Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Дома жителей » Дом лорда Артура Холмвуда


Дом лорда Артура Холмвуда

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Не очень большой дом, позволивший жить отдельно от отца, но тем не менее изящный и даже вычурный в своих украшениях.

0

2

Англия, Лондон, Центр города, Бордель ===>

Вымотанный, казалось, и морально, и физически, он вошел в дом, отдавая дворецкому шляпу и трость, а взамен получая новые письма. Наказав приготовить ванну, молодой мужчина поднялся к себе. Прикрывая глаза, Артур с каким-то странным наслаждением позволял камердинеру себя раздевать.
- Как ты думаешь, Одли, возможно ли, что нам сняться вещие сны? Словно само проведение остерегает нас от ошибки, которую мы совершили в прошлой жизни, возможно... - нараспев произнес Холмвуд, задумчиво уставившись на картину, которая висела прямо напротив.
Генри Одли был молодым человеком на пару лет старше самого Артура, высокий шатен с живыми серыми глазами. В силу ирландской крови или каких-то иных обстоятельств, он слыл весельчаком, лишенным типично-английской чопорности и хладной сдержанности. Пусть даже некоторые слуги недолюбливали Генри, хозяин ценил его за отменное чувство юмора и прыткий ум. Говоря кратко, камердинер умел даже в самые унылые моменты не нагонять тоску, а вызывать воодушевление метким словом.

Отредактировано Arthur Holmwood (2012-11-12 06:42:42)

0

3

Признаться честно, но Генри уже и не ждал увидеть хозяина дома в столь раннем часу. Тем более зная оного, то он мог бы даже предположить, куда лорд отправился... но не стал этого делать только из-за того, что и так были дела, которые стоило решить до возвращения хозяина.
Увидев Артура, Одли поклонился слегка и поприветствовал его, после чего последовал за ним наверх. Камердинеру не нужно лишний раз говорить, что делать, он понимал и так, а потому принялся помогать лорду раздеться, делая это в своей привычной манере, складывая вещи тут же аккуратно.
- Как-то одна моя знакомая дама задалась тем же вопросом. А могут ли нам сниться вещие сны? Дама столь углубилась в сей вопрос, что в итоге спятила, - с легкой и непринужденной улыбкой произнес Генри, но потом все-таки продолжил, понимая, что такой ответ вряд ли удовлетворит хозяина, который явно чем-то был встревожен. Нет-нет, да было заметно это по лицу хозяина дома. - Но если Вас интересует мое мнение, то думаю, что такое вполне возможно. И даже не обязательно, как предостережение от ошибки, ошибок... возможно, это как предложение заглянуть за угол, когда слышишь за ним какую-то возню и появляется детское любопытство узнать, что же там происходит. И заглядывая за этот угол, возможно, предстает один из вариант путей судьбы. Но все это лишь рассуждения слуги, а что я могу об этом знать? - разведя руки в сторону, Одли страдальчески вздохнул. - Увы и ах, но мы простые смертные и нам не дано разгадать все те послания, которыми награждает нас Господь! Как-то слишком, - осекся он и улыбнулся, когда избавил Артура от лишней одежды.

0

4

Его слова, как и всегда, наталкивали отнюдь не на те мысли, на которые должны были. И даже упоминание Господа нашего вызвало лишь потоки самобичевания, хотя никогда прежде не волновало Артура. Осознавать себя падшим человеком перед Великим Судом было так же страшно, как думать о смерти в целом. Сегодня ты молодой и цветущий мужчина, а завтра чахотка сморит тебя, или подведёт неверная пуля на дуэли. От подобного ужаса холодом сводило сердце даже у самых отъявленных храбрецов.
Поёжившись, аристократ накинул темно-бардовый халат.
- Распорядись, чтобы к дому подали экипаж через час, и принеси мне письма, - на самом деле, о письмах уточнять не стоило. Как человек, любящий и знающий свою работу, Одли прекрасно помнил, что лорд Холмвуд часто читает неформальные письма в ванной. Генри оставалось лишь отсортировать их от тех, что были связаны с делом отца, которое Артур вынужден был вести до тех пор, пока тот болен.
В печальной задумчивости, мужчина прошёл в ванную, по пути скинув халат, и не успел опомниться, как погрузился в дурманящую и успокаивающую горячую воду.

0

5

Весь процесс переодевания Артура, Генри провел довольно-таки быстро, а теперь так же легко собирал одежду, чтобы отнести в стирку к прачкам в этом доме. То, что хозяин так сильно углубился в мысли, немного насторожило его, но все же Одли не стал лезть с расспросами к нему. Тем более не дело прислуги допытываться до хозяина с какими-то вопросами, не связанными с прямыми обязанностями.
- Как прикажите, лорд Артур, - поклонившись ему, Генри стремительно покинул комнату. В коридоре ему удалось отловить служанку, который он отдал одежду хозяина и распорядился, чтобы ее привели в порядок, после чего занялся поручением об экипаже. Впрочем, и это скоро было закончено и Генри спокойно смог отправиться и заняться письмами. На это занятие ушло немного больше времени потому, что видимо одна из служанок, убираясь на столе, сложила их в одну стопку. Видимо уронив и перепутав, судя потому, что они именно перепутаны.
Когда и с этим было покончено и в руках камердинера были только неформальные письма, он вернулся в комнату. Постучавшись в ванную предупредительно, мужчина зашел и протянул хозяину несколько писем.
- Ваши поручения выполнены. Меньше, чем через час, будет готов экипаж. Письма отобраны. И да, я взял на себя смелость отправить Ваш костюм на чистку, ибо он немного испачкан оказался, - сообщил Генри и сдержанно улыбнулся, чувствуя, что напряжение немного нарастает со стороны хозяина. Видимо вопрос о вещих снах сильно тревожил его, но что мог поделать Одли? Ровным счетом, ничего. - Надеюсь, Вы не сочтете сие непозволительной дерзостью, но я дам Вам совет: не стоит так много думать о снах. Часто они ничего не значат.

0

6

Мужчина прикрыл глаза, запрокинув голову назад. Мелькающие образы, слишком проворно ускользающие, чтобы за них ухватиться, сводили его с ума. Веки казались такими тяжелыми, что разомкнуть их, прекратить этот бесконечный кошмар, было просто невозможно. К счастью, пронзительный и звучный голос камердинера заставил аристократа вздрогнуть, расплескав часть воды и резко распахнуть глаза. Задумчиво поджав губы по своему обыкновению, Холмвуд уставился в одну точку, но тотчас натянуто улыбнулся, переводя взгляд на Генри.
- Скажи мне, Одли... - будничным тоном начал он. Порой Артур воображал, что в этом маленьком государстве, что зовётся его домом, этот славный парень выполняет роль главного советника. Пусть служить камердинером в знатном доме было весьма престижно, даже сам лорд признавал, что острый ум Генри способен послужить более достойному делу. - Скажи мне, Одли, стоит ли нам стыдиться своих пороков, если они приносят нам удовольствия больше, чем душевных терзаний? Стоит ли нам скрывать их не только от общества, но и от самих себя?

0

7

Одли не спешил выходить из ванной комнаты, тем более хозяин же никуда не отсылал его.
"Что-то хозяин в последнее время совсем понурым стал. Неужели так переживает из-за того, что женится? Но мисс Вестенра весьма достойная девушка и подходит ему. Разве что... она слишком легкомысленна в поведении с мужчинами. Неужто это и гложет лорда Холмвуда? Нет, здесь что-то явно серьезнее".
Генри удивленно посмотрел на хозяина, когда тот задал вопрос, поставивший камердинера в тупик.
"Стоит ли стыдиться своих пороков? Но о каких пороках он говорит? Пороки бывают разные, и не каждого стоит стыдиться. Так же не каждый стоит придавать огласке. Так что же ответить ему, если его так гложет этот вопрос?"
Генри не спешил с ответом, будто смакуя вопрос на вкус и подбирая к нему ключ.
- Это сложный вопрос, лорд Холмвуд. И к нему нельзя подходить односторонне. Возможно, этот порок и приносит неземное удовольствие, но другие люди в обществе его могут осудить. Тогда стоит его скрывать. Тем более есть такие пороки, которые даже от себя начнешь скрывать, настолько уж они непристойные и омерзительные. Но ведь бывают такие пороки, без которых человек не может жить. Как любовь ходить по борделям. Как ни крути, но это тоже порок. Другое дело, что это не настолько страшно, как если бы... ну... - Одли пытался подобрать слова, но не мог. Впрочем, вскоре Генри решил привести пример. - Если сравнить с тем, что люди иногда насилуют мертвые тела, то этот порок кажется совсем безобидным. Как я уже говорил, лорд Холмвуд, все зависит от того, что это за порок и как его воспринимают. А скрывать от себя... ну и что это даст? Только душевные терзания.

0

8

Артур горько усмехнулся и облизнул пересохшие губы. Горячая вода позволяла расслабиться, но вместе с тем лишала сосредоточенности, которая так некстати была при подобных разговорах. Тем не менее, лорд заставил себя в который раз вернуться в "реальный" мир, резко зажмурившись и тотчас распахнув веки.
«Почему я вдруг заговорил об этом с ним? Разумеется, трудно не доверять человеку, которому дозволено общаться со мной так близко, но поднимать такие темы с Одли? Возможно, я просто слишком привык к тому, что камердинер сводит всё к шутке. Возможно, мне просто хочется легкости».
Как ни странно, мысли Холмвуда совсем не соответствовали тому, что он сказал в следующую минуту.
- Ты веришь в то, что всех нас ожидает Страшный суд? Что каждому воздастся за грехи его? Для меня всегда оставалось смешным отношение людей к покаянию. Словно у каждого есть собственный духовный банковский счет, с которого они могут снимать содеянное, когда захотят. Неведомая глупость! - фыркнув, аристократ вновь уставился в одну точку, вслушиваясь в то, что скажет Генри, после чего отправил его, осознавая, что слуге не много удовольствия доставляют минуты, отнятые от его свободного времени.
Прочитав все письма и убедившись в том, что отец совсем плох, мужчина постарался погрузиться в мысли о любимой, которые единственные грели его сердце. Завершив водные процедуры, Артур вышел в комнату, особенно тщательно подбирая костюм, туфли и, конечно же, галстук, после чего, одевшись с помощью Одли, вышел, стараясь забыть всё, что произошло этой ночью, как страшный сон. В конце концов, делать вид, что ничего не произошло, гораздо легче, когда сам веришь в это.

===> Англия, Лондон, Дома жителей, Дом Westenra

0

9

- Страшный суд? - Генри удивился такому вопросу и даже не скрывал это. Да и глупо было бы скрывать очевидное. Как и любой верующий человек, Одли верил в то, что однажды наступит этот страшный день и все они предстанут перед Богом и каждый ответит за грехи свои. - Смысл покаяния не в том, чтобы снять содеянное, Увы, но время вернуть нельзя и отменить то, что уже произошло. А покаяние заключается в том, чтобы человек осознал свою ошибку. Возможно, чтобы потом ее не допустить в будущем, - мужчина чуть качнулся с носков на пятку и обратно, стараясь не показывать то, что ему бы хотелось уже покинуть ванную, а не разговаривать на эти странные темы. - И смысл страшного суда в том, чтобы каждый получил заслуженное наказание за все свои грехи. Сколько не кайся, но греха это не снимет. Впрочем, Вам ли думать над такими вопросами, лорд Холмвуд? Бесполезные думы не приводят к хорошим результатам, - когда же наконец-то хозяин отпустил его, камердинер поспешил покинуть ванную комнату, чтобы не лицезреть голого мужчину там. Все-таки для человека с нормальной ориентацией это не самое приятное дело. Да, он никогда не жаловался, да и не прислуге жаловаться на хорошо оплачиваемую работу, но все же иногда становилось неприятно. Особенно то, что лорд сам ничего не мог сделать.
"Словно малое дите. Даже в одевании ему нужна помощь. Хотя чему я удивляюсь? Все люди из высшего света такие".
Снова помогая одеться хозяину, Генри старался хоть как-то разрядить обстановку, а потому периодически отпускал разные шутки. Впрочем, вскоре он мог прекратить это делать - лорд снова куда-то уехал.
- Вот уж кому точно надо бояться суда перед Богом с его-то грешками...

0

10

Англия, Лондон, Дома жителей, Дом др. Сьюарда ===>

Своеобразное путешествие Артура продлилось недолго, не прошло и часа, как лорд Холмвуд вернулся к себе. Всю дорогу его преследовали пугающие, или даже ужасающие, мысли, касались они, прежде всего, происходящего: свои кошмары, болезнь Люси, вымотанный вид Джека. Сейчас было непростое время каждого из ближайшего окружения Артура, каждого терзали смутные мысли, невероятные теории и пугающие последствия. Что же их ждет дальше? Что еще придется пережить? Но после посещения друга, появилась некая надежда на хороший конец. Как иногда бывает в сказках, сначала герои проходят множество опасностей, бодрятся со злом, а потом... жили они долго и счастливо. Эх, если бы все было так. Пусть у Холмвуда и появилась надежда, но она была мнимая, невозможная. Артур понимал это, но верил в другое, отодвигая разумные мысли о подготовки к худшему, он упорно не хотел предвидеть возможное печальное развитие событий.
Даже сейчас, находясь в своей комнате, готовясь ко сну, Артур не мог ощутить себя в безопасности. Казалось бы все не так уж все и трагично: болезнь невесты отступает, Джек обещал помочь справится с кошмарами. Но навязчивое чувство, что до конца еще далеко, не отпускало Холмвуда. Он сидел на крае кровати, в руках держал упаковку с лекарствами, которые прописал Джек, и думал. Думал обо всем, все заново прогоняя события у себя в голове. Переживая еще раз, но уже мысленно, гипноз, Артур все больше задавался вопросом, а то ли лекарство он выбрал? Может, стоило взять что-то более сильно действующее? И пусть бы ведения пропали навсегда. Как будто их и не было. Все снова встанет на свои места: солнечные дни, счастливые улыбки друзей, а не вымученные через призму общих несчастий. А может ничего и нет? Все только сон? И он скоро закончится. Как хотелось себя в этом убедить! Артур не мог принять то, что объясняет ему доктор Ван Хельсинг. Какая метафизика? Не может этого быть. Холмвуд швырнул упаковку лекарств в стену, давая волю своим эмоциям.
"Бесполезно, все бесполезно", - эта мысль не давала покоя Артуру. Все не только бесполезно, но и сделать ничего невозможно. Как можно бороться с тем, что не понимаешь? Чье существование не хочешь признавать? Поднявшись с кровати, Артур сделал пару кругов по комнате, но все же остановился у упаковки с таблетками. Холмвуд поднял лекарство и по крутил в руках, очередной раз вчитываясь в написанное на них. В конце концов, что он теряет? Ни-че-го. Абсолютно ничего. Разве что приобретет полную уверенность, что пытаться бороться самому бесполезно. Артур подошел к маленькому столику, на котором стоял графин с водой и пустой стакан. Наполнив стакан водой, Холмвуд еще раз перечитал, все, что написано на упаковке и достал две таблетки. Строго по инструкции: разжевать и запить большим количеством воды. Артур так и сделал. Он не ожидал какого-то быстрого эффекта, но все же предпочел лечь в постель, тем более, что он чувствовал усталость еще в гостях у друга. Артур не заметил, как мысли стали отступать и расплываться, как он провалился в долгожданный сон.

0

11

Этот день был наполнен печалью. В этот день ангел убедился, какой ничтожной может быть его помощь... Разве не должен он защищать свою подопечную и ее близких? Раз так, то почему все сложилось настолько печально? Почему небесный юноша не смог остановить вампира, и теперь лучшая подруга его милой Мины была мертва? Быть может, попробуй ангел разбудить Ван Хельсинга... или попытайся позвать кого-то из ее друзей... да только доктор был убежденным атеистом и не заметил присутствия несчастного крылатого. Те же, кому Люси была дороже всех, были заняты своими проблемами.
"И теперь ее душа падет в адские глубины... если кто-то не решится избавить ее от этих мучений..." - это было тяжело, очень тяжело. Разве можно просить человека убить ту, кто дороже всех для него? Да и сможет ли он это сделать? С каждым разом бедный ангел понимал, какой ужасной оказалась эта его миссия на землю. Все летело из рук и принимало такие ужасные обороты, что ангел просто не знал, можно ли исправить что-то.
Вот и сейчас, он оправился к жениху Люси, чтобы сообщить ему безрадостную весть о том, что его милая невеста мертва.
"Я слышал, что у людей есть такой обычай... точнее был... убивать гонцов, приносящих плохую весть. Боюсь, что я только этим и занимаюсь. И каждый мой визит не приносит радость и благословение людям... а наоборот... заставляет страдать..." - небесный юноша оказался в комнате, где сейчас находился Артур и все еще невидимый для него, остановился у него за спиной.
"Это испытание, ведь так, Господи? Ты испытываешь одного из детей своих, поставив в настолько сложные ситуации. Чтобы я не сломался... чтобы выполнил твою волю, не усомнившись в правильности решений твоих..." - ангел, подняв взгляд к небу, скрытому где-то над крышей дома и надеялся, что Всевышний даст ему какой-то знак. Какой-то знак о том, что делает все правильно. Да только знака не было, оставалось лишь слепо верить, что так все и есть.

0

12

Было душно. Было ужасно душно. Или Артуру так казалось... В любом случае, Холмвуд не получил столь желанного отдыха. Кошмары вернулись, но под действием таблеток, которые пытались притупить видения, становились не четкими, еле уловимыми силуэтами. От этого стало еще хуже. Прибывая в плену у своего сознания, Артур не мог контролировать сны, не знал, как их интерпретировать. А не четкие образы только раззадоривали подсознание, только больше ужасали Артура, ведь сейчас он даже не мог понять, чей силуэт перед ним. Это были просто картинки, сменяющее друг друга то плавно, накладываясь одна на другую, то резко, перебивая предыдущее ведение.
Таблетки действовали, но недостаточно сильно, чтобы дать Холмвуду отдых. Сон Артура был похож на игру с кем-то неизвестным. Артур пытался спрятаться, убежать от образов, чтобы на время забыться, эту возможность дало лекарство, но видения постоянно настигали молодого человека, снова и снова мучая его.
Холмвуд проснулся в холодном поту. Несколько минут он пытался прийти в себя, остановить частое дыхание. Первое время мысли путались, образы не покидали Артура. Так просидев несколько минут в забытье, Холмвуд поднялся и сел на кровать. Сколько времени прошло? А сколько Артур спал? Не имеет значения. С тяжелым вздохом Холмвуд откинулся на подушку.
"Бесполезно",- опять эта мысль, которая убивала остатки надежды на лучшее. Артур не может побороть или понять ведения - теперь это ясно. Стоит ли продолжать бороться? Холмвуд не мог сейчас ответить на этот вопрос, он был измучен, он был готов сдаться, если бы знал, что это подарит освобождение, но это не так.
Дыхание восстанавливалось, мысли успокаивались, все теряло значение. Артур встал с кровати, подошел к столику, на котором еще стоял графин с водой и стакан. Наполнив стакан, Холмвуд в один глоток выпил воду. Стало чуть легче. Артур подошел к окну и распахнул его. Свежий воздух ворвался в комнату, Холмвуд сделал глубокий вдох. Сознание постепенно прояснилось. Что дальше? Ночь только начилась, Артур был вымотан, но опять ложиться спать был не готов. Вернуться к Джеку? Навестить Люси? Или опять попытаться уснуть? Нет, все это невыносимо, но и одному сейчас невозможно, слишком много всего навалилось сейчас на Артура, чтобы он мог вынести все сам. Сделав еще один глубокий вдох, Холмвуд сел обратно на кровать, схватившись за голову руками.

0

13

Едва ли Артур видел его. И должен ли? Кто еще может видеть ангела-хранителя, кроме того, кто собственно и был тем, кого этот ангел защищал? Но сейчас небесный юноша должен был помочь несчастному Артуру, которому сейчас приходилось совсем не сладко.
"Вот только не будет он меня слушать. Люди, все больше убеждаюсь, существа, которым не нужна такая помощь... они могут молить Бога о милости, но не замечать, когда эта самая милость у них под самым носом..." - да и что мог сделать ангел для него? Разве что отогнать на какое-то время ночные кошмары? Да только несчастному наследнику лорда Годалминга сейчас было бесполезно это делать. Кошмары никак не исчезали и... это было весьма плохо...
"Как это глупо, Господи... но не могу я противиться твоей воле", - ангел незримо подошел к кровати, на которой сидел Артур и встав напротив него, так же незримо и почти не ощутимо коснулся его головы ладонями.
"Пока это все, что я могу сделать... да и не пока тоже..." - сейчас небесный юноша собирал остатки кошмаров, которые все еще переполняли душу Холмвуда после сна. А еще, ангела очень волновал вопрос, почему у этого несчастного человека нет своего ангела-хранителя. Или... в какой момент этот самый ангел покинул его. Впрочем... на счет этого небесное создание догадывался. Это было в тот момент, когда Артур влюбился в того, кто навсегда изменил его жизнь... и из-за которого и потерял свои воспоминания. Но только они не ушли до конца и теперь терзали его. Смутные, будто отголосками, но только не отпускали и приходили снова в кошмарах. И в последнее время все чаще, когда те, с кем связаны были эти воспоминания, находились совсем рядом.
"А что если Артур и Сорси вновь встретятся? Что произойдет с его бедным разумом? И ее то, что случилось с Люси... Бедный Артур... бедное дитя..." - от всего этого ангелу становилось невыносимо горько. Но еще горше становилось от осознания того, что едва ли он в силах помочь ему.

0

14

Буквально несколько минут Артур смог спокойно просидеть в таком положении. После он выпрямился, убрал руки от лица, они тряслись. У Холмвуда не получалось успокоиться. Он уже даже не был уверен, что хочет этого. Такое в какой-то мере привычное состояние постоянной незащищенности. Это ужасало. Еще один глубокий вдох, еще одна попытка привести себя в порядок. И... на долю секунды Артуру показалось, что он в комнате не один. Сердце забилось чаще, дыхание опять участилось. Как Артур не пытался убедить себя, что это только показалось, у него ничего не получалось. Холмвуд вскочил с кровати и быстро отошел к противоположной стене. Еще не оборачиваясь лицом к кровати, Артур почувствовал, что что-то изменилось. Такое ощущение, что стало легче дышать, что мир стал как-то ярче. Он осторожно развернулся лицом к кровати, как будто боялся увидеть там, что-то ужасное. И не зря. Он увидел юношу, молодого, довольно привлекательного, но как-то странно выглядевшего юношу. Что он здесь делал?! Зрачки Артура расширились, он инстинктивно попятился, пока не уперся в стену.
"Что за чертовщина тут происходит?"
Холмвуд на мгновение закрыл глаза, надеясь, что юноша исчезнет. Но нет. Артур уже не мог отвести от него взгляда. Кто это? Или что это? Есть ли это? Да, вот оно, вот объяснение происходящему. Ничего нет! НИ-ЧЕ-ГО. Все это сон, фантазия, галлюцинация, вызванная таблетками доктора. Артур спит. Такое просто не может происходить в реальной жизни. Кошмары и правда ушли, надо будет сказать доктору спасибо, но появилось вот это... Артур не знал, как назвать молодого человека перед собой, но такой сон ему явно нравился больше, чем кошмары, которые его преследовали не один день. Холмвуд не мог себе объяснить, но отчетливо чувствовал, что ему можно доверять, что сейчас он в безопасности. Какая глупость! Конечно, он в безопасности, это же сон, не более. Но, нет, что-то другое. Даже если это сон, Артур просто знал, что пока кошмары не вернуться, что пока все будет тихо и спокойно. Какое это приятное и почти забытое чувство спокойствия души от постоянных терзаний!
Так прошло несколько минут, прежде чем Артур смог отойти от стены ближе к кровати, а значит и ближе к юноше. Ближе, но соблюдая определенную дистанцию.
- Кто ты? И откуда ты взялся? – все-таки смог спросить Холмвуд. Когда он говорил, пытался выглядеть уверенно, но получалось это не очень, все-таки не понимание ситуации давало о себе знать.

0

15

В первый момент, когда Артур чуть ли не отскочил в сторону, ангелу захотелось взвыть подобно волку. Почему? Почему снова это происходит? Ведь небесный юноша не был ужасным монстром с рогами и огромными когтями, чтобы от него хотелось бежать сломя голову. Тогда почему такая реакция? И Джонатан тогда тоже чуть не завопил на всю комнату, и в итоге все закончилось весьма плачевно.
- Я твой друг, Артур, не бойся меня. Я не причиню тебе вреда... - перевернув руку ладонью вверх, ангел протянул ее Холмвуду, надеясь, что он поймет такой дружеский жест.
"Или же люди как-то по-другому показывают то, что не опасны для своего собеседника? - очень хотелось верить, что нет. Что это лишь перепуганные мысли. - Я помогу тебе, бедное дитя... - как ни крути, а все равно люди были для ангела подобны детям. Несмышленым, немного наивным, не умеющим еще отличать добро от зла, но именно детям. - Да только вот... помощь моя может показаться совершенно бесполезной..."
Пусть и робко, но юноша рискнул подойти к Артуру ближе.
"Кем он меня считает сейчас? Демоном, что посетил его сны и пытается свести с ума? В чем-то... так и есть, ибо я вестник плохой новости... и как же сильно мне хотелось бы не сообщать эту новость никому... а тем более этому несчастному юноше..."
- И я всего лишь ангел, который пришел, чтобы отогнать плохие сны от тебя... - уже тише проговорил небесный юноша, опустив голову. Что из того, что он признался? Даже услышь это все, Артур едва ли поверит ему. Или же решит, что его хотят напугать или ввести в заблуждение. Или еще хуже - лишить рассудка.
"В Лондоне происходит нечто очень нехорошее... и виной тому дети ночи, решившие подчинить город своей власти. Они мечтают уничтожить его. Не разрушив здания, а посеяв зерна страха в сердцах людей. Они уже напуганы, узнав из газет, что в городе происходят необъяснимые вещи... а значит... все идет так, как этого хочет граф... - и то, что бедная Люси не смогла устоять перед его чарами еще раз говорило об этом. - И скоро она станет одной из них и ее бессмертная душа будет обречена..." - от этих мыслей становилось очень больно в груди. Не спас... не успел... просто не имел на это прав... Да только что может один ангел против полчищ вампиров?

0

16

В неком изумлении Артур уставился на юношу и на его протянутую руку. Признаться, где-то в душе Холмвуд сомневался, что происходящее  всего лишь сон, но убеждать себя в этом он не хотел, уж лучше считать все иллюзией, чем необъяснимой реальностью, ведь  фантазия собственного разума не причинит вреда, по крайней мере, физического.
"Друг - ангел, носферату, метафизика. Действительно, что дальше? Демоны и русалки? Отогнать плохие сны пришел. Да, это у него получилось. И я благодарен ему за это. Господи, что я несу?! Это же сон. Джеку спасибо, а не... ангелу?" - даже в мыслях Артур был не уверен в происходящем, слишком много странного и не объяснимого происходило, чтобы все так легко принимать.
Когда ангел сделал несколько шагов на встречу Холмвуду, то Артур хотел было отступить, но все же остался стоять на месте и как-то более уверенно, чем звучала первая его фраза, подал юноше руку в ответ.
"Так, если это сон (а по-другому быть не может), значит, почему бы не подыграть? Я не знаю, что происходит, что должно произойти, но в одном он прав, кошмаров нет, стало спокойно на душе, легко, хорошо, я уже и забыл это чувство. Все-таки происходящее оказывает на меня влияние, если в моей фантазии спокойствие принимает образ ангела".
Была еще одна причина, по которой Артур подпустил ближе к себе ангела, это некая вероятность того, что оттолкни молодой человек свое видение и вернуться кошмары. А вот этого совсем не хотелось, Холмвуд нуждался в отдыхе от страхов и забот. Поэтому Артур и подал руку ангелу, и даже попытался улыбнуться. Но как бы не хотел лорд Холмвуд выглядеть уверенно и даже чуть расслаблено - получалось плохо. Волнение, непонимание, капелька страха пропитывали общее настроение комнаты.
- Могу сказать, что ты выполнил свою миссию и кошмары, действительно, оставили меня, - Артур говорил осторожно, тщательно подбирал слова. Как бы легче себя сейчас не чувствовал молодой человек, его смущало происходящее.
- Я благодарен тебе, - добавил Артур чуть помедлив, а потом оторвался от своих ощущений и обратил внимание на собеседника. Ему показалось или юноша выглядел чем-то опечаленным?
"Артур приди в себя. Ты говоришь во сне с ангелом и еще думаешь, что он расстроен. Его нет. Сон, видение, все что угодно, он не может быть расстроен! Но, почему же все выглядеть таким реальным?- Холмвуд все-таки признался себе в сомнениях, которые так не хотел замечать, - такими темпами точно можно оказаться среди пациентов Джека".
- Мне показалось, или тебя что-то печалит? - все так же осторожно был задан этот вопрос. Артуру казалось, что он постепенно сходит с ума. Он не понимал, что происходит, почему именно с ним это происходит. Может, спросить у ангела? Почему бы нет, вряд ли будет хуже. Но не сейчас, надо посмотреть, что будет дальше. Может, настанет утро, Артур проснется и ведение исчезнет?

0

17

Артур не стал кидаться прочь от своего "гостя" и это уже не могло не радовать. Чуть сжав его ладонь в своей, ангел светло улыбнулся и все же сделал шаг навстречу. О, если бы только это было причиной его появления... если бы небесный юноша, и правда, пришел чтобы прогнать плохие мысли и сны, которые причиняли столько боли...
"Артур не помнит о том, что с ним произошло... и это тяготит его. Это не дает покоя его бедному разуму... Но впереди его ждут еще более страшные испытания. Кто еще, как не тот, кто ее любит, принесет бедной Люси покой?" - только как подобрать слова, чтобы сказать все это?
Похоже, что все тревоги были написаны у ангела на лице, раз Холмвуд догадался о них. Взяв молодого человека за руки, он подвел его к кровати и усадил на край, присаживаясь рядом.
- Да, меня печалит кое-что, Артур, - тихо проговорил небесный юноша, да только даже тихие слова прозвучали как-то очень громко в комнате, где больше не было ни звука. - И, к сожалению, я пришел не только чтобы развеять твои кошмары... У меня... плохие новости... и мне жаль, что ты должен вот так узнать об этом... - отпустив его руки, ангел низко опустил голову, стараясь собраться с силами и найти те самые слова, которые не прозвучали слишком ужасно для бедного Артура.
"Только нет таких слов, когда приходишь сказать, что твоя любовь мертва..." - юноша вновь поднял голову и посмотрел на Холмвуда.
- Твоя невеста умерла этой ночью. Еще никто не знает об этом... но тебе я решился сообщить, потому что... - тут он снова замолк, собираясь с духом. - Потому что душа твоей Люси не найдет покоя, если ты не поможешь ей...
Как же глупо звучали эти слова. И еще более глупо было пытаться объяснить Артуру подобные истины. Что он знает о бессмертной душе? Что он знает о детях ночи, которые потеряли свою душу, приняв такой путь?
"И Люси станет одной из них, если ее жених не поможет ей... Но только это ли не самое страшное? Разве может быть что-то ужаснее, чем убить любовь своими руками?" – казалось, ангел был наполнен этой внутренней болью и сомнениями, пусть и понимал, что иного пути нет. Или же Люси станет одной из них и навсегда будет потеряна для небес...

0

18

Артур не стал отходить, когда ангел решил приблизиться, не стал сопротивляться, когда ангел усадил его не кровать. Что-то давало понять Холмвуду, что юноша не несет в себе опасности. Артур не понимал, почему эти минуты казались легкими, наполненными спокойствия. Даже не смотря, на то, что молодой человек убеждал себя, что происходящее не больше чем сон, он был рад этому мимолетному отдыху.
Мимолетному... Да, Артур знал, что реальность вернется, но не предполагал, что так скоро. Первая фраза ангела окончательно разрушила иллюзию умиротворенности в душе Холмвуда.
"Плохие новости, - с ужасом повторил Артур, - что еще может произойти в этом проклятом мире?!"
Первой эмоцией на эти слова был гнев. Что еще? Почему опять с ним? Сколько еще должно случиться ужасных событий? Разве их было мало за последнюю неделю? Будет ли покой? Эти вопросы замелькали в голове Холмвуда. Уставший разум прокручивал их снова и снова, не давая ответов и надежды. Обреченность. Безысходность. Все прежние тревоги возвращались вновь.
"Но, стоп. Спокойно. Это же сон, да? Сон. Так значит, происходящее не реально. Просто я слишком устал, слишком много думал о прошедших событиях, вот мой разум и рисует образы каких-то ангелов, какие-то возможные, но не реальные события".
Холмвуд как раз успел убедить себя, что можно не воспринимать всерьез то, что ему сейчас поведает юноша, выстроил своеобразную защиту, блокировку, но ангел заговорил вновь, и все рухнуло. Артур застыл в оцепенении.
"Люси... - казалось, что время перестало течь, в комнате повисла глухая и давящая тишина, - нет, это невозможно, это слишком. Невозможно".
Забывая, что еще несколько минут назад Артур убеждал, что происходящее всего сон и невозможно, сейчас молодой человек смотрел на ангела, ища в нем поддержки. Как глупо. Как все это было глупо для Холмвуда. Он окончательно запутался в происходящем. Это сон, ведение или ужасная истина? Если это реальность... Невозможно.
Несколько минут тишина господствовала в комнате. Что ответить? Нужен ли ответ? Артур не думал об этом, он пытался воспринять информацию, но это было слишком сложно.
- Нет, это невозможно! Этого не может быть! Все хорошо, она идет на поправку. Доктор Ван Хельсинг говорил... - Холмвуд не закончил фразу. Эмоции переполняли его. Нет, уж лучше те кошмары, что были ранее. Что вообще говорил этот ангел, про какую-то душу, какой-то покой, ведь если она мертва, то покой уже настал для девушки.
- Все хорошо. А это всего лишь еще один сон и ничего нет, - сказав эти слова в голос, Артур надеялся, что видение рассеется - этого не произошло. Еще некоторое время в комнате стояла тишина. Молодой человек не отрывал взгляда от юноши. Для Артура происходящее было слишком, он не мог это вынести ни физически, ни морально. Он издал еле слышимый стон и взъерошил волосы.
- Что ты говоришь? Как ты можешь такое говорить? - голос Холмвуда уже звучал не агрессивно, в нем чувствовалось сильная потребность в поддержке. Измученный, изможденный Артур еле заставил выдавить из себя еще несколько слов. - Умоляю, возьми слова назад. Скажи, что ей лучше. Или... Помощь? Какую помощь я могу оказать? Опять нужна кровь?

Отредактировано Sorci (2013-10-06 21:11:31)

0

19

- Артур... - ангел грустно смотрел на молодого человека, не зная как помочь ему и успокоить его печали. Все это... было слишком ужасно, слишком больно.
"Если бы это и правда был сон... если бы проснувшись все стало бы как раньше... и в вашей жизни не появились дети ночи... которые по своей прихоти выбрали именно вас двоих своими жертвами..." - иначе назвать это небесный юноша просто не мог. Сначала Артур сам связался с Сорси, теперь же граф выбрал Люси своей жертвой. Будто эти двое как-то были связаны с Дракулой и его свитой.
"Я бы подумал, что это все не просто так, что это промысел Божий, но... почему так жестоко? И почему именно эти двое должны пострадать?" - все это было кощунством. Небесное создание не должен был так говорить о Боге. Только не об Отце своем, но именно эти мысли были в голове ангела, и оттого ему становилось только хуже.
Ближе сев к Холмвуду, юноша пусть и робко, но обнял его за плечи, привлекая к себе.
- Я не могу забрать свои слова назад, как бы сильно мне не хотелось этого. Я хотел бы сделать все что угодно, лишь бы эти слова, и правда, были ложью, но не в моих это силах. Потому что это не в силах ангела-хранителя... - тихо проговорил он, поглаживая Артура по голове, стараясь успокоить.
"Если бы мог я выпить эту горькую чашу вместо него. Если бы мог просто забрать себе его печали..." - прикрыв глаза, он легко коснулся виска молодого человека губами, даря свое благословение, чтобы хоть так сделать немного легче.
- Кровь уже не сможет помочь ей... теперь спасти можно лишь ее бессмертную душу... - как же больно было говорить это, особенно потому, что нужно было сказать, к чему ангел вел разговор. - Ее уже нет, Артур... и на ее месте чудовище, которое жаждет человеческой крови... и она будет убивать, если не остановить ее. Но это уже не твоя Люси... не та девушка, которую ты любил... - как же старался небесный юноша, чтобы голос не дрожал в этот момент, но как же сильно стало щипать в глазах от подступающих слез. Как же это грустно - пытается успокоить другого, вместо этого сам готов расплакаться, как ребенок.

0

20

Холмвуд окончательно запутался в происходящем, а главное в себе самом. Артур не переставал себя убеждать, что это видение, но его чувства говорили другое. Он ощущал усталость, он чувствовал некое тепло исходящее от собеседника. Даже не смотря на ужасную новость, что принес ангел, Холмвуд был убежден, пусть не осознано, но убежден, что пока это существо (а по-другому Артур сейчас не решался себе его назвать) здесь, ничего плохого не произойдет. Слова ангела были ужасны, но для Холмвуда они звучали как будто издалека, как будто не для него. Собеседник говорил, что ничего не может сделать. А что может Артур? Если на мгновение представить, что это реальность и что это действительно ангел, то почему божественное существо бессильно, а он, обычный, измученный человек подверженный страхам и страстям, должен был бороться? С чем и как?
Артур опять не стал отодвигаться от ангела. Ему сейчас было неважно, реальность это или сон, в какой-то степени было неважно, что говорит ангел, Холмвуд сосредоточиться на своих ощущениях, ангел дарил спокойствие, а точнее его видимость - сейчас Артуру этого было более чем достаточно. Он тяжело вздохнул и поднял глаза на собеседника. Зачем все это? Какой смысл в борьбе? Апатия. Все не имеет смысла, все не нужно, все обречены на страдания даже этот ангел. Артур уже не задавался вопросом, что происходит, он просто слушал обрывки фраз, чувствовал прикосновения юноши, он ни о чем не думал, ничего не хотел. Хотя нет, хотел, хотел забыться, хотел отдыха, хотел спокойствия.
Когда юноша перестал говорить, в комнате опять повисла тишина. Артур вновь поднял глаза на ангела, он в собеседнике видел такую же безнадежность, что наполняло и его самого. Но если Холмвуду постепенно становилось безразлично происходящее, измученная психика отказывались хоть как-то реагировать, но вот юноше было тяжело - это уловил еще в голосе собеседника, а сейчас убедился в своей догадке, юноша чуть не плакал и скорее всего от этой же обреченности и понимания своего бессилия.
Артур сделал глубокий вдох и взял за руку ангела. Да, Холмвуд не понимал, что происходит, не мог принять тот факт, что рядом с ним ангел, но он ощущал поддержку, исходящую от юноши и понимал, что гость тоже в ней нуждается, так почему бы не подыграть? Сейчас все будет так, а утром Артур придет к доктору Ван Хельсингу, который все и объяснит и может даже больше, скажет, что его невеста идет на поправку, а то, что было ночью не более, чем последствия таблеток.
- Почему же ты не в силе спасти ее душу? Разве не ты ближе к Богу? Разве не ты должен помогать нам? Но раз, ты считаешь, что должен я... То скажи, что требуется, чтобы спасть душу той, которую я люблю? - Артур не смог сказать в прошедшем времени, в нем еще жила надежда, что утром все кошмары прекратятся.

0

21

- Потому что я всего лишь ангел-хранитель... у меня нет карающего меча, и я не могу защитить всех... - слова звучали тихо и совсем печально.
"Скажешь тоже... "Всех"... Ты не можешь защитить даже свою подопечную, которая может стать новой жертвой детей ночи. И даже не может, а точно ей будет, потому что именно Мина истинная цель графа Дракулы. Именно за ней он приехал в Лондон. И еще хуже то, что он уже благополучно завладел ее разумом. В душу моей бедной Мины закрались сомнения. Она уже до конца не верит в свои чувства к Джонатану, да и сам Джонатан..." - вспомнив, какой была последняя встреча с Харкером, ангелу стало совсем грустно.
"Так, словно Джонатан уже отказался от нее и их любви. И словно он уже поддался Сорси, не только телом, но и душой. Он уже не хочет жить мирной жизнью со своей невестой, он... Боже... все будет, так же как и с Артуром... будет еще одна загубленная жизнь, потому что пусть Сорси и привязывается к своим игрушкам, но для него это лишь игрушки. Тем более что сам Дракула против этих его увлечений, а теперь и еще больше..." - безысходность все больше охватывала небесного юношу. Может, проще было все бросить, вернуться в небесные чертоги и сказать, что провалил свою миссию на земле, но... он просто не мог. Не может ангел перечить словам Господа своего. Ибо известно всем, что стало с тем ангелом, что пытался возвыситься над ним.
"Здесь же дело не только в том, что я не хочу повторить участь Люцифера... нет... Несмотря на трудности, я все еще хочу помогать людям. Хочу спасать их по мере сил. Дарить им надежду и веру в то, что все еще не настолько плохо... что все может наладиться и впереди ждет только лучшее..." – может, это желание и было слишком глупым, но небесный юноша просто не умел по-другому.
- Я не Бог, Артур... и не в моих силах спасать смертных... я лишь могу предупредить, или же попытаться защитить от невзгод или забрать печали. И если человек будет спасен после этого, то только потому, что сам решил что-то изменить в своей жизни. Пойми, люди очень сильные. Они способны на все, а я же могу лишь прикрыть своими крыльями и унести все горести, что уже поселились в душе... - ангел склонил голову и коснулся лба жениха Люси своим.
- Мне тяжело говорить об этом, Артур... - совсем тихо проговорил он, но в этой тишине эти слова звучали слишком громко. - То существо... кем теперь стала Люси... доктор Ван Хельсинг скажет, что нужно убить ее. Что это не человек, это чудовище жаждущее крови. И что ее нужно убить, чтобы спасти и... боюсь, что он прав...

0

22

- У архангела Михаила есть меч,- совершенно отрешено проговорил Артур.
Темно, легкий ветерок освежает воздух в комнате, не давая ей стать похожей на тюремную камеру, а именно как заключенный ощущал себя Холмвуд. Заключенный, который решил сдаться, смирился, который не хочет и не может бороться. Сейчас все спокойно. Можно даже было сказать хорошо, но учитывая тему разговора, это было неверное слово. Спокойно. Так тихо. Как будто ничего не было, нет, и не будет. Мысли лениво текли в голове Артура, фоном служил голос ангела.
Апатия только усиливалась. Молодой человек не хотел слушать юношу, не хотел понимать его, отвечать ему. Пусть он говорит, если для него это так важно, пусть пытается что-то изменить. Артур устал, он ничего не будет делать, он хочет покоя. Он уже не пытался себя ни в чем убедить, не пытался, объяснить происходящее, не воспринимал речь гостя. Зачем? Все так ненужно, бесполезно. Хочется отгородиться от всего и от всех.
"Он говорит Бог. А где есть этот самый Бог, когда здесь, на земле, творится подобное? Почему его небесная армия бессильна? Почему я должен что-то меня в жизни? У меня все хорошо, все было хорошо. Но чем же я заслужил подобную этой кару? Неужели в мире нет грешников страшнее меня? Он говорит убить, чтобы спасти. Сам он хоть раз пробовал просто подумать о том, что ему придется убить любимого человека? А мне предлагает это сделать. Когда закончится этот кошмар? Какой побочный эффект могут вызывать препараты Джека. Интересно он знает это? Надо его предупредить".
Артур тяжело вздохнул и посмотрел в глаза ангела. Он устал, ужасно устал.
- И все же я просто человек. Что я должен менять в жизни? У меня все было идеально: друзья, деньги... любимая. Почему, из-за чего я должен что-то менять? - глупо было это говорить, даже, возможно, обидно для ангела, но можно ли строго судить отчаявшегося человека? Пусть посланец небес решает сам, - Убить. Ты просто говоришь это, но каких мучений тебе стоило произнести одну фразу? Думаешь, мне будет легче это сделать? Думаешь, что это ничего не стоит для меня?! - в конце Артур не выдержал и повысил голос - нервы сдавали. - Как все кажется легко и просто на словах! Убить, чтобы спасти! Как можно спасти кого-то через смерть? Через потерю? Через... - Холмвуд резко оборвал речь. Через боль. Именно так должно звучать продолжение, но помешал все тот же злополучный вопрос "зачем?". Да, Артур выплеснул эмоции, ему стало чуть легче, но что сейчас творится с его собеседником? Молодой человек поднял взгляд на ангела и уже спокойно, чуть дрожащим голосом заговорил:
- Я... Прости, я вспылил. Ты... Я ... Ты не представляешь, что я сейчас испытываю. Я устал от происходящего, я хочу счастливую семейную жизнь. Разве я не заслужил? Ответь мне, чем я так повинился? За что я наказан отцом твоим?

0

23

- Только я не архангел Михаил... и не архангел Гавриил, чтобы возвестить о предстоящем конце света... - глупые слова и совсем неуместные в этой ситуации. Разве можно сравнивать, если можно так сказать, рядового ангела с такими высокими личностями? Может они и выше по статусу, да только это означает и высокую ответственность. Когда на тебе висят судьбы многих людей. Разве можно с простым ангелом-хранителем сравнить Михаила, который своим мечом изгнал из Рая первых людей? Или Гавриила, который возвестил своим зовом конец всему? Да только разве можно это объяснить простому смертному? А тем более тому, кто потерял свою любимую. Но если бы все было так просто...
- Прости меня, Артур... прости... я не могу ответить на твои вопросы... - крепче обняв теперь уже прежнего жениха Люси, ангел прижал его к себе, уткнувшись в его волосы. - Я не прошу тебя сделать это... но, боюсь, другого выхода нет... да только и это я понимаю... как трудно это сделать... как тяжело притвориться, что все это просто. Но не просто. Знаешь, Артур, сколько много таких несчастных пришлось убить и ему? Ох, Артур... - небесный юноша тяжело вздохнул. Осторожно поглаживая Холмвуда по голове, слегка перебирая пряди его волос, он старался хоть немного успокоить его. Да только получится ли?
- Успокойся, Артур... просто успокойся... завтра будет утро... и завтра станет ясно, что и когда будет... я сообщил тебе эту весть, но теперь твое прав решать, готов ли ты к подобному или же нет... - с одной стороны, ангел понимал, что другого пути нет, но с другой… - Ты тот, кто любил ее... и разве не любимый человек должен принести покой ее бедной душе? Ох... ты понимаешь, что даже сказать эти слова равносильно смерти... да только иного выхода нет. Все слишком не просто, чтобы решить все... - ангел понимал, как глупо звучат его слова сейчас. Как неуместно и слишком просто.
"Может дело лишь в том грехе? Но разве можно назвать любовь грехом? Пусть это и было привязано лишь через плотское, но... это была любовь..." - небесный юноша не верил в то, что любовь может быть грехом. Потому что еще Отец Небесный говорил, что любовь это высшее благо, так почему же тогда он так наказывает за это чувство детей своих? Почему так много испытаний заставляет их проходить?
Ответить на этот вопрос ангел не мог. Да и откуда ему было знать об этом, когда небесное создание сам никогда не любил той любовью, что любят смертные?
"И то, что видел тогда Сорси в своем сне и что я так ярко ощущал на своем теле, если бы оно было смертным... разве это наслаждение и боль, не то, что стремится получить каждый из них? Разве не о подобном мечтают простые люди, забываясь в объятиях любимого?" - эти мысли не давали покоя, особенно сейчас, когда так сильно было нужно успокоить несчастного Артура, на долю которого выпало столько бед.

0

24

Он опять что-то отвечает, говорит о конце света. Артур поймал себя на мысли, что для него конец света наступил: вокруг была тьма, непроглядная тьма, которая только сгущалась, не давая пробиться лучику надежды. Ведь кто, как не посланник небес должен был вселить в сердце мужчины  желание бороться за любовь, за друзей, за себя? Но эффект получился далек от необходимого: безразличие, желание просто избежать бед, спрятаться от них. Артур - человек, обычный человек, не герой из сказок, который готов голыми руками убить дракона. Он хотел мирной, тихой семейной жизни, а вместо этого получил страшные испытания.
"Почему я?" - снова этот вопрос. Если уж его гость не мог на него ответить, то куда самому Артуру?
Холмвуд не сопротивлялся, когда ангел пододвигался ближе, так, и правда, было спокойнее, уютнее. Остатки печальных мыслей исчезали, в голове оставался только глухой шум. Если бы Артур верил в Бога, то сейчас бы звучала молитва, она бы отчетливо слышалась в пустой комнате и приносила надежду, Артур бы нашел ответы в священных книгах за что ему такое наказание, или же узнал, что это испытание - удел избранных. Но нет. Никогда Холмвуд не относился к этому всерьез, как и сейчас. Происходящее не только мучает физически, лишая сна, но и морально. Ангелы, носферату. Не уж-то придется поверить?
"А что скажет доктор Ван Хельсинг, если я заявлю ему, что разговаривал с ангелом? Джек точно выделит комнату, - Артур перевел взгляд на столик, на котором лежала открытая упаковка с лекарством, а потом осторожно дотронулся рукой плеча ангела, - все-таки это... Я надеюсь... Это сон. Еще один кошмар. Но сейчас так спокойно. Не представляю, чтобы со мной было, если бы кто-то в жизни, мне сказал подобные слова. Я бы точно сошел с ума. Помоги нам!" - к кому была обращена последняя реплика? Артур сам бы не ответил на вопрос, он не знал. Это просто крик, мольба о помощи отчаявшегося человека. Будет ли она услышана? Или шанса на спасение уже нет?
Артур ничего не отвечал юноше. Он просто сделал легкий кивок головой. Он устал, он мог бы много отдать сейчас за обычный отдых, без терзаний и метаний души. Хотелось, как в детстве, спрятаться под одеяло от всех бед и быть уверенным, что ты в безопасности. Сейчас таким одеялом служил гость, но потом, рано или поздно, все рассеется. Надо ли сейчас об этом думать? Может быть просто насладиться минутами без пугающих образов, без каких-либо мыслей о будущем? Артур позволил себе расслабиться и на минуту закрыл глаза, только на минуту. Перед ним всплыл образ Люси за косметическим столиком, рядом Куинси что-то рассказывал, активно жестикулируя, Джек стоял, прислонившись спиной к стене с бокалом, и чуть улыбался. Молодой человек слегка улыбнулся этой картине. Как все безмятежно. Так же было совсем недавно. Не желая отпускать от себя эту картину, Артур не открыл глаза через минуту, как обещал себе, и после натиска душевных метаний, временное спокойствие взяло верх над чувством самосохранения, над прелестями и молодой человек погрузился в царство Морфея.

0

25

Ответа не последовало, да ангел и не ждал его. И что нужно было ждать? Что несчастный легко согласится убить свою любимую, пусть она и превратилась в монстра? Или что поддержит эту идею? Или найдет другой выход? Но какой выход? Ангел смотрел на Холмвуда, больше не говоря ни слова. Хватит, больше и нечего было сказать.
"Прости меня, Артур... - осторожно уложив молодого человека на кровать, небесный юноша продолжал сидеть рядом, охраняя его сон от ночных кошмаров. - Прости, что не могу защитить тебя от всего этого..."
Единственное, что мог сделать несчастный ангел, так это укрыть его своими крыльями и защитить хотя бы на эту ночь от всех бед. Сколько еще бед предстоит ему пережить? Как еще судьба решит поиграть с бедным смертным?
"Сколько вопросов, но я не знаю ни одного ответа. Прости... прости меня..." - небесный юноша торопливо вытер подступающие слезы и зажмурившись, стал приглушенно читать молитву. Может хоть так Господь услышит одного из детей своих и смилостивится над бедным Артуром? Как же хотелось уберечь его от этой ужасной участи. Нельзя допускать такого, чтобы человек убивал любовь всей своей жизни своими же руками. Так нельзя, просто нельзя.
Кончиками пальцев ангел осторожно гладит спящего по волнистым прядям волос, легко перебирая их.
"Пусть кошмары уйдут... пусть Артур получит долгожданный отдых..." - теперь, когда смертный не видел его, небесный юноша распахнул белоснежные крылья над ним, будто, и правда, укрывая от бед. Любой грех может быть прощен, если человек искренне в нем раскаивается. Но можно ли считать грехом любовь? Пусть даже запретную, пусть даже противоестественную в какой-то мере, но любовь. А не любовь ли самое важное в недолгой человеческой жизни?
Тяжелый вздох и склонившись, ангел касается губами виска спящего Холмвуда.
"Пусть мое благословение спасет его хоть ненадолго... пусть хоть на несколько дней, и даст пережить ужасную смерть любимой. Прошу тебя, Господи..." - сложив ладони в молитвенном жесте, юноша прильнул к ним губами, неслышно шепча молитву Богу, пусть и не слышную больше никому. Главное, что ее слышал тот, к кому она была обращена.
Зайди кто в комнату, то не увидел бы ничего. Разве что девушки и юноши, обладающие необычными способностями, как то, видеть мертвых, могли увидеть на кровати, рядом с Артуром, незнакомого юношу в штанах и легкой набедренной повязке поверх. Пусть это и было не по правилам, но ангел решил обратить свою защиту не на Мину, а на этого несчастного. Хотя бы пока он спит... Потом же ему покажется произошедшее лишь странным сном, пусть и приятным и успокаивающим в какой-то мере.

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Дома жителей » Дом лорда Артура Холмвуда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC