Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Центр города » Бордель


Бордель

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Обитель порока, где исполнят любые, даже самые изощренные фантазии за ваши деньги.

0

2

Ночь, улица, фонарь... Однако, вопреки строкам великого классика, мистер Холмвуд ожидал увидеть отнюдь не аптеку.
Этим вечером сама Мать-Природа сошла с ума, наслав на туманный Лондон хорошую погоду. Долгое время проживая в Туманном Альбионе, люди настолько привыкли к вечной слякоти и моросящему дождику, что подобные явления воспринимали едва ли не как праздник. Для жителей стран, где в мае температура стоит выше двадцати, а небо не затянуто тучами, довольно смешно наблюдать за тем, как завидев выглянувшее солнце, англичане сбрасывают с себя верхнюю одежду, даже если тело пронзают порывы ледяного ветра.
Так или иначе, вопреки ожиданиям в этот вечер погода мало волновала молодого мужчину, ищущего довольно специфических развлечений. Совсем скоро Артура ожидала свадьба, и это вынудило его распрощаться с любовницей, дарящей до тех пор ласку и удовлетворение. Его можно было понять - подобные связи, стань они достоянием общественности, могли бы без особых усилий все разрушить. Он любил Люси Вестенра и ни в коем случае не хотел расстроить отношения, поэтому он не будет изменять ей. Ну, во всяком случае до свадьбы. Тем не менее, время до торжества текло всё медленнее, а желания, инстинкты с каждым днём лишь сильнее обострялись в нём. Наконец настал тот день, когда мужчина не мог больше терпеть. Стараясь утешить себя тем, что любовь, купленная за деньги, является лишь взаимовыгодной сделкой, аристократ направился прямиком в обитель разврата и похоти - в бордель.
Дерево цвета свежего кофе, красный бархат, черный шелк, густой дым от сигар и папирос, запах духов, смешавшийся с ароматом вина, такой яркий, что на глазах выступают слёзы, приторное воркование лондонских проституток и обнаженные тела, куда ни глянь.
Артур сел в кресло и закурил, окончательно расслабляясь и позволяя атмосфере проникнуть в него. Раз уж он пришёл сюда, почему бы не развлечь себя во всех смыслах этого слова? Провести ночь с обычной уличной девкой было бы слишком просто.

Отредактировано Sorci (2012-07-24 00:29:26)

0

3

Улица красных фонарей - одно из излюбленных мест местной аристократии, которая любит скрашивать свое время в обществе вполне доступных дам. Возможно, некоторые когда-то тоже были из знати, но, спустив все свое состояние или неудачно разведясь, они оказывались на улице, погруженными в грех.
Женщины, мужчины - здесь можно найти любого на свой вкус. Более того, здесь можно найти кого угодно еще и по возрасту, а может, если у Вас есть особое предпочтение к неполноценности любовников... о да! Даже такое можете найти здесь, если спросите у нужных людей.
Улица красных фонарей - одно из самых опасных мест города, да только от этого оно не становится менее посещаемым. Вот только надо учитывать, что уважающие себя знатные господа не станут снимать себе кого-то для развлечения прямо с улицы: не солидно, да и это могут воспринять, как дурной тон. Для таких людей здесь есть замечательный бордель, где на выбор будет предоставлено множество девиц, одна краше другой. Обычно, на таких работницах сего места не бывало лишний одежды: в лучшем случае, если под легкий халатик они надевали хотя бы нижнее белье, чтобы предоставить возможность своему временному любовнику раздеть себя. Впрочем, некоторые в итоге так и не прикасались к проституткам, заставляя тех просто удовлетворять их орально. Каждому свое, что тут скажешь?
Обычно в этом борделе по выходным устраивались разные шоу, чтобы клиенты не заскучали, даже костюмированные. Здесь проститутки играют свои роли. Они прекрасны, словно бабочки, пархающие с цветка на цветок. А цветки для них - это прекрасные господа-аристократы, которые готовы платить любые деньги для своего развлечения.
Увидев очередного возможного клиента, так называемая "мамочка" двинулась к нему, повиливая своими далеко уже не стройными бедрами, которые прекрывали длинные юбки платья. Эта дама редко показывала свое уже не пригодное для работы тело, чтобы не распугать клиентов, хотя, стоит заметить, что находились и те, кто любил женщин в теле.
- Мистер, Вы пришли сюда просто посмотреть за развлечениями других или же хотите сами выбрать себе девушку? Может, юношу? У нас огромный выбор, можно найти на любой вкус. Только скажите. Любой каприз... за Ваши деньги, мистер, - она улыбнулась, склонившись к довольно-таки молодому господину, чтобы он ее услышал. Не стоит забывать, что здесь играла музыка, причем довольно-таки громко, но даже она порой не могла заглушить стонов, доносящихся из комнат. Бывали такие страстные львицы, которые буквально кричали в момент близости с мужчинами.

0

4

Обитель порока насыщалась запахом тления падших душ. Артур со скучающим видом наблюдал за причудливым действом, что представлял ему театр безвкусной абракадабры, не торопясь стать участником труппы. Однако, дым опиума, обволакивающий его со всех сторон, пьянил лорда так быстро, что тот не успевал даже сформулировать свои желания, словно узоры калейдоскопа, возникающие в голове. Граница реальности и галлюцинаций меркла и бледнела, искажая образы, заставляя плакать и смеяться, утопая в водовороте безграничной эйфории. Опиум. Что он только творил с людьми? Попав в эту чудовищную сказку, сотворенную из ночных кошмаров и потаенных желаний, они не желали оттуда возвращаться, а если действие препарата кончалось, лишая их иллюзий, стремились вновь получить дозу, убегая от реальности.
Она явилась из неоткуда - то ли девушка, а то ли виденье, и лорд встретил её с блаженной улыбкой. Впрочем, назвать эту особу девушкой было довольно сложно, даже надышавшись опиумного дыма. Она была одной из тех, чей возраст возможно было определить с большим трудом. Женщина явно не была молода, но красилась и одевалась, словно девица, что визуально не отнимало у неё возраста, скорее о ней можно было сказать: "От тридцати пяти и более, более, более..."
Холмвуд ехидно хмыкнул, затягиваясь, а затем отвел взгляд, выдыхая дым ровными колечками. В разуме, опьяненном и расслабленном, промелькнула навязчивая идея, желание, казалось, скрытое кем-то много лет назад. Но почему именно сейчас? И откуда, чем порожденное оно могло возникнуть?
- Не девушку... - развязно протянул, наблюдая за тем, как пепел опадает на пол. - Не юношу... - склонил голову набок, переводя взгляд на хозяйку публичного дома и обаятельно улыбаясь. Такая улыбка способна была свести с ума легкомысленных юных девиц, но женщину подобной профессии - едва ли. - Что-то между, - изогнув одну бровь, мужчина понизил тон, надеясь, что дальнейших объяснений она не потребует, и всё окажется понятным.

0

5

Запах опиума, казалось, не трогал эту женщину. Видимо, в связи со своей работой она просто привыкла ходить постоянно в немного одурманенном состоянии. Ну, или не немного, это смотря с какой стороны посмотреть. Главное, что выполнять функцию хозяйки борделя ей это совсем не мешало. Да и клиенты куда быстрее расслаблялись, употребляя такие наркотические вещества.
"Помнится он и раньше захаживал сюда, да только давно это было. Изменился, повзрослел... ах, как быстро летит время!"
Подумалось ей. Услышав ответ клиента, она на минуту задумалась, а потом отошла в сторону. Дважды ей повторять не приходилось, тем более, она даже помнила, что этот человек и раньше заказывал таких вот... ни мальчиков, ни девушек. Только прежний работник куда-то пропал, ну да ладно. Она для таких изысканных господ нашла нового. Поймав одну из работниц за руку, она пошепталась с ней и та удалилась в сторону комнат, узнать, на месте ли сейчас Эли. Сама же хозяйка вернулась к гостю.
- Подождите пару минут, и Ваше желание будет исполнено, мистер, - промурлыкала она, заправляя прядь волос за ухо, которая выбилась из прически.
Эли - это милое создание, безумно похожее на девушку. Но видимо судьба посмеялась над ней или ним, сделав сие прелестное создание гермафродитом. Впрочем, с учетом внешности Эли не страдал от отсутствия внимания к своей персоне, а его постоянных клиентов даже заводило то, что с ним можно было спать и как с мальчиком, и как с девочкой. Это стало его несомненным преимуществом перед другими работницами борделя, которые могли выступать только в единой ипостаси.
"Впрочем, если вспомнить прежнего гермафродита здесь, то от Эли куда больше дохода. Его любят. Постоянные клиенты делают ему дорогие подарки, а иногда у него расписан весь день, кто у него и во сколько. Потрясающая работоспособность".
Вскоре Эли вышел в гостиную борделя, одетый в легкие брюки и подобие туники. Это еще один подарок от одного из его клиентов-иностранцев. На шее красовалась цепочка с крестиком. Его светлые волосы доходили до плеча и были собраны в небольшой хвостик. Подойдя к клиенту, Эли обворожительно улыбнулся ему, склонив голову на бок.
- Доброй ночи. Идите за мной, - его бархатистый голос звучал мягко, ласково, томно и зазывающе. Эли весь такой: нежный, ласковый. Впрочем, если хорошо платили, то он мог легко согласиться и на грубость, но такое редко бывало: кому захочется портить такое красивое и юное тело? Окинув зелеными глазами клиента, он улыбнулся, ибо такие красивые - редкое исключение для шлюхи. Двинувшись обратно в сторону комнат, Эли надеялся, что мужчина пойдет за ним.

0

6

В жизни каждого случаются мгновения, когда хочется остановить время. Так уж устроены люди, что стремятся к состоянию тотального комфорта, поэтому, получив его, готовы отдать всё, что угодно, лишь бы продлить сладкие минутки.
Артур ухмыльнулся, вновь выдыхая дым на этот раз тонкой струйкой, отмечая про себя, что для того, чтобы этот момент стал идеальным, не хватает лишь бокала красного вина. Как жаль, что тот напиток, который могло предложить это, пусть и элитное, заведение, вряд ли пришелся бы английскому лорду по вкусу.
В комнате появился он. Прелестное создание, похожее скорее на белокурого ангелочка, чем на бриллиант публичного дома, способный воплотить самые сладострастные фантазии своих клиентов, которые, похоже, просто боготворили его. То, что юное создание избаловано обожателями было видно невооруженным глазом. Нежный и ухоженный от кончиков волос до пальцев ног. Огромные, выразительные глаза цвета первой весенней листвы смешали в себе наивность и цинизм, эгоцентризм и самоотдачу. Прекрасный, ядовитый цветок.
Только оказавшись с ним наедине, Холмвуд почувствовал это странное давящее ощущение в груди. Вроде бы всё так, как должно быть, но совсем иначе. Вопреки ожиданиям, не было этого приятного волнения, которое часто бывает, если пробуешь что-то в первый раз. Было иное. Сердце будто со всех сторон кололи мелкими иголочками, мешая дышать полной грудью. Всё так, всё правильно, но ожидания не оправданы. С какой стати? Перед ним едва ли не самое прекрасное создание на свете. Почему внутри так неспокойно?
Мужчина тряхнул головой, отгоняя тревожные мысли. Лукаво улыбаясь, он прищурился, обходя Эли, подцепил белокурый локон и взял его в руку, поднося к носу. Глубоко вдохнув, Артур властно развернул шлюху за плечи к себе. 
- Как твоё имя? - высокомерно и холодно спросил аристократ, окидывая гермафродита оценивающим взглядом.

0

7

Эли - один из тех, кто никогда не боится пробовать общаться с новыми клиентами. Новые клиенты - это деньги и, возможно, новые подарки, а что еще нужно для идеальной жизни шлюхи? Эли никогда не жаловался в этом плане на жизнь, считая, что ему крупно повезло оказаться в этом борделе, где его приняли, как своего члена семьи. Это ему льстило. Впрочем, он понимал, что приняли его только из-за того, что он приносил хорошие, даже очень хорошие деньги. Не будь он им так выгоден, то давно бы уже вылетел из борделя. Впрочем, ему ли сожалеть, когда его клиенты так восхищены им? Юноша был уверен, что кто-нибудь бы из них с удовольствием приютил бы его, тем более, что некоторые такое и предлагали, мол: "Бросай бордель и живи со мной, мой прекрасный принц". На последнее он обычно смеялся, отвечая лишь тем, что не может принадлежать кому-то одному. Просто не хотел, ему нравилось разнообразие. Стоя посреди комнаты, Эли изображал трепет перед новым клиентом, чуть смущенно опустив глаза. Его реснички чуть подрагивали от наигранного волнения.
- Эли... но для Вас я могу выбрать и другое имя, если пожелаете Только скажите, - подняв глаза, он посмотрел на мужчину с долей интереса, разглядывая его лицо, изучая, запоминая. Ему хотелось узнать, кто это, но расспрашивать Эли не собирался. Это не его дело. Захочет - сам расскажет.
"А он красив, даже очень. Мне сегодня явно повезло. Надеюсь, что он не окажется в постели бревном, а то я разочаруюсь в нем, если честно".
Опустив снова глаза, Эли хитро улыбнулся, а потом поймал гостя за галстук, аккуратно прижимаясь, чтобы если что отстраниться, если такое действие не понравится клиенту.
- А как Вас зовут? Если, конечно, это не секрет... простите мне мою любопытность, - сделав виноватое личико, он прикусил слегка губу и посмотрел на него с оттенком томности во взгляде. - У Вас есть какие-нибудь особенные пожелания? - если честно, Эли надеялся, что этот клиент не окажется конченным извращенцем. Просто ему хотелось заняться с ним чем-то более интересным, но не выходящим за рамки.

0

8

Этой ночью с самого начала всё шло не так. Возможно, ему следовало насторожиться ещё тогда, когда губы сами произнесли заветные слова. Казалось, что это ружье давным-давно висело на стене, чтобы выстрелить именно сейчас. А дальше всё покатилось кувырком. Тревожное чувство, приглушенное самообладанием, всё ещё зудило внутри. Вместо глухой похоти Артура всё больше охватывало нелепое ощущение, будто его обманывают. Хотя, казалось бы, в чем здесь может быть обман? А даже если и может быть, чего стоит всё проверить?
Натянутая, хищная, пошлая ухмылка растянула его губы. Холмвуд чуть запрокинул голову назад, всё ещё глядя на Эли высокомерно, как смотрят на вещь, раздумывая, как же ею распорядиться. И сердцем, и разумом аристократ понимал, что проститутка не вызывает в нем должных эмоций, а это одновременно и усложняло и упрощало задачу. Не нужно будет церемониться.
Гортанно рассмеявшись, мужчина перехватил его запястье, кинув неосторожный взгляд на перстень, указывающий благородное происхождение. Более того, на нем был фамильный герб, способный дать представление о личности его хозяина очень многое, стоило лишь подключить логику. Однако лорд сомневался, что Эли что-то смыслит в этом.
- Мы больше не увидимся. Не думаю, что хотел бы, чтобы шлюха знала моё имя, - резко произнес Артур, отступая на шаг и снимая пиджак, который к тому времени был уже расстёгнут, чтобы бросить его на кресло.
- Пожелания? Только одно. Раздевайся, у меня не так много времени, - властный, приказной тон. Мужчина злился, злился всё больше с каждой секундой, но категорически не понимал, почему эта злость зародилась в нём. Так бывает часто, когда человек чувствует свою вину, терпит фиаско, и за это ему хочется ненавидеть весь мир.
Таким жестким, грубым и быстрым, как этой ночью, он не был никогда. Во время прежних своих близостей Холмвуд прилагал все усилия, чтобы доказать, что он лучший, но не сегодня. Стоило Эли скинуть с себя одежду, как лорд набросился на него, словно зверь, даже не играя со своей "добычей". Желание, чтобы это поскорее кончилось было настолько острым, что, невзирая на усталость, он лишь наращивал темп, задыхаясь от похоти, заставляя гермафродита сладострастно кричать и совсем не волнуясь о том, насколько эти крики сымитированы. К несчастью, быстро закончить не получилось, потому что мысли, посещающие голову Артура, каждый раз притупляли возбуждение, отдаляя тот самый пик наслаждения, к которому он так стремился.
Когда всё было кончено, аристократ откинулся на подушки, в считанные секунды проваливаясь в сон. Тем не менее, сон его был неспокоен. Молодой человек болезненно стонал, ворочался, вздрагивал и выгибался, сбивая простыни в несуразный комок. Яркие, явные, ускользающие образы терзали его сознание, а на устах было лишь одно слово - "Сорси".

Отредактировано Arthur Holmwood (2012-10-11 18:17:11)

0

9

Слова, слова, слова... Эли не особо-то слушал то, что говорил клиент, да и зачем? Ну, не увидятся и что? Юноша особо-то не терял от этого. У него и так хватало работы, более того, иногда у него времени нормально отдыхать не оставалось. Самое забавное, что им пользовались не только для удовлетворения грязной похоти, нет. Были и те, кто приходил выговорить, поплакать, получить сочувствие от такого милого создания. Многие его называли ангелом этого заведения, хотя сам Эли таковым себя не считал. Тем более ангелы его никогда не привлекали, как примеры для подражания. Ему нравилось быть тем, кем он был, а если точнее - шлюхой в борделе.
- Да как скажете. Если это единственная встреча, то я постараюсь, чтобы Вы ее запомнили надолго, - Эли самоуверен. Ему кажется, что лучше его никого нет на свете. Тем более он уникальный: в Лондоне найти гермафродита практически нереально, как и во всем мире. Их единицы. Они - исключение из правил природы, которая решил сделать их именно такими. Впрочем, юноша не любил думать о таком. - Как прикажете, - отозвался он и легко скинул с себя одежду, которая скрывала столь прелестное тело. Многие девушки бы позавидовали бы его стройности и мягкости кожи. Ее можно было сравнить с бархатом, столь приятна она на ощупь. Эли следил за собой, ему нравилось быть ухоженным. Тем более так легче удержать клиенты, когда столь прелестен.
Дальнейшее немного изумило Эли: этот человек не казался ему странным или каким-то извращенцем, нет. Но то, как он напирал... этот человек стал похож на зверя. Но юношу это не испугало, напротив, ему было интересно, что же еще можно ожидать от клиента. Тот страстен, ненасытен... так казалось мальчишке, который сгорал от страсти. Нет, он не притворялся, когда стонал и выгибался, когда его ухоженные ногти царапали. Он не играл. Это все было истинным, как и его ощущения. Головокружительная ночь...
Когда все закончилось, и клиент уснул, юноша поднялся и пошел в ванную, которая была смежной к этой комнате. После быстрой помывки, он вернулся к клиенту, но тот все еще спал, да вот только совсем беспокойно. Метался, что-то бормотал, сжимал простыню в пальцах... шлюха присел на край кровати, вглядываясь в обеспокоенные черты лица клиента и думая, стоит ли его будить.
"Впрочем, мне какое дело, что у него в голове и почему он так мучается во сне?"
Рассудил Эли, да вот только все равно не ушел, потому что его заинтересовало имя, которое произнес клиент. Сорси. Хозяйка как-то рассказывала, что работал у них недолго такой персонаж с этим именем. Француз, который не пользовался особой популярностью у здешних клиентов из-за того, что выглядел больше как взрослый мужчина. Как говорила хозяйка, этот субъект даже не удосуживался побриться перед приемом клиента. Хотя и клиент у него был один.
"А потому я могу быть горд собой. У меня их много и борделю выгодно меня содержать. Не то, что прежнего гермафродита. Повезло же борделю, что попадались дважды такие уникумы".
Усмехнувшись, Эли все-таки слегка потряс клиента за плечо. Время их встречи уже подходило к концу.

0

10

Это противное чувство, когда вырывают из транса, из ночного кошмара, который отчего-то отчаянно не хочется покидать. Артур вздрогнул всем телом, как если бы его поразил электрический разряд, и резко сел, тотчас вновь падая на алые, словно кровь, подушки. Пробурчав нечто нечленораздельное, аристократ потёр глаза, приподнимаясь.
- Да, да... - недовольно прошептал он и поднялся, надевая брюки, прошел несколько шагов в направлении небрежно висевшего на спинке стула сюртука, непринужденно достал бумажник и, вынув несколько купюр, положил их на комод из темного дерева, находившийся здесь неизвестно для каких целей.
На душе было паршиво, как никогда, но самое забавное было то, что Холмвуд испытывал чувство дежа вю. Выходит, что так, как никогда, быть просто не могло? Он зря пришёл сюда этой ночью, и сейчас самоудовлетворение виделось куда более приемлемым вариантом, однако, менять что-либо было слишком поздно. От накатывающих необъяснимых эмоций хотелось упасть ничком и зарыдать в голос, но умение контролировать себя, похоже, было у всех англичан, а тем более аристократов, уже на генетическом уровне.
Приведя себя в вид, который посчитал сносным, молодой мужчина осторожно убрал со лба локон и, развернувшись на каблуках, стремительными шагами вылетел из комнаты, так не вымолвив и слова.
Безумно хотелось увидеть Люси, а эта мысль после произошедшего казалась низкой и грязной. Горячая ванна с возможностью всё обдумать была просто незаменима.

===> Англия, Лондон, Дома жителей, Дом лорда Артура Холмвуда

Отредактировано Arthur Holmwood (2012-11-12 06:41:20)

0

11

Недовольный тон клиента даже позабавил Эли и он не смог сдержать усмешки. Вообще, в его практике клиент впервые после близости засыпал. Обычно у них хватало сил на второй заход, а потом только они уходили. Но не спали.
"Впрочем, меня это и не должно волновать. Он же сказал. что только на одну ночь, а потому мне не придется больше испытывать эту неловкость".
Дождавшись, когда горе-клиент покинет комнату, Эли подошел к комоду и забрал честно заработанные деньги, которые собирался потратить на себя любимого.
"Хотя с другой стороны у меня давно не было столь страстной ночи. Обычно все клиенты довольно-таки аморфны и это... неприятно, стоит признаться. Этот же удивил. До сих пор тело немного горит".
- Хм, что же мне купить? Новый наряд?  Или очередную побрякушку, чтобы эти курицы обзавидовались? - если честно, то сие создание недолюбливало других дам, которые тут работали, хотя и не считало даже их конкурентками. По крайней мере, достойными внимания.
"Так, ладно! Надо идти уже вниз, а то еще упущу клиента какого-нибудь! А это не самый лучший вариант".
Он выбежал из комнаты, смеясь довольно. По дороге Эли повис на каком-то мужчине и поцеловал его, а потом скрылся уже в своей комнате, чтобы переодеться во что-нибудь новенькое, которое бы понравилось очередному человеку, решившего снять его на какое-нибудь время.
"Наверное, стоит выбрать что-нибудь более эротичное, чем прежний костюм и тогда никто не сможет устоять передо мной!"
Эли рассмеялся и погрузился в свое занятие.

0

12

Англия, Лондон, Центр города, Кафе ===>

Удивительно, но весь путь друзья не проронили ни слова, погрузившись в какую-то мрачную задумчивость. Куинси, признаться честно, размышлял о том, что собирается делать дальше.
"А что делать дальше? Все предельно просто: для начала вернусь к себе на родину после свадьбы Артура и Люси. Ну, может, ненадолго задержусь помочь Джеку, уж больно вид у него плачевный, не по-дружески будет бросать его в такой ситуации. Да и еще переживания из-за отказа мисс Вестенра... у него же все на лице написано, ей Богу. Нельзя же так переживать из-за женщины, а то можно и самому оказаться пациентом лечебницы для душевнобольных, а это не самая приятная перспектива", - когда они уже подошли к борделю, Моррис остановился и повернулся к другу, держа руки в карманах брюк.
- Я все же отвечу на твой вопрос, который ты задал мне по выходу из кафе. Женщину можно лишь забыть благодаря другой женщине и ее любви, пускай хотя бы и за деньги. Ты уж прости, но я сомневаюсь, что наша прекрасная мисс Вестенра выходит за Артура по большой любви. Скорее за его положение в обществе и деньги, коими обладает семья. Я не имею ничего против, такова сущность всех дам. И все равно мы их любим. И они любят нас, только делаем это по-разному. И если для женщины все плотское - грешно до свадьбы, то мужчине воздержание противопоказано, и ты это должен знать, как врач. И неважно, что у тебя совсем другое направление, - Куинси рассмеялся и, вытащив правую руку из кармана, хлопнул Джека по плечу, ободряюще улыбаясь. - И работа тоже подождет. Нельзя так погружаться в свою работу. Джек, Боже, когда мы последний раз виделись, то у тебя еще не появлялись залысины. Будешь много нервничать неподалеку, то и совсем облысеешь, а дамы не всегда решаются связываться с такими, если только у них не оказывается хорошее материальное состояние. Может я сейчас излишне груб и не щажу твоих чувств, но, друг мой, это ради твоего же блага, поверь мне на слово. И сейчас тебе стоит забыть ту девушку, которая разбила нам сердца. И знаешь... единственное, чем отличается мисс Вестенра от этих дам, так только тем, что они отдают свою любовь и тело за деньги, - после этого Куинси уверенной походкой направился к двери злачного заведения. Открыв ее, он прошел внутрь, не считая нужным оборачиваться и проверять, идет ли за ним Джек. В этом плане охотник был уверен, что друг теперь не повернет назад, раз уж они пришли.
"Главное сейчас ему выбрать какую-нибудь даму, которая совсем непохожа на нашу мисс Вестенра, а то он точно сбежит, так и не попытавшись даже расслабиться", - уже когда он оказался в небольшом холле борделя, к нему направилась дама с прелестными формами, но уже средних лет. Впрочем, она явно этого не не стеснялась и одевалась довольно-таки откровенно, как и сами работницы сего заведения. Видимо это была хозяйка борделя.
- Добрый вечер, господин, как мы рады видеть Вас в нашем заведении, - она протянула ему ручку, и Куинси не побрезговал поцеловать ее пухловатые пальчики, выказывая некое уважение к этой особе.
- Мы с другом хотели бы заказать себе дам, дамы скрасить вечер. Желательно темноволосых или же наоборот, светленьких. И ни в коем случае ни рыжеволосых.
- Хорошо, сейчас позову девушек, а потом выберете, - с этими словами, покачивая бедрами, она удалилась куда-то, а Моррис расположился в одном из свободных кресел, ожидая и друга, и хозяйку с "товаром".

0

13

Англия, Лондон, Центр города, Кафе ===>

Джека же путь, наполненный молчаливой тишиной, нисколько не обременял и даже наоборот, казалось, что это единодушное ощущение необязательности вести пустые разговоры ни о чем по дороге до борделя давало возможность просто идти вперед и предаваться попыткам пресечь волнение, и виды городских улиц, вечернего торопливого быта тому способствовали.
Он настолько привык к молчанию, что даже вздрогнул, когда Куинси нарушил его. Оказывается, они уже успели дойти до нужного им места и мужчины как раз остановились у входной двери.
- Кажется, это действительно очень сильно взволновало мое самочувствие настолько, что тебе пришлось даже произнести сию речь. Я понял тебя и постараюсь сегодня расслабиться, хотя бы для того, чтобы ты был спокоен, право слово, – он выслушал своего друга, а после улыбнулся ему уже намного теплее и удачней, чем та, которую он пытался из себя выжать в кафе. А все по причине того что он подумал:
«Моррису также было полезно высказать вслух подобные слова поддержки, чтобы и самому в них поверить, так часто бывает».
- Ладно-ладно, дружище, идем уже, я действительно не хочу облысения – только этого мне ко всему прочему еще не хватало!.. – и после этого Куинси решительно направился в здание, а за ним и сам Джек, надеясь, что вечер окажется без приключений, по крайней мере тех, на которые они изначально не рассчитывали.
Еще он решил для себя, что Ночной Дамой для сердца его определенно должна быть абсолютно иной внешности, нежели мисс Вестенра, у которой вскоре будет законный муж, да и вообще зацикливаться нехорошо, тем более, если уже ничего не изменить. Да и что бы ни говорил Куинси, все же Джек считал, что Люси вольна делать то, что ей ближе к сердцу и что она правда очень хорошо подумала, сделав свой выбор, а значит, что Артур достоин ее больше, вот и все. Да и вообще, не вечно же цепляться за столь призрачные односторонние чувства?
От очередного пропадания в собственных размышлениях отвлекла подошедшая к мужчинам хозяйка сего заведения, замечательная во всех смыслах на столько, насколько вообще должна быть замечательной владелица борделя. Вежливо и сдержанно кивнув ей в знак приветствия и, пожелав ей доброго вечера, он предоставил насчет всего право договариваться Куинси, который, впрочем, сразу это и сделал, причем предугадав желание Джека насчет предпочтительной внешности, а точнее, наоборот, насчет более всего неподходящей для этого вечера.
И вновь он почувствовал благодарность по отношению к другу, при этом следуя его примеру и присаживаясь в свободное кресло. В виски стучало сердцебиение, бухая о ребра, отдаваясь в итоге эхом в голове, а в такт его ритму Джек нетерпеливо постукивал пальцами по подлокотнику кресла. Забыть одну очень дорогую ему женщину, ища утех и ласки в объятиях другой? Правильно ли, ох, правильно ли? Но сейчас это уже не суть, не так важно, да и как бы это выглядело, если, уже придя, он бы вдруг передумал? Тогда он бы и сам начал задумывать о том, что следует повнимательнее к себе самому приглядеться на предмет психических расстройств.

Отредактировано Jack Seward (2013-01-15 15:36:16)

0

14

Куинси усмехнулся, дожидаясь, пока доберутся до них те девушки, что еще были свободны на этот момент. Атмосфера борделя заставляла его расслабиться, улыбнуться и забыться.
«Мисс Вестенра. Она хоть и прекрасна, но недоступна. И поэтому стоит хотя бы сегодня позабыть о ней».
Опиумные пары дурманили его мозг, заставляя отключаться и лишь расслабленно наблюдать за теми парами, или группами, которые находились в этой зале ожидания. Наконец, «мамочка» подвела к ним нескольких девушек – блондинок и брюнеток, и Моррису сразу приглянулась одна из них. Ладная, статная, с льдисто-голубыми глазами и черными волосами. Она походила на одну из греческих богинь, хотя и находилась здесь, на земле. И видимо девушка знала себе цену, ибо заметив алчущий взгляд Куинси, она лишь еще более гордо вскинула голову, выпрямив и без того идеально прямую спину.
- Мой друг, как тебе сия кокотка? - вполголоса, чтобы не раздражать дам столь непочтительным отношением, поинтересовался Куинси у Джека, подперев подбородок рукой. В свою очередь, он задумался о том, что для совсем уж отличного от облика Люси человека можно найти среди мужчин, и эта мысль чрезвычайно его насмешила, чего он не смог сдержать.
- Представь себе, на мгновение, - отсмеявшись, проговорил он, глядя на Сьюарда, - что для того, чтобы окончательно развеяться, мы выберем не одну из этих прелестных дам, а мужчину?
«Мужеложство никогда не было для меня особо неприятным делом, бывали случаи. Но интересно, как к этому отнесется доктор психиатрической больницы? Уж не упечет ли он меня за столь крамольные мысли?»
Красоткам же уже явно надоело ждать выбора мужчин, однако та, на которую обратил внимание изначально Моррис, все еще со странным спокойствием смотрела на них и будто бы сквозь них.
«Да что с ней? Сколько презрения для простой…» - даже в мыслях Моррис не позволил себе охарактеризовать женщину тем словом, что так вертелось на языке.
- Но, впрочем, они продолжают ждать, кого же Вы хотите? – слегка ехидно и нарочно обратившись к товарищу на «Вы» произнес охотник. Было интересным подтрунивать над обычно сдержанным доктором.
«Возможно, пары опиума подействуют и на него. Здесь стоит такой чад, что хоть топор в воздухе подвешивай…»

0

15

Всюду были слышны голоса: шепот, или более громкие, или даже смех, и каждый из звуков здесь был пропитан этаким своеобразным дурманящим чувством, которое его просто поражало, особенно после молчаливой короткой прогулки по вечернему Лондону. Разность температур, разность ароматов, не холод свежего воздуха, а запах густого сандала, с ноткой ванили и дешевых приторных духов, которые наверняка еще и разбавлены дешевым розовым маслом, но это все такое неуловимо-меловое и перемешанное с густыми парами опиума, что казалось все это оседает на Джеке туманом, обволакивая и заставляя растворяться мысленно в атмосфере.
Все такое неотличимое друг от друга - так могут пахнуть только веками непроветриваемые помещения, наполненные дымом от сигарет, благовоний и различной дурманящей травы, причем абсолютно разного сорта и вкуса; так может пахнуть переизбыток алкоголя в телах клиентов, так может пахнуть… остановка времени в неизменном прошлом, трясина, сладкая, но мучительная, которую невозможно переживать слишком долго. Так может пахнуть преддверие занятия любовью. Недвижимое ожидание разряженной страсти.
У Джека это все вызывает легкий головокружительный вальс за закрытыми на пару секунд веками и потому мысли становятся неуклюжими и тяжеловесными, а вновь открытые глаза глядят чуть спокойней и как-то ленивее, оглядывая подошедших девушек с интересом, но каким-то безразличным в некоторой степени, хотя это могло показаться невежливым даже, но ничего с этим нельзя было сейчас поделать.
- Красива, но, кажется, она тебе приглянулась, друг мой, не соперничать же нам и здесь за руку дамы, правильно? – он улыбнулся и пожал плечами, как бы говоря этим жестом, что ему и правда показалось бы подобное нелепым в этот вечер и даже комическим. А после он удивленно вскинул брови и уставился на Куинси, который подал неожиданную мысль, которая, видимо, и для него была весьма неожиданной, но зато забавной в некоторой степени. Впрочем, Джеку она тоже показалась немного смешной, ах, этот опиум!..
- Это ты настолько разочаровался в женщинах, что даже здесь тебе приходит мысль об опыте с мужчиной?
Доктор не воспринял вообще подобную идею всерьез, подумав, что Куинси шутить изволит, раззадоренный здешней обстановкой, да и тем, что его друг чувствовал себя неловко в подобном месте. Ну а еще не воспринял Джек мысль об этом потому, что никогда и не задумывался, смог бы он переспать с мужчиной или нет, так как до недавнего времени он и не думал ни о чем, кроме как о работе да и о мисс Вестенра, а остальное было все более второстепенно, хотя стоит заметить, что на данный момент особо ничего и не изменилось, кроме как то, что появилось решение изменить сей удручающий факт в более лучшую сторону. Скорее всего, в лучшую сторону.
- Я бы ответил, кого я хотел бы, да этот ответ сейчас был бы не уместен, - с некоторой задумчивостью и печалью проговорил Джек, - но ведь нужно сделать выбор, да?
И на этакой неуверенной нотке он вновь обвел взглядом девушек, еле слышно вздыхая и тщательно преобразовывая выражение лица в более-менее спокойное, решил про себя, что воспользуется одним многим известным методом выбора, которое заставило бы Куинси однозначно начать заливаться хохотом, если бы он узнал, что его друг собирается именно так выбрать даму на ночь.
«Боже милостивый, вспомнить бы одну из детских дворовых считалок!..»

0

16

Куинси продолжал негромко посмеиваться, вдыхая дым чужих сигар, когда к нему вновь продефилировала хозяйка борделя. Она скорчила опечаленную рожицу, развела руками, будто пытаясь всем видом своим продемонстрировать, как ей жаль, что…
- Господа, у меня для вас нехорошая весть. Из всех комнат осталась лишь одна, но конечно вы можете использовать её вдвое-ем… - она тянула слова, говоря чуть жарко, с хрипотцой. В глазах её явно сверкали идеи того, как могут провести время в одной комнате два господина с одной или двумя проститутками.
Моррис вновь стрельнул взглядом в ту девушку, что приглянулась ему, и, по всей видимости, его другу, а потом потер лоб в поисках верного решения.
- Во-первых, про мужчин я умолчу, а во-вторых… Возможно, эта идея покажется слишком пошлой для тебя, мой друг, но почему бы нам не уединиться в той комнате втроем, если нет иного выбора?
Глаза Куинси подернулись какой-то пеленой, в то время как девушка наконец-то соизволила пошевелиться.
- Я была бы не прочь обслужить обоих, - она повела плечами, пленительно взмахнула ресницами. По всей видимости, атака направлялась на Сьюарда, потому что по Моррису было видно – он готов и на такое приключение, и на что-либо еще более развратное. Сам же охотник поднялся, обошел кресло друга и склонился к его уху.
- Тогда тебе не придется делать выбор. А я вижу, как тебе сложно. Сужу по затравленному и печальному взгляду, коим ты оглядываешь этих красавиц. Не надоело? Соглашайся, - тоном змея-искусителя продолжал наговаривать брюнет, надеясь таким образом расслабить и без того уже одурманенного царящей вокруг атмосферой друга. А ведь все здесь располагало к таким вот спонтанным, неожиданным решениям. К риску потерять репутацию, лишиться гордости… А этот риск и нужен был сейчас, чтобы заглушить обоюдную тоску по мисс Вестенра.
«В конце концов, почему бы ему не согласиться? Хотя с его малым, как мне кажется, опытом, он может просто побояться… Или рискнуть, подобно настоящему мужчине».
- …и испробовать то, чего не пробовал раньше? – закончил свою уговаривающую речь мужчина. В это время девушка подошла к ним, чуть покачивая бедрами.
- Элис… Меня зовут Элис, - нежно проворковала она. – Можно считать, что вы определились с выбором?

0

17

И только Джек успел вспомнить одну из дворовых детских считалок, в которой символично одиннадцатым и последним счетом было про "секрет, о котором никогда не будет сказано", к мужчинам вновь подошла хозяйка борделя и обрадовала их наличием лишь одной комнаты, тут же предлагая все же ею воспользоваться, причем вдвоем и вместе со своими избранницами или даже одной на двоих, отчего в первый момент Сьюард, царившим вокруг неимоверно густым и напрочь прокуренным воздухом, который одурманивал рассудок, чуть не поперхнулся. Даром надеялся доктор провести эту ночь без незапланированных происшествий: вроде как он вполне решился прийти сюда и даже постарался максимально дальше отогнать от разума мысль о мисс Вестенра, однако он никак не мог ожидать, что дела в итоге приобретут подобный уж слишком странный для него поворот.
А Куинси, судя по всему, не особо и заморачивался по поводу внезапной новости, хотя да, он был хоть и джентльменом, но все же человеком более свободных нравов, чем Джек, а потому воспринимал подобные вещи легче, чуть ли ни как занятные приключения, которые могут приятно разнообразить жизнь. Сейчас был шанс покачать головой раздосадовано, пересилить себя и подняться из уютного кресла и, пожелав другу удачи, покинуть бордель.... возвращаясь в клинику и предаваясь все больше и больше работе, погружаясь с головой в ежедневную рутину, разнообразием которой был бы лишь совсем сумасшедший мистер Ренфилд. А все для того, чтобы понапрасну вновь не вздыхать о Люси, хотя бы на некоторое время. Или же покорно остаться, соглашаясь с шепчущим чуть ли не на самое ухо и искушающим решиться попробовать, другом. Девушка тоже была согласна на такое ночное времяпрепровождение, назвав свое имя и желая услышать ответ на заданный вопрос.
Опиум дурманил сознание и заставлял делать то, чего в нормальном состоянии человек никогда бы не решился сделать, потому он, как доктор, не особо жаловал подобные вещи, хотя сейчас многие, причем даже врачи, будто подстегивая интерес к сему развлечению, то тут, то там наперебой голосили, что он даже полезен. Доктор Сьюард был не согласен, у доктора Сьюарда было абсолютно иное мнение...
А Моррис был немного хитер и говорил слишком соблазнительно, девушка была красива в легкой и жаркой полутьме борделя, как сошедшая на землю грешная богиня, а Джек был слишком мягкосердечен, да и выбит из колеи за последнее время множество раз, а потому сейчас дошел до момента, когда хотелось плыть по течению, предоставляя право волнам выбирать направление его пути, хотя бы на некоторое время, чтобы чуть отдышаться, а потому...
"Ох, боги, завтра ты пожалеешь об этом, Джек, так и знай!.."
- Конечно, Элис. Веди нас до комнаты, - и с этими словами мужчина, наконец, поднялся из кресла, в очередной раз несколько обреченно вздыхая.

Отредактировано Jack Seward (2013-01-20 13:00:29)

0

18

Да, расчет Морриса оказался верен – его друг сдался, несмотря на то, что то, что происходило, было абсолютно не в его вкусе. Элис подхватила мужчину под руку и повлекла за собой, видимо их «мамочка» уже сказала ей в каком номере искать приют этой троице. Сам Куинси ненадолго задержался, чтобы купить бутылку вина и уже с этим набором – бутыль и три бокала, поднялся наверх.
«Хорошо устроено обслуживание, очень хорошо…»
Элис же занималась непосредственно Сьюардом. Девушка льнула к нему, начиная поглаживать кончиками пальцев по щекам, а после проводя ими вниз, по шее.
- Как мне называть вас? – хриплым шепотом осведомилась девушка, прижимаясь к пока что безответному мужчине куда ближе, чем позволяет этикет в приличном обществе.
Девушка просто выполняла свою работу, но выполняла её настолько мастерски, что даже Куинси оценил картину, которая была предоставлена его взору. В ней было столько пошлости, столько энергии, что имей эта энергия выход – воздух бы искрил. Просто вошел Моррис в комнату в тот момент, когда Элис пошла дальше и припала к губам Джека, вовлекая его в похотливый и жаркий поцелуй. Пока проститутка соблазняла его друга своими действиями, Куинси спокойно открыл бутылку, разлил вино по бокалам и подошел к паре.
- Предлагаю… Начать все-таки с этого, - протянув бокалы Элис и Джеку, он усмехнулся, поднимая тост. – За прекрасных дам, которые существуют на этой земле в количестве… Без вас бы было слишком скучно.
Ответом ему был звонкий смех Элис, который мог бы показаться натянутым, но не в этой атмосфере, не в этот момент. Вино, атмосфера этого публичного дома – все располагало к тому, чтобы расслабиться и отдаться природной похоти. По крайней мере, для разогрева Куинси хватило и одного бокала, чего он не мог с уверенностью сказать о своем друге.  Когда девушка изящно приблизилась к нему, охотник притянул её к себе за талию, коротко целуя нежную шейку, а потом прошептал так, чтобы Джек точно не услышал то, что он говорит.
- Тебе лучше разгорячить его кровь… - после чего он легко вернул девушку к другу, деликатно и на время отворачиваясь к окну.
«Прекрасный вид был бы отсюда… Если бы не было штор…»
Элис вернулась к доктору, поведя плечиками, запустила руку к себе в волосы, распуская их из прически, и улыбнулась весьма развратно.
- А Вы мне нравитесь… Такой молчаливый, - она стрельнула коротким взглядом в отвернувшегося Куинси. – Редко встретишь столь сдержанных господ… Возможно, Вы горячее, когда Вы с дамой? – она облизнула губы, вновь прижимаясь ими к губам мужчины и в то же время расстегивая его рубашку.
«Хорошо работает…» - пронеслось в голове у Морриса, он обернулся, глядя на то, как соблазняют его друга. – «Надеюсь, ему удастся хоть немного раскрепоститься… А если нет – тогда долью еще вина».

0

19

Девушка увлекала и тянула за собой, буквально повисая на его руке, при этом держась очень крепко и цепко своими пальчиками за рукав его пиджака, будто бы боялась потерять клиента где-то в сумрачном лабиринте коридоров борделя по пути до нужной комнаты. Кажется, Куинси немного отстал, задерживаясь в холле, интересно, зачем? Ну да ладно, разве это было сейчас важно? Его друг уж точно никуда не денется, а главным на данный момент было все же попытаться вновь достичь того чувства, которое он так долго пытался в себе взрастить в этот вечер, то есть чувство расслабленности и готовности забыться.
Девушка прижималась и одурманивала своей немного навязчивой, но все же от того не менее привлекательной близостью, такой, что Джек мог среди прочих ароматов уловить оттенок именно ее духов, каких-то терпких и тягучих, смешавшихся с запахом ее напудренной кожи.
- Джек, просто Джек, - ответил он на вопрос Элис, чуть прикрывая глаза и подмечая, как по спине волнами пробежали сладостные мурашки вследствие прикосновений ловких пальчиков и вообще каждого действия девушки. Да, она знала свое дело, но поможет ли это доктору? Впервые в жизни он не мог оценить лекарство от душевных ссадин навскидку, пока не проверит его на собственном опыте. Забавно.
И он невольно отвечает на жаркий поцелуй, что затеяла дама, сначала лишь коснувшись им губ, а после увлекаясь, будто преподнося свое умение на обозрение Джеку, а тому ничего не оставалась, кроме как ответить, да еще и чтобы вполне достойно мужчины, хоть и не ведущего разгульный в этом смысле образ жизни, но все же…
Но вот в комнату вошел Моррис и только чуть разгоревшийся пыл естественно приуменьшился, как огонек свечи на ветру, да еще и в неуверенных дрожащих руках. Как кстати вино!.. Оно намного приятнее опиума и намного полезней, а внутри сразу становится горячее, в то время как в голове туманней и свободнее, в общем, вполне подходящее состояние для любых действий, которые могут случайно оказаться, например, глупостью.
Скромно повторив эхом: "За прекрасных дам!", он чуть ли не залпом осушил бокал, прислушиваясь к тому, как алкоголь проникает в кровь, распространяясь по всему телу, вроде как отяжеляя его, но облегчая мысли, при этом комната становилась уютней, движения плавней и даже как-то вальяжней, а сердце уверенней, а воздух вдруг показался настолько плотным, что его наверняка можно было, если конечно очень сильно постараться, нарезать кусочками и пробовать с ложечки, смакуя каждый ломтик пространства. Потому Джек уже успел незаметно для себя скинуть пиджак и ослабить ворот, расстегнув одну пуговицу сверху рубашки, пока взор дамы на ночь был обращен на Куинси. Но сейчас она что-то уже говорила доктору... ах, молчалив? Скорее немного заторможен, смысл слов доходит с некоторым опозданием, будто перед каждым словом вставлен легкий люфт для нечаянной паузы. А может эта пауза, к примеру, для того, чтобы отвлечься на то, как одним мимолетным движением распущенные темные волосы мягкими волнами ниспадают на плечи? А дополняет их уверенная пошлая улыбка той, что наверняка мастерица в плане любовных утех.
- Возможно, - короткий ответ и вновь губы одарены поцелуем, а девушка неимоверно близко и очень интимно, а ловкие опытные руки уже приходились по пуговичкам, расстегивая их.
А может эти небольшие люфтики для дыхания и для того, чтобы понять, что все же Джеку хочется прикоснуться мягких темных волос брюнетки, хотя бы чтобы понять, насколько они действительно мягки и приятны? Что он, собственно и делает самыми подушечками пальцев скользнув по напудренной щеке, а после дотрагиваясь до локонов, что были и правда похожи на шелк, так показалось доктору.

0

20

Моррис откровенно улыбался, наблюдая, смакуя каждый момент видимой им картины. Ему нравилось то, как меняется его друг под влиянием опиума, вина и продажной девки, что сейчас оплетала его своими чарами подобно паучихе. Он оперся о подоконник, пока не вмешиваясь, лишь скользя взглядом по развратнице. На друга он не смотрел пока что, считая что слишком прямой взгляд может изменить и без того еще неокрепшее желание Сьюарда.
А девушка была хороша… Мало того, что внешностью её Бог не обидел, так еще и одежду она подбирала со вкусом. Видимо, зарабатывала больше своих подруг. Корсет утягивал и без того тонкую талию, и грудь благодаря ему казалась еще более аппетитной. Платье до бедра, что же, разврат остается развратом… Она не была высокой, но это компенсировалось каблуками изящных туфель.
Еще один бокал вина, и Куинси с удивлением заметил, что девушка уже успела расправиться с рубашкой доктора, и тянется руками к его штанам, шепча какие-то непристойности тому на ухо. Наблюдать было удивительно интересно, и охотник поймал себя на мысли, что впервые занимается столь непристойным действием… То есть следит за тем, как кто-то с кем-то…
По губам пробежала улыбка-оскал, за всем этим он и думать позабыл о мисс Вестенра. А Элис уже потянула доктора за собой на кровать, по всей видимости решив, что будет в активной позиции.
Девушка заставила мужчину лечь на кровать, потом улыбнулась, нарочито проводя по телу руками. Она чуть прикусила губу, а потом облизнула их. Её глаза были томно прикрыты, хотя вряд ли она особо чего-то хотела. А Куинси смотрел… Из-за алкоголя у него было странное восприятие картины, ему казалось, что он будто бесплотный дух наблюдает за тем, что запрещено…
Элис скинула каблуки, покачивая бедрами, подошла к кровати и перебралась на неё, наклоняясь над мужчиной и снова начиная жадно целовать его, ладонями расправляясь со штанами и отправляя их куда-то в бок.
Ловкие пальцы уже помогали Джеку прийти в состояние, когда женщину хочется и очень срочно, а глаза Элис сверкали так, будто он был самым желанным мужчиной на свете. Куинси ехидно фыркнул, ловя себя на мысли, что сейчас он рассуждает с чисто охотничьей точки зрения. Строит тактику. Дескать, если девушка на Джека сядет, то придется наблюдать дальше. Если будет отсасывать, то можно устроиться в их компанию третьим. А если её еще как-нибудь, то еще варианты… И так до бесконечности.
«Я становлюсь редкостным занудой…»
Третий бокал вина стал завершающим звеном в его бездумном наблюдении, он откинулся на стену, решив не предпринимать пока что никаких действий. И так все выходило недурно.

0

21

Горячий шепот девушки заполнял сознание, а ее теплые влажные губы, мимолетно касаясь уха, заставляли кожу буквально переливаться волнами мурашек. Искусные руки по телу - костер для слегка учащенного дыхания.
Ах, она уж точно знала себе цену, видя день ото дня в отражении зеркала, черты прекрасного в строгих до пошлости линиях лица, алые губы, пышные темные локоны волос, красивая грудь, формой и размером в точности как у древнегреческих богинь, словно сделанная в точности с эталоном их красоты, тонкая талия, мягкие бедра, которые скрыты сейчас изящно недлинным подолом, что выгодно очерчивал каждый изгиб. Это была красота, взращенная на порочности, не та, которой молились, любили душой и о которой грезили послеполуденным сном наяву, а та, которой пользовались, которая работала, которая отдавалась и брала, и была вполне этим довольна.
Потому Джек пришел к хмельному осознанию того, что раз уж так сложилось, значит так оно надо, а потому можно позволить себе провести чуть сухой и отчего-то неестественно прохладной ладонью по шее девушки, от мочки уха спускаясь в слепую пальцами до ложбинки между ключиц, а потом до выступа хрупкого плеча, при этом отдаваясь течению происходящего, прикрывая глаза.
Когда доктор оказался на кровати -  для него оставалось загадкой, так как он осознал это с некоторым запоздалым удивлением, поняв к тому же, что успел остаться без рубашки. Он наблюдал  за Элис, как она буквально совращала его, соблазняла, заставляя его жадно оглядывать прекрасное ее тело, как она скидывала туфли с характерным перестуком каблуков о пол, после также устраиваясь на кровати и вновь обращая действие к поцелую, которому Джек и подчинился, и который сам же развил в нечто более страстное, опуская алчущие до прикосновений ладони вдоль ее выгнутой в пояснице спинки, начиная поглаживать упругие бедра. А потом Элис помогла ему попрощался и со штанами, в то время как он мысленно и как-то лениво отметил, что он слишком быстро успел расслабиться, и объяснением могло быть только то, что девушка  - мастерица утех и не удивительно, что даже наблюдение за ней вызывало неподдельное возбуждение, чего уж говорить про ее умелые ласки. Что касалось умелых ласк… когда дело дошло до более откровенного и интимного, Джек даже, право слово, позабыл о том, что за всем этим наблюдал Моррис. Сейчас его друг был где-то там, на другой стороне комнаты и заодно подрагивающего от распаленного внутреннего жара внутреннего мира, а потому просто факт того, что в комнате находится кто-то третий и это должно смущать даже в голову не приходил доктору, тем более его почти полностью отвлекли действия девушки. Она прервала поцелуй, чуть опускаясь и касаясь губами тела мужчины, все ниже и ниже, в то время как он перебирал пальцами одной руки темные локоны ее волос, а второй теребил шнурок ее корсета. И вскоре губы Элис добрались до намеченной цели, а до Куинси мог донестись немного судорожный вздох Джека, вызванный приятными ощущениями.

0

22

Элис старалась на славу, недаром она считалась одной из самых высокооплачиваемых дам в этом борделе. Девушка мастерски делала свою работу, сохраняя при этом на лице улыбку и какое-то внутреннее довольство. Никто не мог знать, о чем она думает сейчас – о клиентах ли или о том, что надо не забыть купить на рынке еды домой. В этом, наверное, и был профессионализм – уметь абстрагироваться от ситуации и позволить технике делать всё за тебя.
Алые губы её, тем временем, уже вовсю двигались по члену Джека, позволяя тому ощутить всю гамму наслаждения. Ноготки девушки прошлись по торсу Сьюарда, чуть задевая более чувствительные точки, по всей видимости, она помнила о том, как был напряжен мужчина, когда только пришел с другом в бордель, и старалась его расслабить и возбудить всеми известными ей методами.
Тем временем, Куинси надоело просто стоять и наблюдать. Благо Элис выбрала тот вариант, где занят был пока что только рот, он решил, что имеет полное право использовать все остальное.
Отставив бокал на подоконник, он медленной и вальяжной походкой приблизился к постели, находясь за спиной девушки. Лицо Сьюарда он увидел, но решил, что не особо смутит своего друга – тот уже поддался под действие вина и паров опиума. Поза женщины возбуждала в нем какие-то древние инстинкты, более похожие на инстинкты зверя. В конце концов, ведь это у животных положено спариваться подобным способом.
Правда, называть секс спариванием у Морриса язык не поворачивался. Для него это больше искусство, но, правда, с привлекающей его женщиной. Тут же все было проще – бордель, девушка… Не надо стараться для женщины, можно просто удовлетворить свои потребности, а потом забыться.
Он расстегнул ремень брюк, опустил их вниз вместе с трусами, освобождая уже полувозбужденное достоинство, а потом ладонями огладил бедра девушки, задирая недлинную по тем временам юбку, и чуть облизывая губы от возбуждения – странная, но давняя привычка, как кот на сметану. Элис на мгновение отвлеклась, оглянулась на него и призывно повела бедрами, через мгновение возвращаясь к тому, что вытворяла ранее своим шустрым язычком. Коротко усмехнувшись, Куинси пальцами подцепил край кружевного белья девушки, стягивая его к её коленям, а потом провел языком по пальцам, смачивая их, чтобы после этого осторожно ввести их во влагалище девушки, дабы хоть как-то облегчить судьбу Элис. Та же в свою очередь призывно повела бедрами, чуть прогнулась в талии и даже, казалось, насадилась на его пальцы.
«Вместилище разврата… Возможно, потому мне и нравится ходить сюда, что здесь не нужны эти притворные улыбки, лживые комплименты. Здесь не нужно ничего, чтобы заполучить девушку, а ведь иногда этого так хочется…»
Пальцами мужчина совершал поступательные движения, ухмыляясь чему-то своему. Уж очень нравилась ему эта ситуация, она сильно возбуждала его... интерес. И прочие чувства.

0

23

Джек прикрыл глаза и чуть откинулся назад, то поджимая губы, то наоборот приоткрывая их, издавая тихий стон, смешанный с шумным выдохом. Подушечками пальцев он касался вплетенного в корсет шнурка, прощупывая его, как объемный затейливый узор, будто он, доктор, внезапно ослеп и пытался таким образом распознать в рисунке корсетной перевязи какое-то заклинание, которое могло бы вернуть утраченное зрение.
Но вот Элис вбирает, кажется, глубже, и мужчина цепляется коротко и аккуратно стриженными ногтями посильнее за шнуровку, после перебирая пальцами по ней и принимаясь вытягивать ее из отверстий в плотной, стягивающей прекрасное гибкое тело, ткани. Джек явно подрагивает от удовольствия, но при этом чуть ли не бережно освобождает девушку от оков корсета, который в итоге ненапрасных стараний по идее сейчас рассредоточенного Сьюарда спадает этакими лепестками, обнажая красивую грудь, которая, то поднимается, то опускается, когда девушка дышит и которые добавляли ей теперь в более полную меру раскрепощенной грации, соблазнительно покачиваясь при любом движении Элис, словно спелые, дозревшие в летний полдень и до головокружения сочные плоды на ветвях пышного запретного древа. 
Темные ниспадающие вниз локоны девушки самыми кончиками своими щекотали кожу, а губы, ее губы плотнее сжимались, будто бы она начала более стараться и даже увлеклась, когда... когда к ним присоединился Куинси, который довольно ухмылялся и не был в этот момент похож на себя обычного, возможно потому, что абсолютно отличался от того джентльмена, которым он был обязан быть в обществе, хотя, к слову сказать, сам Сьюард точно также не мог быть похож сейчас на себя в обычном состоянии, по крайней мере даже потому, что ему сейчас искусно делали минет, и его эмоции, выраженные полной гаммой своей на лице, были крайне ему не свойственны. Куинси чуть ли не облизывался, как охотник, поймавший особо интересную добычу, а девушка, работница сего замечательного заведения готова была отдаваться и принимать в полной мере. Господи боже, он все же осмелился не только прийти сюда, в бордель, ввязавшись в эту авантюру но, и также пошел дальше, соглашаясь "любить" одну девушку на ночь вдвоем. В одной комнате. Одновременно. И сейчас Джек мог чувствовать, как Элис, чуть двигаясь, покачивая бедрами вперед-назад, сначала то губами, то ловким язычком доводила его до исступленного состояния, когда не возможно трезво мыслить и уже точно невозможно возражать чему-либо, а также мог прямо видеть лицо Морриса, который даже с каким-то раскаленным изнутри азартом ласкал Элис пальцами изнутри.
Это был какой-то невероятный абсурд, несовместимый с реальностью доктора, все казалось сном, и полумрак, пары опиума и возбуждения сглаживали все углы этой экстренной теории, которая пока что все еще спасала моральные устои и некоторые принципы Джека, позволяя ему все дальше погружаться в этот происходящий с ним наичистейший разврат, начиная даже слегка двигаться навстречу жадному горячему рту и продолжать неотрывно вглядываться в лицо Морриса, сам не зная зачем, возможно, чтобы хоть куда-то смотреть, а комната вокруг расплывалась и не имела значения, а так... а может и не поэтому, может, от удивления... а черт его знает, почему так получилось, разве можно о чем-то здраво судить во время подобных событий?

0

24

Куинси наблюдал за действиями своего друга, и мог только подивиться тому, как тот раскрепостился. Благодарить, конечно, следовало Элис – та действовала настолько профессионально, что с ней Сьюард смог расслабиться. Но изменение в его приятеле было потрясающим.
«Возможно, я еще долго буду подтрунивать над ним, желая написать ему какой-нибудь труд о том: «Как публичный дом изменяет психологическое состояние человека, или Темные глубины человеческой души». О боже, о чем я только думаю? Вероятно, поднабрался от него».
Искреннее удивление и даже удовольствие вызывали в Моррисе эмоции, что были видны на обычно профессионально безэмоциональном лице. Это заставляло Куинси задумывать о куда более неприличных вещах, чем то, что сейчас происходило. Ведь если эмоции приходили к Сьюарду только во время секса, то интересно, что будет в случае извращений почище, чем этот еще невинный тройничок?
Девушка ухмыльнулась отчаянно-пошлой улыбкой, почувствовав свободу от сдавливающего её ранее корсета. Потом она чуть прогнулась в талии, по всей видимости желая, чтобы второй клиент уже приступил к делу. Хотя вполне вероятно, что ей просто мыслилось, что так она быстрее избавится от обоих клиентов.
Куинси поймал взгляд Сьюарда, как будто специально завлекая его в игру в гляделки. Он казался безумным сейчас, что было не удивительным. Во время подобных походов в нем просыпалась его низменная, грязная сущность.
Наконец, ему надоело развлекать самого себя и девушку заодно одними пальцами. И в следующее мгновение он уже проник в неё уже далеко не пальцами. Эта поза всегда давала дополнительное давление, поэтому разработанность девушки смазывалась. Сперва легко, а после сильнее, резче толкаясь в неё, он продолжал смотреть на Сьюарда, будто желая сжечь его своим пылающим взглядом.
Его движения были твердыми и гибкими, будь возможность у него – он бы схватил девушку за волосы. Но Элис была слишком занята, развлекая его друга.
Вероятно, женщина ощутила опасность, исходившую от перевозбудившегося Морриса, но ничем кроме секундного испуга во взгляде своего страха не высказала.
Движения Куинси становились все шире по амплитуде, он почти полностью выходил из Элис, чтобы потом вновь толкнуться в неё. Эти толчки должны были ощущаться даже Сьюардом, ведь несмотря на то, что Элис тщательно старалась быть аккуратной с членом Джека, она не могла предвидеть аритмичные движения Морриса.
«Хм… А это весьма… и весьма возбуждает».
Куинси ненадолго откинул голову назад, чувствуя, как влажные от пота волосы скользнули по его шее. С губ его сорвался пошлый до невозможности вздох, а потом он вновь продолжил свою игру – ловить взгляд Сьюарда.

0

25

Мужчина и правда раскрепостился, но в такой ситуации любой бы уже давно позабыл о приличии, просто невозможно было не унестись куда-то в дальнюю даль на волнах судорог, невозможно не растерять все возможные мысли, когда дыхание застывает где-то еще в самых легких, словно превращаясь в плотную густую массу, которая, видимо, та, что в голове до сего момента была – опиумная дымка, до противности сладкая, приторная, но волнующая. А опиумная ли? Только правда ли? Но не мог Джек сейчас нормально думать, его же собственное громкое дыхание оглушало, смешиваясь со звуками тел: громких шлепков, шороха одежды, придыханий, постанываний, кажется, даже взгляды как-то звучали, а особенно взгляд Морриса – хищный, горячий и словивший нечаянно то, что Джек непроизвольно смотрел на него, сам того не понимая, пока взгляды мужчин не пересеклись. О, как же постыдно, как же это все и смущало и, стоило признать, возбуждало! Вот доктор и видит обратную сторону сумасшествия – удовольствие от помешательства, ах, благо, что оно кратковременно. Потому что от бреда безответной любви избавляться еще большим бредом, но уже страстью по пороку, это как-то совсем нелогично.
"Нет, это просто невыносимо жарко..."
Как-то он ощущал, что кожа его была разгоряченной, а во рту пересохло, как в пустыне, но при этом эта жара почему-то приводила его к еще большему желанию само испепеления, если то, чем они здесь занимались втроем, можно было назвать таковым.
Движения, совершаемые Куинси заставляли девушку сотрясаться и резче, не аккуратнее и как-то неловко работать ртом, но это почему-то теперь вызывало просто приступы блаженства, причем было какое-то странное ощущение того, что… что… о нет, не стоило даже задумываться об этом, тем более, что на этом моменте Куинси как-то особо сбивчиво и даже ожесточенно во всю длину вошел в девушку, а она из-за этого чуть ткнулась приоткрытым ртом и легонько стукнула зубами то, что нужно по идее сосать, а он аж громче простонал, прикладывая ладонь правой руки к губам и а пальцы левой хватаются за волосы девушки, будто Джек прочитал через взгляды мысли Морриса и воспользовался своим положением, но на самом деле это для того, чтобы рукой «помогать» девушке, чтобы та брала глубже, чтобы не сбивалась, хотя некий шепоток сомнения все еще жил в нем, существовал, но от этого даже было как-то все острее, будто бы чувства ребенка, знающего, что, скорее всего, нельзя и что, скорее всего, неправильно, но все равно делающего. Ох, кажется, он скоро достигнет предела, потому Джек как-то особо сладостно прикрывает глаза.

Отредактировано Sorci (2013-02-09 18:43:48)

0

26

О да, все-таки Куинси сильно заводило то, что он фактически в этой троице был сверху. Ведь как-никак, но от него зависели и действия Элис, и то, что почувствует Сьюард. Всё смешалось в его слегка опьяненном и сильно задурманенном разуме, время перестало существовать. Движения его в проститутке отдавались приятными волнами во всем теле, а потому он просто прикрыл глаза, решив больше не терроризировать друга взглядом. Но странные, сумасшедшие идеи откладывались в его мозгу, и он уже будто слышал, что будет сказано после.
Элис в свою очередь уже жалела, что согласилась обслужить двоих. Если с первым клиентом было проще, видимо он не настолько привык ходить в бордели, что многого не требовал, то второй не оставлял надежды на то, что будет просто отделаться от него. В этот момент Моррис ускорил темп движений, видимо желая получить наслаждение как можно скорее.
«Нравятся ли мне жрицы любви? Едва ли… Мера вынужденная. Хотел бы я, чтобы… Нет, нельзя думать об этом сейчас!»
Он будто озвучил восклицательный знак своих мыслей, шлепнув девушку по бедру, и на секунду удивившись тому, как она вздрогнула. А Элис, казалось, только благодарна была, что Джек направляет её движения. Ведь иначе бы она, даже привыкшая к разным посетителям, могла бы что-то совершить не так. А Моррис уже ушел в свои ощущения – ведь и поза, и темп, - все ему нравилось сейчас.
Движения становились рваными, мужчина откинул голову, хрипло застонав, решив видимо, что не только же одному Сьюарду отдуваться. В низу живота сладостно тянуло, все тело будто было пронизано было потрясающими ощущениями. Сколько прошло времени? Неизвестно… Но вот он прогибается последний раз, отчаянно стонет, изливаясь в податливое тело, а потом резко отходит, моментально меняясь в лице. Что-то мрачное, недоброе. Возможно, слишком велика была разница между тем, с кем хотел он провести бы эту ночь, и с тем, кто стал ею на самом деле.
Мужчина умудрялся стоять на ногах после оргазма, держа себя каким-то резко и специально подтянутым. Он налил себе вина, а потом вновь взглянул на то, что происходило на кровати, хищно улыбаясь.
А Элис старалась тем временем, радуясь тому, что от неё отошли. Её губы еще сильнее обхватили член мужчины, она будто бы с силой провела по нему губами, прогибаясь в спине, как кошка. Что она чувствовала? Не понять. Но лицу её казалось, будто она испытывает самое великое наслаждение, какое может быть на свете.

0

27

Долго ли это все происходило и вообще могло происходить? Счету времени не было, потому что его обычно люди отмеряют строго взвешенными секундами, минутами и часами, а здесь и сейчас вокруг были только звуки иные – звуки секса, а пытаться по ним понять, сколько времени утекло - бесполезно, да и бессмысленно… да и нужно ли?
Сейчас были более важны телодвижения, касания, то, как губы Элис плотным кольцом настойчиво обнимали, то, как покачивалась ее грудь, то, как все было резко, но одновременно и в невменяемости туманно. Даже если бы Джек сейчас и вовсе зажмурился, все равно бы видел эту престраннейшую картину, а потому он, в отличие от друга, продолжал, словно бы даже как-то жадно насыщаться тем, что представало пред его слабым от жара зрением, из-под полу прикрытых ресниц наблюдая, подрагивая, постанывая, осязая пальцами шелк сжимаемых в них темных кудрей, спиной чувствуя нагретое его собственным телом постельное белье, каждую скатывающуюся вниз по лицу капельку пота.
Еще совсем немного и Джек не выдержит, он уже крепко сжимает зубы, постанывая через них, он уже весь сжимается, он уже на пределе, даже простой минет мог его довести сейчас до полного сумбура и хаоса, а главное, что самое главное! Он вот именно сейчас, на самом пике, когда каждая его частичка отдается воскликом блаженства, он мог не помнить ничего, а в особенности Люси.
Девушка не зря старалась, проявляя крайнюю степень мастерства – Сьюард, сжав сильнее пальцы, как-то судорожно дернувшись и умудрившись простонать на глубоком вдохе, кончил.
Голова просто кругом пошла, доктор впервые минуты даже забылся. Где находится и просто устало откинулся назад, ожидая, когда сердце прекратит вести себя как отчаянный самоубийца. Моррис уже тоже вроде как закончил, Элис вроде как выполнила свою работу, а у Джека было наиполнейшее опустошение головы, ну, и не только, конечно.
"Ну вот и все... вроде бы..."
Мужчина только лишь мог игнорировать и отмахиваться от назойливой панической нотки мысли в голове, которая примерно звучала, как:
"Что это сейчас было такое? Это было точно правильным?"

0

28

Куинси устало усмехнулся, глядя как на постели, с помощью умелых губ Элис, Джек Сьюард забывается в стонах. Да, идея с борделем была недурна, но теперь следовало подумать о том, что он собирается делать дальше. Кровать в номере была одна, спихивать друга на пол или самому ночевать на ней не хотелось. А, следовательно, надо было бы уже уходить, потому что ночь, по всей видимости, за их развлечением подошла к концу. Он взглянул на Элис, которая гибко поднялась с кровати, пытаясь хоть как-то оправиться, если бы это было возможно, а потом улыбнулся в пространство, легко подзывая её к себе жестом.
Во-первых, надо было расплатиться с жрицею любви, а заодно подбавить меда в её жизнь, заплатив сверх. А во-вторых, ему хотелось уже отослать девушку прочь. Элис приняла деньги с какой-то лукавой, а главное не подобострастной улыбкой, а потом повернулась к выходу, поддерживая свободной от денег рукой корсет, и направилась к дверям, выступая плавно и так соблазнительно, что будь у Куинси настроение, он бы оприходовал её и второй раз, и возможно третий.
Женщина перед уходом обернулась к Джеку уже, подмигнула ему, а потом в пространство хрипловато произнесла.
- Приходите еще… Мы будем рады обслужить столь достойных людей, - и дверь за ночной бабочкой закрылась.
Моррис усмехнулся, оглядывая себя с ног до головы, потом достал полотенце, что лежало в ящике находящегося в комнате комода, обтерся и начал одеваться.
- Это была бурная ночь, а потому думаю, что нам пора бы разойтись, Джек, - Куинси произнес эту фразу тогда, когда уже застегивал на себя рубашку. – До встречи, мой друг, – он коротко поклонился приятелю, а потом быстро вышел из номера, оставляя доктора одного.
«Сейчас он мог бы начать терзаться, но я не могу проявить сейчас сочувствие. Это была просто отличная ночь, но следует поспешить в отель и привести себя в порядок. Вряд ли я выгляжу сейчас хоть мало-мальски прилично».
Коротко взглянув в зеркало, охотник оправился, одернул пиджак вниз и четким, почти военным шагом вышел прочь, удаляясь от борделя с приличной скоростью.
Утро было теплым и приятным, солнце еще не поднялось, но небо уже серело первыми лучами. Все это оставляло приятные ощущения, и потому на губах Куинси гуляла спокойная улыбка.

===> Англия, Лондон, Центр города, Отель "51 Бакингем гейт"

0

29

Что ж, все закончилось. Оно и к лучшему, наверное, потому что подобные развлечения все же были не для мягкосердечного стеснительного Сьюарда: это напоминало какой-то срыв, нечто совсем для него нетипичное, почти невозможное, но все же случившееся. Сейчас, когда он устало наблюдал за тем, как кадр за кадром девушка покидает кровать, как Куинси неторопливо приводит себя в порядок, самому Джеку пока хотелось только лишь подождать того момента, когда сумбур в голове придет в порядок, потому что не факт, что сейчас, поднявшись, он не обнаружит то, что ноги его окажутся словно бы ватными, а мир станет пытаться уподобиться карусели. Да, он сейчас наверняка напоминает человека потерянного от того, что сознание его рассредоточилось напрочь. Но он честно старается не выдавать этого. Например, даже чуть улыбается благосклонно проститутке, кивает и прощается с другом, который вскоре удаляется, оставляя Джека одного в комнате.
Сначала… он просто продолжал куда-то смотреть вперед, чуть приподнявшись на локте и будто бы буравя стену напротив ничего не видящим взглядом. А потом он резко сел, наклонился и схватился за голову, пытаясь утихомирить внезапно разом появившиеся вновь мысли, которые словно в чашке чаинки всколыхнулись после того, как в ней неаккуратно помешали ложечкой.
- Что я только что? Ох…
Оставалось лишь на секундочку прикрыть глаза и что-то невнятное пробормотать, тряхнуть разгоряченной своей головой и сказать себе: «Хватит, Джек, соберись!» чтобы в итоге все же действительно собрать себя в кучу и решительно заставить себя привести в божеский вид или хотя бы какое-то подобие его. Мужчина не собирался более задерживаться здесь. Он отчаянно хотел домой, так почему же не исполнить собственное столь простое и даже примитивное в какой-то мере желание?

===> Англия, Лондон, Центр города, Кафе

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Центр города » Бордель


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC