В этот миг невозможно было не любоваться этим прелестным зрелищем. Некоторые утверждали, что, когда вампир пьет кровь своей жертвы, то она испытывает при этом некое наслаждение. Было ли это правдой или нет, графу было сложно судить, потому, как ощущения самого вампира были другими. Да и что говорить об этом, когда даже его тело было уже совершенно другим. Другие ощущения, само тело чувствует по-другому. И сейчас Дракула лишь улавливал мельком то, что чувствует Люси. Отголоски ощущений, отголоски мыслей. Но она послушно пьет его кровь глоток за глотком, принимая тем самым его дар и соглашаясь стать одной из них, одной из детей ночи.
Еще немного и прелестное создание повисло на его руках безвольной куклой. И этот взгляд уже сейчас он завораживал. Прежде чем Люси осела на землю, граф подхватил ее на руки. Какой же легкой казалась мисс Вестенра, будто лепесток, оборванный с цветка. И теперь Дракула бережно нес этот лепесток на руках.
Неспешно и неслышно, как тень, вампир подошел к дому и прошел в оконный проем. В комнате было душно и этот отвратительный запах цветов чеснока. Дракула поморщился и поборов желание выйти отсюда, сделал пару шагов, оказавшись теперь у кровати девушки. Осторожно сложив свою ношу, он склонился к ней, все еще любуясь чертами ее лица. Бледная, будто фарфоровая кукла, и эта бледность казалась только еще сильнее в контрасте с огненным цветом волос.
"Я вернусь за тобой, моя милая. Я заберу тебя из мира людей, и открою для тебя новый мир, где все будет по твоим правилам. И никак иначе..." - коснувшись легким поцелуем лба девушки, Дракула отстранился от нее и уже в следующий миг исчез из ее комнаты, будто его здесь и не было. Одна из миссий в Лондоне была выполнена, и это было прекрасно.
"И ты тоже не уйдешь от меня, Мина..." - в этом граф был теперь уверен как никогда.