как снег. И, безусловно, юная леди неоднократно видела его зимой, в Лондоне, который славится своими снежными зимами. Даже следует заметить, что всегда любила зиму, считая, что узорчатые снежинки несказанно украшают ее огненно-рыжие кудряшки. Единственный минус был в том, что холод порядком портил все удовольствие…
Но сейчас все было по-другому. Снежинки, впивавшиеся в лицо, более не обжигали холодом, ледяной ветер совершенно не беспокоил молодую вампиршу, и от этого все происходящее нравилось Люси еще больше.
«Как все это прекрасно! Если бы не это противное чувство голода, я бы с радостью погуляла в эту самую метель. Насладилась этими странными ощущениями одиночества и… даже и не знаю, как выразить это чувство? Единения со стихией? С бурей? Да, пожалуй, так оно будет самым верным!»
Но делиться своими мыслями с новоявленной семьей Люси, или вернее теперь уже Страсть, не торопилась, рассудив, что такие ее мысли могут быть неуместными, и по-детски наивными.
«Сложно поверить в то, что к вечной жизни и молодости вдобавок я теперь совершенно не боюсь перемен погоды! Нынешняя метель даже напротив, доставляет мне удовольствие!»
За всеми этими рассуждениями вампирша и сама не заметила, как начала слегка отставать, что немедленно и было замечено Леспри.
- А… Да-да, я иду, прошу прощения, просто тут так скользко, я боялась поскользнуться и попортить платье, а то и вовсе вывихнуть себе ногу, – решила так пояснить свою медлительность Кармен, поторапливаясь и следуя по пятам за Леспри. – Да, устроилась я прекрасно, несколько непривычно, конечно. Но на новом месте так всегда, верно? Скоро я совершенно освоюсь, у меня на это есть масса времени, ведь правда? - решила пошутить Люси, ведь всем известно, чтобы начать дружескую беседу, лучше всего начать ее с какого-либо каламбура. – А если мне понадобиться помощь, чтобы освоиться, то я всегда могу обратиться ко всем вам. А что до поиска жертвы…
Люси помедлила с ответом, оглядываясь вокруг. Никого и ничего. Только завывания ветра, снег и тишина.
«Да какой же идиот выйдет в такую погоду из тепло натопленного дома? Особенно зная, что все окрестности кишмя кишат вампирами, жаждущими крови?»
- По правде говоря не знаю… С трудом верится, что какой-то безумец вздумает гулять в такую скверную погоду. Но возможно нашу жертву выгонят на улицу какие-то неотложные, смертельно-важные дела, не требующие отлагательства. Которые не могут ждать до рассвета… Ну, например, горячо любимая тетушка при смерти, и наследство может отойти более расторопному племяннику, который не побоится выйти на улицу в метель…

0

32

Пришлось призвать все свое самообладание, чтобы невозмутимо присесть в реверансе, по примеру Каприс, когда Сибилла представила сестер. Будто все они находились не в заснеженном ущелье, а где-нибудь на светском приеме. Хотя Моника и понимала, что раз враг предлагает относительно честный бой и не нападает первым, кидаться на него, по крайней мере, глупо. Но так хотелось поскорее покончить с ним и увести миссис Харкер в замок. С чего это Ван Хельсинг вообще решил начать с разговоров? Странно, что он не напал со спины и не перебил вампирш сразу, как наверняка поступал уже не раз с другими вампирами. Вряд ли он, как Мина, обманулся внешним видом сестер, на вид таких хрупких и безобидных.
- Вы хотите драться с нами за жизнь миссис Харкер, доктор? Разве не она должна решать, с кем она хочет быть, и разве Вы можете решать ее судьбу? - Моника удивленно посмотрела на Ван Хельсинга, а затем повернулась к Мине, - видишь, сестра, его зависть и ненависть только мешают твоему счастью. Он уже все за тебя решил, а от тебя ждет только слепого повиновения, - дружески напоследок сжав руку женщины, блондинка отпустила ее, - мы попробуем его разубедить, - пусть уж она действительно не мешается, раз граф не хочет видеть на ней ни единой царапинки. А сестры сами разберутся с убийцей.
Моника осторожно двинулась вслед за Сибиллой, шаг за шагом приближаясь к Ван Хельсингу. Покрытый снегом доктор казался ужасно неповоротливым под всей своей одеждой, но вряд ли это помешает ему всадить каждой из невест графа осиновый кол в сердце. Хотя, наверняка у него в запасе не только общеизвестные надежные способы борьбы с нечистью. Интересно, как он рассчитывает справиться с тремя вампирами сразу?
- Никому из нас не хочется погибать, Каприс, - не стала спорить блондинка, - как, наверняка и доктору, - уже обращаясь к Ван Хельсингу, Моника улыбнулась последнему, обнажив клыки, - так почему бы нам не решить все мирно? Пусть миссис Харкер сама решает, чего она хочет, мм? - склонив голову на бок, блондинка ожидала ответ на свое заманчивое предложение. Даже интересно, что скажет Ван Хельсинг.

0

33

Слова Мины – весьма ожидаемые – Ван Хельсинг проигнорировал, сухо кивнув им в ответ. Так часто делают доктора в больницах, когда изображают, будто действительно очень внимательно слушают о фантомных болях, а сами подготавливают документы на выписку пациента.
- Постойте в стороне, миссис Харкер, - только и сказал он.
Куда более важным сейчас было не упустить ни единого лишнего движения вампирш, а не затевать разговоры с откровенно нездоровой женщиной, чья болезнь, похоже, уже достаточно запутала ее рассудок, чтобы она вдруг перепутала кто друг, а кто враг. Впрочем, не в этом ли и был весь план метафизика, сотканный из самых граней, когда все вот-вот могло рухнуть и многотонным камнем невосстановимо покатиться в сторону провала? Именно в этом.
Абрахам молча выслушал лживо сладкие приветствия первой из женщин, каждый раз с большим удовлетворением отмечая, что дистанция постепенно сокращается как между вампиршами и Миной, так между ними и Ван Хельсингом. Еще немного, и уж точно можно будет пускать в ход оружие и не бояться, что шальная пуля, отлитая из чистого серебра, заденет не ту.
Одна за другой женщины вышли вперед и встали в ряд. Каждая из них сказала что-то, по-своему наигранно изумилась благородству доктора и искренне – его с первого взгляда очевидной глупости. Переводя взгляд с одной на другую, он слышал каждую, но не слушал ни одну. Мысленно охотник давно уже читал молитвы, в которых просил Господа, если только тому угодно, дать ему силы и дать уверенности просто уничтожить этих созданий. Просил о том, чтобы рука его не дрогнула, когда он станет вгонять им в сердца осиновые колья или когда оттащит их на камень и отсечет полумертвые головы. Ван Хельсинг молился о том, чтобы жизнь на земле стала безопаснее после этой ночи, и чтобы ему самому, наконец, позволили отомстить за убитое счастье, отомстить самому графу Дракуле.
Очнулся мужчина, лишь когда снова заговорила последняя из троих, что рискнула подойти ближе всех.
- Вильгельмина серьезно больна. Неразумно заставлять ослабевшего человека принимать какие бы то ни было решения, - изрек, наконец, Абрахам. – Она давно уже не понимает, какие ужасные совершает поступки. Но винить ее нельзя. Однако я хочу предложить вам кое-что еще, потому что, в некоторых вещах вы правы…
Ван Хельсинг выдохнул несколько нервно, хотя вряд ли это было заметно под беспрестанными порывами ветра. Благо, хоть эти колкие хлопья снега куда-то унесло, и они больше не залепляли глаза: ясный взор ему определенно понадобиться в ближайшие несколько минут. Абрахам медленно потянулся к поясу, словно желая что-то достать из мешочка, привязанного к нему под массивным слоем промокшего пальто, и боясь совершить резкие движения, что могли бы вызвать подозрения у вампирш.
«Я уже все решил».
В следующее же мгновенье из-под меховой полы показался начищенный ствол револьвера. Тускло блеснув в вечернем сумраке, оружие в мгновенье ока оказалось направлено точно промеж глаз так опрометчиво выступившей вперед блондинки, и без малейшего промедления выпустил одну за другой два серебряные пули.
О, да, Абрахам хорошо подготовился. И первым этапом этой подготовки стал вот такой незатейливый обманный маневр, и хотя он практически шел вразрез со всем естеством доктора, тот твердо уверился: это ложь во спасение. А теперь же, когда эффект неожиданности больше сработать уж точно не мог, ему оставалось лишь надеяться на собственные скорость и ловкость, потому как арсенал под этим же самым пальто у него был очень и очень не маленький. И Абрахам уже знал, что использует следующим.

0

34

- Да, в этом согласна. Новообращенных становится все больше, людей, к сожалению, все меньше. Оказывается, не так уж люди и глупы, если стараются не задерживаться здесь, - грустно вздохнула Пуазон. Интересно, что будет дальше? Смертные начнут разбегаться со временем с этих мест, веря в существование вампиров, да и банально от того, что в этих окрестностях периодически пропадают люди? - Естественно, что ей повезло, раз она попала к графу, - Пуазон легко пожала плечами и хмыкнула.
"Кстати, что касается графа... Мы так и не увидели его сегодня. И мне это совсем не нравится. Такое чувство, что он начал отдаляться от своей свиты... Мы же не виделись с ним практически с его отъезда... Очень много времени прошло, а он даже, кажется, не особо-то стремится нас навестить... Ох, не нравится мне это все... Кажется, что сейчас наступает какое-то затишье перед бурей, да только вот настоящая буря впереди..."
Пуазон внимательно вслушивалась в каждый шорох, надеясь не пропустить приближение жертвы, да вот только услышала лишь тишину. Это было просто ужасно. Кажется, неудачные охоты у вампиров скоро войдут в привычку.
В принципе, если так пойдет и дальше, то вампирам ничего не останется, как просто-напросто вернутся в замок ни с чем. В конце концов, настроения такие охоты не прибавляли, а только способствовали его ухудшению. Если честно, то Пуазон уже и перехотелось, быть здесь и выискивать жертв. Очевидно же, что это будет долгий и нудный поиск, который вряд ли принесет плоды.
Да уж, после отъезда графа Пуазон стала постоянно одолевать смертная тоска и плохое настроение, и это ей совсем-совсем не нравилось.
"С тех пор как граф уехал, так и начался во всем разлад... Неудачи за неудачами посыпались на наши головы. Хорошо, что граф хоть вернулся из этого Лондона. Большей разлуки с ним мы бы просто не выдержали бы..."
Сорси подошел к ней и поцеловал в висок, отчего Пуазон прикрыла глаза и обняла его, прижавшись к нему. Было что-то милое в этом жесте.
- Думаю, что пока что у нас у всех нулевые шансы, - безрадостно заметила Пуазон. - Вряд ли кто высунется сейчас в такую погоду на улицу, - задумчиво ответила Пуазон. - Да, без сомнений, Сатин и Фобос - достойные конкуренты, - согласилась вампирша.
- Возможно, ты и прав, но все же стоит заметить, эта погода просто отвратительна, и, если бы не необходимость, я бы никогда не вышла бы на улицу в такую погоду.

0

35

- Тебе так кажется. Люди тоже размножаются и плодятся. Более того, они это делают в разы удачнее, чем мы: новообращенные вампиры не часто выживают. Да, другие их создают в надежде... впрочем, не знаю, зачем они это делают. Но проблема в том, что обратив кого-то, большинство не занимается своими, так сказать, детьми. До встречи с графом мне, к примеру, пришлось учиться всему самому и познавать все методом проб и ошибок. Помнится, я тогда случайно испил своего знакомого, - здесь Сорси приврал, решив не говорить девушке о том, что убил своего клиента после бурной ночи, - который не совсем удачно подвернулся под руку. Я несколько дней прежде ничего не ел, не мог, хотя и пытался. А потом он поранился на моих глазах и... я даже не помню толком, как это произошло. И только испив его кровь, я наконец-то осознал, что моя пища. Надо сказать, Пуазон, тот, кто меня обратил - подлая скотина и если я найду его, то придушу голыми руками. Помнится, после первых солнечных ожогов я несколько дней приходил в себя! А все лишь потому, что не знал, что мне нельзя быть на солнце и время мое - только ночь. Моментами мне даже было страшно, и я не понимал, что я и кто, - обнимая сестру теперь за плечи, он вел ее дальше по той тропе, которой часто пользовался, чтобы спуститься к Бистрица и там отыскать себе новую жертву. - В такие моменты даже подумывал, что, наверное, я безумен. Правда, от желания сходить в лечебницу спасало то, что не было лишних денег, - с легкой усмешкой подвел вампир итог. Если честно, он и сам толком не понимал, зачем сейчас завел этот разговор, но чувствовал, что надо наконец-то выговорится, что все это слишком долго копилось и душило внутри. Сколько времени прошло с того момента, как он проснулся таким? Не больше пятидесяти лет. Не малый срок для человека, но ничтожный для вампира. И все это время он молчал и не старался даже с кем-то заговорить о том, что некогда его тревожило.
Правда, дальше рассказ перешел к той части, где его, бедного и несчастного, подобрали на улице и приютили.
- Если честно, я был в достаточной мере удивлен, когда встретился впервые с графом, особенно тогда, когда понял кто он. На вопросы он мне не ответил, зато после спас от охотников и увез сюда, - Сорси усмехнулся. - Потому могу согласиться, что этой девице повезло, что она встретила графа. Обрати ее кто-то другой, то вряд ли бы ей так повезло в жизни, как мне. Если бы мы не подоспели в ту ночь в склеп, то не ходить бы ей по землям Трансильвании.
"Как и мне когда-то. Ведь еще немного и охотники добрались бы до меня... помню, как он не стал выдавать меня, несмотря на мое нежелание ехать с ним. Я его тогда за ненормального принял. Хах, вот уж были времена-то..."
Невольно губ коснулась улыбка. Столько всего произошло за это время, блондин не один раз успел усомниться в графе, а в результате одно воспоминание из прошлого заставило позабыть хоть ненадолго обо всем. А может потому, что хотелось, чтобы все вернулось? Чтобы больше не было этих глупых размолвок из-за кого-то там еще? В конце концов, Сорси прекрасно понимал, что граф любил его не больше, чем остальных, даже несмотря на то, что из связывало. Все это делалось только для укрепления связи, которую они, увы, не имели изначально.
"А все потому, что не он меня обратил. Но ведь нашли же выход..."
Невольный вздох, после чего блондин посмотрел на свою спутницу.
- И все же, как бы нам не хотелось постоянства, скоро вся наша жизнь изменится. Граф нашел ту, кого ждал все это время. И даже если он говорит, что не любовь его связывает с ней, то очень глубокие чувства, которые он пронес через века. Боюсь, теперь эта женщина будет для него на первом месте. Пора бы привыкнуть, что мы хоть и часть его семьи, но не те, кто может сделать его истинно счастливым, - слова прозвучали слишком напыщенно, но его это не волновало в данный момент. Он просто решился высказать то, что думал, тем более, что его размышления не так-то далеки от истины оказались.
Они спускались неспешным шагом все дальше от замка, ни разу не обернувшись, между тем вампир успел в достаточной мере продрогнуть, чтобы пожелать пуститься в бег, но боясь того, что сестричка не поспеет за ним, все-таки терпел.
Правда, неожиданно заявление Пуазон заставило его остановиться.
- Сестричка, если ты не хотела идти, то и не надо было. Тебя никто не заставлял, а я и сам бы мог найти жертву. Ведь так много вариантов! Мне кажется, что ты теряешь навыки. Вспомни, чему тебя учил граф? Каждую жертву можно выманить даже из дома, если только захотеть и постараться. И если никто не повстречается на улице, то мы сделаем именно это!

0

36

Леспри постоянно смотрела по сторонам, озиралась, казалось бы, заглядывала в каждую щель, выискивая жертву, в конце концов, тому несчастному, кто решится выйти сегодня на прогулку несдобровать.
- Нынче погода просто отвратительна, не правда ли, Кармен? - все же решила задать этот вопрос Леспри, но только для того, чтобы между ними не повисло неловкое молчание. Кто знает, может, это напрягало бы Кармен? Однако вампирша этого наверняка знать не могла, да и не стремилась-то особо-то. На охоту она тоже вышла, конечно, не совсем по своему желанию. Она бы лучше предпочла бы остаться в одиночестве, да вот только сделать этого не могла, нужно было показать Кармен, как правильно охотиться. Нет, Леспри не очень-то сомневалась в этой новообращенной, но ведь могут быть разные непредвиденные ситуации. А их не стоило сейчас допускать
- Я рада, что Вы хорошо устроились, - улыбнулась Леспри Страсти. - Да, на новом месте всегда непривычно, - некстати вспомнилась, как Леспри сама устраивалась на этом же самом месте. Не сказать бы, что это было очень легко, нет, возникали сложности первое время, но только лишь первое время. Вскоре она довольно-таки неплохо освоилась здесь, и еще ни разу у вампирши не возникала мысль пожалеть об этой жизни, которую ей подарил граф Дракула. И никогда бы она не обменяла бессмертие на что-либо другое. - Конечно, Вы всегда сможете обратиться к нам за помощью, и мы Вам с радостью поможем, мы же теперь одна семья, - довольно-таки дружелюбно вампирша улыбнулась Страсти.
"К сожалению, сейчас все больше становится людей, которые верят в эти всякие басни о вампирах... И все больше охотников на вампиров становится, которые с таким удовольствием вонзили бы осиновый кол в сердце кому-либо из нас... Стоит только вспомнить этого проклятого Хельсинга. Уверена, что теперь-то он точно не оставит нас в покое... С каким бы удовольствием я выцарапала бы ему глаза... Если бы не это ранение Сорси, то граф бы убил бы его прямо там. Кстати, о графе. С ним мы все-таки и не встретились сегодня. Нужно будет потом навестить его".
Вампирша так задумалась, что чуть было не прослушала последнюю реплику Люси.
- Что ж, будем надеяться на это, - согласно кивнула Леспри. - Интересно, как там наши конкуренты? Нашли ли кого-нибудь? Хотя, если честно, сомневаюсь в этом.

0

37

Зря Ван Хельсинг надеялся, что еще можно спасти Вильгельмину. Быть может ее можно было вылечить с помощью того снадобья, которое доктор нашел. Только вряд ли удалось бы вычеркнуть из разума и из сердца того, кто явился причиной всему этому. Легко забыть чувство, вырвать его из сердца, когда нет ответа на него, но следует только появиться на горизонте намеку на то, что оно не безответно и уже сложнее вычеркнуть из жизни того, кто тебе дорог. Мина успела за эти несколько минут увидеть близких по духу для себя в трех вампиршах. Одним словом если доктор надеялся, что можно еще спасти его пациентку, то заблуждался. Слишком глубоко пустили корни теплые чувства к вампирам или может жалость просто еще сильнее разгорелась.
Молодая женщина кивнула вампиршам на их речи и проводила их взглядом, а потом взглянула на Ван Хельсинга. Неужели он, и правда, хотел помешать ей? В это с одной стороны с трудом верилось, но с другой почему не находилось аргументов против слов и Сибиллы, и Каприс, и Моники. Неспроста доктор оказался здесь и именно сейчас. Неужели он следил за ней? Другого объяснения его появления здесь не было. Если конечно у мужчины не было нюха, как у собаки, то вряд ли бы он нашел Мину. Следы ее тут же заносил снег, видеть ее никто не видел, значит, никто не мог сказать, куда она пошла. По крайней мере, в этих краях, где точно миссис Харкер не могла никого встретить. Как-то стало неуютно от всех этих выводов и догадок. С легким беспокойством Вильгельмина окинула взглядом всех участником происходящего сейчас.
"Почему такое странное предчувствие меня сейчас мучает? Как будто что-то страшное должно случиться... Нет, я хочу верить, что доктор все же благородный человек и не будет тут устраивать ничего такого. Да и мои... сестры все же хотят просто с ним поговорить".
Проще было обманываться, верить в ложь сейчас, чем посмотреть правде в глаза и понять, что эта встреча давних врагов не закончится ничем хорошим. Пусть вампирши лично не встречались с Ван Хельсингом, но ненавидели его так, как будто встречались не раз. И тут вдруг представился такой шанс расплатиться с ним за всех погибших братьев и сестер. Только вот Мина этого не знала или просто не хотела запоминать такие нюансы.
Вдруг раздались выстрелы, которые вывели из задумчивости женщину. Кажется, в эту секунду время решило остановиться, и даже ветер не так стал завывать на это мгновение. Растерянный взгляд скользнул по блондинке, по ее сестрам, по доктору и на нем взгляд вновь остановился. Нет, не испуг не давал двинуть сейчас Мине, а скорее шок, что случилось то, чего меньше всего ожидала она. Сколько же слов вертелось на языке, но ни одного не могло сорваться с него сейчас. Зато в глазах отразились все эмоции, которые захватили сейчас миссис Харкер. Какие только чувства не отражались сейчас в ее взгляде. Удивление, зарождавшиеся негодование, растерянность - это все сменяло друг друга.
- Мне кажется, что здесь сейчас не в себе Вы, а не я. В отличие от Вас, я прекрасно понимаю, что совершаю, а Вы, кажется, забываетесь. Или же они были правы? - тут же набросилась на доктора Вильгельмина, когда у нее появился дар речи. Она направилась к мужчине, стараясь не поскользнуться. Несколько шагов и женщина стояла уже рядом с вампиршами, остановившись чуть впереди них.
- Кто Вы такой, чтобы решать их судьбы? Они когда-то тоже были людьми, как и мы, но по некоторым причинам, известным только им, выбрали то, что сейчас имеют. Разве Вам хоть одна из них что-то сделала, чтобы Вы так поступали? Лишь потому, что они не такие как мы? Даже это не дает Вам права убивать их здесь, так же как судить о моих решениях. Даже если я и больна, я в здравом рассудке и отдаю отчет своим поступкам, - голос Мины звучал спокойно и уверенно, да и внешне она выглядела сейчас невозмутимо. Нет, все происходящее не было сейчас в пользу Ван Хельсинга. Это все  лишь еще сильнее укрепило в душе женщины веру в то, что она не зря выбрала сторону трех вампирш.

Отредактировано Mina Murray (2014-05-15 19:25:22)

0

38

Бредя по скользким дорогам и прислушиваясь к завываниям ветра, мисс Вестенра присматривалась к тому, как выискивает жертву ее наставница, гораздо более опытная во всех премудростях вампирской  жизни (или правильнее было бы говорить вечного существования?) – Леспри.
Однако ничего особо нового новоявленная Кармен для себя не почерпнула, по крайней мере, пока. Ну, ходить и выискивать, пока все более чем предсказуемо.
«Скорее всего самое интересное начнется, когда мы встретим эту самую жертву. Хотя, правильнее будет говорить не когда, а если!»
Размышления пришлось прервать, так как Леспри обратилась к ней с какой-то фразой. Люси едва успела сосредоточиться, что бы вовремя услышать, что ей говорят.
- Да, это правда, погода просто ужасная, хотя признаться, я всегда любила, когда идет снег. Это так романтично, и отчего-то навевает мне воспоминания о празднике Рождества, веселии на улицах Лондона… В канун Рождества там непередаваемая атмосфера! Суета, звуки музыки и песен, аромат свежей выпечки, и дети играют в снежки, – Люси усмехнулась, вспоминая оживленную атмосферу и оглядывая ту унылую картину, которая сейчас предстала перед ее глазами, – и самое главное множество людей! Уж там-то легко можно было бы выискать подходящую жертву, да заманить ее в укромное местечко. А уж после...
Про себя Люси уже не однократно пожалела, что предложила выйти на охоту.
«Ведь видела же, какая отвратительная погода? Видела! Ну и зачем потащила всех на улицу? Чтобы вымокнуть, устать и заболеть? Хотя какое там заболеть… Вампиры же болеть не могут! Ну, тогда просто вымокнуть и смертельно устать, и все из-за меня», - Кармен даже стало стыдно и она решила попытаться исправить свое упущение, ну или хотя бы попытаться это сделать.
- Может быть и нашли… ведь наши «конкуренты» очень опытные охотники, – Люси слегка виновато передернула плечиками, словно извиняясь за то, что Леспри приходится возиться с такой неумехой, как она. – Мисс, если желаете, то мы можем вернуться обратно в замок. Конечно, я голодна, но ведь это не смертельно. Да и в замке будет, чем заняться, покажете мне его. Ведь он такой огромный, я и сотой доли не успела рассмотреть. Только свою комнату да гостиную... Не очень-то хотелось бы заблудиться в своем новом доме.

0

39

На заявление, что убитых даже вряд ли похоронили, Совесть только ухмыльнулась, в очередной раз удивляясь человеческой жестокости. В отличие от Божьих созданий - людей, они, по крайней мере, не бросают своих на произвол судьбы. Да и убивать девушку целой толпой мужчин, при этом наверняка зная от Ван Хельсинга, что она абсолютно не имеет опыта, не до конца сознает собственную силу и вообще кто она... и после этого вампиров обвиняют во всяких зверствах. На себя бы посмотрели.
"То же мне случайность, Ван Хельсинг абсолютно случайно нашел вампиров в Лондоне. Сорси привезли на грани смерти, планы в Лондоне сорвались... что было бы, не будь это случайным стечением обстоятельств и будь Ван Хельсинг готов дать отпор самому Дракуле и его свите, а не только недавно обращенной девушке?"
Сопровождение Фобоса пришлось весьма кстати, учитывая, что обувь Сатин не располагала к прогулкам по снегу. Благо снег практически перестал идти, но на платье смотреть было страшно. Вряд ли его уже можно будет привести в нормальное состояние.
- Нашел время ругаться с графом, - хотя, зная Душу, он от обиды мог вообще ничего не замечать вокруг, даже развернувшуюся битву. Совесть фыркнула, выражая все свои эмоции по этому поводу. Вспоминать тот день, когда Сорси уехал, желания не было. По разным причинам, начиная от ужасного поведения Души и заканчивая воспоминанием о пульсирующей жилке на шее Харкера, которого увели буквально из-под носа. И кто?! Чертова Мина, будь она проклята вместе со своим обожаемым женихом.
- В последний день перед отъездом Сорси, граф велел нам расправиться с женихом Мины, который в качестве адвоката приехал с бумагами на поместье в Лондоне, вот мы и устроили на него охоту. Проникли в монастырь, где он скрывался и уже почти прикончили его, медлили только из-за того, что Сорси, видимо, привязался к адвокату, - Сатин посмотрела на Фобоса, убеждаясь, что тот понял о какой привязанности идет речь, ибо обсуждать личную жизнь Души очень не хотелось, - но потом появились Мина и началась жуткая неразбериха. Эта идиотка кинулась спасать своего суженого, который в итоге остался жив и здоров, а Дракула дал четкий приказ ее даже пальцем не трогать, правда, по графу было видно, как он зол на нее за ее поведение. Душа разозлился, видимо из-за того, что добычу увели из-под носа. Потом был разговор между ним и графом, скорее даже они ссорились, после чего Сорси неожиданно решил "мир посмотреть", как он выразился, и уехать из Трансильвании.
"И если бы ты не шлялся где попало, мне бы не пришлось тебе сейчас это все рассказывать", - уже мысленно закончила Совесть, очень недовольная своей ролью сплетницы. Но раз уж Дерзость пересказывает ей новости из Англии, то подробности с ее стороны - это вполне приемлемая плата. Да и вообще их прогулка вполне располагала к разговорам и обмену новостями. Сатин уже успела забыть про соревнование, устроенное Сорси. И поблизости никого из людей не было, и дабы не терять время даром, только и оставалось, что разговаривать.
- Так что, братец, скоро охота здесь вообще станет никудышной. По правде говоря, идея купить поместье в Лондоне была бы очень удачной, не будь все это связано с Миной. Тут уже не какая-нибудь новая девица, он ее наверняка считает чем-то вроде... реинкарнации Элизабеты, раз приказал нам не причинять ей вреда, и так печется о ней, да и действительно она похожа на портреты как две капли воды. Я тоже думаю, что они с Ван Хельсингом знакомы, боюсь, как бы он через нее не добрался и до нас. Откровенно говоря, я обеспокоена его появлением, а ты знаешь, я редко волнуюсь без повода, - Сатин на секунду изобразила подобие улыбки, но сразу же снова стала серьезной, - он сейчас наверняка пылает жаждой взять реванш, и если Мине хватит ума с ним сотрудничать, - Совесть покачала головой, - то нам всем нужно быть начеку.

0

40

- Это же Сорси, милая! Он не думает о том, время или место для ссор, он просто привык так себя вести, - на этой фразе ему пришлось прикусить язык и остановиться, вынуждая затормозить и Сатин. - Он так и остался подростком, коим был. Я иногда даже сомневаюсь, что Пуазон в нашей семье ребенок. Она - психически больна, он же - просто не успел повзрослеть. И что из этого хуже? Сложно сказать, - Фобос пристально посмотрел своими белесыми глазами на собеседницу, а потом улыбнулся буквально уголками губ.
"Снова привязался к смертному? Ох, ну что же тебя тянет-то к живым, мальчик мой? Они никогда не смогут дать тебе настоящую семью... по крайней мере, эти смертные".
Выслушав Сатин про адвоката, которого Сорси не дал убить (да и не только он, как он понял из дальнейшей речи), мужчина нахмурился и покачал головой, вновь продолжая спуск к деревне.
- Ох уж эта его любовь к смертным... не могу его понять. Что за сомнительное стремление быть с теми, кто в любой момент может предать и убить только лишь потому, что мы - другие? Не помню, говорил ли, но и в Лондоне он разыскал своего старого знакомого - Ренфилда. Ты должна его знать, я же только о нем слышал прежде и там впервые встретил. Вытащил этого смертного из психиатрической лечебницы и жил с ним. Даже не хотел уходить и устроил с нами драку. Бедная Леспри аж со стеной пообщалась плотно, - искренне сочувствуя, проговорил вампир, впрочем, потом уже хмыкая. - Забавная такая парочка, но этот смертный в склепе полез защищать нашего брата и, увы, рухнул от руки все того же охотника. Наверное, Сорси расстроится, когда узнает правду, - последние слова прозвучали несколько отрешенно, словно бы они говорили сейчас он о ком-то ближнем, а о постороннем. Все-таки вампир старался не воспринимать все слишком близко к себе, понимая, что любые эмоции могут помешать трезво смотреть на ситуацию, как это было в том злосчастном склепе, в котором чуть не погиб блондин.
Дальнейшая часть повествования Совести была прослушана им хоть и внимательно, но Аурели не спешил делать выводы и что-то отвечать. Так несколько метров они прошли в тишине, пока тот что-то переваривал в своей голове, правда, потом все-таки подал голос:
- Остается теперь только надеяться, что после такого ранения он сделает выводы, что нельзя обращать внимания на эмоции и уж тем более поддаваться им. Если честно, Сатин, - несколько доверительно изрек он, - боюсь, что сейчас не только Сорси им поддается, но и сам граф, только вот по отношению к этой девице. Не помню прежде, чтобы он запрещал кого-то трогать. Когда мы были в Англии и говорили с ним, то я не почувствовал, что граф испытывает к ней нежные чувства, но в склепе... это его стремление, чтобы она была рядом... мне кажется, что Дракула сам запутался в своих желаниях. Он отрицает возможность чувств на словах, но на деле выходит иначе.
Дальше ему пришлось утянуть Сатин глубже в лес с тропы, чтобы сократить маршрут и выйти к ущелью, откуда было бы в разы удобнее спускаться. Он с одной стороны не хотел задерживаться, а с другой и не особо-то спешил, помня о том, что в этом самом ущелье, если граф решился-таки исполнить его план, должны быть невесты с Миной и, вполне вероятно, Хельсинг, которые не должен был отпускать миссис Харкер одну.
- Не стоит волноваться, - все-таки Фобос решил рассказать ей о небольшом плане. - Если миссис Харкер и ведет сюда Хельсинга, то только лишь потому, что эта часть плана, в котором охотник должен погибнуть. Я предложил графу позвать ее, пригласить себе и усилить этот зов крови, а между тем отправить за девицей своих невест, - удивительно, что теперь он вспомнил, как зовут эту блондинку, точнее фамилию ее мужа. - Конечно, обычно это не наши методы, но нужно заманить его в ловушку, а пожертвовав невестами - это единственный способ. Тогда эта девица увидит его истинную натуру и сама бросится к графу. После же наш выход. Хотя я планировал отправиться один и расправиться с ним, чтобы отомстить за Сорси. Недопустимо, чтобы кто-то оставался безнаказанным после ранения нашего брата, - и снова пришлось остановиться, правда на сей раз, чтобы вслушаться в звуки вокруг. - А раз уж у меня теперь есть компаньон, то это и вовсе будет легко, правда, нельзя появляться раньше времени. Акт убийства должен быть свершен. Мне даже жалко их немного, в конце концом, им суждено стать жертвой во имя мести, - он усмехнулся. Это было как-то странно представлять невест в роли агнец на заклание, которых вот-вот принесут в жертву.

0

41

Пуазон внимательно слушала Сорси, не перебивая. Нет, естественно, не было необычным то, что Сорси так открыто делился с ней своими мыслями и чувствами, но это было можно сказать несколько неожиданно. Возможно, просто из-за того, что они уже достаточно долго не виделись, вот Пуазон и отвыкла от всего.
Эмоции окинула Сорси сочувственным взглядом.
"Остался совсем один, даже не осознавая толком того, кем стал... Это ужасно... Я бы не вынесла такого... Как же хорошо, что граф меня-то сразу нашел... Как же жесток тот, кто его обратил! Вот так просто взять уйти, не объяснить об образе жизни... Бесчеловечно... Хотя и мне здесь было тяжело время, да, наверное, не только мне, а всем нам. Не сразу удалось принять эту новую жизнь, хотя никаких сожалений у меня нет..."
Пришлось отвлечься от этих не самых приятных размышлений, так как требовалось хоть что-то ответить. А она, если честно, даже не знала, что отвечать. Не так-то часто Сорси говорил с ней о том, кто его обратил. Вернее, вообще не говорил об этом.
- Это просто ужасно, - Пуазон грустно вздохнула. - Но в итоге все сложилось удачно, ведь граф все-таки нашел тебя... А это главное... Так что не стоит предаваться этим грустным воспоминаниям, - незаметный выдох и взгляд в сторону. Она не знала, что еще сказать, и на душе от этого легче не становилась. Но вот тема снова вернулась к новообращенной, и Пуазон даже облегченно выдохнула от этого.
- Естественно, повезло, - согласилась Пуазон. - Теперь-то у нее все будет хорошо.
"Ну, конечно! Как же тут обошлось без этих чертовых охотников! Естественно, как только узнали о том, что ее обратили, так тут же попытались ее прикончить! Хорошо еще хоть, что ее успели спасти, и не доставили им радости от того, что нас бы стало на одного меньше. Нет, не будет нам спокойствия, пока они существуют!"
- Привыкнуть будет сложно, - произнесла Пуазон. - Раз уж у нас сейчас нет возможности увидеться с графом, то боюсь представить, что будет, когда здесь окажется эта женщина, - больших усилий стоило Пуазон сейчас не скривиться от напоминания об этой Вильгельмине.
То, что теперь на первом месте графа будет не его свита, а какая-то англичанка, которая якобы похожа на погибшую жену Дракулы, откровенно говоря, задевало. И с чего граф только взял, что она - ее реинкарнация?
- Да ладно, я же уже вышла. Нет смысла теперь возвращаться назад, да и неохота сдерживать голод, - сказала вампирша, после чего прислушалась.
Никаких шорохов, никакого шума, словно все кругом вымерло. Было слышно только завывания ветра.
- Да, кажется, нам сейчас все-таки придется выманивать жертву из дома, так как вероятность того, что нам встретится кто-то на дороге низка.

0

42

Не надо думать, что Сорси требовалось сочувствие за то, что ему пришлось некогда пережить. Нет. Он поделился этой тайной своего прошлого лишь потому, что наконец-то захотелось рассказать. Если раньше оная тема была запретной, то теперь он мог куда спокойнее о ней говорить, не чувствуя жгучего желания устроить черт знает что. А это уже - большой прогресс.
- Я не считаю, что они грустные. Даже в те времена, несмотря на такие трудности, было моментами достаточно весело. Вспомнить только моего хорошего друга, с которым мы жили в одной квартире. Вот уж мы с ним любили повеселиться над людьми! Правда, потом попадало по шее и не раз, но зато после мы долго смеялись, вспоминая очередное свое приключение. Нет, Пуазон, они не грустные, скорее омраченные аспектом того, что я не понимал, что я и кто я. Ну, и к тому же не знал, кем был до того. А сложно жить без прошлого. Но раз меня никто не искал, сомневаюсь, что что-то из себя по жизни представлял до того, - как же он в действительности ошибался! И как жаль, что не понимал оного. Хотя доля истины все же есть: его не искали потому лишь, что для родителей он был головной болью, ни кем, если посмотреть пристальнее.
Позже граф говорил, что его потеря памяти связана с неудачным обращением, и если раньше это было фактором раздражения и ненависти, то теперь лишь легкой тоски. Иногда все-таки хотелось вспомнить хотя бы свое имя, которое затерялось где-то далеко-далеко.
Сорси старался не поскользнуться в своих сапогах на снегу, которые так и норовили его утянуть в холодную белую массу. А потому отвечать на слова Пуазон он не спешил, слишком увлеченный, так сказать, прощупыванием тропы. Да и что еще можно сказать на тему новенькой? Да, ей несказанно повезло, что ее успели спасти (в этом блондин хоть и сомневался, но все-таки не озвучивал вслух), да, она, скорее всего, быстро всему научится только из желания проявить себя перед графом Дракулой. Оценит ли он ее старания? Вопрос остается открытым, но уже не волнующим вампира. В конце концов, их время близкого общения с графом бессовестно упущено. Больше он не хотел возвращаться к тому, что было, похоронив прошлое там, где ему самое место - в прошлом. Тем более, что как выяснилось от того треклятого ангела, последняя его связь, которой он действительно дорожил, теперь тоже мертва. И напоминание - лишь то, что теперь болталось на шее.
- Не думаю, что ей будет тяжело. В угоду графу она быстро все освоит, чтобы услышать от него похвалу. Женщины... когда они влюбляются в него, то готовы пойти на все. Стоит только взглянуть на его невест, которые бегают за ним и томно вздыхают на каждом углу, - легкая усмешка тронула губы. Несмотря на тон, он относился к этим трем девушка достаточно хорошо (особенно тогда, когда они поддерживали его в своих шалостях и соглашались устроить очередную головную боль Сатин), да и делить им, собственно, было нечего: с графом у них никогда не было той связи, которая когда-то началась между ними. - Конечно, может она добьется даже большего от Дракулы, чем они, но не стоит ей зря мечтать о нем. Сейчас мысли Дракулы заняты той, от кого лично меня буквально воротит. Эта миссис Харкер - сплошная головная боль. Она мечется между двумя и никак не может выбрать одного. Даже в склепе пыталась сопротивляться некоторое время. Самое противное то, как она лжет самой себе, - он закатил даже глаза и в итоге поскользнулся, плюхнувшись в снег и сопроводив сие нецензурным словом, за которое даже и не думал извиняться. - Она говорит о чувствах, когда сама не может в них же разобраться, - кое-как поднявшись, он стал отряхиваться, недовольно нахмурившись, особенно тогда, когда снежинки попали ему за пояс брюк, отчего захотелось поскорее их сдернуть и отряхнуть изнутри. - Когда же эта женщина окажется здесь, то мы получим определенную свободу действий. Не думаю, что Дракуле будет дело до своей верной свиты, - усмешка, но теперь с оттенком озлобленности. Ему не очень-то нравилась такая перспектива, но он не собирался тешить себя сомнительными перспективами, которые вряд ли бы в итоге оправдались. С него хватило в этой жизни надежд, теперь стоило просто быть тем, кем его сделали - вампиром, который ни о чем не сожалеет в этой жизни и следует только за кровью. Непривычно, конечно, о разве им оставили другой выход? Он сомневался, по крайней мере, сейчас.
"Хотя стоило бы завести себе какого-нибудь питомца. Как жаль, что здесь нет никаких интересных экземпляров людей. Искренне жаль. Да только теперь у меня нет никакого желания снова срываться и куда-то уезжать".

0

43

Все что происходило сейчас в ущелье, казалось сущим ночным кошмаром, который должен был вот-вот развеяться в ночной мгле, исчезнуть в небытие. Куколка даже на мгновение зажмурила глаза, словно надеясь, что сейчас все увиденное исчезнет, и она окажется подле графа или же проснется в своем будуаре. Но нет. Все происходящее являлось страшной и жуткой правдой.
Сибилла видела все словно в замедленном режиме: этот изувер, словно фокусник из рукава, выудил пистолет и раздался звук выстрела, показавшийся похожим на звук грома…
- Нет! Нет! Моника, моя сестра! – голос рыжеволосой шельмы задрожал и оборвался, сливаясь с завываниями ветра, совершенно отказываясь повиноваться своей владелице.
Зрелище того как вечно веселая, златокудрая Моника за сотую долю секунды обращается в прах и исчезает с лица земли было столь невыносимым, что волей-неволей по лицу Куколки заструились слезы, которые за секунду застывали на ледяном ветру, превращаясь в ледяную корочку которая пребольно страгивала холеную кожу девушки.
Казалось что смерть, которой следовало забрать невест Дракулы уже несколько столетий назад, наконец, вспомнила о девицах и решила принять их в свои костлявые объятия.
Конечно, большого взаимопонимания между вампиршами никогда не было, и если уж честно Сибилла не слишком любила Монику (Каприс была ей намного ближе), но ведь семью не выбирают, просто любят своих близких за то, какими они есть… Светловолосая невеста была частью жизни Куколки, и теперь ее не стало. И смириться с этой мыслью было просто не возможно.
- Нет, Моника, моя родная! – Сибилла, казалось, сама не понимала, что творит. Оттолкнув Мину, которая встала на защиту своих названных сестер, рыжеволосая шельма  не сводя взгляда с Ван Хельсинга, двинулась навстречу охотнику, протягивая руки, словно вознамериваясь задушить мужчину, ну или расцарапать ему лицо. Внезапно для себя Куколка поняла, что спастись ей и Каприс вряд ли удастся, но отчего-то эта мысль не испугала девушку. Их жизнь уже никогда не стала бы прежней. Дракуле они не нужны так сильно как раньше. Их место заняла "Элизабета". Моники теперь нету... Сибилле казалось, что она лишилась одной трети собственной души... Бросив еще один взгляд (возможно последний в своей жизни) на свою старшую сестру, рыжеволосая шельма перевела взгляд на Мину и едва слышно, только одними губами прошептала:
- Отомсти за нас, сестрица… – и, обернувшись к охотник, злобно прошипела, - убийца! Проклятый, проклятущий убийца невинных и безвредных детей ночи… Запомни мои слова, пусть ты истребишь всех нас: меня и Каприс сейчас. Но и расплата будет более чем страшной! Твоя смерть будет воистину мучительна!
Сибилла сделала еще один шаг по направлению к Ван Хельсингу, сотрясаемая не то едва сдерживаемыми рыданиями, не то дрожью.

0

44

Леспри и сама не заметила, как чуть отошла вперед, выпустив локоть Кармен из своей руки. Впрочем, зря она это сделала. Стоило ей это сделать, как она сразу же чуть не поскользнулась и не рухнула на землю.
"Мало того, что почти ничего не видно вокруг, так здесь еще и скользко", - с внезапной злостью подумала вампирша. Нет, она-то всегда могла сдержать свои эмоции, но сейчас это все ее порядком достало. Но все же ей бы не хотелось сейчас срываться на новообращенную и, возможно, испортить с ней отношения. В конце концов, вины Кармен в этом не было, Леспри могла остаться в замке.
Но что сейчас-то об этом рассуждать? Буря все усиливалась и усиливалась, так что до Леспри почти перестали долетать фразы Кармен.
- Да, мне тоже нравится, когда идет снег, - произнесла Леспри. - И здесь тоже такие бури встречаются достаточно редко, скорее у нас сегодня просто неудачный день, - однако последствий плохого настроения это не отменяло.
"Значит, в Лондоне в это время года там непередаваемая атмосфера... Было бы интересно посмотреть. Да только вряд ли мне это уже удастся увидеть. Эта поездка выдалась крайне тяжелой для всех, да и туда ведь уже никто и не вернется. А ведь вскоре тут появится эта Мина", - больших усилий при этой мысли Леспри стоило не скривиться презрительно.
"Вполне возможно, что еще и приведет с собой этого проклятого охотника на вампиров - Ван Хельсинга, да только тут его будет ждать верная смерть... Вряд ли другие вампиры обрадуются появлению этой Мины... Хотя, делать все равно нечего. Придется нам всем с этим смириться, хотим мы этого или нет... К сожалению, теперь на первом месте для графа будет стоять эта Вильгельмина, а не свита..."
Тяжело было об этом думать, потому Леспри предпочла обратить внимание на свою спутницу, которая, честно говоря, поставила вампиршу в ступор последним заявлением.
"Значит, она не так уж и голодна? Тогда почему же она сразу об этом не сказала? Только зря время потратили..."
- Вы уверены? - она внимательно взглянула на Кармен. Та, похоже, сказала это на полном серьезе. Что ж, Леспри была не против того, чтобы вернуться в замок, и показать его более подробней рыжеволосой вампирше, но ведь кажется Кармен была все-таки очень голодна до выхода из замка.

Отредактировано L'esprit (2014-05-18 20:07:49)

0

45

В происходящее верилось с трудом. Больше хотелось поверить, что все это лишь иллюзия. Казалось, что вот сейчас лишь надо закрыть глаза, а потом открыть и все изменится. Моника будет стоять перед ними и вновь улыбаться, язвить своей старшей сестре, как это было иногда, они будут в замке, а не в этом ущелье, где погода оставляла желать лучшего. Но только тешить себя такими надеждами было бессмысленно. Их младшей сестре ничем уже нельзя было помочь и уже никогда бы не удалось им спорить друг с другом. Как же было больно от этого. Сколько бы Каприс ни ссорилась с сестрами, сколько бы ни ругала их, но все же любила и Сибиллу, и Монику, дорожила ими, как родными. И сейчас было невыносимо видеть, как одна из них гибнет от руки этого проклятого охотника.
- Моника... Сестра моя... Нет, - тихо проговорила девушка, задыхаясь от слез. В эту же секунду с глаз спала пелена, которая мешала посмотреть на ситуацию здраво.
"Надо посмотреть правде в глаза. Я слишком поторопилась, думая, что это будет легкая победа. Даже надо сказать больше. Я поторопилась, надеясь на победу. Чувствую, что нам с Сибиллой суждено направиться за нашей сестрой... И пусть. Все равно с появлением этой англичанки в замке все изменится, и свита для графа вряд ли будет стоять на первом месте, а значит и мы тоже".
На губах старшей невесты графа промелькнула грустная улыбка. Вампирша почти уже кинулась к Ван Хельсингу, но тут как раз на дороге перед ней возникла Мина. Если признаться честно, то такое поведение удивляло немного. Сколько же храбрости надо было иметь, чтобы становится между ними, понимая, что ты тоже можешь пострадать. Нет, конечно, Ван Хельсинг вряд ли стал бы что-то делать сейчас, когда был шанс задеть миссис Харкер, но вдруг он бы не успел среагировать на ее появление? Даже не хотелось думать о том, что могло случиться. Возможно, Каприс не пылала симпатией к этой  англичанке, но все же ее смерти не желала сейчас, так как в этом было бы мало пользы.
- Мина, прошу тебя, не рискуй так своей жизнью. Нам очень приятно, что ты так защищаясь нас, хотя познакомилась с нами лишь несколько минут назад, но неизвестно, что придет в голову доктору. Вспомни только, что он приходил в склеп к Люси, - вампирша придержала Мину, чтобы она не поскользнулась после того, как ее оттолкнула с пути Сибилла. - Как ты думаешь, зачем? А ответ очень прост. Он хотел убить ее.  Кто может дать гарантию, что этот безумец  не захочет убить тебя сейчас? Поэтому прошу тебя быть сейчас осторожнее и не рисковать так. Дракула очень дорожит тобой и если с тобой что-то сейчас случиться, то он не вынесет этого. Слишком долго ему пришлось ждать вашей встречи. Поверь мне, - Каприс осторожно провела пальцами по щеке  Вильгельмины, взглянув ей в глаза. Как странно. Вроде бы из-за этой англичанки все пошло не так, все теперь вот так заканчивалось и следовало бы ее ненавидеть, высказать все, но вампирша не могла. Почему-то ни капли ненависти или злости не было. Быть может, потому что от этой злости ничего не изменилось бы.
"Надеюсь, ей удастся дать графу то, чего он так долго искал и что хотел найти..."
С такой мыслью Каприс уверенно пошла в сторону охотника. Нет, стоять в стороне в такую минуту нельзя было. Если уж идти на гибель, то вместе, если мстить и выигрывать этот бой, то тоже вместе. Хотя в последнее все труднее верилось.
- Абрахам, ты ничем не лучше нас. Давно уже ты подписал свой приговор и его остается лишь привести в исполнение. Если не мы, так другие это сделают. Или ты надеешься, что судьба всегда будет благосклонна к тебе? - вампирша расхохоталась, но потом ее смех резко оборвался. - О, ты очень ошибаешься. Или, может, ты надеешься истребить всех вампиров? Можешь не надеяться, так как это тебе не удастся. Ты умрешь самой жуткой смертью, и мне очень хочется верить, что такой же смертью, на которую обрекаешь своих жертв. Ты ответишь за каждую свою жертву и  будем надеяться, что очень скоро, - с нескрываемой ненавистью проговорила Каприс. В любую секунду она была готова кинуться на охотника и отомстить тому за все, о чем только что говорила.

0

46

В очередной раз поскользнувшись, Люси мысленно чертыхнулась, и предпочла, наплевав на все правила приличия ухватиться за локоть своей наставницы покрепче.
«Интересно, а могут ли вампиры сломать себе шею? Или ноги с руками? Заболеть от холода и сырости я теперь не могу, а вот кости переломать? Наверное, могу. Не очень-то хотелось проверять эти догадки на себе! Но и задавать такие глупые вопросы тоже не могу, обстановка и так напряжена...»
Но все это сейчас было не совсем важно, гораздо более волновало новоявленную вампиршу то, что сейчас думала о ней провожатая. Если Леспри сейчас и считала Кармен полной дурой, то это было вполне заслужено. Сначала заявить, что ужасно голодна, и заставить всех пойти на охоту, собственно говоря, ради нее, а затем сообщить что не так уж и сильно голодна, и может потерпеть еще.
- Я могу быть уверенна только в одном, мисс Леспри. В чувстве голода, которое я испытываю, – Люси и правда не кривила душой, говоря все это. Девушка помолчала некоторое время, оглядываясь по сторонам, словно надеясь, что вот-вот, откуда ни возьмись, выйдет человек, подходящий на роль жертвы. - Но так же я убеждена и в том, что сейчас, в такую погоду ни один здравомыслящий человек не пойдет вояжировать и дышать свежим воздухом. Слишком уж безлюдное место и звенящая тишина, не знаю, ходят ли тут люди в хорошую погоду, но сейчас мне кажется искать тут кого-нибудь бесполезно, – Люси попробовала было привести в порядок спутавшиеся рыжие кудри. Потерпев фиаско, мисс Вестенра бросила это неблагодарное занятие и спокойно посмотрела на стоящую напротив Леспри.
«Кажется, она зла на меня… Оно и понятно, на ее месте  я бы уже саму себя побила!  Что ж, и пускай! Мне все равно, что она там думает. Хочет злиться, пусть хоть лопнет со злости! Портить отношения я не желаю, но и заискивать не буду!»
- Я только предложила, так как понимаю, что наши шансы встретить нормального человека малы. А испробовать кровь какого-то замухрышки или бродяжки мне вовсе не хочется, они грязные и дурно пахнут! – Люси гадливо передернулась и более чем спокойно посмотрела в глаза вампирши. – Я всецело полагаюсь на Вас, мисс Леспри. Вы более опытны в вопросах поимки и выслеживания подходящей жертвы, а я сущее дитя в этом вопросе. Так что как скажете, так и поступим. Если чувствуете, что наша прогулка сможет увенчаться успехом, то я последую за Вами без возражений!
Склонив голову на бок, мисс Вестенра ждала ответа своей наставницы в вампирских премудростях, попутно прислушиваясь к реву ветра, который, казалось, усиливался с каждой секундой.

0

47

Кажется, Сорси подумал, что она сочувствует ему. Но нет, Пуазон просто открыто выказывала свои мысли, не особо-то, впрочем, вдумываясь в их смысл. Нет, естественно, Пуазон не была бесчувственным камнем, и малая доля сочувствия все же проскользнула в ее взгляде, но вампирша прекрасно понимала, что в чем-чем, а в сочувствии Сорси уж точно не нуждается. Так что и не стоило думать больше на эту тему. Да и стоило слушать внимательно своего собеседника. Переспрашивать по сто раз не хотелось бы, тем более Сорси сам же вполне справедливо мог упрекнуть ее за невнимательность.
- Ну, раз не считаешь, то ладно, - Пуазон даже нашла в себе силы чуть улыбнуться, несмотря на то, что ее настроение было не слишком-то хорошее, даже можно сказать, что его и вовсе-то не было. А все из-за этой чертовой неудачной охоты, да еще и отвратительной погоды.
Дальнейшую речь Сорси Эмоции слушала с легким интересом.
- Значит, оказывается, было больше веселых моментов, - Пуазон хмыкнула и задумчиво повела плечами. Эта фраза была сказана скорее так, для себя, чем от того, что она действительно ждала ответа на эту реплику.
Однако не успела вампирша опомниться, как поскользнулась на снегу, и чуть было не упала, если бы крепко не ухватилась за руку Сорси.
"Будет наукой мне... Никогда больше не выйду в такую погоду на охоту... Наверное, не только одна я так думаю..."
Как-то неожиданно быстро охота перешла в обычные разговоры. Вот и стоило ради этого уходить из теплой гостиной?
"Интересно, а как там все-таки остальные? Вряд ли они нашли кого-нибудь, а значит, придется Кармен все-таки терпеть голод..."
- Да, я тоже в этом уверена. Если она уже сейчас так уверенно держится, то не стоит и сомневаться в том, что она быстро все освоит, - кивнула Пуазон, соглашаясь со словами вампира. Однако следующая фраза заставила ее неприязненно поморщиться. Что ж поделать, не любила она невест Дракулы, и ничего нельзя было с этим поделать. Как бы она ни старалась, но не могла она к ним относиться по-другому, когда практически изо дня в день раздразнивали их с Сатин.
- Ой, не напоминай мне про них, - фыркнула Пуазон и махнула рукой,  - помнится, мы с Сатин вышли на охоту, так эти чертовы невесты увязались за нами и испортили всю охоту, - нет, конечно, по сути, в этом не было вины вампирш, но Пуазон считала, что именно невесты Дракулы принесли тогда неудачу.
- Значит, пыталась сопротивляться? - Пуазон перевела взгляд на Сорси, в ее глазах читался легкий интерес. - Я-то думала, что сопротивляться графу практически невозможно.

0

48

- Единственная проблема, что она может не понять устройство семьи и ненароком приревновать. А это было бы не очень-то хорошо для нее же.
Увы, но Сорси знал, что говорил, и эта перспектива была не самой-то радужной в жизни. Сам ревновал, даже слишком часто, вел себя потому неразумно, делал все, чтобы привлечь внимание графа. А что в результате? В итоге сам же и устал от этого типа отношений и возжелал свободы от того, что откровенно мешало дышать полной грудью. Хотя такие слова сложно было отнести к вампиру, который, в общем-то, давно уже мертв. Пускай не полностью, но на больший процент.
Невольно с губ сорвался чересчур радостный смешок. Сейчас вампир оказался готов посмеяться и над самим собой, ему это казалось действительно забавным. Насколько же он был слеп все это время! И не ценил того, что действительно достойно внимания, включая тех верных, кто в итоге готов пойти на большую жертву. Кто-то платит даже собственной жизнью.
Граф всегда уверял, что люди не могут испытывать хоть каких-то чувств к вампирам, кроме ненависти. Но как же он ошибался и эту теорию подтверждал не только его опыт с Ренфилдом, который заставил Сорси взглянуть на жизнь под несколько иным углом, а так и то, что хоть блондин не питал особых чувств к этой девице, но, похоже, она действительно что-то питала к Дракуле. А ведь она видела, кто он, знал... и все равно шагнула в его объятия, пускай и объясняя это сомнительным благородством, в которое он не очень-то и верил.
"Но черт бы ее побрал, если бы не она, то уверен, что этот охотник бы рискнул продолжить преследование, а тут... в некотором смысле она дала нам передышку, хотя вряд ли осознанно".
Но вот Пуазон заговорила об охоте, которую якобы испортили невесты, во что ему, если честно, верилось с трудом. Вампир прекрасно знал этих трех девиц и то, что они были самыми настоящими машинами для убийства. Вряд ли они могли испортить охоту, разве что увести жертву у свиты из-под носа, но тут уж конкуренция и от нее никуда не деться. Как говорится, побеждает сильнейший.
- Мне кажется, что дело не в них, а в том, что без графа в замке вы несколько распустились. Ведь даже если жертва не шла сама вам в руки, то вы ее выманивали. Так же действуют и невесты, правда, чаще более грубо и оставляя больше следов своего пребывания. Могу признаться, что иной раз я даже восхищаюсь их работой. Непередаваемое чувство, когда жертва умирает в мучениях и сладкой неге от того, что его убийцы столь прекрасны. Увы, моя милая сестричка, нам такого с тобой не дано увидеть в своем ужине. А все лишь потому, что они любят юных див, чьи тела возбуждают несколько иной интерес. Правда, тебе пока еще рано об этом знать и говорить, подрастешь, и я проведу тебе целую лекцию об этом, - клятвенно пообещал блондин, положив руку на ту сторону, где должно было бы биться сердце. Он прекрасно помнил, что перед ним - ребенок во взрослом теле, а потому все же хоть иногда стоило следить за своим языком. Он не сомневался, что Пуазон, расскажи он ей сейчас все в лоб, побежит передавать свои знания Джокеру или Сатин, а там недалеко и до взбучки, что детей учит неположенному. Правда, похоже, она решила не заострять на этом внимания, что несомненно порадовало его.
Придерживая свою подругу за талию, после того, как она вцепилась в руку, он тихо усмехнулся.
- Чему ты так удивляешься, моя милая? Не все поддаются влиянию нашего брата. Не все готовы беспрекословно бросаться в наши объятия. А девица, что запуталась в собственных чувствах... это даже не удивительно. Впрочем, я уверен, что битву она проиграет при новой встрече и уже не сможет более уйти от Дракулы. Не позволит не только кровь, но и то, что глубоко запрятано в ней. Думаю, что это жажда новой жизни, отличной от той, которую она вела. Не похожую на сплошную рутину, где есть совершенно иные краски, нежели серые. Но тише, - он приложил палец к губам. Ему показалось или он слышал голоса? Более того, ему послышались они несколько знакомыми. Замерев и остановив спутницу, он обратился во слух, чтобы понять, ветер ли это играет злую шутку или же действительно кто-то находится поблизости.

0

49

"Ренфилд... ах да, тот самый адвокат, который приезжал еще до пресловутого Харкера. Я еще ругалась на Сорси с Пуазон за то, что они мешают его работе. Оформил бы все бумаги, тогда бы и поиграли с ним, но нет. Неудивительно, что Ренфилд сошел с ума, у меня тогда не было времени следить еще и за двумя детьми, чтобы они не слишком травмировали его психику".
- Полез защищать вампира? Человек? Надо же, неплохо мы над ним поработали, - Совесть усмехнулась, с трудом представляя, как какой-нибудь смертный жертвует своей жизнью ради носферату. Да и Леспри, впечатанная в стену Сорси из-за любви к человеку, тоже как-то плохо воображалась. Душа уже вроде бы достаточно взрослый, чтобы хорошо понимать разницу между вампирами и людьми. И что между ними никакой любви быть не может и пора бы уже перестать засматриваться на смертных. Вроде бы...
Вот уже два вампира поддались чувствам и что? Ничего хорошего из этого не вышло. И ладно бы еще Сорси, который, как уже было замечено, был и остается сущим ребенком с сиюминутными желаниями, но граф... Вот уж кому недозволительно рисковать собой и своими детьми из-за душевных порывов.
- Побыстрее бы он разобрался в себе, и решил, чего он на самом деле хочет. И лучше пусть все решится не в пользу Мины, лично мне она кажется непроходимой идиоткой. Не понимаю, чем она смогла привлечь графа, - Совесть поморщилась, представив белые кудри и испуганное лицо миссис Харкер во время их первой и последней встречи. Сама непосредственность. Даже удивительно, неужели Дракула заинтересовался ей только из-за смазливой внешности? И ведь не объяснишь же ему, что она наверняка просто безмозглая кукла.
Впрочем, план расправы с охотником на вампиров оказался гораздо более интересным, чем обсуждение Мины и отношения графа к ней. Разве только тот факт, что Совесть осведомили о нем в последний момент несколько задел, но раз теперь она в курсе, то обижаться смысла нет.
- То есть в данный момент, невесты умирают от руки Хельсинга во имя общего дела? - остановившись, вместе с Фобосом, Сатин удивленно переваривала услышанное. "Не наши методы" - слабо сказано, в данной ситуации. Как бы она не любила невест, но это было жестоко. Впрочем, сильно горевать Совесть не стала. В конце концов, раз граф решил пожертвовать ими, то кто она такая, чтобы спорить? Зло усмехнувшись, Совесть взглянула на Фобоса. - Что ж, теперь главное не упустить момент. Давно пора отомстить охотнику за все его убийства. А невест действительно жаль. Я даже начала сближаться с ними в последнее время.
"И с каких это пор я стала такой сентиментальной?"

Отредактировано Satine (2014-05-27 20:16:50)

0

50

Уже не обращая на Мину никакого внимания, Моника только хищно смотрела на охотника. Теперь, когда ненавистный Ван Хельсинг сам попал в засаду и превратился из охотника в добычу, блондинка уже предвкушала расправу над ним. А еще награду графа за успешно выполненное задание. Мысли о том, что он сумеет справиться с тремя вампиршами, даже не возникало. То ли от того, что Моника хорошо представляла себе свою силу и силу сестер и знала, что честно уж Ван Хельсингу никогда не справиться с ними, то ли из-за охотничьего азарта, который затмил разум. Видеть добычу и уже представлять его мертвой... непередаваемое ощущение, которое и сам охотник на вампиров наверняка бы оценил.
Моника лишь усмехнулась на слова Ван Хельсинга, утверждающего, что Мина больна. Болен здесь только один человек, не понимающий прелести вечной жизни и пытающийся оттолкнуть от этого свою подругу. Конечно, присутствие миссис Харкер в замке и одержимость графа ею отнюдь не радовали, но когда речь шла о вампирах в целом... тут уже не до придирок, на кону воля графа и жизнь сотен вампиров, которых уничтожит охотник, останься он в живых, чего ни в коем случае нельзя допустить.
Сделав еще пару шагов, блондинка наклонила голову в сторону, с интересом глядя на охотника. Тот начал копаться и искать что-то, одновременно убалтывая вампирш. Насторожившись, Моника оскалилась и отступила на полшага назад, поздно сообразив, что подошла слишком близко. Надежда все же, что он действительно предложит что-либо, как и говорил, рухнула, когда перед Моникой появилось оружие. Казалось, что прошла целая вечность, пока вампирша в упор смотрела револьвер, нацеленный на нее. Увернуться она не могла, да и не успела бы она это сделать, хотя само время для Моники остановилось. В какой-то момент она даже разозлилась на охотника за то, что он медлит. Ощущение неотвратимой смерти полностью завладело вампиршей, которая буквально почувствовала, как на ее горле сомкнулись ледяные пальцы. Этот холод, который Моника не чувствовала с тех пор, как была человеком, парализовал ее, и впервые за свою жизнь вампирша ощутила животный страх, который испытывает добыча, завороженная смотрящая в глаза хищнику. Не в силах не убежать не увернуться, только ждущая, когда наконец все закончится.
"И это все?" - успела подумать блондинка, перед двумя громкими выстрелами, вслед за которыми Моника ощутила короткую боль. Громко вскрикнув, девушка упала, правда ни этого, ни криков сестер она уже не чувствовала и не слышала. Она не успела даже подумать о том, что любит графа и о том, что совсем не хочет умирать. Монику накрыла тьма, лишенная всякого смысла. Она умерла, даже не подозревая, что граф Дракула, ее любовь, пожертвовал ею, для того чтобы расправиться с охотником и заполучить Мину.

0

51

Вопрос Сатин был очевиден, ведь действительно это не так-то часто и случалось, чтобы кто-то жертвовал собой ради кого-то, и это касалось не только отношений вампиров с людьми, но и внутри обеих рас. Фобос за свою жизнь многое увидел: предательство, обман, ненависть, обиду, озлобленность... в большинстве своем эти эмоции носили исключительно негативный окрас и приводили к тому, что одни старались вгрызться в глотку другим. Так было и среди вампиров, правда, все быстро решалось благодаря графу, которому практически все подчинялись беспрекословно. Конечно, находились смельчаки пойти против его воли, но Дракула и на них находил управу. Среди же людей все обстояло несколько сложнее: у них не было единого предводителя, который бы взял над ними шефство и направлял на путь истинный, каждый оказывался предоставлен сам себе и действовал исключительно так, как считал нужным. Чаще всего такая политика не доводила до добра: из-за зависти и ненависти люди с особым удовольствием вгрызались друг другу в глотки, а те, кто не мог сделать оного лично, находили чужие руки для этого грязного дела.
Именно потому такой поступок человека ради другого (а тут еще и вампира) казался чем-то крайне удивительным. Аурели легко улыбнулся.
- Думаю, на него повлияло то, что он увидел настоящую семью и захотел стать ее частью. Правда, я оказался несколько удивлен, что он не стал при встрече просить о том, чтобы граф подарил ему вечную жизнь... немного неожиданно, но так даже лучше, - он коротко хмыкнул. Вряд ли бы Дракула, даже увлеченный миссис Харкер, позволил бы своей Душе вольничать и выбирать кого-то в свои любовники. Ведь тогда бы под угрозой мог оказаться его авторитет, а, как известно, такое обычно ничем хорошим не заканчивается.
Вот только долго размышлять на эту тему ему не удалось лишь потому, что Сатин высказала мнение о миссис Харкер, которое весьма позабавило вампира, что он даже расхохотался.
- Идиотка? Весьма высокая оценка, но все-таки позволь не согласится с тобой. Она весьма умная девушка, правда, совершенно неопытная во всех вопросах. Потому что она нашла тогда единственный способ, как сохранить жизнь пришедшим, пускай и не всем. Конечно, ее труды оказались во многом напрасными, но все-таки... хотя, может, ошибаюсь и я, воспринимая эту жертвенность умом. Черт поймет этих смертных. И как же далеки мы стали от них, правда? - Валентино усмехнулся и остановился, вслушиваясь в вой ветра. - Даже не верится, что когда-то мы и сами были живыми, и в нашей груди билось сердце. Впрочем, в день своего обращения я решил его остановить весьма специфическим способом, - Аурели глянул на женщину и подмигнул, - прыгнул от скуки со скалы. Не знаю, зачем граф решился тогда дать мне новую жизнь, но надо признаться, что жалеть пока что не пришлось. Так куда веселее и больше возможностей, - оглядевшись кругом, он бросил взгляд в сторону одной из тропок, которую хоть сейчас и не было видно, но он ее безошибочно определил по памяти. - Что же касается твоего удивления по поводу невест, то именно так. Где-то там в ущелье они сейчас должны умирать от руки охотника, брошенные на растерзание его величеству Ван Хельсингу. Я точно не знаю, когда стоит вмешаться нам, но, думается мне, что можно уже спускаться. Может, охотник и не самая вкусная добыча, но для победы в этом импровизированном состязании нам подойдет. А жалеть не стоит девушек слишком долго: так куда лучше, чем, если граф вовсе о них забудет и прекратит посещать. Сомневаюсь, что ему теперь будет до кого-то дело, кроме его дражайшей миссис Харкер. Чертовка, вот уж сумела окрутить нашего графа! Ее таланту можно только позавидовать, - он даже якобы сокрушенно покачал головой, мол, какой ужас и как же дальше быть? Правда, после ненавязчиво потянул Сатин за собой по занесенной тропке, решив отложить все сожаления на более поздний срок. - Хотя... вполне вероятно тому заслуга не сама миссис Харкер, а ее столь невероятная внешняя схожесть с покойной супругой Дракулы. Он думает, что она может быть ее... реинкарнацией.

0

52

Казалось, время остановилось вокруг них. Ван Хельсинг перестал ощущать порывы ветра. Снежинки словно замерли в воздухе, как замерли прекрасные создания, которые язык не поворачивался назвать порождениями ночи. Доктор продолжал молиться о спасении их заблудших душ. Его удивили слова девушек, которые взывали к его жалости. Ему и в голову не приходило, что вампиры способны на какие-то вполне человеческие чувства. Это открытие не укладывалось в ту стройную теорию, которую многие годы, если не десятилетия Абрахам старательно выстраивал и подтверждал своими многочисленными наблюдениями. Доктор был абсолютно уверен в том, что эти бесчувственные твари способны лишь изощренно лгать, а из всех постижимых человеком чувств способны ощущать лишь всепоглощающее чувство голода. Но происходящее сейчас его удивляло. Девушки переживали друг за друга и, похоже, что испытывали страдания. А больше всего, его удивило то, что рыжая и темноволосая девушки очень бережно относились к Вильгельмине. Хоть Хельсинг и старался не вслушиваться в их, по его мнению, на все сто процентов лживые слова, направленные лишь на то, чтобы затуманить его разум, от его внимания не могло не укрыться, что они совершенно осознано были готовы пожертвовать собой ради того, чтобы Мина не пострадала. Это удивляло и настораживало одновременно.
«Неужели все гораздо сложнее, чем я думал? Неужели я снова ошибся? Господи, не искушай меня в шаге от достижения цели всей моей жизни!» - взмолился про себя доктор, отгоняя неправильные мысли. Ему ни в коем случае нельзя запустить себе в душу. Тогда он потеряет бдительность, а эти исчадия смогут подобраться слишком близко к нему и броситься на него. Тогда он потеряет слишком много времени, и его план рухнет. Как во сне, Хельсинг навел пистолет на ту из девушек, которая оказалась ближе к нему. На ее темных волосах снег сверкал, как драгоценные камни. Снежинки не таяли, а, налипая друг на друга, превращались в сияющую диадему на голове у девушки. Глаза ее сверкали еще ярче. К своему еще большему удивлению, Ван Хельсинг вдруг прочитал в них кроме ярости и ненависти еще и боль, боль утраты. Это выражение было слишком знакомо доктору.
- Прочь, тварь! Ты не обманешь меня! Не затуманишь мой разум! Вы все делаете по приказу графа, вы просто машины для убийства. И ничего более! - палец на курке плавно нажал, потом еще и еще... Серебряные пули входили в ее тело одна за другой, а она как будто пыталась до него дойти. Так думал доктор, опустошая обойму в тело рыжей бестии. И лишь когда перед ним оказалась темноволосая девушка, а рыжая лежала распростертой на снегу, Хельсинг вдруг поймал себя на мысли, что рыжая просто закрывала собой темную. - Нет! Ты не обманешь меня! - выкрикнул он на грани истерики и выстрелил в темноволосую девушку. Раздался выстрел, а потом, после второго нажатия на курок, лишь сухой щелчок. Закончились патроны. - Нет, нет, я не верю вам! Вы - трупы. Вы не способны, вы не можете, вы не должны! - доктор отшвырнул ставший ненужным пистолет и начал лихорадочно ощупывать свои карманы. Снова все выходило из-под контроля и шло не так.

0

53

Леспри чуть было снова не поскользнулась, но смогла удержаться, благодаря тому, что Кармен уцепилась за ее локоть.
"Какие же тут все-таки неудобные и скользкие дороги... Нужно взять на заметку: больше не ходить сюда охотиться..."
Леспри вновь бросила взгляд на Страсть, надеясь, что в ее взгляде не отобразятся те эмоции, которые она сейчас испытывает. Хотя чему тут удивляться? Естественно, что вся эта ситуация начинала выводить из себя, да и то, что эта новообращенная сама не может определиться, чего она толком хочет. Как-то надоело уже возиться с ней. И зачем только Леспри вообще согласилась на эту чертову охоту? Ведь прекрасно же видела, что погода вряд ли позволит вампирам надолго задержаться на этой охоте. Ничего бы не помешало ей спихнуть Кармен на остальных вампиров, а самой остаться.
"А, может, и правда уйти обратно в замок? Не очень-то меня уже и привлекает охота эта. В конце концов, она сказала, что может вытерпеть голод, а выискивать сейчас кого-либо меньше всего хочу, какбудто у меня других дел нет, перебьемся уж как-нибудь... Есть шанс разве что нарваться на какого-нибудь бродягу, у которого и кровь-то на вкус отвратительна... Нет уж, в таком случае и вовсе лучше остаться совсем голодными... Или, может, пойти, поискать наших "конкурентов"?"
Леспри уже открыла было рот, чтобы сказать Камен, что она вовсе-то и не против вернуться обратно в замок, да вот только в этот же момент услышала какой-то шорох с другой стороны. Леспри инстинктивно повернула голову в ту сторону, где он раздался.
"Может, мне это уже начинает казаться и никого там нет? Всякое может быть. Хотя... я думаю, вряд ли. Неужели все-таки кто-нибудь появился тут в такую ужасную погоду и Богом забытом месте? Стоит все-таки проверить".
- Погодите. Вот сейчас мне кажется, не стоит уходить. Кажется, нам все-таки решила улыбнуться удача, - Леспри уцепила Кармен под локоть и буквально потянула ее в ту сторону, где, как ей показалось, раздался шорох. Очень бы сейчас не хотелось, чтобы это оказалось иллюзией.
"Нет, я нюхом чувствую, что здесь появился человек. Не стоит исключать возможность, что это может оказаться нищий бродяга, о котором упоминала Кармен..."

Отредактировано Sorci (2014-05-31 16:21:00)

0

54

Все ужасы и кошмары, которые могли сниться ночью, казались лишь цветочками по сравнению с тем, что происходило сейчас в ущелье. Да и в сновидение можно было проснуться, а здесь никак нельзя было избавиться от этого ужаса. Закрыть глаза, чтобы не видеть? Нет, слышались голоса и в ушах до сих пор эхом звучал крик блондинки. Убежать? Нет, назад пути не было, и все равно бы перед глазами стоял этот ужас, который приходилось видеть Мине сейчас. Но самое невыносимое было, что она ничего ведь не могла сделать для вампирш и помочь вряд ли чем смогла. От этого чувства точно никуда нельзя было бы уйти, убежать.
Вильгельмина плохо осознавала, что ей говорила брюнетка сейчас. Какие-то слова, обрывки фраз долетали до ее сознания. Как же хотелось хотя бы Каприс удержать сейчас, но вот секунда и ее рука выскользнула из руки Мины. Две стройные хрупкие фигуры направились к Ван Хельсингу на свою смерть. Вот так легко, без всяких страхов и сожалений. А может все же они еще могли победить? Может, возможно было, что все обошлось бы? Лишь надежды, которым не суждено было исполниться. Слишком плохо знала Мина того, кто вызвался ей помогать тогда в Лондоне. Того, кто тогда показался в склепе ей спасителем. Женщина не желала верить, что ничего не может тронуть сердца доктора. Все надежды разбивались вдребезги.
- Нет... нет, - зашептала Мина, бросаясь вперед, но поскользнувшись, не устояла на ногах и полетела в снег. Кажется, сама судьба была сейчас против таких решений и не позволяла миссис Харкер сделать даже шаг к месту основных событий. Наверное, это даже к лучшему, так как уже в следующую секунду вновь раздались в ущелье выстрелы. Один, второй... Хотелось закрыть уши лишь бы не слышать этого. Еще одна из вампирш пала от руки Ван Хельсинга. Некое оцепенение вдруг охватило Мину и она, кажется даже перестала дышать от ужаса, глядя на рыжую, которая оказалась ближе к доктору.
"А вдруг все это правда? Что если меня уже нельзя вылечить и доктору поступит со мной так же, как и с ними? Что же будет со мной?"
Сколько же вопросов и каждый страшнее предыдущего. Но разве можно было сейчас поддаваться страху? Разве хоть одна из вампирш проявила этот страх? Нет, и, значит, Мине тоже не следовало раньше времени начинать паниковать. Если она еще была жива, то не все было потеряно и, значит, в планы Ван Хельсинга убивать ее не входило. Это все же немного радовало, но только не до радости сейчас было женщине. Лишь сейчас она осознала, что так же сидит на снегу, но ей было все равно уже. Холод не чувствовался, кажется совсем уже, да и слезы, которые текли по щекам, лишь в эту секунду начали ощущаться.
- Чудовище... Какое же Вы чудовище, доктор, - Мина подняла взгляд на Ван Хельсинга. Сколько же ненависти и злости читалось в этом взгляде. Казалось, если бы женщина могла бы разорвать доктора на кусочки, то сделала бы это незамедлительно, но, к сожалению, пока такого шанса у нее не было. Рисковать просто так она тоже не собиралась сейчас.
- Они могут... Могут и любить, и страдать, как и мы. Они были людьми и испытывали все эти чувства. Пусть они давно не живы, а мертвы, но их чувства не погибли с их человеческой жизнью. Они так же имели право на жизнь, на существование, а Вы лишили их этого. Признайтесь, что ошиблись, - женщина отвела взгляд и, встав, отошла куда-то в сторону, отворачиваясь. Не было желания смотреть на убийцу, который вызывал лишь ненависть сейчас.

+1

55

Только об одном сейчас сожалела Сибилла, продолжая оскальзываться и спотыкаться, подбираясь к Ван Хельсингу, словно надеясь выиграть это сражение. Куколка сожалела, что первые пули, столь метко выпущенные охотником, попали не в нее… Выражение ненависти на прекрасном личике вампирши сменилось какой-то обреченной безразличностью.
«Счастливица Моника! Погибла и теперь не переживает всех тех ужасов и страданий, которые уготованы нам! Всегда была более везучей из нас троих! И даже сейчас умудрилась обставить нас с Каприс, и выиграть эту сомнительную игру…»
Но более думать не было времени, ибо в воздухе вновь прозвучал оглушительный выстрел.
- Нет, Каприс, берегись! - и недолго думая (обдумывать собственные поступки рыжеволосая шельма вообще никогда не любила) младшая невеста бросилась между Ван Хельсингом и своей старшей сестрой.
Да, Сибилла сознательно бросилась закрывать собой Каприс, от этих проклятых серебряных пуль. Отчасти потому что любила свою старшую сестрицу и не желала становиться свидетелем и ее смерти, а отчасти и из-за того, что оставаться один на один со своим убийцей было попросту страшно. А вовсе не потому, что ей так уж сильно хотелось умирать, хотя сейчас девушка понимала - конец неотвратим и это почему-то не пугало так уж сильно.
Сибилле всегда казалось, что умирать будет очень больно, но на деле, серебряная пуля, предназначавшаяся для Каприс, только несильно обожгла холеную кожу девушки. Едва слышно охнув, младшая невеста Дракулы упала навзничь, прямо в грязный снег, холода которого она уже не почувствовала.
Последней мыслью, а вернее воспоминанием рыжеволосой шельмы был вовсе не Дракула, который был ее естеством все эти долгие годы, который пожертвовал своими преданными невестами, ради того что бы «Элизабета» всегда была подле него. Последнее, что вспомнила Сибилла это улыбка ее старенькой госпожи, которая казалось все эти долгие годы ждала, когда же ее верная помощница вновь будет подле нее.
И в последнее мгновение, перед тем как навсегда исчезнуть с лица земли, на личике Куколки появилась такая радостная и умиротворенная улыбка, словно то, чего она ждала так долго, наконец, свершилось. Костлявая старуха Смерть, пусть и с опозданием более века, забрала рыжеволосую Сибиллу…

+2

56

Страх, сожаления…  Все эмоции остались где-то позади, и теперь уже ничего не волновало вампиршу. Ничто не могло ее остановить и заставить повернуть назад. Это будет предательством по отношении к Монике, за которую хотя стоило попытаться отомстить сейчас. Несмотря даже на то, что и так было ясно уже, что отомстить не удастся, а вот отправиться вслед за  своей младшей сестрой вполне реально было сейчас. Может это был еще не самый плохой исход? В любом случае бегать от смерти вечно нельзя было, и Каприс сейчас это поняла. Однажды ей удалось это сделать, но более шанса такого уже не было, как бы ни больно было это осознавать. Хотя даже боль от мысли, что лишь несколько шагов отделяют ее от гибели, вскоре утихла и осталась лишь пустота.
Знал ли граф, что все будет так? Девушка не сомневалась, что знал все заранее и все хорошо продумал, но, ни капли злости не появилось от этого. Разве можно было ненавидеть того, кого долго Каприс любила и ради которого готова была на все? Вот и пришел момент когда надо доказать, что готова была на все. Только вот графу сейчас нужна была преданность и любовь лишь одной. Той, которая так была похожа на его погибшую жену. В какую-то секунду легкая обида возникла от этого, но тут же исчезла.
- Сибилла, прошу не... - только и успела вымолвить вампирша, как еще одна ее сестра уже лежала мертвой на снегу. И почему судьба была так жестока? Почему ей приходилось оставаться один на один со своим палачом? Нет, она не достойна была таких сестер и такой любви. Сколько они ссорились друг с другом, и вот Сибилла бросалась ее защищать. Нет, так не должно было. Каприс была старшей из них и именно она должна была защищать своих сестер, которые были младше, она должна была погибнуть первой, а не они. Эмоции полностью захлестнули девушку сейчас, и вся рассудительность исчезла напрочь. Да и стоило ли думать, если все равно конец был один? Разница была лишь в том, что погибнет Каприс, стоя на месте и дожидаясь своей гибели, или же сама кинется навстречу своей гибели. Последний вариант привлекал больше. Тем более Ван Хельсинг тоже поддался эмоциям, и значит, хоть какой-то вред ему можно было причинить. Убить его точно вампирша уже не смогла бы. Все же ранить охотник ее смог и силы медленно покидали уже девушку, обжигающий холод растекался все больше по телу. Собравшись,  вампирша все же кинулась на охотника.

0

57

Вовремя подхватив за локоть Леспри, чтобы та не упала и не расшиблась, Кармен только едва заметно покачала головой и поцокала языком.
«Со стороны, мы выглядим ничуть не хуже двух клоунов, которые на потеху зрителям ходят, словно малые дети, не умеющие держаться на ногах! Поддерживаем, друг друга и ходим по метели на голодный желудок! Просто прогулка мечты!»
Но что еще хуже дурное настроение и раздражение Леспри стало передаваться и мисс Вестенра, которая никогда не отличалась особой сдержанностью.
«Ну ладно я закомандовала есть, идти на эту охоту! Мне такая глупость простительна, я же первый день как тут нахожусь! Но ведь Леспри столь опытна в вопросах охоты, а согласилась пойти! А теперь вон злится! Почем мне знать, бывают ли тут в дурную погоду прохожие? Вот, например, в Лондоне, даже в самую настоящую бурю можно найти много попрошаек!»
- Думаю нам стоит поискать остальных… - сухо бросила Люси, выпустив локоть своей наставницы, за который все еще держалась, дабы не упасть и заозиралась, пытаясь сообразить в какую сторону лучше пойти, чтобы не заблудиться окончательно. – А после, если они никого не смогли поймать, вернуться в замок. Это будет разумнее всего.
Извиняться непонятно за что и словно дворовая собачонка «вилять хвостиком» перед Леспри Страсть явно не собиралась, и решила делать вид, будто бы ничего не замечает.
«А еще Разум графа Дракулы! Ведет себя, как… Как не знаю кто! Наверное, мне стоило бы пойти с Сатин… Заодно и познакомилась бы поближе!»
Неожиданно Люси замерла на месте и словно борзая потянула воздух носом, она не знала, как объяснить этот запах, но он сводил новообращенную вампиршу с ума. Впрочем, все недоразумения вскоре прояснила Леспри, вернее она дала понять, что где-то совсем близко находится человек.
Догадка оказалась истинной правдой, и, последовав за Разумом, через несколько мгновений Люси увидела свою будущую жертву, мужчину крепкого телосложения, который, похоже, был сильно пьян. Почему новообращенная так решила? Потому что в воздухе пахло не только его кровью, каким-то резковатым парфюмом но и крепким алкоголем. Да и потом, ну разве трезвый человек, находясь в здравом уме, будет пытаться пройти через ущелье, продираясь сквозь колючие кусты почти что на четвереньках?
Страсть нерешительно замерла. Как-то не так она представляла себе эту свою первую охоту, поэтому решила посмотреть, что будет делать Леспри. Так оно надежнее.
«Интересно, а если вампир испробует крови пьяного человека, он так же захмелеет? Или вообще ничего не почувствует? Ах, сколь многого я еще не знаю! Хоть он и пьян, но не похож на нищего! Одежда дорогая, сам холеный такой… И чего его занесло сюда?»

0

58

На фразу Сорси относительно того, что Страсть может не понять устройства семьи, Эмоции только вздохнула и как-то задумчиво повела плечами. Может приревновать... Ну да, конечно, не стоит исключать такую возможность, хотя, возможно, таких больших проблем с Кармен и не будет. Хотя с этой глупой ревностью приходилось бороться практически каждому. А главной причиной этой ревности была, конечно, Вильгельмина. Неизвестно, как будут на нее реагировать остальные обитатели замка. Хотя, скорее всего, нравиться она здесь никому не будет. Да и вообще, по мнению Пуазон, - именно эта Вильгельмина, реинкарнация погибшей жены Дракулы, была причиной всех их нынешних бед.
"Нужно будет все-таки попробовать подружиться с этой Кармен..." - что в этой рыжеволосой так привлекло Пуазон, она даже сама сказать не могла. Теперь главное было не забыть об этой мысли, а то ведь зная Пуазон, вполне можно предположить, что она тут же забудет о ней при новом развлечении.
- Да, немного распустились, - согласно кивнула вампирша, соглашаясь со словами Сорси. - Но все это только потому, что с отъездом графа весь замок как будто бы перестал существовать, впал в уныние... Тогда даже охота не приносила радость, - Пуазон даже поморщилась, вспоминая те далеко не самые веселые времена. Тогда, действительно, было такое ощущение, что жизнь ушла из замка. Не хотелось бы больше переживать такое. Никогда.
"Никогда не видела я, как работают эти невесты графа, да и, честно говоря, не особо-то и хочу смотреть. Да и видеть их в ближайшее время тоже не особо хочется. Как бы сейчас на них не наткнуться, как в прошлый раз. Кто знает, может, они тоже решат поохотиться?"
Пуазон очень надеялась, что такой перспективы не представиться. Невесты Дракулы ей откровенно не нравились, и общего языка она с ними так и не нашла, да и не особо-то стремилась найти его.
Однако то, что сказал Сорси, стало ее заинтересовывать.
- А почему это мне рано знать? - Пуазон посмотрела на Сорси, чуть насупившись. Теперь она от него не отстанет и потребует провести эту лекцию как можно скорее.
Но внезапный шум отвлек ее внимание, и, похоже, Сорси тоже услышал чьи-то голоса.

0

59

"Немного распустились? Да я бы сказал, что и вовсе развязали себе руки и обленились, но, пардон, это же так грубо по отношению к своим дорогим и родным, - несколько насмешливый тон в мыслях, но лицо вампира не отразило ничего, кроме равнодушия. В конце концов, он оставлял Пуазон на Сатин и если они вдвоем не смогли придумать, как бы хорошо поохотиться, или провести время, то это однозначно не его проблемы. По крайней мере, не в этой жизни, нет, господа и дамы. Он и так слишком часто оказывался тем, кто провоцировал на столь кровавую трапезу. - Что ж, остается надеяться, что хоть навыки не растеряли за праздной скукой, вот что уж точно я не нанимался делать, так это напоминать кому-то, что и как делать".
- Замок, моя милая, это лишь здание, место, где мы живем. Оно не живое и не мертвое, у него нет души для этого.
"Практически как мы: у нас нет души, от нас отвернулся Бог, даже если не по собственной воле стали такими", - правда, большинство вампиров все же по собственной и это определенно глупо отрицать. Даже Пуазон, если он не ошибался, и ему не изменяла память, добровольно встала на этот вечный путь крови и чьих-то мук. Правда, он не был уверен, ведь так давно слышал историю об обращении их младшей сестренки.
Правда, эти размышления пришлось отложить в сторону на неопределенный срок, а вампир снова приложил палец к губам, призывая свою спутницу к тишине.
"Конечно, моя милая, потом я тебе все расскажу о том, чем занимаются мужчины с женщинами, могу даже подробно объяснить, да только сомневаюсь, что Сатин оценит мои старания. Право, Совесть будет даже права, если после станет кричать о том, что я развращаю ребенка. А потому... не думаю, что вскоре мне придется проводить столь познавательные лекции. А вообще, раз уж у нас Совесть отвечает за обучение нашего брата, то пусть и тут выкручивается. Вот уж будет забава-то!"
В красках представляя, как его рогатая сестра станет рассказывать столь деликатную тему Пуазон, он еле сдержался от улыбки. Вот уж точно была бы потеха для всех вампиров! Правда, потом бы ему и досталось за то, что посмел обмолвиться такими вещами в присутствии вечного ребенка. А потому стоило все-таки взвесить все за и против прежде, чем предлагать такое Совести.
Что ж, в соблюдаемой тишине они вышли к тропе, выводящей на основную дорогу в ущелье. Сорси не торопился, шагая крайне осторожно и выверяя буквально каждый свой шаг, чтобы даже снег не хрустел под ногами. Он чувствовал, что где-то совсем близко - смертные. Более того, он чувствовал кровь, что настораживало. Неужели у кого-то охота проходила лучше, чем у них? Он не верил, в конце концов, вряд ли кто-то в такую погоду перемещался быстрее них, а зная Фобоса и Сатин, то те и вовсе могли устроить чинную прогулку, не спеша приступать к охоте. Тогда чья же кровь пролилась?
- А теперь, дорогая сестрица, постой здесь, а я посмотрю, кто же раненный разгуливает в такую погоду. Не шуми, - тихим шепотом обратился он к своей спутнице, после чего осторожно спустился дальше, чтобы заглянуть в происходящее в ущелье. Увы, но увиденное его не очень-то и обрадовало: двое лежачих тел он опознал не сразу, зато признал Каприс, которая стояла против проклятого охотника, что чуть не отправил его на тот свет.
Пальцы невольно сжались в кулаки, блондину пришлось глубоко вдохнуть и выдохнуть, унимая ту волну злости, что стала подниматься в нем. Не время поддаваться эмоциям и собственной горячности, не в том состоянии вампир был, чтобы делать что-то столь опрометчивое. Хватило одной глупости и попытки умереть, а дважды попадать в один и тот же впросак совершенно не хотелось, как минимум потому, что не позволяла гордость.
Сделав жест сестре, чтобы оставалась там же, он поспешил переместиться ближе к месту кровавой драмы, что развернул охотник. И как только так вышло, что двое из невест лежали мертвыми и не шевелились? Как он смог добраться до них столь легко и остаться еще невредимым? Только теперь блондин понял, что пахло пролитой кровью девушек, а не треклятого охотника.
"Но ничего, это мы исправим".
Да только долго скрываться он не собирался и вскоре проявил себя, надеясь, что хоть поможет Каприс, которая стояла на своих двоих.
- Давно не виделись, дорогая сестрица. Месье охотник, - вампир отвесил шутовской поклон, решив переключить внимание Ван Хельсинга на себя. В конце концов, неожиданные явления - всегда неприятный сюрприз, особенно тогда, когда это не твои союзники, а враги. - Как это некрасиво, месье, нападать на девушек, которые отпору дать не могут. И после этого Вы называете себя благородным охотником?

0

60

Все шло не так. Не по тем правилам, которые вывел для себя доктор за те десятилетия, которые он изучал вампиров. Поведение девушек-вампиров, невест Дракулы, шло вразрез с его теорией и было абсолютно человеческим. Это не укладывалось в голове. Как не укладывалось и то, что Вильгельмина, которая, казалось, ненавидела этих девушек так же, как и он, вдруг повела себя совершенно неожиданно. Она принялась защищать невест. Когда Ван Хельсинг случайно встретился с ней взглядом, то почувствовал исходящий от нее гнев и ненависть, направленную на него. Абрахам лихорадочно рыскал по карманам в поисках оружия. В эту рыжую бестию, как ее? Эта темноволосая назвала ее, кажется, Сибилла, или что-то вроде того. Ну не важно, как, но на нее ушло слишком много серебряных пуль. Доктор нащупал осиновый кол, выхватил его и метнул в стремительно приближающуюся вампиршу. По ее красивому платью расплывалось уродливое кровавое пятно, а на прекрасном личике красовалась гримаса боли, ужаса и гнева. Судя по всему, одна из пуль, от которых так тщательно закрывала собой эту темноволосую красавицу рыжая Сибилла, все-таки попала в нее. И к ране от пули добавился еще и осиновый кол. Девушка совершенно не выглядела чудовищем, монстром. Совсем даже наоборот. Сейчас она больше напоминала перепуганного мышонка, загнанного в угол, который прекрасно отдавал себе отчет о своей участи, но собирался защищаться. И это ее стремление вызывало уважение, которого просто не должно было быть. На секунду доктор воззвал к всевышнему за помощью, но вместо божественной благодати перед его мысленным взором вдруг возникло хохочущее во все клыки лицо графа. Доктор тяжело мотнул головой, отгоняя наваждение.
- Сгинь, мерзость! Ты отправляешь на смерть свои порождения, а сам прячешься за их спинами! - Хельсинг сплюнул на снег, как вдруг ветер снова стих, и он услышал громкий окрик. Голос был знаком. Доктор поднял глаза и увидел того самого вампира, которого, как он думал, он убил когда-то в фамильном склепе Вестенра. Его тело тогда унес лично граф. А сейчас этот молодой человек выглядел живее всех живых. Очень хорошо выглядел. Он что-то кричал про то, что нехорошо воевать с девушками. Рядом с ним маячили еще чьи-то головы. Доктор понял, что этих несчастных, да-да, несчастных девушек граф бросил ему на заклание просто для того, чтобы они ценою своих жизней задержали его до подхода основных сил. А вот, наконец, и сами силы показались. А пуль уже не было. Они были потрачены зря. Доктор выхватил еще один кол и завыл от бессильной злобы. И вместе с ним ударил и завыл ветер, перекрывая все остальные звуки. И вместе с ветром, собрав свои последние силы, уходящие вместе с каплями крови, ударила эта хрупкая девушка-мышонок, как для себя окрестил ее Хельсинг. Уворачиваясь от ее цепких пальцев и заваливаясь в глубокий снег, доктор принялся наносить ей беспорядочные удары осиновым колом. Его вой перешел в крик и плачь. Он буквально ощущал ту боль, которую причинял ей и вздрагивал вместе с ней. Где-то в недрах его карманов то ли открылся, то ли лопнул флакон с его снадобьем от вампиров. Оно стало попадать на девушку и оставлять страшные ожоги, как будто он лил на нее кислоту, но она не ослабляла своей хватки. По лицу Хельсинга текла кровь девушки, капли растаявшего снега и слезы. Он понял, что проиграл. И не именно эту схватку, нет. Он проиграл дело своей жизни. Он понял, что ошибался во всем. То, что осталось от некогда красивой девушки, затихло в его руках, а он лежал в снегу и бережно гладил темные окровавленные волосы, как будто не они пытались убить друг друга еще секунду назад.

Отредактировано Dr. Abraham Van Helsing (2014-06-09 16:36:50)

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Ущелье Бран (Борго)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC