Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Аббатство Карфакс » Заброшенная часовня


Заброшенная часовня

Сообщений 31 страница 58 из 58

1

Аббатство Карфакс было уже давно заброшено, поэтому и часовня, сделанная в готическом стиле, уже давно перестала быть святым местом. Сюда слуги графа Дракулы и отвезли ящики с землей из Трансильвании.

+1

31

Фобос отвечал графу уважением, а потому в ответ тоже не перебивал его, когда тот говорил, дожидаясь того момента, когда Дракула закончит.
Когда же Дракула замолк, предоставляя слово вампиру, тот усмехнулся, глядя прямо в глаза господина и даже не думая отстраняться, когда тот взял его за подбородок.
- Разве дети думают об ответственности? - ответил он, а потом покачал слегка головой. - Увы, но нет. Вот и Сорси не думает о том, что на Вас такая большая ответственность. Быть может, Вы просто зря в свое время допустили такие отношения? Не давали бы надежды, не было бы скандалов. Уверен, что он бы тогда был бы более спокоен. Практически, как все в замке.
Фобос замолчал, словно подбирая слова, но в действительности же давая возможность графу подумать над своими словами. Хотя вскоре снова заговорил:
- Сколько бы Вы ему не давали своего внимания, ему всегда будет мало. Разве странно то, что Душа хочет быть постоянно с телом? Вообще удивительно то, что Вы сосуществуете отдельно друг от друга. Но так даже интереснее, забавнее.
"Познакомиться с собственной душой куда ближе... это настолько интересно, что даже будоражит немного".
Но пришлось откинуть эти мысли, потому что сейчас с графом они обсуждали другую тему.
- Хм, да, Вы правы. Он шел в бордель в сопровождении одного смертного. Хотя, судя по виду того человека, вряд ли он клиент. Быть может старый знакомый...
Ухмылка. Фобос решил дать подсказку, но не говорить точно того, кто был с блондином. Куда интереснее заставить Дракулу немного понервничать.
- Но полно об этом! Вы спросили, почему так происходит? Это сложный вопрос. Возможно именно потому, что Вы никогда надолго не покидали свой замок. И они испугались, что Вы решили не возвращаться. Они же без Вас никуда... сразу начинается паника и самый настоящий бардак. Впрочем, есть и другая теория, - подвинувшись ближе и чуть ли не касаясь губ графа, Фобос перешел на шепот, - а что, если все беды от того, что у Вас разлад с собственной Душой? Это почувствовали другие и поддались эмоциям. Что если Ваш внутренний разлад сказывается на всех детях? Знаете... это как тогда, когда родители ссорятся, а дети наблюдают. Ведь все в итоге плачут, хотя и не понимают, почему, - после этого Фобос сел ровно, отстранившись снова от господина. - Хотя это только теория. Быть может, я и ошибаюсь, а может прав... ведь все проблемы начались с Сорси? - улыбка коснулась губ Аурели, он чуть прищурился, а потом тряхнул головой. - Сами вспомните, что каждый раз, когда Вы ссоритесь со своей Душой, то и другие становятся не столь послушными, как обычно, поддаваясь влиянию негативного настроения. Наверное, Вам бы стоило поскорее разобраться со своим делом, чтобы вернуть все на прежние места и успокоить детей, дав понять, что они Вам все еще нужны и так же любимы. Ведь именно этого боятся дети, когда родители ссорятся, что их оставят, и они больше не будут нужны. Разве нет? Прислушайтесь к их чувствам и мыслям, уверен, что я окажусь прав.

0

32

"Вот как? Зря допустил? Много ли ты знаешь о том, как нужно общаться со своей душой, Фобос? Что ты вообще об этом знаешь? Это был единственный способ наладить с ним настолько сильным контакт, именно потому, что мы душа и тело. А то, что он сейчас ведет себя так, что ж, пожалуй, в чем-то ты прав и я не должен был оставлять его одного так надолго. К каждому из моей свиты особое отношение, к каждому я отношусь по своему..." - все это время Дракула не сводил взгляда с вампира. В этом была особая прелесть, что Дерзость не боялся смотреть ему в глаза. Да и странно было бы бояться это тому, кто и был его дерзостью.
Перехватив парня за шею, он приблизился к нему почти вплотную, чувствуя его дыхание на своих губах.
"Разлад произошел раньше моего отъезда. Что-то происходило еще ранее. И это что-то происходило с Сорси, еще, когда он в первый раз сбежал от меня. Хорошо, я представлю ему эти доказательства, которые он требует. Но после этого, ни один мужчина больше не окажется в его постели, даже ради игры. Потому что у него есть плохая привычка привязываться к своим игрушкам, а это недопустимо. Мне хватило этой его интрижки с тем англичанином, потом Ренфилд, теперь же он отказался убить нового клерка из Лондона..."
Отпустив Фобоса, граф чуть заметно хмыкнул.
"Кстати о детях, - в этот момент на губах вампира заиграла улыбка. - Скоро в наших рядах появится новое прелестное существо. Я нашел одну прекрасную девушку в Лондоне. У нее бледная кожа и волосы цвета пламени. Да, в моей свите уже есть девушка с таким цветом волос, но Люси... это нечто другое. Она скрывает глубоко в душе это пламя, и я уверен, что после пробуждения для новой жизни, она раскроется только с лучшей стороны..." - кончиком языка Дракула провел по своим клыкам, будто вспоминая вкус ее дивной крови.
"Чудесная куколка. Уверен, она бы тебе понравилось. Ты, как и я, любишь все красивое. Остается только надеяться, что после инициации ее прежние друзья не решат ее тут же уничтожить. Люди так глупы и не понимаю, когда уничтожают что-то настолько прекрасное..." - такое было не один раз. Граф находил новое дивное создание для своей свиты, но только охотники за вампирами находили раньше. А что поделать, если проснувшись в новом обличие, новоявленного вампира мучает ужасная жажда, настолько сильная, что хочется броситься на первого встречного и выпить всю кровь без остатка? А потому создатель должен быть рядом в этот момент. Должен направить новообращенного на путь истинный и утолить его жажду.
"Проблема в том, что лечением Люси занимался мой старый знакомый - доктор Ван Хельсинг. О, сколько моих детей он отправил, как он думает, в райские кущи... Только он наоборот лишил их кое-чего очень важного... да только где ему понять это..." - при мыслях об этом, граф оскалился и сжал пальцы в кулак, представляя, как поймает этого человека и уничтожит его.
"Пора это сделать... давно пора... и я слишком долго с этим медлил..."

0

33

- Моя душа, по крайней мере, при мне, во мне... в общем, не является отдельным существом. Потому мне и общаться с ней не приходится, налаживать отношения, контакт, - Аурели только усмехнулся, когда почувствовал пальцы графа на своей шее, да и то, что он так придвинулся, нисколечко не смутило его. - И уж сомневаюсь, что телесная близость - это единственный способ наладить контакт. Просто признайтесь, граф, что Вы поддались его очарованию и выбрали самый простой способ наладить с ним контакт. А ведь это так забавно, граф! - снова развеселившись, произнес он, а потом хлопнул в ладони, благо, что Дракула уже не держал за шею и такие манипуляции производились на некотором расстоянии. - Он Ваша душа, по-сути, Ваше отражение... получается, что граф у нас любитель плотских утех, - с этими словами Фобос чуть не свалился с ящика с землей, рассмеявшись, вот только смех его быстро оборвался, когда господин продолжил говорить о Сорси. Наверное, Аурели было даже немного обидно за блондинчика. Ведь все его связи и привязанности это все еще слепая попытка найти того, кто будет всегда с ним рядом. По крайней мере, именно так все видел сам вампир. Оставалось только не начать об этом думать, чтобы граф ненароком не узнал об этих размышлениях.
Но вот Дракула все-таки сменил тему и Фобос даже облегченно выдохнул, потому что говорить о своем ребенке (а именно таковым он мог назвать Сорси, которого сам некогда обратил) становилось все сложнее, скрывая мысли от графа. Особенно те, которые касались прошлого.
- Рыжая и прелестная девушка? О, я заинтригован! Быть может, даже не сразу уеду путешествовать, а посмотрю на нее, познакомлюсь... хотите, могу даже с Вами ее встретить в новой жизни? Вы же не оставите столь милое существо одно? Хотя... даже если оставите для других целей, я лично готов помочь ей и напоить кровью. Люси... красивое имя, красивая внешность... уверен, что она займет достойное место в Вашей свите, граф, - почему-то Фобос решил, что именно частью свиты он захочет сделать эту девушку. Аурели увидел это в глазах господина, в том, как менялось выражение лица Дракулы, когда он говорил о ней.
"Давно я не был так заинтригован чьей-то инициацией. Только ли от того, что сам граф о ней так отзывается?"
Впрочем, вскоре тема снова сменилась на не самую приятную. Вампир поморщился и даже скривил губы, когда услышал знакомое по прежним стычкам имя. Он и сам однажды чуть не попался в руки Ван Хельсинга, увлекшись игрой со смертными. Верней, игрой с их жизнями.
- Снова он появляется в Вашей жизни, граф. Наверное, он в Вас тайно влюблен, раз не может успокоиться и столь рьяно убивает тех девушек, которым вы дарите новую жизнь. Другого объяснения я, увы, найти не могу, - он даже изобразил на лице некое смущение и удивление, а потом расхохотался, но в этот раз уже действительно сваливаясь с ящиков на холодный пол часовни. - О, право, граф, Вы оказывается популярны среди мужчин! Что даже некоторые от ревности убивают Ваших женщин! - продолжая хохотать, договорил Фобос, чувствуя, что даже глаза стали влажными от смеха.

0

34

При словах Фобоса про душу, граф сначала слегка приподнял бровь, потом беззвучно рассмеялся.
"У тебя нет души, бродяга. Вампир теряет ее, как только проходит полное перевоплощение. Моя же душа по какой-то прихоти не отправилась блуждать неприкаянно по свету и не сгинула в адской бездне. Может это насмешка Бога, за то, что я отрекся от него, или же здесь кроется что-то другое, но моя душа обрела тело. А потом ее кто-то сделал такой же ночной тварью, как и я сам. Но и после этого она осталась в этом грешном мире. Не правда ли странно? Может все к тому и ведет, чтобы мы снова были вместе. Ведь я мог не найти его. Или найти, но слишком поздно..." - нет, все же Дерзость позволял себе слишком многое, и в том числе делать какие-то такие выводы. Дракула чуть прищурил глаза и фыркнул.
"Не тебе судить об этом и оправдываться перед тобой я не собираюсь. Меня никогда не интересовали плотские утехи, особенно после смерти как человека. И сейчас это не главная близость, которую я хочу от Сорси. Но она делает и меня и его более живым. Потому он и гоняется за человеческим теплом. Но только это замкнутый круг, потому что люди смертны, а чтобы подарить им вечную жизнь, нужно сделать человека одним из детей ночи, а это делает его носферату и..." - впрочем, графу уже надоел этот разговор. По сути, в нем и не было смысла, потому что важнее было найти беглого вампирчика и вернуть себе. И теперь уже так, чтобы он не вздумал убежать.
Уже который раз вампир поймал себя на мысли, что Фобос что-то скрывает. Точнее, уже который раз старательно отводит разговор в сторону, чтобы скрыть какие-то свои мысли, которые уже не в первый раз мелькают в его сознании. Но это сейчас было не важно. Дракула не собирался рыться в его голове и пытаться раскрыть эту тайну, потому как были более важные насущные проблемы.
"О, я был бы только рад, если ты пойдешь со мной. Можешь даже дать ей своей крови, если она этого захочет. А она захочет, я уверен в этом... - появление в свите нового вампира всегда было событием. А тем более, когда это связано с настолько очаровательным существом. - Главное не упустить момент, Фобос. Я не хочу, чтобы все провалилось..."
"Боюсь, что тогда ему придется умереть от этой самой любви, - Дракула снова фыркнул. Понятно дело, что это была лишь шутка, но Абрахам со своей безумной страстью, которая заключалась только в желании отправить графа в ад, уже порядком надоела. - А потому, когда он снова встанет на моем пути, это будет наша последняя встреча. Этот поединок должен закончиться, и никакой человек не сможет победить меня..."
Граф был уверен в своих силах, даже не смотря на то, что чувствовал разлад в себе самом. Пусть даже и был далеко от родной страны. Но... возможно ярость придавала ему столько сил. И еще ненависть за то, что его стараниями столько прекрасных созданий было уничтожено.

0

35

- Вы разбили мне сердце, граф! - закатившись новым приступом смеха, Фобос решил пока что не вставать с пола, боясь, что свалиться вновь (а это имело большую вероятность повторения). - Я-то надеялся, что когда меня убьют, то моя душа вознесется на небеса и бла-бла-бла, если я покаюсь перед смертью, - вампир явно веселился, продолжая эту тему, которую стоило бы уже давно закрыть и не поднимать. Но, увы, Аурели не знал, когда надо остановиться в своей болтовне. Он просто любил говорить, не задумываясь о последствиях. - Ну, не нашли бы Вы свою душу и что дальше? Велика трагедия, - отмахнулся вампир, поднимаясь все-таки с пола и отряхивая свои брюки. Все же не стоило протирать тут своей одеждой что-либо. - Да можете не оправдываться, я же не настаиваю, граф. Просто сами задумайтесь над логичностью своих действий: сначала даете ему надежду на то, что он самый особенный среди нас, потом оставляете его, а сами уезжаете сюда... ну, это вполне нормально для такого эмоционального вампира, что он все понял совсем неправильно, а результатом стало что? Правильно, что он ищет тех же эмоций со смертными. Но действительно, полно об этом говорить, тема стал неактуальной еще две минуты назад, - с этими словами и неизменной улыбкой он уселся обратно, с долей интереса поглядывая на Дракулу, который продолжал говорить, но уже о новой девушке, которая вскоре должна присоединиться к ним. Вот только одно но: свою кровь Фобос точно не собирался давать, хватило одного неудачного эксперимента на всю жизнь.
"Куда лучше в первую ночь дать кровь смертного".
Отрешенно размышлял Аурели, постукивая пальцами по своим губам.
- Дорогой граф, мы же оба знаем, что когда она проснется для новой жизни, ей будет нужна кровь живого, а не мертвого. Потому предлагать мою кровь будет не целесообразно. Куда лучше дать ей младенца, того, кто еще столь непорочен и чист, что его кровь покажется ей настоящим нектаром. Тем более, что здесь достаточно невнимательных мамаш, которые проболтают исчезновение ребенка и только потом хватятся. Да будет уже поздно. Да и мало ли кто похитил? - вампир улыбнулся шире, оголяя клыки в этой улыбке, после чего резко подался вперед к Дракуле, нагло укладывая ладонь ему на шею и притягивая к себе ближе. Шепот прямо в самые губы вышел достаточно интимным. - Она попробует чистейшую кровь и поймет, что была рождена для этой жизни. Она не сможет противиться тогда собственной природе. А что же касается Вашего давнего любовника-Абрахама, то могу сказать лишь одно: он уже давно не жилец. А все его благородство со спасением души - лишь попытка оправдать собственную кровожадность. Если правильно проманипулировать людьми, то его они же сами и казнят. К примеру... - в голове вампира родилась такая идея, от которой он сам пришел в восторг, отчего у него в глазах появились неудержимое пламя. - Нужно сыграть против него на его же поле. К примеру, обвинить его в клевете и привести на суд саму Люси, которая подтвердит своим появлением то, что она жива. Докторов можно будет обмануть, насколько мне известно, то сердце можно заставить биться, хотя бы на время. Вы понимаете, граф, к чему я клоню?

0

36

"Вот и отлично, что ты понимаешь это", - граф чуть заметно улыбнулся. А раз тема была закрыта, то и упоминать Сорси лишний раз в разговоре не стоило. Слишком уж он отвлекал сейчас от более важных дел.
"И так явился в Лондон и заставляет перекраивать своим планы, сам того не желая. Впрочем, нет, именно потому, что желает этого..." - покачав головой, Дракула вновь перевел взгляд на Фобоса, который оказался от него в такой опасной близости.
"Для нее нужно сделать самое лучшее кровавое венчание. Младенец или совсем юное дитя. Да, ты прав, найти такое здесь не так сложно. А потому..." - пальцы вампира сомкнулись на шее Фобоса, ближе притягивая его к себе. Это была как своеобразная игра, которая, как правило, не заканчивалась ничем, и одних этих прикосновений хватало, чтобы по телу пробегала дрожь. Они будоражили, но больше как адреналин, чем возбуждение. В этом и был смысл каждого из свиты. У каждого была своя функция, и каждый вызывал у графа определенные эмоции. Если бы еще они не разбегались и не враждовали между собой, может, это было бы настоящим счастьем и это приносило бы столь нужный покой.
"Если бы Абрахам был один, может подобный план и получился бы, да только он уже подключил к этому бывших поклонников Люси. А потому я вижду только один выход - вовремя забрать ее с собой, а его прикончить, когда двинется по нашим следам. Или же убить, если он попытается встать у меня на пути. А он попытается, поверь мне, бродяга", - отпустив шею вампира, Дракула вновь отстранился, садясь прямо.
"Впрочем, твой план тоже не плох. И, можно попробовать, но только я боюсь за нее. У Абрахама бывают весьма скверные методы доказывать, что перед ним носферату, а не живой человек. Например, однажды он прямо при всех вбил одной из моих невест кол в сердце. Подобные варварские методы использовали во времена Святой Инквизиции во время охоты на ведьм. Если удавалось пытками заставить ведьму признаться в том, что она ведьма, ее отправляли на костер. Если же во время пыток девушка погибала, то считали, что она умерла невинной, а значит, попадет прямо в Рай. Разве не глупости, Фобос? Всего лишь попытка оправдать свою ненависть к тем, кто не такой как все..." - за это Дракула готов был потопить весь этот чертов город в крови. И не только этот, а пройтись кровавым пиршеством по всей земле, чтобы сами люди чувствовали себя низшими существами.
"Глупые твари..." - на миг он оскалился, но вот уже лицо его вновь не выражало ни одной эмоции. Сейчас граф был спокоен как никогда. Может, причиной тому было пусть и недолгое, но возвращение Фобоса, который дал ему некоторые ответы на его вопросы. И это не могло не радовать.

0

37

- Раз граф желает дать этой юной особе только лучшее, то она обязательно это получит, - пальцы, сжимающие шею, не пугали Фобоса. Даже наоборот, развлекали. Что уж говорить, но Аурели всегда привлекала опасность, она будоражила кровь, заставляла испытывать те эмоции, которые ничто другое не могло вызвать. Это определенная страсть, его слабость, его наркотик, который действовал на вампира не хуже, чем на человека опиум. - Я лично выберу ей ребеночка, чтобы она могла вкусить самый прекрасный нектар на земле. Вы же не против, чтобы я ей представил еду? В конце концов, иногда и мне хочется побыть немного полезном. Иногда. Совсем чуть-чуть, - на всякий случай уточнил вампир, чтобы его ненароком не решили еще заставить решать какие-то проблемы. В конце концов, разве можно так издеваться над нежной и чуткой натурой Аурели, который привык ничего не делать толком?
Впрочем, ему пришлось задуматься в очередной раз над вопросом с доктором Абрахамом Ван Хельсингом. Раз уж графа беспокоил сей объект, то и другим бы стоило задуматься о том, что теперь стоит вести себя немного тише, дабы не привлечь лишнее внимание.
"Хотя... если нам удастся выкрасть Люси сейчас до того, как этот сумасшедший фанатик решит убить ее, дождаться момента и..."
Глаза Фобоса снова загорелись лукавым огнем. Он вспомнил одну полезную связь Сорси, о которой наслушался, когда по своей глупости решился заехать в замок передохнуть с дороги. Тогда граф ему все уши прожужжал о неком Артуре, который посмел завладеть вниманием Сорси... ну и его телом тоже.
- Граф, прошу простить, что возвращаюсь к теме Вашей Души, но все-таки это важно. Помните, что Вы как-то рассказывали мне о том, что он здесь связался с одним влиятельным господином? Артуром... как-то его там. Так вот, я хотел бы предложить Вам позволить Сорси использовать это знакомство во благо нашей семьи. В конце концов, даже если Вы постарались и заставили Артура забыть знакомство с нашим милый мальчиком, то он-то быстро напомнит о себе в самом неприличном виде. Если на нашей стороне будет такой серьезный покровитель, то куда больше шансов выставить этого Абрахама в худшем свете. Можно потребовать справедливый суд и при помощи чужих связей запретить такие эксперименты доктора. Сейчас уже не времена инквизиции, а это - Лондон, город порядка и правил. Здесь даже шлюху чтобы снять, надо соблюсти определенные правила, - Фобос усмехнулся, а потом легко соскочил с ящиком земли, но только для того, чтобы немного размяться и походить. Свое последнее слово он еще не сказал. - А если еще найти каких-то дорогих подруг самой Люси, которые бы вступились за нее, почувствовав стук сердца, то тогда бы все стало бы просто идеально, граф! Подумайте над этим и не спешите отвергать мое предложение. В конце концов, любые средства хороши против борьбы с таким настырным врагом. Подумайте.
После этого, наконец-то завершив свою болтовню, Аурели послал графу воздушный поцелуй, поклонился и поспешил удалиться. Стоило в кратчайшие сроки найти пищу для Люси, чтобы вовремя ее напоить этим нектаром жизни после смерти.

0

38

"О, я не сомневаюсь, что именно так и будет, особенно если ты берешься за дело", - в этом смысле Фобос радовал графа, чуть ли не с первого дня своей инициации. Из него получился прекрасный вампир, который не опускался до того, чтобы пить какую попало кровь. О нет, он выбирал самое лучшее, как и во всем остальном. Может именно этим он и привлек Дракулу в свое время.
"Она скоро пробудится, и мы откроем ей прекрасный новый мир детей ночи", - одна эта мысль приятно будоражила. А потому заинтересованность Дерзости этим вопросом просто не могла не радовать.
"Я позову тебя, когда она пробудится и уверен, ты найдешь ей достойную жертву", - оставшись на ящике один, Дракула вновь улегся, чтобы обдумать все. Особенно другой важный вопрос.
"Неужели ты думаешь, что этот человек решит помогать нам только по доброте душевно и только из-за большой любви к Сорси? И даже если так, то не потребует ли он самого Сорси в качестве оплаты? А я уже сказал тебе - я не позволю кому-то еще прикасаться к нему, когда снова верну его себе. Мм... - эта формулировка прозвучала слишком грубо. - Нет... когда мы снова будем вместе. Впрочем, я сомневаюсь, что этой встречи удастся избежать, потому что этот самый Артур не кто иной, как жених нашей милой Люси. А значит, он обязательно захочет отомстить за свою невесту и отправится искать меня. Как же тогда, если Ван Хельсинг уже считай, перетянул его на свою сторону? Впрочем, не думаю, что этот человек быстро поверит ему. Для таких как Артур, разговоры, которые ведет наш "любимый" враг, звучат не иначе как бредни выжившего из ума старика, который гоняется за собственной тенью. На счет подруг... не знаю, единственная ее подруга это Мина и..." - впрочем, об этом стоило задуматься. Если не считать, что пока то, где скрывается изначальная цель приезда, Дракула не знал. И это его выводило из себя. Как же быстро она умчалась обратно к своему неверному женишку. Может, стоит раскрыть ей глаза на происходящее? Показать его истинную сущность? Как тогда она будет смотреть на него?
"Сначала спасем нашу милую девочку от этого монстра, а потом уже будем решать, как избавиться от него", - едва ли Фобос слышал эти слова своего господина. Да и этого не требовалось. Главной проблемой сейчас было не упустить тот момент, когда Люси очнется, потому вампир улегся обратно и, прикрыв глаза, вновь погрузился в транс. Сейчас нужно было настроиться на волну своей свиты. И не только той, что уже была, но и той милой особы, что еще только собиралась стать ее частью. А на это требовалось время и силы, которые начинали подходить к концу.

0

39

Англия, Центр города, Хайгейтское кладбище ===>

Наверное, Фобосу пришлось впервые в жизни пережить такой спектр эмоций. Он чувствовал, что жизнь в этом не мертвом теле вампира все еще, как говорится, теплилась, но он так же чувствовал и то, что рана оказалась достаточно серьезной, чтобы поставить оную под угрозу. Стоило ли начинать паниковать уже сейчас?
"Может, стоит остановиться и дать ему своей крови? Хотя толку-то... ему бы крови девственницы или еще лучше - ребенка... да только где сейчас их найти? Черт возьми, смогу ли я найти кого-то в такое время? Добропорядочные синьорины с детьми уже попрятались по домам, чтобы не выставить себя в дурном свете, а кровь этих вонючих шлюх будет недостаточным лекарством. Право, Сорси, как тебя угораздило попасть под руку этого психопата?"
Что ж, все объяснялось слишком просто и оттого становилось только сложнее и противнее. Граф находился в разладе сам с собой и потому все так вышло. Заставь он себя еще немного раньше поговорить со своей свитой о том, что их тревожило, то все бы давным-давно наладилось. В конце концов, вся свита любила графа и потому в любом бы случае, пойди он им навстречу, они бы его поняли и пришли бы к согласию. В это хотелось верить.
Дорога казалась бесконечной и утомительный, но все-таки Фобос ни разу не оступился со своей столь ценной ношей. Ведь это действительно сложное дело нести кого-то на руках, удирая от возможных преследователей.
Но вот все-таки вскоре показались очертания знакомой часовни, в которой он сам не так давно встретил графа после очередной достаточно длительной отлучки. Помнится, что именно там граф и расположился с ящиками с землей, без которых не отправлялся в столь дальний путь. Как оказалось (а это Аурели познавал все по мере жизни рядом с Дракулой), что некоторые вампиры привязаны к той земле, на которой умерли. Наверное, Валентино повезло, ибо у него такой проблемы не было, и он вполне удачно путешествовал по разным концам света. Главное - желание куда-то отправиться. А дальше всегда удавалось и раздобыть деньги, и кровь. Люди часто оказываются падки на красивые философские рассуждения и на столь привлекательную внешность, коей обладал вампир. Женщины были от него без ума, и он этим самым наглым образом пользовался.
Прибавив шагу и чуть ли не сорвавшись на бег, Аурели уже проклинал все на свете, включая тех леди, которые буквально плелись позади. Он мог бы на них прикрикнуть, сказать, чтобы шли быстрее, но не стал оного делать только лишь потому, что мысли его занимала совсем другая персона.
Оказавшись в этой злосчастной часовне (неправда ли насмешка над Богом, что вампиры расположились в святой обители?), Валентино поспешил уложить вампира на твердую поверхность, которой оказался полуразрушенный алтарь. После этого он поспешил разодрать на груди блондина его излюбленную блузу, чтобы оценить ранение, так сказать, масштабы бедствия. Кровь расползалась по его груди, стоило ткань отодрать от кожи. Он с некоторым нескрываемым неудовольствием поглядывал на это дело, а потом все-таки решился на то, что делал-то единственный раз в жизни по доброй воле. Надкусив собственное запястье и пустив себе кровь, Фобос пальцами другой руки сжал челюсть Сорси так, чтобы открыть ему рот, после подставляя свое запястье к его губам с сочащейся кровью. Конечно, после ему бы пришлось быть особенно осторожным в своих размышлениях, чтобы ненароком не дать возможности своему "сыну" увидеть то, что ему не стоило знать. По крайней мере, сейчас.
- Ну же, малыш, заглатывай, не заставляй меня еще и вынуждать тебя это делать. Другой крови у меня нет, - Аурели не знал, слышит ли его бывший Гаспар, но надеялся на это. Увы, но опыта в такой принудительной кормежке у него было все-таки немного (точнее его вообще не было ни капли).
К сожалению, как бы он не взывал к этому бессознательному телу, но оно не хотело реагировать. Пришлось приподнимать его, чтобы он проглотил кровь. Когда же он заставил так сделать его несколько раз, после Валентино скинул с себя пиджак, снял рубашку, которая пошла на лоскуты и которыми, как умел, а умел-то не очень хорошо, но все же сделал раненному перевязку.
- Надеюсь, что это все-таки поможет, - обратился он то ли к другим, то ли к самому себе. Только после этого он снова взял Сорси на руку и пересел с ним к стене, укладывая его голову к себе на колени и как-то невыносимо бережно перебирая его пряди. Сейчас Фобос корил себя за то, что не отвел этого неразумного вампира за спину, как он это сделал с ныне покойным Ренфилдом. Но, увы, допущенных ошибок теперь не исправить, оставалось лишь уповать наудачу и то, что все-таки все обойдется малой кровью и один из "братьев" не погибнет из-за одной раны, пускай и нанесенной столь ловко.
"Граф... что будем делать дальше? Его бы вернуть в Трансильванию... как говорится, дома и стены лечат. А здесь мы уже рискуем снова нарваться на этого безумного охотника. По-моему, нам все-таки пора возвращаться".

0

40

Англия, Центр города, Хайгейтское кладбище ===>

Все дальше и дальше вампиры отдалялись от поля битвы, и это, если честно, не могло не радовать Леспри. Вся эта битва, наконец, осталась позади. И хорошо, что эта вся заваруха быстро закончилась, потому что, откровенно говоря, второй раны не хотелось бы ей получить от кого бы то ни было, а тем более от Ван Хельсинга, хватило и одной. Но, хорошо, что кровь Куинси помогла восстановить немного силы.
Идя по дороге, и не обращая внимания на что-либо вокруг, Леспри не сразу заметила, что рядом с ней идет Люси Вестенра.
- Со мной все в порядке, не стоит обо мне беспокоиться, мисс Вестенра, - чуть улыбнувшись, ответила вампирша Люси. Нет, не о ней сейчас нужно было беспокоиться, хоть она и была ранена. Сорси. Вот о ком нужно было беспокоиться сейчас. Он получил более опасное ранение, чем она.
Разум кинула обеспокоенный взгляд на Фобоса, который буквально тащил на себе Сорси. Нужно было срочно помочь ему, но только вот этот путь до заброшенной часовни казался бесконечным.
На пути, по которому они шли, совсем не попадалось прохожих.
А это было не очень хорошо, потому что так они могли бы напоить Сорси чьей-нибудь кровью, да только вот какой нормальный человек будет ходить по улицам в такое время? Разве что безумец какой-нибудь.
"Абрахам, черт бы побрал тебя! Сумел же все-таки добраться до нас, хотя и ранил-то всего лишь одного. Приспичило вам всем прийти сегодня в этот склеп!" - с мрачным негодованием думала Леспри.
Нет, все-таки странными людьми были эти смертные. Неужели не понимали, на что идут?
И как бы было бы интересно, смогли бы они действительно убить Люси, когда являлись ее поклонниками? Только из-за того, что она стала носферату? Какая все-таки это была глупость!
Еще одно доказательство того, что люди просто глупцы и не понимают, кто перед ними.
"А каким же глупцом оказался этот Холмвуд! Зачем вот спрашивается он полез к Сорси?!"
Больше думать об этих людях Леспри не желала. Слишком уж много чести для них.
Вот, шаг за шагом, наконец, показались знакомые очертания часовни. Именно того места, где совсем недавно граф Дракула отчитывал ее за то, что она успела увлечься каким-то юношей.
Сейчас это увлечение ей казалось глупым. Все-таки нельзя доверять этим смертным.
Уже в самой часовне она как-то отрешенно наблюдала за Фобосом, который уже поил Сорси кровью, которая должна дать ему хотя бы немного сил.

Отредактировано L'esprit (2014-01-24 19:49:08)

0

41

Англия, Центр города, Хайгейтское кладбище ===>

"Станет моей тенью..." - о, сколько пафоса было в этой фразе, что графу стало смешно. Как же сложно было сдержаться и не рассмеяться в лицо своему главному врагу. Станет тенью!
"Ты и так будто тень, Абрахам. Ходишь за мной, но не можешь дотянуться, даже если я совсем рядом. Так произошло и сейчас. Все твоя гордыня! Ты думаешь, что победишь меня? Тогда почему до сих пор не сделал этого?" - путь в часовню прошел в молчании. Граф не пытался заговорить с кем-то, только следил за эмоциональным фоном у всех. Битва была окончена, и он снова одержал победу. Но только какой ценой досталась эта победа? Да, много врагов было повержено. Да, та, кого хотел убить охотник на вампиров, не пострадала. Но так получилось, что чертов Ван Хельсинг умудрился ударить по самому больному месту, и простить ему это было нельзя. Вот только и дать открытый бой было нельзя. Дракула чувствовал, что пора уходить. Иначе все может обернуться совершенно не так, как должно. Слишком много сил он здесь потерял. И чувствовал, что может потерять еще больше. Проклятый город... вечно от него одни неприятности.
"Слишком долго я не был дома. И мы все тоже. Потому все обернулась так скверно. Я должен больше времени проводить со своей свитой. Они все, что у меня есть, и я не должен забывать об этом. Да, я всегда был один, но теперь это не так. И я не могу позволить всему обернуться еще хуже..."
Главное поместье аббатства было все таким же необжитым, как и в первый день приезда. Много ли кто знал, что его кто-то приобрел? И даже если Харкер успел сказать кому-то, то едва ли охотники на вампиров догадаются, что граф со своими спутниками прячется не в самом здании, а в заброшенной часовне. Пришло ли кому-то в голову, что твари тьмы могут скрываться в святом месте? Вот только оказавшись здесь еще в первый день, Дракула заметил, что часовня не освящена. И это было даже забавно. В итоге именно здесь он и решил расположиться. Место так же казалось не обжитым, и единственное, что выдавало чье-то присутствие, это непонятно откуда взявшиеся ящики с землей. Но, кто знает, может они всегда были здесь?
"Люси, побудь пока с Леспри... - мысленно обратился граф к рыжей бестии. - К сожалению, охоту на сегодня придется отменить. Идите пока в ту залу, где ящики с землей и... - Дракула бросил взгляд в ту сторону, где скрылся Фобос. - Я позже подойду к вам. Сейчас мне нужно выяснить кое-что и помочь Сорси хоть чем-то..."
Сказав это, он бросил взгляд в сторону девушек и направился за Фобосом. То, как трепетно вампир относится к Сорси, граф заметил уже давно. Не только в этот его приезд, но и раньше. Но теперь... ооо, Дерзость вел себя будто мамочка, ребенок которой заболел. Зная Фобоса, это было очень странно. Разве это существо любил кого-то кроме себя? Он мог испытывать симпатию, мог проявлять интерес, и, что говорило только в его пользу, всегда был верен своему создателю. Все это прекрасно, но при всей заботе о свите Дракулы, слишком заметно было, как менялись мысли его, когда рядом был блондинистый вампирчик.
"Будто бы..." - а вот эта догадка вампиру очень сильно не понравилась. Особенно, если вспомнить то, как часто Фобос любил надолго где-то пропадать.
Дракула прислонился к косяку в дверном проеме и наблюдал за тем, как Аурели старается вернуть блондинчика к жизни и становился все мрачнее.
"Мои дела в Лондоне закончены, Фобос, - когда же тот расположился вместе с бессознательным Сорси на полу, граф подошел к ним и опустился рядом на колени. Кончиками пальцев он коснулся виска вампирчика и вздохнул. - Ты дал ему своей крови? Моя кровь тоже нужна... Можешь помочь мне?"
Рана, которую Дракула нанес себе в склепе, уже затянулась, и теперь пришлось снова прокусить кожу, чтобы выступили капли крови.
"Пусть у нас и прервалась связь, но Сорси остается частью моей свиты и... очень близкой для меня частью. Эта авантюра обошлась слишком дорого для меня. Для всех нас..." - поднеся запястье к губам своей Души, вампир сжал кулак, чтобы кровь побежала сильнее и из раны начали проступать капли крови.

0

42

Англия, Центр города, Хайгейтское кладбище ===>

Дорога, которой шли вампиры, казалась девушке невероятно долгой. Слова Леспри, что она чувствует себя лучше, обнадёживали, но как только глаза натыкались на фигуру Фобоса с блондином на руках, внутри что-то неприятно сжималось. Они же успеют ему помочь?
Люси старалась не сильно отставать от ее спутников, но все же девушка периодически оглядывалась назад, чтобы проверить, не нагоняет ли их граф. Мисс Вестенра успокоилась только, когда почувствовала его присутствие где-то рядом. Она не сомневалась, что даже если бы сейчас Ван Хельсинг решил продолжить битву, он бы не выжил. Дракула был сильнее – это очевидно, но все же связь новообращённого со своим создателем была слишком крепка (по крайней мере, в этом случае). Люси тяжело было покидать склеп без графа, оставлять его там с этим фанатиком, но она не может ослушаться его слов. Поэтому сейчас девушка шла рядом со своей новой семьёй, а вёл ее тот, кому Люси доверяла почти, как графу.
Впереди показалась какая-то заброшенная часовня, построенная в готическом стиле. Как оказалось, это и было временное пристанище графа и его свиты. Зайдя в здание, Люси остановилась недалеко от входа, не проходя вглубь за Фобосом. Она понимала, что сейчас нужно этому блондину и так же понимала, что запах крови будет для нее хуже любой пытки. Девушка была фактически на грани. Единственное, что все еще держало ее рассудок, что не позволяло ей терять волю, это был граф. Ему тяжелее, чем ей. Он нуждается в их поддержке и в их помощи. Люси не может себе позволить стать для него обузой. Поэтому девушка сжала кулачки, когда почувствовала кровь. Поэтому на ее лице появилась лёгкая улыбка. Она приложит все усилия, чтобы не потерять контроль над собой.
А вот и граф. Наигранная улыбка сменилась настоящей. Девушка хотела было подойти к своему создателю, обнять его, сказать несколько ласковых слов, чтобы хоть как-то снять напряжение. Но не успела мисс Вестенра сделать и шага в сторону Дракулы, как услышала его приказ. Улыбка исчезла с лица, но Люси не позволила себе ничем, ни словом, ни жестом, ни мыслю выдать разочарование. Девушка присела в поклоне графу, и, повинуясь его словам, взяв Леспри под руку, удалилась вместе с вампиршей в соседнее помещение. Вы скажете, девушка поступила слишком вольно, взяв под руку почти незнакомого ей человека? Возможно, но вот только мисс Вестенра не хотела обижать вампиршу, она хотела показать, насколько верит и доверяет ей, и раз уж мужчины должны заниматься более важными делами, почему бы им, девочкам, не посекретничать?
Оказавшись наедине, Люси одарила Леспри милой улыбкой. Со стороны могло показаться, что девушке это все даётся легко, что сейчас ее абсолютно ничего не беспокоит. Но это было не так. Она волновалась за графа, переживала за того блондина, ее мучила жажда, буквально разрывая изнутри. Улыбка была нужна для того, чтобы скрыть настоящие чувства, чтобы граф не чувствовал ее волнения, чтобы не поддаваться голоду, не давать ему заглушить разум. Мисс Вестерна прошла по комнатке и, присев на один из гробов, подняла свои зелёненькие глазки на Леспри и с нескрываемым любопытством, а так же с капелькой все-таки проскользнувшей тревоги спросила.
- А кто он? Этот блондин. Он очень дорог графу и Фобосу. Кто он? Почему, если он был здесь, граф нас не знакомил раньше? А много в Лондоне еще вампиров из его свиты? Если да, то почему он мне их не представлял? Было слишком рано? А как, Вы думаете, они смогут помочь этому блондину? Еще не поздно? – девушка завалила Леспри вопросами не из-за ужасного любопытства, по сути, ей было интересно только, кто же такой раненый блондин, она говорила, стараясь отвлечься от голода. Новообращённой было крайне сложно терпеть так долго без крови. Девушка держалась из последних сил, но вот только она улавливала запах крови, которой пытались помочь раненому вампиру, и от этого голова шла кругом. Забыться и отвлечься. Такие подлинные цели были у этой только начатой беседы.

0

43

Фобос чуть покачивался взад вперед с телом блондина, словно бы баюкал ребенка. Кажется, что сие действо успокаивало больше его самого, чем действительно хоть немного помогало в этой весьма печальной ситуации. Наверное, это действительно было знаком к тому, что они все слишком отдалились друг от друга, позволили своим семейным узам ослабнуть, чего допускать никак нельзя. Никогда. Ведь кроме них самих никого рядом нет. Что с ними будет, если погибнет кто-то из свиты? Из тех, кто ближе всего к графу, к ним самим?
Аурели не хотел раздумывать об этом, но мысли невольно текли именно в оном направлении, заставляя его иной раз недовольно хмуриться. Право, что он мог изменить? По крайней мере, сейчас - точно ничего. Только ждать и это ожидание казалось страшнее всего в мире.
Услышав голос графа в голове, Валентино поднял голову и с легким прищуром посмотрел на него. Все дела окончены? А не слишком ли высокая цена была заплачена? И сейчас Аурели явно имел в виду не только ранение Сорси, но и то, что разлад чувствовался во всей свите. Связь терялась, угрожая крахом их всех. Хельсингу только и оставалось, что переловить всех поодиночке и убить, а это не так-то уж и сложно, когда каждый сам по себе стал.
"Приятно слышать, что мы наконец-то можем вернуться домой. Этот город выматывает даже меня. Слишком он... скучный, - в привычной манере ответил Фобос, решив ответить мысленно Дракуле, но больше потому, что словно боялся спугнуть минуты, которые отведены блондину. - Вы ведь не собираетесь более здесь задерживаться? Той девушке Вы дали свою кровь, она рано или поздно, но потянется искать Вас. Или же у Вас все-таки в планах еще немного побыть здесь и проконтролировать то, как она будет становиться одной из нас?"
Тихий выдох, после чего вампир поднял взгляд на Дракулу, вглядываясь в его глаза и ожидая пару мгновений его ответа, впрочем, после кивая.
- Да, я дал ему своей крови. Ему нужна хотя бы какая-то, хотя сомневаюсь, что кровь вампира действительно ему может хотя бы немного помочь. Но идти сейчас и охотиться... сами ведь понимаете, да? - Фобос усмехнулся, а потом покачал головой. А ведь действительно, чем могла помочь кровь вампира другому такому же, если они уже не живые, если так можно выразиться. Грубо? Да, именно так.
"Да, помогу... - и несмотря на то, что Аурели посчитал сие лишнем и понимал, что сейчас Дракула дает кровь Сорси только для того, чтобы вернуть утраченную связь (попытаться вернуть), но он не имел никакого права перечить своему хозяину, который когда-то подарил ему эту жизнь. Ему пришлось снова надавить на сочленения челюсти, чтобы блондин невольно, но все-таки открыл рот. - Вы надеетесь, что теперь он Вас услышит? Он сейчас где-то далеко, я это чувствую. Выживет ли он? Вы когда-нибудь думали о том, что и вампир может оказаться на такой тонкой грани жизни и смерти? Думали ли Вы, граф, что в таком положении может оказаться Ваша душа?" - может Валентино и задавал сейчас не самые приятные вопросы, но он хотел получить ответы, а потому не смог смолчать. В конце концов, он тоже был частью семьи и имел право на правду.
Что станет, если Сорси все-таки умрет? Что случится с Дракулой? Второй раз потерять собственную душу... разве это не ужасно?
Впрочем, может это сам Фобос так переживал и совсем уж точно не потому, что граф мог снова потерять душу, а потому, что беспокоился за лежащего у него на коленях Сорси.
"Он ведь не хотел идти в склеп, словно предчувствовал опасность. И этого Ренфилда отправлял прочь. Вы когда-нибудь видели такое, чтобы человек жертвовал своей жизни ради подобных нам? И ведь он мог попросить о спасении, но не стал. Невероятно, правда, граф? Доселе я никогда не встречал таких безумцев. Это благородно, да? Или же глупо? Я еще не определился в своем отношении к этому Ренфилду, но мне кажется, что все-таки он даже герой и был в достаточной мере дорог Сорси. Вы же забрали тот кулон?"
Вампир тяжело вздохнул, а потом осторожно погладил блондина по голове, убирая пряди волос со лба. Все-таки он действительно переживал и никак не мог скрыть оного. Да и не хотел и пусть граф понимает это так, как сам захочет.
"Знаете, граф, гоняясь за отмщением, Вы действительно упустили важную вещь: Ваша свита нуждается в Вас. Пускай я и редко бываю с ними рядом, но даже сейчас чувствую разлад, боль и обиду из-за того, что Вы уехали ради этой смертной. Увы, я не знаю всего, но сомневаюсь, что без оснований Ваша душа стал бы сбегать. Вам ли не знать, что Сорси любит жить в роскоши, а не обшарпанных комнатах борделя. Его это задело. Как и других. Стоит скорее вернуться и восстановить связь со своими... детьми".

+1

44

"Неужели ты меня не слушаешь, Фобос? Да, мои дела закончены, и мы в ближайшее время покинем этот проклятый город... - граф чуть заметно нахмурился, так и не поднимая взгляд на Дерзость. - Что же касается девушки, то она сама найдет ко мне дорогу. Если же Абрахам решит вылечить ее, то значит, сам признал поражение. Пусть он и говорил всегда, что знает, где меня найти, но раз до сих пор не сделал это, то значит это всего лишь самообман..."
И действительно - что мешало Ван Хельсингу уже давно явиться с отрядом других охотников и уничтожить ненавистных носферату? Но нет. Как будто доктор хотел устроить именно поединок с графом.
"Отлично, Абрахам! У тебя будет шанс сделать это. Более того - я буду ждать твоего появления. И тогда уже будет видно, кто из нас одержал победу..." - столько лет уже Дракула ждал именно этой финальной схватки. Слишком надоедливым был этот человек. Решись Ван Хельсинг убить его в склепе, кто знает, может быть ему это и удалось бы. Или же если сию же минуту отправится на поиски вампира и найдет его в этой часовне. Но едва ли доктор бросит девушку, которую Дракула начал инициировать. И едва ли оставит несчастных поклонников Люси без упокоения. А значит, у графа и его свиты было время.
Вампир чувствовал, что Аурели против этой затеи, но, тем не менее, сделал то, о чем его просил его господин. Капли крови окрасили губы блондинчика. Опустив руку ниже, Дракула сильнее сжал кулак, чтобы кровь капала в рот Сорси. Уже этого могло быть достаточно.
"Да, сейчас нельзя выйти на охоту. Это будет слишком опасно. Поэтому и Люси так же придется подождать, пусть я и чувствую, какой сильной стала ее жажда. Но она держится... - наблюдая за тем, как губы вампирчика окрасились в алый, Дракула чуть заметно усмехнулся и поднял взгляд на Фобоса. - Нет... дело не в связи. И едва ли он меня услышит в таком состоянии. Мы с ним связаны, все равно связаны. Просто потому, что Сорси - это моя Душа. А значит, моя кровь должна хоть немного помочь. Впрочем... - в этот момент он опасно прищурил глаза. - Куда моей крови, до крови того, кто его инициировал? Потерянная Душа... не правда ли удивительно, что именно ты и именно его смог найти? И так опрометчиво решил сделать вампиром. Да, я все знаю, Фобос. Ты все это время так настойчиво пытался не думать об этом, что сам же себя и выдал..."
Дракула убрал руку от лица Сорси и собрал оставшиеся капли крови кончиком языка. Теперь он уже не отводил от Дерзости взгляда.
"И еще, если вспомнить, после появления Сорси в замке, ты почти перестал там появляться. Почему так? Да, ты сказал тогда, что в Трансильвании ужасно скучно, что тебе хочется путешествовать и ты, будто ветер, не можешь долго находиться на одном месте. Но раньше ты больше внимания уделял новым "детям". Но от Сорси ты словно пытался сбежать. Я тогда не предавал этому значения, и так были определенные проблемы, пока он приспосабливался к новой жизни. Теперь же вижу, что все сходится!"
"Ты посмел опередить меня... - если бы граф умел испепелять взглядом, то уже прожег бы в вампире дыру. - Но, знаешь, тебя сейчас спасает то, что ты действительно прав. Мне сейчас не нужен еще больший разлад. И я боюсь, да, именно боюсь, потерять кого-то из своей свиты. А ты часть ее и потому дорог мне не меньше остальных. Ты правильно сказал... - вампир чуть заметно усмехнулся и покачал головой. - Я слишком увлекся своей местью. А была ли она нужна? И что если эта девушка не реинкарнация Элизабеты? Что тогда? Да, если Абрахам не решит ее вылечить, то в моей свите появится еще одна милая вампирша. А значит, еще одна душа будет потеряна для Рая. Но, скажи мне, Фобос... - подняв голову, Дракула встретился с вампиром взглядом. - Вечная жизнь... вечная красота и молодость... разве это не подарок судьбы? Или же это болезнь и проклятье, как говорит Абрахам и его приспешники? Ответь мне!" - подавшись навстречу, граф сжал пальцы на плече Фобоса, не давая ему уйти или отстраниться. Хотя, едва ли он куда-то ушел бы, держа на коленях голову Сорси. Тем более что вампир был ему действительно дорог, как родное дитя.

0

45

Леспри продолжала стоять в стороне, отрешенно наблюдая за Фобосом и Сорси. Нет, она даже не сомневалась в том, что Сорси помогут, ведь рана-то была не смертельной, не мог же Хельсинг ранить его смертельно! Ей казалось, что во всем виноват этот город, ведь все кошмары начались именно с прибытия сюда, начиная от поисков Вильгельмины и заканчивая этой битвой, которая состоялась совсем недавно. Если честно, вампирша уже не могла дождаться того часа, когда они уже вернутся домой. И так пребывание здесь уже затянулось.
"Скорее бы уехать отсюда".
Эта мысль стала все чаще и чаще посещать Леспри, что она и сама удивлялась этому. Сколько времени они уже были тут? Она даже не могла дать точный ответ на этот вопрос. Ей самой казалось, что они здесь находятся уже целую вечность. Да и происходящее уже напоминало локацию ночного кошмара, которому нет конца.
По крайней мере, Леспри все виделось именно в таком свете. Вампирша тяжело вздохнула.
Нет, сейчас на ее лице было абсолютное спокойствие, и свои мысли она-то, в принципе, ничем не выдавала.
Очнувшись-таки от своих размышлений, вампирша заметила, что вошел граф. Теперь она была спокойна.
Радовало то, что за вампирами не было погони. Теперь-то уж Хельсингу не добраться до них. И это радовало. Хоть что-то было хорошо, а именно: то, что противовес был явно на их стороне.
Услышав приказ графа, Леспри кивнула и взглядом нашла Люси. Та стояла недалеко от входа, не решаясь пройти вглубь. Впрочем, это было и понятно Леспри. Ведь Люси - новообращенный вампир, а, следовательно, ее должна мучить невыносимая жажда, которую невероятно сложно сдерживать. Но Леспри была вполне уверенна в том, что Люси сможет сдержать свою жажду.
Ведь, если она ни на кого не набросилась на кладбище, то и сейчас сможет сдержаться. Вампирша улыбнулась, когда девушка схватила ее под руку и, буквально, потащила в соседнее помещение. Было, конечно, немного странно то, что мисс Вестенра так ухватила под руку практически незнакомого человека, но Леспри ничего не сказала ей по этому поводу.
Войдя в соседнее помещение, Леспри огляделась.
Не успела Леспри опомниться, как ее тут же завалили вопросами. Впрочем, это было и неудивительно. Естественно, что мисс Вестенра хочет узнать побольше о своей "новой семье".
- Это Сорси, душа графа, - улыбнувшись, сказала она. - Естественно, он дорог графу, - добавила она. - Здесь он недавно, - сколько конкретно, Леспри не знала, да и не стремилась узнать. Однако больших трудов ей стоило не поморщиться, когда она вспомнила, где они с Фобосом нашли Сорси. - Возможно, не знакомил, потому что думал, что еще не пришло время, - улыбнувшись, ответила она.
- О, конечно, ему смогут помочь. Я в этом не сомневаюсь, рана же все-таки не смертельная, - убежденно ответила Леспри. Она ни на секунду не сомневалась в том, что Сорси помогут.

Отредактировано Sorci (2014-01-31 00:46:14)

0

46

Фобос действительно не слушал, что удивило порядком его самого. Бывало ли такое ранее, чтобы граф оказывался им не услышал? Нет, нонсенс, который вынуждал немного нервно сглотнуть.
- Видимо я тоже устал за эти дни, раз прослушал Ваши слова, граф, прошу простить, - впрочем, Аурели не растерялся и поспешил исправиться.
"Думаю, она придет к Вам, граф. В ее глазах не было страха, но виделся интерес к Вам. Она захочет новой встречи. Вот только за собой она может привести и этого ненормального охотника. Так легко пожертвовать своими товарищами... и после этого еще нас смеет называть чудовищами. Думается мне, что он куда большей монстр, чем любой вампир. Вам так не кажется, граф? - Валентино размышлял об этом достаточно отрешенно, не желая особо углубляться в оный вопрос. Что впустую воздух сотрясать, право? Даже если он сотрясался и на уровне обмена мыслями. Но вот Дракула упомянул Люси и Фобос буквально встрепенулся. Эта яркая девушка не могла не пробудить интерес, а ее стойкость была достойна уважения, особенно если учесть, что не так-то далеко от нее лилась кровь, а она не сорвалась и переждала сие побоище. - И все же, несмотря на то, что она держится, сие ей дается с большим трудом. Буквально кожей чувствуется ее желание вгрызться хоть кому-то в глотку. Стоит ее отправить спать, чтобы эта жажда не вырвалась из-под контроля, иначе усмирять придется демона в женском обличье", - и, к сожалению, но Фобос не шутил. Такое случалось с новообращенными, когда они теряли рассудок и, увы, в этом не было ничего хорошего. Тогда такие вампиры и на своего брата бросались без разбору.
Отвлекаясь от этих размышлений, Аурели поймал взглядом то, как капли крови Дракулы окрашивают алым бледные губы Сорси, но тот так и не шевелился, словно бы погрузился в достаточно глубокий сон. Нахмурившись немного сильнее, он постарался прекратить думать, но попытка, увы, не увенчалась успехом, ибо граф затронул ту тему, на которую Фобосу хотелось меньше всего говорить.
- И все же мне достаточно долго удавалось это скрывать, правда, граф? - Валентино усмехнулся было, но потом снова стал серьезным. - Не стоит заблуждаться, граф, я его не искал. Наша встреча оказалась случайной, - и если граф решил смотреть в глаза вампиру, то оный опустил взгляд на блондина, не скрывая улыбки. - Я никогда не верил в судьбу, но иначе сие назвать невозможно.
Фобос замолк, давая графу возможность обвинять и выговориться, раз уж его раскрыли. Конечно, приятного в том, что уличили, было мало, да и обвинения по своей сути были беспочвенными, но все-таки пришел момент держать ответ за свою давнюю ошибку.
- Я не старался опередить Вас или что-то еще в этом роде, граф, не стоит обманываться. Тем более Вы прекрасно знаете, что я никого не обращал. Только он. Так уж вышло, господин. Да и путешествовать я стал намного раньше, чем встретил его, когда на меня нападала скука. Я тогда решил отправиться в Париж, где случайно на одном из приемов высшего общества и встретил Сорси, только тогда его звали Гаспаром. Необычный молодой человек из обеспеченной семьи, которой он никогда не был нужен... замкнутый, забитый. Вы бы не узнали его, встреть до и после обращения. Совсем два разных человека. Я почувствовал то, что мы с ним похожи и потому решился познакомиться ближе, хотя на это и ушло пять лет. Но знаете, граф? Я не жалею о том потраченном времени, потому что впервые встретил кого-то, кто стал мне... родственно душой, - эта игра слов невольно позабавила вампира и он даже хмыкнул. - Конечно, после столь долгого общения я почувствовал, что он как-то связан с Вами и хотел уже было отправить весточку, но все, увы, рухнуло, граф. Юношу довели до отчаяния родители и он бежал из дома. Абсолютно не приспособленный к жизни... он бы просто не выжил бы тем, кем он был. Я не хотел его потерять, а потому сделал то, что считал нужным - обратил. Только что-то пошло не так, да и опыта у меня не было, но когда он очнулся, то уже не помнил ничего. Абсолютно ничего. И он испугался меня и сбежал. Я же не стал его преследовать и оставил, надеясь, что теперь он уже не будет так зависим от материальных благ и справится как-нибудь. Как видите, но я не прогадал, хотя, конечно же, удивительно, что девственник-гермафродит пошел в бордель, но это его выбор. С его способностями ему бы стоило идти в актеры... - вздох. - Конечно, спустя время я не ожидал вновь встретиться с ним, я чувствовал его ненависть к тому, кто сделал его таким. К тому же и Вы не способствовали желанию раскрывать эту тайну, граф. Обещание расправы над тем, кто его обратил... сами должны понимать, почему я смолчал. Каюсь, мне не стоило его бросать тогда, но сделанного не воротишь уже, - Аурели снова посмотрел на Сорси и ласково погладил по щеке. - И если раньше у него не было настоящей любящей семьи, то теперь она у него есть и он это знает... он должен был бы стать счастливее, но видимо и здесь я ошибся, - после этого он снова замолк, но только для того, чтобы ответить мысленно Дракуле.
"А Богу ли Вы мстите, граф? Гоняясь за этой Миной, складывается впечатление, что Вы мстите своей покойной супруге за то, что оставила Вас тогда одного. Вы не смогли ей простить того, что она покончила с собой, так ведь? Впрочем... Вам, я так думаю, виднее. Только вот не надо ломать мне кости, граф, не думаю, что тогда я буду полезен. Что же касается Вашего вопроса, то каждый сам решает, проклятье ли это или дар. Для меня это дар, ибо я могу видеть крах людской расы и саморазложение оной. Для него, - вампир кивнул на лежащего. - проклятие и именно потому он был против обращения своего смертного, хотя давно мог бы подарить ему вечность и быть с ним. А что для Вас значит бессмертие, граф? Ответьте теперь сами на этот же вопрос. Уверен, что он окажется достаточно близок с ответом Сорси, другой вопрос, у Вашего определения будут свои нюансы", - удобнее устроив голову блондина на коленях, Фобос стал осторожно перебирать пряди его волос, ожидая ответа графа.

+1

47

Люси с нескрываемым интересом слушала Леспри. Сейчас у нее была возможность больше узнать о приближенных графа, о том месте, где они будут жить. Трансильвания. Граф почти не рассказывал о ней. Только говорил, что это место станет для девушки новым домом. Поэтому, когда у мисс Вестенра появился шанс напрямую задавать все интересующие вопросы, она не собиралась его упускать. Что плохого может быть в любопытстве? Нет, даже не в любопытстве, а именно в интересе. Она же спрашивает о семье, о доме, а не собирает сплетни.
- Душа, - повторила Люси за Разумом графа. Сказать по правде, девушка плохо понимала эти разделения. Разум, Дерзость. Мисс Вестенра предпочитала думать, что это на подобии прозвищ или титулов. Но Душа? У того кто проклят Богом? Как странно. А если это всего лишь дарованные графом прозвища, то почему именно Душа? Правда, это объясняло такую сильную привязанность графа к Сорси (ведь так Леспри назвала блондина?).
А вот следующий ответ заставил девушку чуть обиженно надуть губки. Почему это было рано? Люси была не готова.… К чему? Как все необычно. Как многое ей ещё предстоит узнать. Как многое освоить. Впереди вечность. Этого времени хватить, чтобы стать достойной того дара, что ей подарили. Этого времени хватит, чтобы граф еще не один раз убедился, что он правильно сделал, выбрав именно ее. Да, даже беседуя с Леспри, Люси думала о том, кто ее создал. Как он там? Получается ли у него вновь воскресить этого блондина к жизни? У него должно получиться. Правда, в отличие от своей собеседницы Люси не была так в этом уверенна, ведь если бы рана Сорси не была серьёзна, они бы остались добить Ван Хельсинга, а так ему требовалась срочная помощь.
- Будем надеться на это. Граф не отпустит его, не поборовшись за его жизнь, - на губах опять появилась улыбка, а в глазах блеск. Граф. Как хотелось быть с ним рядом, особенно в эти трудные для него минуты. Но Люси понимала, что ей лучше оставаться здесь. Здесь не так ярко выражен запах крови. Мало кто бы смог подумать, глядя сейчас на эту девушку, больше похожую на куклу, чем на живое существо, что она борется с ужасным монстром внутри себя. Это было именно так. Люси чувствовала, как что-то почти готово вырваться, как все сложнее прятать жажду за милой улыбкой. Девушка чуть тряхнула головой и расправила плечи. На губах улыбка, в глазах блеск. У нее все хорошо. Нет, все просто замечательно. Она не может сейчас стать новой проблемой для графа или Фобоса. Сорси. Их должен волновать только он. А Люси достаточна сильная и сама справится с голодом. Да, сама. Такие мысли внушала себе новообращённая. Работало ли? Во всяком случае, девушка еще не сорвалась.
- А расскажите мне о Трансильвании. Граф сказал, что там будет мой новый дом. Расскажите мне о нем. Где это? Как далеко туда добираться? Как живёт граф? Мне интересно послушать про мою новую, будущую жизнь, которую мне подарил он. А Вас… Вас тоже обратил он? - опять слишком много вопросов. А что ещё им делать, как не беседовать? Единственное, чем они могут помочь – это не мешать. Люси надеялась, что у них это хорошо получается.

0

48

"Она и приведет, Фобос. И я более чем уверен, что Абрахам использует ее как способ найти меня. Только, знаешь, я хочу уже прикончить его. Он как надоедливая муха. Или овод, который стремится ужалить. Сколько еще можно его терпеть? Нет, пусть уже приходит, но только в Трансильвании. Здесь, в Лондоне, я не могу дать ему бой. Слишком многое поставлено на карту. Я не могу больше рисковать..." - вампир опустил взгляд, но только для того, чтобы посмотреть на бледное лицо Сорси, лежащего головой на коленях Фобоса. Какой же бледный... словно жизнь уже покинула его тело. Протянув руку, граф собрал кончиками пальцев кровь с губ вампирчика и поднес к своим губам.
"Там, в склепе, было очень много крови. Но она сдержалась. Нельзя ее оставлять совсем без крови, это слишком тяжело для новорожденного вампира. Это как и у младенца-человека. Ему нужно молоко, так же юному вампиру нужна кровь, - кончиком языка Дракула собрал свою же кровь с пальцев, чтобы ее тонкий запах не учуяла вампирша за стеной. - Я дам ей позже своей крови. Другого выбора просто нет. Иначе, еще немного, и Люси сорвется и сама отправится на охоту. И так может привести сюда ненужных гостей. Но после этого мы должны собираться и отбыть из Лондона как можно скорее..."
Вся эта поездка оказалась слишком выматывающей. О том, как выбираться из уже ненавистного Лондона, граф решил пока не думать. Сейчас, в этот самый момент, была более важная тема. Слушая ответ Дерзости, Дракула не говорил больше ни слова. Да, в такие моменты, кажется, что мир не такой огромный, как могло показаться. Иначе как объяснить, что очень многие из свиты графа были из Франции? Или почему уже который раз его заносило в туманный Лондон? Кто знает, может, за всем этим скрывались другие тайны? Но не о тех тайнах была речь.
"Все делают ошибки... и, как бы то ни было, но я все равно нашел его уже после твоей инициации. Да, я помню, как он не хотел идти со мной. И как ненавидел того, кто сделал его таким. Кто знает, найди я его раньше, чем ты, может он так же ненавидел бы и меня. Впрочем, я не уверен, что он не ненавидит меня сейчас. За то, что оставил, за то, что променял на смертную женщину. Я должен был сразу взять его с собой в Лондон, чтобы быть рядом и дать понять, что он важен для меня. И не только он, но и вся наша семья. Но... как видишь, и я делаю ошибки..." - Дракула чуть заметно усмехнулся. Взяв блондинчика за руку, он провел кончиками пальцев по его ладони.
"Да, я выполнил твою просьбу и взял тот кулон с шеи Ренфилда. Вот он... - отпустив плечо вампира, граф вытащил из кармана шнурок. - Может хоть так он будет меньше ненавидеть меня... - вложив кулон в ладонь Сорси, Дракула сложил его пальцы в кулак и приложил руку ему на грудь. - Знаешь, я обещал, что отпущу его в Париж. Сорси хотел найти там ответы на свои вопросы, не подозревая, что они намного ближе, чем он думает..."
"Если я выживу в этой схватке, то исправлю свою ошибку..." - как не странно, но в этот момент Дракула усомнился, в том, что все может обернуться благополучно. И причиной тому было именно этот раскол в его "семье".
"Каждый из вас это как часть меня. И допустив такой разлад, я будто сам подписал себе смертный приговор. Что если Ван Хельсинг поймет это и решит перебить нас по одному? А не этого ли он добивается, когда подстерегает носферату везде и всюду и уничтожает?"
Эти догадки совсем не радовали.
"Не волнуйся, ничего я тебе не сделаю, сказал же... - чуть заметная ухмылка на губах. - Ни тебе, ни кому-то еще из моих детей. Ты спрашиваешь, что значит для меня бессмертие? Я не знал, когда проклял Бога, что его кара будет такой. Поймешь ли ты, что тогда охватило меня? Меня много раз предавали за мою жизнь. Меня предавали соратники, меня предал родной брат. И я не знаю, что было более страшным предательством - предательство родного человека или предательство веры, за которую я столько времени сражался. А Элизабета... знала ли она, что оставила меня одного? Да, она была одной из тех немногих, кого я считал своим настоящим другом. Она любила меня и поддерживала во всем. И уже за это я любил ее, пусть и не так как принято любить женщину. Разве могу я обвинять ее в том, что она выбрала такой путь? Разве не стала она жертвой обмана?" - эта история была уже настолько давней, что и сам вампир уже не мог сказать, что его сподвигло тогда, какие чувства охватывали и почему сделал подобное.
"Жить вечно, чтобы отомстить Богу? Пожалуй, такое действительно могло быть проклятьем. Избрать только кровь жизнью. Влачить свое существование за счет жизней смертных, множества жизней смертных. Когда у тебя впереди целая вечность, твои взгляды на бессмертие могут измениться множество раз. Я не могу дать тебе точного ответа. Сейчас же я хочу вернуть мир в мою семью и только этого..."

0

49

"Ошибки, граф, иногда имеют не малую цену. Мне стоило тогда сразу рассказать о том, что я кого-то неудачно обратил, но не придал оному значения. Каков же результат? Не самый благоприятный, согласитесь. Много времени оказалось упущено, которое можно было потратить на его обучение. Но почему же я так поступил и скрыл сие? - Фобос откинул голову и несильно стукнулся затылком об стену, вздохнув. - Я иногда думал об этом, пока путешествовал по миру. Почему я оставил своего единственного ребенка? Только ли из-за того, что допустил ошибку и не хотел, чтобы Вы узнали, господин? К сожалению, нет. Знаете, после стольких лет настоящей дружбы с кем-то, а у меня при смертной жизни не было как-то особо друзей, а те что были - общались только из-за моего достаточно приличного положения в обществе. Семья аристократов, черт возьми, что еще можно ожидать? В таких кругах нет истины и все слова - чистая ложь, граф. Там не было никакой настоящей и столь пленительной дружбы, - вампир даже усмехнулся. Он не очень любил вспоминать о своей смертной жизни, считая ее слишком скучной, что уж тут говорить, но считай он хоть немного иначе, то вряд ли бы пошел прыгать со скалы. - Пять лет, господин, для людей это же не малый срок, а для меня - мгновение. Вы представляете меня, того, кто всегда искал способы справиться с тоской и скукой, постоянно ищущего что-то невообразимое и новое... представляете меня остановившимся в одном месте на целых пять лет? Мне самому до сих пор становится от этого смешно. Где же тот Фобос, не любящий все это высшее общество, которого буквально выворачивало от всех этих напыщенных индюков? Но я так увлекся тогда этим смертным, что позабыл обо всем на свете. Я даже с Вами тогда не выходил на связь, вообразив себя живым. Такая глупость, но такая притягательная..."
Аурели вздохнул, а потом с какой-то непреодолимой тоской снова опустил свой взор белесых глаз на это бледное полотно лица блондина. Вглядываясь в до боли знакомые черты, он только потом поднял взгляд на Дракулу, словно проверяя, слушал ли он все то, что так неожиданно решил поведать Валентино. Наверное, стоило давно все рассказать, быть может, стало бы легче и не пришлось постоянно куда-то бежать, словно ища спасения в далеких странах. Словно бы это действительно могло помочь. Право, как наивно и глупо, хуже просто быть не может. Такое могли бы говорить юнцы, но никак не тот, кто доживал уже второй век и кто видел достаточно в жизни всего того, чтобы потерять эту пелену наивности. И все же, и все же...
Фобос тихо усмехнулся, словно бы ставя тем самым определенную точку в своем рассказе, а потом делая передышку, чтобы продолжить. Конечно, это ему не требовалось, но требовалось его повествованию, чтобы и Дракула мог прочувствовать момент. Хотя... скорее всего, граф и так чувствовал то, что испытывал вампир, как и раньше, когда их было, по сути, только двое. Первый из свиты... наверное, их связь была самой сильной только за давностью существования. Наверное, именно потому граф и многое прощал Аурели, позволяя даже разговоры на достаточно личные темы.
"Потому... да, именно потому я и не остался с ним после неудачного обращения. Для меня те пять лет дружбы с ним многое значили, а он обо всем забыл. И обо мне тоже. Эгоистичный поступок - бежать только лишь потому, что былое рухнуло, но в этом весь я, граф. Уж кто-кто, а Вы-то прекрасно знаете, что это для меня вполне нормальное поведение. Впрочем, все-таки я сожалею о том, что скрыл этот факт. Но потом уже было поздно каяться, согласитесь. Он ненавидел меня, Вы ненавидели того, кто его обратил... мне не хотелось терять с Вами связь. А за ним я присматривал на расстоянии, и мне этого хватало, чтобы успокоить собственную совесть, что я такой нехороший".
Глядя, как граф вложил этот кулон Ренфилда в ладонь Сорси, Валентино невольно улыбнулся, но потом снова нахмурился.
"Он хочет правды не больше, чем я ее рассказывать. Эта иллюзия, самообман, граф. Потому что она оставит у него только оттенок горечи. Что хорошего в том, что он узнает, что собственной семье был не нужен и его даже за человека-то не считали только из-за того, что он гермафродит? Ничего хорошего. Вы знаете, граф, почему он так ищет этого тепла у людей? Потому что ему его не хватило при жизни. Потому он так привязался к этому смертному, - вампир кивнул на кулак блондина, в который граф вложил кулон Ренфилда, - потому что тот его любил за то, что он есть. Не за то, какой он, а просто любил. Целое шоу устроили в этом чертовом борделе. Знаете, что самое удивительное? Вы сейчас говорите о ненависти с его стороны, но ошибаетесь. Когда он уходил с нами из борделя, он знал, что останется с Вами. Это читалось в его глазах. Только не хотел этого признавать рядом с тем смертным, да и прежде хотел выменять для него жизнь. Он думал, что мы убьем Ренфилда, чтобы Сорси больше не было к кому возвращаться. Не бессмертие, а просто жизнь... но в итоге так и не успел, а его любимца убили люди. У него нет повода Вас ненавидеть, тем более, что Вы забрали этот кулон. Поверьте, граф, он оценит сей жест. А если по возвращению еще и уделите ему немного больше времени, чем остальным, то вскоре и вовсе обо всем забудет. А когда душа примирится с телом, то и разлад в семье сойдет на нет. Вы же знаете, что он легко сможет успокоить Ваши Эмоции, снова сцепится с Совестью, приведя все в определенное равновесие. Может, звучит несколько подло с моей стороны такие рассуждения, но именно так и будет. Как бы там ни было, в семье случается иной раз разлад. Главное - это вовремя сделать шаги к примирению, а у Вас еще есть возможность это сделать. Ваша семья Вас любит, граф, и стоит Вам показать ответную, как все забудется и простится".
Аурели сам себе поражался и своим словам, впрочем, за весь этот монолог он все-таки не соврал, говоря, как и всегда (одна ошибка не считается), только то, что думал на самом деле. Может кому-то бы это и не понравилось, но зная Дракулу давно, он понимал, что сие куда лучше лживых сладких речей.
"Думаю, Вы все-таки обижены на свою жену. Потому что она так легко поверила чужой лжи и не боролась. Но что тут сказать? Видимо, Вы для нее были смыслом жизни, граф, а потому она и решилась на такой отчаянный шаг. Не каждый может смириться с такой утратой. И Вы тоже не смирились с этим, а потому так отчаянно ищите в этой Мине реинкарнацию Элизабеты. Для Вас было бы куда лучше, если бы это оказалось не так. Пора бы давно отпустить себя и уже жить во имя другого. Но не мне Вас учить граф, не мне. Вы живете больше моего, у Вас совсем иная судьба и то, почему Вы стали Носферату. Я же смотрю со своей стороны того, кто когда-то добровольно отрекся от жизни из-за скуки. Потому я не ищу мести и не вижу в вечности ничего, кроме прекрасной возможности изучать все новое и видеть то, как меняется мир. Проклятие ли для меня это? Скорее подарок, которым я столь охотно пользуюсь. А вообще, не думайте об этом. Что толку заниматься самоедством? Только накрутите самого себя".
На его губах заиграла немного усталая улыбка. Им бы всем стоило отдохнуть перед отъездом.

0

50

"О, я прекрасно знаю, что такое ложь в тех кругах, где крутится богатство и власть. Ты должен помнить, как я рассказывал тебе о своем отце. О том, что его убили его же бояре, чтобы получить власть. Люди, которым он доверял, но которые лгали ему в лицо. Быть может потому я и не хотел идти в своей жизни по пути лжи... - бережно запустив пальцы в светлые волосы Сорси, граф поглаживал, перебирая прядки. Кто знает, может вампирчик почувствует это прикосновение? Может хоть так почувствует, что не один здесь? Но едва ли. Более того, после тех слов, что были брошены Сорси в склепе, Дракула был почти полностью уверен в том, что там, где его Душа находился сейчас, ему намного лучше. И от этого становилось больнее. Пожалуй, эта боль была сильнее, чем физическая. Как же сильно хотелось, чуть ли не умолять о прощении, пусть так, но докричаться до него. Но Сорси был все так же неподвижен. - Вот только за то, что я не скрывал ничего, меня ненавидели еще сильнее. И распускали слухи. Знаешь, меня же считали вампиром еще при жизни... - тут он беззвучно усмехнулся. - Потому, правда - это весьма сложное понятие. И редко кто хочет принимать ее. Впрочем... разве об этом речь сейчас?"
Дракула поднял голову и встретился с вампиром взглядом. Ему не хватало таких откровенных разговоров. И не хватало самого Фобоса. Если сравнивать свиту с детьми, то да, этот вампир был его первенцем и, как он и сам много раз говорил, даже на расстоянии не обрывал связь. Не так, как это было с Сорси, когда граф находился в этой часовне, а Душа в далекой Трансильвании. Но, что там говорить, связь души и тела была несколько иной, и потому ее нужно было постоянно поддерживать. С ним нужно было разговаривать, с ним нужно было больше находиться рядом, даже больше банальных прикосновений и это уже много значило.
"Все так просто... но я умудрился сделать все не так. Как же глупо, Сорси... - полуприкрыв глаза, Дракула смотрел теперь на блондинчика на коленях у Дерзости. - Вернись ко мне, прошу, и я все сделаю, чтобы ты больше не чувствовал себя одиноким. Потому что... мы станем настоящей семьей... той семьей, где ты не будешь чувствовать себя лишним..."
Сейчас вампир обращался именно к нему, не особо надеясь, что тот услышит, но все равно. Оставалось самому в это поверить. И не только поверить, а сделать все, чтобы эти слова стали правдой. Значит, Сорси хотел вернуться, не смотря на обиду на своего господина? Не смотря на симпатию к Ренфилду? Это значило и очень многое. Нет, нужно было не только поверить, но и одержать победу в финальной схватке.
"Эмоции - это страшная сила, Фобос. Они очень часто затмевают сознание, и ты не всегда осознаешь, почему сделал то или иное. И когда я избрал себе судьбу носферату, я тоже не думал о том, что делаю. Не думал о последствиях, быть может, в первый раз в своей жизни. Мне сложно судить о тех своих действиях. Это было безумно давно и, да, это был порыв. В тот миг я возненавидел весь этот чертов мир. А может... дело было и не в ней? Может это больше была обида за то, что снова чья-то ложь отобрала у меня родного человека?"
Подобный разговор между ними уже был. Но очень давно. Граф не мог точно вспомнить, но, кажется, это было в то время, когда Аурели был только инициирован. Новорожденный вампир очень активно хотел познать открывающийся для него новый мир, а потому задавал очень много вопросов, причем обо всем. О том, кто такие вампиры, какая их цель, какую кровь нужно пить, почему солнечные лучи обжигают кожу, что может убить вампира и еще многое другое. В том числе и о жизни самого Дракулы. В первый момент граф опешил, но постепенно рассказал ему все. Это чем-то напоминало и правда общение молодого отца со своим маленьким ребенком.
"Ты помнишь то время? Мне тоже было не по себе. Не скажу, что это был страх, но я не всегда знал, что тебе ответить. Впрочем, разве не познаешь ты тему еще лучше, когда начинаешь находить в ней моменты, которые не знаешь и сам стремишься познать истину? - потянувшись, вампир коснулся щеки Дерзости. - Не вини себя в том, что произошло тогда. Ты помнишь, что и я, когда нашел Сорси тогда в Париже, был поражен тем, каким он был. Совершенно уникальный. То, за что его ненавидели и презирали смертные, для меня было настоящим чудом. И то, что он прекрасным образом сочетает в себе два пола, это было просто великолепно. Но люди глупы настолько, что считали это уродством. Я думаю, что они подсознательно стремятся к тому, чтобы быть одинаковыми. Как куклы, которых делает машина. Не задумываясь о том, чтобы дать каждому своему творению индивидуальность. Потому они и ненавидят таких как Сорси. Другими словами - не таких как они. Но... ты же знаешь, насколько он прекрасен..."
Склонившись, граф легко коснулся виска вампирчика поцелуем.
"Нам предстоит долгий путь... а потому тебе нужен отдых. Если это даст тебе немного сил, можешь взять моей крови. Но отдых сейчас важнее. И... спасибо тебе за этот разговор... ты знаешь, как подобное важно для меня. Слишком мало тех, с кем я могу быть настолько откровенен... а потому, если я до сих пор не сказал тебе, то спасибо и за то, что так неожиданно вернулся ко мне. Твои визиты такие редкие, хотя ты знаешь, что твой дом здесь..."
И это было истинной правдой, как и то, о чем Дракула начал этот разговор.
"Надеюсь, что и тебе самому он помог разобраться в некоторых вещах..." - в случае и господина и его отпрыска, это было сказано более чем верно.

+3

51

Леспри чуть улыбалась, замечая, как внимательно ее слушает мисс Вестенра. Как старается все запомнить, ничего не упустить. Впрочем, а разве это было удивительно? Конечно же вампирша и рассчитывала на то, что Люси будет расспрашивать ее обо всем и буквально заваливать ее вопросами. Да вот только готова ли Леспри была отвечать сейчас на них?
Если честно, то сейчас Разум больше хотела бы остаться наедине с собой и хорошо подумать над сложившейся ситуацией. Да вот только она понимала, что сейчас у нее такой возможности нет, и, потому, хотела она того или нет, сейчас она должна была показать мисс Вестенра, что та сделала правильный выбор, жалеть о котором ей никогда не придется.
- Да, душа графа, - улыбнувшись, Разум ответила на слова Люси.
Неужели граф ей совсем ничего не рассказал? Неужели не рассказал о том, какая жизнь ее ждет в Трансильвании? Этот факт немного удивил Леспри.
Она поднялась со своего места, после чего прошлась взад-вперед по комнате. Нет, она не нервничала или еще что-нибудь в этом роде. Просто хотела привести мысли в порядок.
Но вскоре вампирше надоело расхаживать по комнате, поэтому она присела рядом с Люси. Она видела, что, несмотря на то, что девушка пытается выглядеть веселой, она все же сильно переживает за Сорси. И зачем так сильно переживать? Ведь если с ним рядом Фобос и граф, то переживать так сильно было-то особо не из-за чего. Они обязательно ему помогут. Леспри была просто убеждена в этом, и не могла даже помыслить о том, что что-то могло быть не так, как она думает.
- Конечно, не отпустит, и не надо так сильно волноваться, мисс Вестенра, - серьезно произнесла она, после чего заставила себя все же улыбнуться.
А лишнее напоминание о Трансильвании только больше разбудило желание поскорее попасть домой. Не важно как, лишь бы побыстрее.
При воспоминании об уже давно ставшем родным доме, Леспри чуть было не вздохнула, но все-таки сдержала свои эмоции, после чего посмотрела на мисс Вестенра.
- О Трансильвании? - слегка растерянно переспросила она. - Думаю, что Вам лучше увидеть это место вживую, чем слушать рассказы о нем, а добираться туда не так уж долго. Надеюсь, что очень скоро мы уже будем там, - она улыбнулась Люси. Если честно, то ей сейчас меньше всего хотелось вести беседы на эту тему, но что уж тут поделать?
- Могу Вас заверить, что Вы никогда не пожалеете о своем выборе, о том, что выбрали вечную жизнь, - сама Леспри об этом ни разу не пожалела, несмотря на то, что легкая ностальгия по прошлому все же иногда проскальзывала. Как же жаль, что она практически ничего из своего прошлого не помнит.
- Да, меня тоже обратил он, - ответила вампирша на очередной вопрос Люси и снова улыбнулась.

Отредактировано Sorci (2014-02-05 22:59:22)

0

52

"Но все же правда иногда нужна, граф. Например, сейчас. Сколько бы еще тянулась эта игра в... - у вампира даже не подобралось слов со всем его красноречием, чтобы объяснить всю ситуацию абсурда, в которой они жили. И благодаря кому? Прелестному Фобосу, который по своим соображениям столько времени молчал. - Вы думали когда-нибудь, граф, что все однажды обернется так? Что недопонимание приведет к практически поражению. Ведь неизвестно, что будет, если... если Ваша душа умрет? Снова умрет. Ведь никогда и никто из нас не задумался, что может пострадать кто-то из свиты, мы так привыкли чувствовать себя практически неуязвимыми, что потеряли всякий страх. Но вот он лежит у меня на коленях, застигнутый колом этого проклятого Хельсинга, я едва ощущаю в нем жизнь и пытаюсь понять - а что дальше? А если наша кровь не поможет? Хм, по-моему, я впервые так переживаю, граф. Это... не знаю, не могу объяснить это чувство. При жизни я ни о ком не заботился, да и после смерти тоже, не считая этот небольшой отрывок времени. И то, что сейчас испытываю... мне немного не по себе становится".
Вздохнув, Фобос наблюдал за тем, как Дракула явно обращался уже к Сорси, но, увы, услышать этих слов он никак не мог, чтобы оценить всю глубину слов господина. Впрочем, это и не требовалось, он верил, что теперь-то граф не совершит ошибки и поймет то, что было все это время на поверхности - Сорси боялся снова оказаться не нужным и потому бежал, как обычно делали малые дети, чтобы не услышать этих страшных и рушащих все слов.
"Да, Вы правы, граф, Сорси уникальный экземпляр, такого второго нет. И то, что другие считают изъяном, он давно уже смог превратить в свое преимущество, иначе бы... - вампир зажал рот рукой, подавляя смех. - Иначе бы не втащил бы Вас в койку. Помнится, Вы никогда не признавали связей с кем-то своего пола. Пусть он и гермафродит, но мужского в нем больше... как же легко ему удалось сбить Вас с этого пути", - нет, он не нарывался и даже не думал оскорбить Дракулу, но просто вспоминая их первые разговоры даже о моде, когда Дерзость столь неосторожно высказался о том, что графу стоило бы завести фаворита, ибо в мире сейчас подобное популярно, в ответ он получил достаточно холодный ответ, в котором легко можно было услышать нотки брезгливости и недовольства даже тем, что он завел этот разговор. Достаточно приятно было предаваться оным воспоминаниям, а потому он позволил себе опустить веки и легко и непринужденно улыбаться, словно бы это действительно было что-то очень приятное.
Но кажется, Аурели отвлекся от действительности, а потому даже заметно вздрогнул, услышав снова знакомый голос в голове. Хотя потом все-таки улыбнулся, понимая, насколько нелепо так ярко реагировать. Но все это легко объяснимо: усталость брала свое, удвоенная переживаниями.
"Эмоции всегда плохой советчик, граф. Все в порыве эмоций допускают такие ошибки, о которых после приходится сожалеть в той или иной мере. Скажите, граф, а Вы жалели ли когда-то о том, что из-за того, что поддались эмоциям, стали носферату? Все-таки это уже то, что изменить, увы, нельзя, как бы не хотелось. Так не бывает ли таких моментов, когда бы Вам хотелось повернуть время вспять и, несмотря на то горе, не отрекаться от предавшего Вас Бога? Мне просто интересно узнать, не сочтите эти слова грубыми, - Валентино приглушенно хмыкнул и покачал головой на собственные слова. - Я сам себе противоречу: только что предложил Вам не думать об этом, но сам же продолжаю разговор. Право, к черту прошлое! Перед нами открыт весь мир и будущее, которое мы можем построить, вся наша семья! Так что давайте поговорим об этом самом будущем, которое важнее теперь уж точно, чем прошлое, - может, его слова и звучали грубо, но Фобос не считал, что их хоть как-то надо смягчать, тем более сейчас, когда требовался честный и без прикрас взгляд на все происходящее. - В конце концов, прошлое не изменить, а вот будущее еще есть возможность, если правильно просчитать все ходы, верно, граф? - ему хотелось прекратить и тему блондина, лежащего у него на коленях, но только лишь потому, что прекрасно понимал, что они оба с графом травят сами себя этими переживаниями, а разговор о нем усугубляет лишь положение. - Я более чем уверен, что этот старик Хельсинг не оставит своей идеи последовать за Вами, несмотря на такое количество жертв. Думается мне, что ему обязательно нужно устроить достойный прием. В конце концов, мы же хорошие хозяева, да, граф? Думаю, можно было бы устроить засаду в ущелье, заманить его туда. Уверен, что этому бы с удовольствием поспособствовали Ваши прелестные невесты. Я уже давно заметил определенное его влечение к Вашим дамам, которых Вы обращаете. Думаю, и Вы это заметили, граф, что куда чаще он нападает именно на прелестниц ночи, - Аурели скривил губы в подобие улыбки, впрочем, не больше, чем на несколько мгновений, что пролетели в тот момент, когда он позволил себе прикрыть глаза и тут же открыть, чтобы сморгнуть этот до боли знакомый образ трех прелестных вампирш, которые могли бы любого окрутить и заставить выполнять свою волю. - Попросить их усыпить его бдительность, а в этот момент расставить ловушки, из которых бы он не смог выбраться. Загнать его в угол, заставить совершить ошибку и открыть спину... он уязвим, граф. Как и любой смертный, он уязвим и его достаточно легко заставить испытывать если не страх, то определенно горечь, особенно, если под удар ему подставить кого-то живого. Он не боится убивать нас, но вспомните его взгляд, когда он поразил Ренфилда... взгляд загнанного зверя, который отчаялся победить..."

+4

53

"Думал ли? - этот вопрос на миг заставил забыть обо всем другом. - О том, что будет, если кто-то из вас погибнет? Конечно, думал. И не раз. Пожалуй, о том, что случиться, потеряй я Сорси, думал больше всего. Потому что он не один раз сбегал от меня. Вспомнить хоть его последний побег в Лондон. Тебе ли не знать, что в этом городе очень много охотников за нечистью. Они так и ждут, чтобы поймать кого-то из нас и уничтожить. И потому, да, я волновался. Мало того, что и тогда я был в разладе со своей Душой и оказался еще более уязвимым, так еще он сбежал в этот чертов город..." - Дракула сжал зубы, оскалившись. О, та поездка была куда более стремительной. Граф буквально сорвался из Трансильвании и один помчался туда. Он не собирался проводить так много времени. Единственной целью было найти беглую Душу и вернуть назад. Потому большую часть поездки занял переезд, чем нахождение в самом городе.
"Что со мной будет? Должно быть смертным стоило бы бояться этого момента. Думал ли сам Хельсинг о том, что чуть не убил мою Душу? Знает ли он вообще обо всем этом? Что-то мне подсказывает, что нет. Абрахам столько лет преследует меня, но вы все так и остаетесь для него лишь частью свиты. Он не знает о том, что есть особая, очень близкая свита, по которой можно нанести удар. Но откуда ему знать, что этот удар может, как ослабить меня, так и наоборот, сделать сильнее? Потому что... в какое чудовище я тогда превращусь? Меня уже ничто не будет сдерживать..." - ладонь вампира легла поверх ладони блондинчика. Хотелось показать, что Сорси здесь не один и что теперь его не покинут, что теперь все, наконец, будет по-другому.
Дальнейший же разговор заставил Дракулу улыбнуться. Как же давно это было. И, что тут скажешь, у него действительно были причины испытывать брезгливость к подобным связям. В чем-то, потому что сам он родился в такое время, когда подобное не особо поощрялось. В чем-то по личным причинам.
"Раз ты помнишь об этом, значит должен помнить и причину, почему я всегда брезговал этим. Если, конечно, за столь долгое время это не выветрилось у тебя из памяти, Фобос", - вампир беззвучно рассмеялся. Что тут скажешь, с таким сроком жизни нельзя угадать, что отложится в памяти, а что нет. И в данный момент графу было интересно знать, помнит тот или нет.
"И ты прекрасно знаешь, что на подобное я пошел только с ним. Были ли тому причиной его, как ты выразился, "преимущества" или же... одна из моих теорий о том, что душа и тело должны быть вместе. Потому что именно после такой связи я могу чувствовать его на расстоянии..." - на губах Дракулы заиграла теплая улыбка, когда он вспоминал тот разговор в этой же самой часовне. Их разделяло расстояние, но ощущение того, что они близко друг с другом, не покидало ни на миг.
"Но я снова слишком поздно осознал все это. Теперь же остается только надеяться, что Судьба даст мне шанс все исправить... - кончиками пальцев вампир очертил контур лица неподвижного блондинчика и опустил голову. - Будущее... как сильно мне хотелось бы знать, каким он будет. Нет, я понимаю, что сам строю его, но можно ли предугадать действия других? Какими будут действия Хельсинга? Да, в замке ему нужно устроить особый прием. Сколько бы людей он с собой не привел, чтобы пустить их как новых жертв, но это должна быть его последняя битва и замок станет для него могилой".
О да, Дракула собирался все сделать для этого. Последняя битва в склепе еще раз доказала, что пора избавиться от этого человека.
"В этом ты прав. Скольких моих милых девочек Абрахам уничтожил? Сколько еще уничтожит, если его не остановить? Он сам, как паразит, убивает все прекрасное вокруг. Вот только... не опасно ли отпускать их одних против него? Да, мои девочки весьма кровожадные и давно уже хотят поквитаться с ним за все, в том числе и за прежних погибших сестер, но... они так и остаются милыми и хрупкими созданиями..." - то, что эти самые "хрупкие создания", особенно когда собираются все втроем, а разлучались они очень редко, очень любят разрывать свою жертву на мелкие части, для графа не имело значения. Три вампирши-невесты все равно были для него прелестными созданиями, на которых хотелось любоваться, даже если при этом они впиваются клыками в тело жертвы, будто пытаясь разделить между собой.
"Абрахам потерпел сокрушительное поражение в этой битве. И наделал ошибок. В итоге погибли его же люди. Да, бедняга Ренфилд так же попал под удар и... мне даже немного жаль этого смертного..." - стоило это признать, несмотря ни на что. Вампир поднялся на ноги и посмотрел на Дерзость сверху вниз.
"У тебя измотанный вид, Фобос. Ты должен отдохнуть. Если тебе удобно, то оставайся здесь или же можешь пойти вместе с Сорси в комнату, которую раньше занимал священник. Сегодня, я так думаю, у нас будет спокойная ночь, потому что враги зализывают раны... - повернувшись в сторону залы, куда ушли девушки, граф обратился уже к ним. - Люси, Леспри, вас это тоже касается. Сейчас отдых, все остальное же будем решать завтра..."
Самому Дракуле отдых был не нужен и потому он собирался присмотреть за своей свитой, пока они приходят в себя. И заодно обдумать, как быстрее добраться до родной Трансильвании.
"Что же касается того, думаю ли я о том, хотел бы вернуться в прошлое и исправить все... - вампир прикрыл глаза и тихо хмыкнул. - Какой смысл думать о том, чего все равно никогда не случится? Ведь не можем мы перекрутить время. В чем тогда смысл таких мыслей?"

0

54

"Знаете, а я вот не думал об этом граф. Я привык, что кто-то всегда погибает из-за охотников, но никогда не думал, что кто-то из них подберется настолько близко. Но вот она неотвратимая реальность и, как я уже говорил, мы просто слишком привыкли чувствовать себя ошибочно бессмертными. Но так и есть, любой из нас может умереть легко и с подачи какого-нибудь слишком расторопного охотника. Знаете, граф, а ведь это действительно наше большое упущение. Как мы могли возомнить себя не уязвимыми, видя то, как легко расправляются с новообращенными? А ведь они несдержанны в своем желании крови и готовы пойти на все... у них обострены все чувства, они слышат каждый шорох в поисках жертвы и в итоге проигрывают. А что же тогда говорить о тех, кто забыл о безопасности и позволил себе расслабиться на столько, чтобы допустить раскол в семье... - сейчас Фобос говорил не только о ссоре графа с Сорси, о, нет. Они все виноваты в том, что произошло, что потеряли ту драгоценную связь, которая пролегала красной нитью между ними, ведя к единственному господину, который для них был по-своему центром жизни. - Эти ссоры уже длятся далеко не первый день, граф. И если раньше они не были такими серьезными, то сейчас достигли своего пика. Сейчас нас, пожелай только Абрахам прямо сейчас загнать и добить, то переловил бы, как котят, и осуществил бы свою мечту. Разлад в семье разрушает нас изнутри, милейший граф. Мы становимся слабее в разы. И это надо исправлять. Всем. Вы же не только с Сорси поссорились, как я полагаю. Думается мне, что и в замке давно уже не все так спокойно, как было раньше. Смута и страх туманят разум и мешают трезво смотреть на ситуацию. Если все не решить и не показать, что они все так же дороги и любимы, как и прежде, то вскоре может случиться непоправимое - они захотят уйти оттуда, где не комфортно. Как показатель, граф, первым из такой ситуации сбежала Ваша Душа".
Этот диалог напоминал сейчас один из тех, когда этот блондин впервые попытался бежать, когда Аурели был рядом, а после рассуждения с графом практически о том же. Тогда, конечно же, он нагнал Сорси еще в ближайших лесах только за счет того, что лучше знал местность, а потом насильно притащил его обратно в замок, но не это важно. Еще тогда Валентино предрекал, что если Сорси не примут в новой семье, против чего достаточно явственно выступала Сатин, то сие может привести к самым неожиданным последствиям. Так в результате и вышло, разве что многим позже того времени, которое он выказал, предполагая такое событие.
"К сожалению, граф, но я помню причины оного и до сих пор не понимаю того, как Ваш брат мог так предать свою семью, ног... полно, давайте не будем говорить об этом, граф, я понимаю то, насколько эти воспоминания Вам неприятны".
Дальнейшие слова графа Аурели оставил без ответа, как и хотел. Нет, правда, он хотел сейчас прекратить говорить о блондине только лишь потому, что им обоим сейчас нужен был отдых, о чем и сказал сам Дракула, поднявшись вскоре. Да, Фобос слушал его на удивление крайне внимательно, но в итоге сидел молча, словно ожидая того самого момента, когда он сможет наконец-то выступить. Не то, что ему для этого требовалось подумать или еще что-то в этом роде, о, нет, Валентино говорил обычно ровно то, что думал, и что упорно вертелось у него на языке.
"Всегда приходится чем-то или кем-то жертвовать ради победы, граф, и Вы это знаете лучше меня. Кто из нас бывший правитель и прошел не одно сражение? Я же всего лишь скромный лжец и интриган, который любит придумывать что-то такое, чтобы развеселило в достаточной мере, даже если для этого придется пройтись по головам. Я знаю, как Вы привязаны к каждому из своих детей, но я могу Вам пообещать, что это будет тогда последний урожай жизней вампиров, который он соберет. Конечно, может нам повезет и он сам оступится и тогда девочки точно переживут это свидание, но не стоит обольщаться. Мы оба знаем, что этот старик слеп в своем желании изничтожить нашего брата, а потому легко пойдет по ложному пути, если его правильно направить, буквально подтолкнуть в их объятия..." - вампир позволил себе ухмыльнуться в какой-то момент, а потом посмотрел на Дракулу, который явно собирался уйти куда-то. Быть может, чтобы защищать их от возможности неожиданного нападения, быть может, чтобы подумать о чем-то и над чем-то... впрочем, не суть-то важно. он свое решение высказал и теперь оставалось действительно позволить себе прикрыть глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям.
"Да, граф, я побуду здесь с ним... Если он очнется, то я Вам сообщу тут же, а пока... пока ему будет не так-то плохо побыть рядом со своим "отцом"", - это прозвучало достаточно язвительно даже в мыслях, которые были адресованы Дракуле. Пальцы теперь неспешно и даже немного лениво перебирали по виску Сорси, который все так же недвижимо лежал на коленях. Можно было подумать, что он глубоко спит или же... нет, второй вариант даже не хотелось рассматривать ни при каких обстоятельствах.
Если честно, надо признаться предельно откровенно, но Фобос действительно устал в достаточной мере, чтобы возжелать теперь недолгого отдыха. Может, ему и не удастся уснуть, может, он и будет прислушиваться к каждому звуку, но все же ему хотелось хотя бы ненадолго отключить голову и избавиться от всех этих столь тяжелых и упорно терзающих мыслей.
"Вам бы тоже стоило отдохнуть, граф... нам всем требуется оный перед тем, как возвращаться домой", - это последнее, что он озвучил, после чего снова откинул голову к стене, даже и не думая открывать глаз. Отдых и ничего более. К черту сейчас все.

0

55

Сколько времени прошло? Каждая новая минута была пыткой. Девушка почти не слышала слов Леспри. Но просто не воспринимала их. В ее голове была только одна мысль. Мысль, которую необходимо было подавить, с которой нужно было бороться. Но вот сил у новообращённой вампирши почти не осталось. Эта была долгая и нелёгкая ночь. Для Люси нелёгкая больше эмоционально. Слишком остро девушка чувствовала всех в склепе, слишком ярки были эти эмоции. Всего было слишком. Даже сейчас, когда, казалось бы, все внимание мисс Вестенра было обращено в себя, направленно на борьбу со своей новой сущностью, она вспоминала графа, и вновь появлялась тревога за Него. Да и как могла Люси не переживать за того, кто подарил ей новую жизнь, за того, кто придавал ей сил? Только эта тревога, только мысли о Нем удерживали сознание девушки в реальности, не давали жажде затмить разум полностью.
Да, ей было тяжело. Да, она хотела забыть об этом съедающем ее изнутри голоде. Она хотела бы вновь оказаться в Его объятьях, или просто на себе почувствовать Его взгляд, этого было бы достаточно, она забыла бы обо всем, обо всех, кроме Него. Но…
Люси пыталась услышать слова Леспри и мило улыбаться. Надо отметить, что либо у девушки это хорошо получалось и внешне внутренняя борьба с жаждой была незаметна (а, значит и создатель не чувствует, как ей тяжело, и не переживает хотя бы за нее!), либо Разум тоже была неимоверна измотана этой ночью. Так или иначе, лёгкое, внешне все-таки заметное волнение Люси, девушка списала на тревогу за Сорси, и мисс Вестенра это вполне устроило. Ей не хотелось доставлять неудобство не только графу, но и кому-либо из его свиты. Леспри была ранена сегодня и вполне могла бы не уделять сейчас внимания девушке, по ее не развёрнутым ответам было видно, что Разум продолжает эту беседу из снисхождения к новообращённой, возможно понимая, какой голод испытывает сейчас Люси и пытается помочь. За это мисс Вестенра была ей очень благодарна.
Люси как-то по тёплому, если говорить по семейному еще рано, улыбнулась Леспри и, осторожно взяв ее за руку и смотря в глаза, проговорила:
- Спасибо Вам. Я надеюсь, что смогу быстро привыкнуть к новому дому, - как тяжело девушке было соблюдать этот выдержанно-вежливый тон отвлечённой беседы. Как хотелось крови! Уже было неважно, какой и чьей. Просто крови. Живительного эликсира. На какой-то момент Люси показалась, что она была готова напасть даже на Леспри. Но девушка мотнула головой, отгоняя эти пугающие мысли, и снова на ее губах появилась неуверенная улыбка.
- Вечная жизнь. Вечная молодость, - сейчас почему–то хотелось добавить вечная мука, но отголоском разума Люси понимала, что скоро это пройдёт, что уже следующей ночью граф, как обычно, отведёт ее на охоту, но сейчас…
- Да, не пожалею. Вечность с Ним… - девушка не договорила, снова мысли о создателе оказались сильнее жажды. На минуту Люси даже смогла улыбнуться не наигранно. Что Он чувствует сейчас? Как Ему больно от сегодняшних ранений Сорси и Леспри? Чувствует ли Он Люси?
Мисс Вестенра уже собиралась задать еще один вопрос, как услышала Его. Все. На сегодня все. Люси обернулась на Леспри и, подарив ей еще одну улыбку, тихо попросила:
- Вы же слышали Его? Нам надо отдыхать. Вы не проводите меня, где здесь я смогу переждать дневной свет и забыться сном от ужасов сегодняшней ночи? Я здесь ничего не знаю, - девушка прошлась взглядом по серым стенам.
Дожидаясь того, чтобы Леспри показала, где Люси может отдохнуть, чтобы потом мисс Вестенра могла поблагодарить вампиршу и действительно погрузиться в сон, чем снова мучить себя мыслями о крови или о графе. Сейчас Люси они доставляли одинаковую боль, но завтра… Но завтра точно все встанет на свои места: светловолосому вампиру станет легче, и граф придёт будить ее, как он делал всегда, он улыбнётся ей, а она сможет вновь тонуть в его глазах.

Отредактировано Sorci (2014-02-09 00:12:22)

0

56

Все остальные слова своей Дерзости граф слушал молча, не выдавая больше никаких комментариев. Все это уже было понятно, а зачем снова говорить о том, о чем уже успели сказать в этот долгий, как ему самому показалось, вечер? Это была ни столько физическая усталость, сколько эмоциональная. Его тело уже давно не чувствовало усталости, но сейчас Дракула все больше ощущал, как на него начинает давить атмосфера Лондона. Может и глупое сравнение, но складывалось четкое ощущение, что само туманное небо давит сверху. И даже тучи казались в прямом смысле свинцовыми. И пусть ученые говорят, что небо везде одинаковое, но как же хотелось вампиру увидеть именно то небо над родным замком. Те звезды, на которые так любил смотреть в детстве. Вот только мысли о детстве не радовали еще больше. Особенно после того, как была затронута тема про Раду. Столько десятилетий прошло, а граф так и не смог простить младшему брату того предательства. Более того - Дракула еще раз убедился, что, пожалуй, забудет это только после смерти.
"Вот только я уже давно не жив, да и он тоже. А потому это еще одна месть, которую я не смогу осуществить. Разве что мы встретимся где-то в аду, и я смогу там отомстить за все то, что он сделал. Но тогда будет ли ад для меня адом? Едва ли..." - он чуть заметно тряхнул головой, отгоняя лишние мысли. Все это было прошлым, вернуть которое было нельзя, а значит, и нет смысла терзать себя этими мыслями. Как и мыслями об Элизабете. Она давно мертва и даже если ее душа переродилась, все это лишнее. А стоило думать о настоящем. И о будущем. А это самое будущее, по крайней мере, ближайшее, должно было привести к сражению.
"Ты прав. На мою долю и на долю моей бедной страны, находившейся на пути завоевателей, пришлось много битв. И часто приходилось чем-то жертвовать. Не только людьми, но и своими принципами. Единственный принцип, от которого я не мог отказаться, это то, что для меня ничего не было важнее моей страны. Я не мог позволить, чтобы враги разорвали ее на части, будто лоскутное одеяло. И делал все, что было в моих силах, чтобы не допустить этого, - должно быть, это и было то, что Дракула мог считать оправданной жертвой. Однако теперь речь была совсем не о том. - Все это лишь разговоры, Фобос. А разговоры пора прекратить и начать действовать. Что из того, что мы сейчас все обсудим? Я не знаю, что сейчас происходит в моем замке и меня это крайне удручает. И потому для того, чтобы начать действовать, нужно вернуться домой. Там мне будет проще наладить связь со своей свитой. И не придется постоянно думать, что я на чужой территории, которая ослабляет мои силы. Знал бы ты насколько невыносимо чувствовать себя беспомощным в такие моменты. И боюсь, что признаться в этом я могу только тебе. Мы должны уехать отсюда как можно скорее. Если все сложится, то уже завтра мы сможем уехать, и это будет лучшим вариантом".
На этом Дракула решил, что разговор окончен. Его свите нужен был отдых.
"Потому что, я все больше чувствую себя кукловодом, который упустил нужные нити из рук. Так нельзя. Это сводит меня с ума. А я не могу себе позволить безумия. Хватает и того, что моя Леспри меня очень сильно беспокоит. Слишком негативно на нее подействовала эта поездка. Слишком много лишних эмоций, лишних чувств. А подобное не ее удел, - вампир сжал губы. - Не для того я взял в Лондон именно ее. Но и это было моей ошибкой. Еще одной ошибкой..."
Дракула бросил взгляд на вампиров перед собой и на миг прикрыл глаза. Хотелось узнать, что же происходит в Трансильвании, но у него не хватало сил на это. Просто не хватало...
"Отдых не поможет мне. Поэтому я хочу, чтобы все вы отдохнули. Я же пойду прогуляться, может хоть так смогу немного привести мысли в порядок. Но... да, если Сорси очнется, сообщи мне... И я буду тебе за это очень благодарен…" - убедившись, что Фобос действительно собирается отдохнуть, вампир кивнул на это и направился к выходу.
"Отдохни и ты, моя милая. Я здесь, рядом, не забывай об этом..." - Дракула просто ощущал, что нужно сказать это. Он мог пойти к своему новому ребенку, но чувствовал себя слишком взволнованным для всего этого. Слишком много ненужных эмоций. Слишком много ненужных мыслей. Слишком много того, что не поддавалось его контролю. И слишком много этих самых "слишком".
Покинув часовню, граф скрылся в ночных тенях. Он хотел пройтись во мраке ночи так, чтобы сама ночь казалась осязаемой. Но даже это в чужом городе было не так. И Дракула знал, что если задержится здесь еще хоть на неделю, начнет физически ощущать горечь разлуки с родной страной.
"Я неотрывно связан с ней. Настолько, что не могу даже покинуть надолго. Эта земля получила много моей крови и крови тех, кто пытался захватить ее. И теперь не отпускает меня надолго. Как если бы была ревнивой женой, не желающей отпускать своего мужа. Или же матерью, слишком заботящейся о своем ребенке..." - то, что он даже сейчас ищет сравнение чего-то с семьей, заставило задуматься сильнее. Земля и семья. То, что граф действительно любил всем сердцем. И ради чего не пожалел бы и вырвать это самое сердце из груди, если понадобится, не задумавшись ни на миг.

Отредактировано Sorci (2014-02-09 00:30:59)

0

57

Леспри уже было все равно, что ответит ей на все Люси. Скорее всего, она бы хотела послушать больше подробностей о своей новой жизни, да и о Трансильвании в том числе, но, как и говорилось ранее, Леспри меньше всего хотелось вести сейчас беседы. Она очень устала за этот день, и ей очень сильно сейчас требовалось отдохнуть. В конце концов, этот день выжал из нее все соки. Сначала эти унизительные попытки отправить Сорси к графу, потом битва, потом ранение Сорси...
Слишком много событий, слишком много действий... И вот уже день завершился. И сейчас, наконец, появился шанс отдохнуть. Леспри услышала мысли графа и воспрянула духом. В конце концов, что может быть лучше хорошего отдыха? Даже вампиру такое требовалось. А завтра уже будет новый день, и вампиры будут полны сил.
Разум уже почти и позабыла о присутствии Люси, поэтому очень удивилась, услышав голос рядом.
- Не стоит меня благодарить, мисс Вестенра, - улыбнулась она Люси в ответ, - не стоит...
Леспри была полностью уверена в том, что мисс Вестенра сможет привыкнуть к этой новой жизни. Иначе и быть не может. Стоило только посмотреть на то, как она хорошо держалась и не позволяла дикой, безумной жажде крови вырваться наружу. Это заслуживало определенной похвалы. В конце концов, не каждый новообращенный вампир сможет так хорошо себя контролировать и держать в руках. Далеко не каждый. Леспри на минуту вспомнила свое обращение.
"Ну, у нее хотя бы не стерлось из памяти ее прошлое... Чего нельзя сказать обо мне..."
Привычная легкая ностальгия привычно отобразилась на ее лице, когда она подумала об этом. Да уж, что не говори, обидно, конечно, совсем не помнить того, что было, и это иной раз очень печалило Леспри иной раз.
Наверное, из-за того, что вампирша в очередной раз глубоко ушла в свои мысли, она и забыла о том, что рядом присутствует мисс Вестенра, и что она только что попросила ее показать, где она может отдохнуть.
Леспри растерянно оглянулась по сторонам, прикидывая, где отдохнуть сейчас ей и Люси.
Увы, но в поле ее зрения только попали ящики с землей. Отдохнуть можно было только на них.
- Вот здесь, - сказала Разум и подвела Люси к одному из ящиков, после чего отошла на несколько шагов, опустилась на пол, и прислонилась спиной к одному из ящиков.
Наконец-то она отдохнет.

0

58

Люси послушно чуть прошла за Леспри. После того, как Разум показала девушке, что один из  ящиков и будет служить ей сегодня укрытием от дневного света, мисс Вестенра не смогла сдержать удивлённого взгляда, но быстро взяла себя в руки и одарила Леспри очередной милой улыбкой. Разум не стала больше задерживаться, предпочтя сразу погрузиться в сон. А вот новообращённая вампирша, которая пусть и несколько минут назад думала, что лучше всего будет уснуть, чтобы более не терзать себя чувством голода, медлила. Люси с каким-то пренебрежением оглядела этот ящик, но все-таки аккуратно подобрав платье (а то еще останется пара затяжек), залезла в него. Да, девушке было очень не комфортно в этом убежище, мало того, что она из последних сил пыталась подавить жажду, так еще и спать приходилось черт знает где. Не уже ли ради этого она отказалась от любимого Артура, тогда еще милых сердцу Куинси и Джека? Ради этого она предала подругу? Ради этого она отказалась от роскошной жизни? Для того чтобы спать в ящике с землёй? Чтобы мучатся от голода? Нет, не голода, от жажды. От жажды крови. Жажда делает тебя безумной, полностью подчиняет себе. Люси чувствовала это. Точнее чувствовала, что так может произойти, если она позволит себе чуть расслабиться.
Надо уснуть. Тогда все это забудется и останется в прошлом. Следующей ночью все будет иначе. Следующей ночью Он придёт. Почему Он не приходит сейчас? Почему не уделит девушке хотя бы несколько минут? Почему Он позволяет ей так мучатся? Почему?! Люси была на грани. Она была измученна голодом, она все еще думала, помогли ли светловолосому вампиру, и самое главное, как себя чувствует граф. Как ее создатель выдерживает это воистину ужасную ночь. Ее мысли сейчас цеплялись за любые душевные тревоги, находили подпитку в каждом, даже самом невозможном варианте, что же происходит сейчас и произойдёт дальше. Казалось, еще чуть-чуть, совсем не много и Люси сорвётся на истерику и все выйдет из-под контроля. Но этому «чуть-чуть» вновь помешал Он. Видно, Дракула и Фобос сделали все, что могли, чтобы помочь Сорси и сейчас так же собирались отдыхать. И граф нашёл время обратиться к своему творению. Эти несколько слов заставили девушку успокоиться и вспомнить, кто она. Улыбка появилась на губах мисс Вестенра. Тёплая и нежная улыбка. Люси хотела было встать и подойти к графу, но не решилась, во-первых, создатель наверняка слишком устал, сражаясь и спасая свою душу, во-вторых, она могла побеспокоить Леспри, а этого точно не хотелось. Зато сейчас после его слов, после того, как Он еще раз напомнил, что Он рядом, Люси могла спокойно заснуть.

+1


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Аббатство Карфакс » Заброшенная часовня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC