Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Дома жителей » Дом Вестенра


Дом Вестенра

Сообщений 31 страница 60 из 121

31

-Вы совсем себя не бережете, милейшая. Нельзя же постоянно проливать на себя кипяток! - Да, это было слишком эмоционально сказано, но просто Джек не мог быть равнодушен, если что-то случалось с Люси. - Это очень приятно слышать, что наше общение... - Он замолк, подбирая слова, чтобы не обидеть, не дай Бог, девушку. - Что наше общение для вас оказывается полезным. - Выпалил он, чуть смутившись снова. Достав из нужного шкафчика алоэ, он убрал платок с руки девушки, осматривая место повреждения эпителия кожи. - До свадьбы все пройдет. - Смочив маслом алоэ платок, он аккуратно приложил его снова, чтобы не занести какую-нибудь заразу. - Не стоит меня благодарить, Люси. Тем более, мне приятно, что вы даете мне возможность поухаживать за вами. - Усевшись напротив девушки, Сьюард взял в руки свою чашку, но не сделал пока что ни глотка горячего напитка. - Как мои дела? Ах, мисс Вестенра... все не так уж и плохо, но много работы в последнее время, на отдых практически не остается времени. Поэтому я к вам так долго и не заглядывал, за что прошу простить меня. - Вздохнув, он сделал глоток и поставил чашку на блюдце, аккуратно повернув ее ручкой от себя.
"Стоит ли омрачать ее личико своими жалобами на работу и то, что творится в последнее время там? Нет, думаю, не стоит, да и не особо-то интересно это слушать юной девушке..."
Сьюард посмотрел в глаза Люси, улыбка коснулась его губ.
-Ничего особенного не стряслось, просто много работы, правда. А сегодня просто понял, что очень давно вас не видел и хочу пообщаться, а то совсем пропал. Вы же не в обиде на меня за такое?

0

32

Девушка наморщила носик и недовольно надула губки, пряча глаза от доктора. – Полноте, с кем не бывает! – чуть обижено произнесла она, вновь обращаясь взглядом к Сьюарду. Влажный платочек, который уже успел нагреться в ее руке, вновь стал приятно прохладным, девушка совсем не чувствовала боли.
Слова о свадьбе натолкнули ее на ускользнувшую с появлением гостя мысль, и она невольно хмыкнула, загадывая, понял ли сам доктор Сьюард, какой двусмысленной оказалась произнесенная им фраза, или нет.
- И все же я скажу еще раз, спасибо Вам. – тихо сказала Люси, вновь начиная хмуриться. – И я очень рада, что у меня есть такой друг, - Вестенра сделала легкое ударение на этом слове и короткую паузу, чтобы акцентировать свое отношение к Сьюарду, но не перегибать палку, - как Вы, Джек. Вы всегда приходите на помощь, как не попросишь, и ничего не просите взамен. Сколько раз Вы меня выручали? Ведь и не вспомнишь! А я? Ограничиваюсь тем, что благодарю Вас на словах, не очень-то хорошо, - задумалась девушка. Тряхнув головой, она снова посмотрела на гостя и улыбнулась. – Извините меня, пожалуйста. Просто… мне все чаще становится неудобно перед некоторыми людьми. Особенно перед Вами. Простите, я и правда могла Вас обидеть… прошу, не принимайте ничего слишком близко к сердцу! – тихо попросила она.
- Бог мой, какие могут быть обиды? Я повторюсь, но все-таки скажу, что Вы всегда желанный гость в этом доме! Впрочем, и здесь снова есть моя вина… - подумав, добавила Люси. – Мне давно следовало пригласить Вас на ужин. Джек, это так замечательно, что Вы здесь! И мама будет очень рада Вас видеть! Вы все же не слишком торопитесь? – Вестенра вновь улыбнулась. Неуверенно, но тепло.
- Кстати… - ее улыбка стала чуть ярче, такой кокетливо-лукавой, но при этом доброй и по-детски невинной, - буквально через пару дней я собираюсь устроить небольшой прием, что Вы на это скажете? Ну и, разумеется, Вы же не откажете мне в чести присутствовать на нем? – девушка заглянула в глаза другу, ставя локоть на стол и щечкой опираясь на ладонь.

0

33

-Ох, Люси, но мне же не сложно помогать в таких мелочах, тем более, это даже приятно, все-таки привычка помогать людям - уже практически в крови. - Пролепетал Джек, поднимая взгляд на рыжеволосую бестию, которая снова ему улыбалась, что не могло не радовать. Он всегда считал себя виноватым, когда в разговоре с ее лица пропадала эта самая улыбка.
"Ну вот что за глупости она снова говорит? Какие могут быть обиды на нее?!"
-Нет-нет, что вы, Люси, вы меня нисколечко не обидели, мне самому порой стоит не забывать о рамках приличия, которые нельзя переступать, а я иногда что-то говорю прежде, чем подумать! - Выпалил Сьюард, чувствуя, как краснеет от стыда. Это и впрямь было так: он часто сначала говорил, потом думал рядом с этой девушкой, но не из-за невоспитанности, а из-за такого, что пораженный ее красотой, он просто забывал обо всем на свете, причем в прямом смысле слова.
"Даже несмотря на то, что она теперь принадлежит практически Артуру, я все равно рад, что могу с ней общаться, хотя бы эти недолгие минуты. Неужели ты, Люси, не понимаешь еще одной причины того, что я стал намного реже приходить? Я же люблю тебя, но твое сердце принадлежит другому... это сложно, находиться с тем, кого любишь рядом и понимать, что вы никогда не будете вместе."
Отвлекаясь не от самых приятных мыслей, доктор встрепенулся и посмотрел на мисс Вестенру, после чего тряхнул головой, полностью приходя в себя.
-О, нет-нет, я сегодня никуда не тороплюсь, мисс Вестенра, только вот с работы шел, решил сегодня передохнуть и позволить другим врачам клиники заниматься пациентами. Если что-то будет срочное, думаю, что меня вызовут, найдут способ связаться. Тем более, я предупредил, что зайду если что к вам, надеюсь, вы меня простите за эту наглость, милейшая. - Улыбнувшись, Джек снова взял чашку и сделал пару глотков, после чего просиял. - О, а как я буду рад пообщаться с вашей матушкой и убедиться в том, что с ней все будет в порядке, дабы и вы не беспокоились более. Тем более, вам надо сейчас больше беспокоиться о своей свадьбе, ведь это важное событие для каждой девушки... - На минуту Сьюард залюбовался девушкой, но поняв, что уже так неприлично рассматривает ее, смутился и отвел взгляд. - Разве я могу оказаться, Люси? Тем более, когда вы сами приглашаете... это же такая честь для меня. - Доктор протараторил это, смущенно улыбаясь. Еще повезло, что он не уронил чашку, как бывало с ним в те моменты, когда смущение и страх выглядеть глупо зашкаливали.

0

34

Пока Ангел говорил, пальцы девушки непроизвольно сжались на его плече. Он успокаивал ее, вселял такую призрачную надежду на светлое будущее, пытался подарить спокойствие… Но что-то болезненно сжималось где-то слева, там, в области сердца. Холодно.. Холод прокрался откуда-то из глубины помещений сквозняком, нежно обнял ноги, прикоснулся к кончикам пальцев, легким туманом лег на плечи… Она отождествляла его с котом – он был ласков в жару, подкрадывался к тебе, подобно любимому домашнему животному, устраивался на коленях и мурлыкал песенку. Конечно, последнее – уж явный бред фантазии, но чем только не займешься, пока сидишь здесь, погруженная в самые, что ни на есть, мрачные мысли, и напряженная, в ожидании чего-то поистине кошмарного. И эти призрачные заверения о том, что все будет хорошо – сколько лжи в них было! Этого сладкого обмана, в который так хочется поверить, закрыв глаза и перестав думать о тревожном настоящем. Повинуясь секундному порыву безумия, Мина резко подалась вперед, и крепко обняла Ангела, уткнувшись носом в его шею. И этот тихий шепот, словно нож, режущий стоящую в комнате тишину:
- Вы… Обещаете? – выдыхает мисс Мюррей, не поднимая глаз, - мне так трудно сейчас… Тяжело дышать, - да, а еще на глаза наворачивались предательские слезы.
«Господи, прошу тебя, помоги ему…».

0

35

"Мина, милая моя, как же я могу что-то обещать?Я же всего лишь ангел-хранитель, а не сам Господь Бог.. И как бы мне не хотелось этого, но я не могу защитить тебя и Джонатана.. Могу только дать совет.. или поддержать в минуту сомнений.. но и лгать я не могу.. Вижу же что впереди ждут испытания.. и.. - когда девушка кинулась ангелу в объятия, тот жутко смутился и на щеках снова вспыхнул румянец. - Как же все сложно, Господи.."
Все еще немного робко, но небесный юноша обнял подопечную за плечи. "Ей страшно.. бедная моя Мина.. "
- Мина.. я буду с тобой.. и ты можешь позвать меня в любой момент.. - голос ангела звучал очень тихо, будто шелест листвы в ночной тишине. Он обнял девушку, прикрывая сверху своими крыльями, защищая от всех невзгод, что могут обрушиться на нее, успокаивая и даря свое благословение.
"Как же я хочу помочь.. но только не в моих это силах.. и не в праве я делать подобное.. " - как бы ни было это печально.. и как бы ни становилось у ангела от этого печально на душе.. но были там на небесах свои правила. И не могли небесные жители менять судьбу смертных.

0

36

Его объятия дарили тепло и покой, и блондинка могла остаться с ним навечно, забыв обо всем на свете, и даже не замечая очередной теплый вечер, накрывший своим бархатным саваном окрестности. Беспокойство уходило, страх растворялся в призрачной дымке прошлого... Страх, такое сильное и многогранное понятие! Это что-то значительно глубже, чем простое переживание, которое было вызвано какими-либо действиями или внешними факторами. Прежде всего, не стоит путать его с простой боязнью – ведь само понятие страха куда уж глубже. Боязнь всегда предполагает наличие какой-либо определенной угрозы, бояться можно людей, обстоятельств, условий, явлений и всего прочего. Иначе страх. Какой-либо предмет, который возбуждает страх, отсутствует и человек не может даже сказать, что его страшит. Именно в этой неопределённости и проявляется основное свойство страха, это чувство возникает без какой-либо видимой и определенной причины. Из-за этого мы и не способны оказать сопротивление, так как не известно откуда страх наступает. Тогда кажется, что он подходит со всех сторон и от него не скрыться, потому что даже не знаешь от чего бежать…
Тогда, несколькими часами назад, интонации ее голоса предательски дрогнули, обнаруживая ощутимую брешь в такой сильной ментальной обороне. Неуверенность подкралась сзади, сжимая свои стальные когти на горле, и теперь уже начинает разрастаться сомнение, словно от отравы, попавшей в кровь…
Но сейчас все иначе. Сколько она просидела так, обнимая того, кто звал себя Ангелом? Час, два, пять? За окнами уже темнеет.
- Ох, простите меня, - спохватилась девушка, спешно отстраняясь, - я, видимо, совсем потеряла счет времени... Ведь у вас наверняка есть еще дела, помимо присматривания за такой глупой мной, - смущенно улыбнулась Мина, - но если нет.. Расскажите, а как там - на небесах? - вдруг выпалила блондинка, ведь она всегда хотела это знать...

0

37

- Мина, милая моя, я бы и дольше пробыл с тобой, лишь бы избавить тебя ото всех печалей и невзгод... - небесный юноша чуть ли не сиял в этот момент. - Впрочем, я все время незримо с тобой... поэтому не говори так. Мое главное занятие это как раз присматривать за тобой. Но вот тебе, милая Мина, пора отдохнуть. - сказав это, он осторожно отстранил девушку из своих объятий и уложил обратно на кровать.
- Прости, моя милая, но я не могу рассказать тебе об этом. Потому что людям не стоит знать о том что происходит там наверху. Хотя бы потому что в жизни человека столько прекрасного, но очень часто люди не замечают этих чудес. - устроившись рядом с девушкой, ангел укрыл ее одеялом и ласково погладил по светлым локонам, которые в свете заходящего солнца сияли как золото.
"Мина чудесная девушка... но почему же ей выпадают такие сложности в жизни? Должно быть так задумано... должно быть... Господь так испытывает лучших детей своих. А потому я могу лишь иногда помогать ей... и всего лишь..."
Было ли небесному созданию грустно от этого? В чем-то да. Но больше от того, что даже он сам не знал, чем может повернуться все это. А потому как бы не стал его совет только губительнее для его подопечной?

0

38

- Честь…, - фыркнула девушка, встряхнув головой и смахнув с лица непослушные кудряшки, - Какая же это честь? Элементарная вежливость! Джек, Вы ведете себя так… как будто боитесь меня, - протянула она, отводя голову чуть назад и поглядывая на гостя, - что происходит, мистер Сьюард? Вы переживаете из-за моей помолвки? Если так, то вовсе не стоит. Чем дольше Вы будете лелеять какие-либо чувства ко мне и жалеть, что все сложилось так, как сложилось – тем дольше Вы не сможете найти себя. – Нет, Люси в разумной мере обладала тактом, но порой вполне могла пренебречь этим чувством и заговорить на неприятную собеседнику тему. Просто чтобы разобраться один раз и навсегда. Много вреда это не принесет, а вот задуматься заставит, а ведь очень важно сразу расставить все точки над «i», чтобы потом не мучить себя долгие годы
- Джек, Вы меня понимаете? Попытайтесь разобраться в себе. Вам же станет легче. Поймите, что не стоит губить свою жизнь из-за того, что я досталась не Вам. Я люблю Вас, Джек Сьюард, но всего лишь как друга. Ни больше, ни меньше.  Прошу вас, задумайтесь: могут Ваши чувства быть всего лишь увлечением? Привязанностью? Дружеской теплотой? –Девушка подалась вперед всем корпусом, положив руки на стол и уставившись на доктора теплым, но твердым взглядом бархатно-голубых глаз. – Не стоит зацикливаться на мне. – Вестенра улыбнулась, чуть склоняя голову набок. – Откройте глаза, друг мой. Посмотрите вокруг. В мире столько девушек, достойных Вас. И несомненно, найдется та, с которой у Вас возникнут взаимные чувства. Главное не давать себе глупых обещаний и обетов. «Выбор есть всегда», не забывайте об этом. Не бывает так, что полюбив однажды, Вы не сможете полюбить вновь. Неправда. Все возможно. – Девушка вновь тряхнула кудрями и улыбнулась широко и задорно.
- Но полно! Я совсем испорчу Вам настроение своими философскими мыслями! – засмеялась Люси, убирая руки на колени. – Думаю, что с приемом тянуть не стоит. Устрою его прямо завтра. В пять часов, Вас устроит? Да… мне кажется, это неплохая идея, позвать всех к чаю? И времени до ужина останется не очень много, но его хватит, чтобы побеседовать, как Вы считаете? Я не потерплю отказа, так что, Джек, Вы просто обязаны отложить все дела на завтрашний вечер! – Рассмеявшись, девушка поднялась со своего места.
- Мне кажется, матушка уже проснулась. Вы не сильно расстроитесь, если я оставлю Вас на минутку, чтобы проведать ее и подготовить к визиту? – улыбнулась мисс Вестенра, рефлекторно теребя в руке платок, но при этом напрочь о нем позабыв.

0

39

Слова Люси жестоки, она часто бывала жестокой, не задумываясь о том, какую боль эти слова могут принести. О нет, он не тешил себя надеждой, что Вестенра одумается и решится быть с ним, но лелеять нежные чувства к ней... вправе ли она была запрещать такое? И нет, Джек не верил, что сможет найти себе кого-то другого. Просто потому, что второй такой девушки, которая бы смогла в себе сочетать столько разносторонних эмоций, которая смогла бы так же заинтересовать... или подарить облегчение измученной душе всего лишь одной улыбкой.
"Разве можно быть такой порой жестокой? Не знаю, не знаю... что испытываю я к ней? Простое ли дружеское влечение или что-то большее? Нет, это не дружеское и не простое тепло, испытываемое к симпатичному человеку. Она просто этого не понимает, видимо, в силу своего довольно-таки юного еще возраста. Не все чувства можно контролировать, особенно такие яркие и важные. Она думает, что полюбить кого-то другого... так просто? Нет, это практически невозможно. Можно просто жениться из расчета, но только кому это надо?"
Но несмотря на свои тоскливые мысли, Сьюард улыбнулся, склонив голову в бок.
-Люси, я знаю, что вы выходите замуж и то, что вы никогда бы не ответили на мои чувства так, как бы я этого хотел. Это все неважно. И мои чувства - это всего лишь чувства, которые не должны вас никоим образом тревожить. Будьте покойны: я вас такими глупостями беспокоить не буду. И нет, я не боюсь вас, просто устал после смены на работе, слишком много дел и пациентов. Иногда их настроение передается и мне, не более. Не стоит себе надумывать что-то, что может как-то повлиять на нашу дружбу. Я вас тоже люблю, как подругу. - Он задумчиво посмотрел куда-то в сторону, вспоминая о последнем из пациентов, после чего нахмурился.
"Этот Хельсинг... как вообще не учтив был. Неприятный тип, не люблю таких. Но я сам его пригласил, сам виноват... Впрочем, если он поможет мне с Ренфилдом, то я потерплю его некоторую грубость."
Встрепенувшись, Джек улыбнулся.
-Конечно, я освобожу завтра вечер, попрошу других врачей присмотреть за пациентами, думаю, один выходной они мне все-таки не откажутся дать. - Рассмеявшись, доктор посмотрел на девушку. - Ах да, идите, мисс Вестенра, здоровье матушки - важнее всего, поэтому, как только она будет готова, позвольте посмотреть на ее состояние мне. Надеюсь, от меня будет все-таки толк, а не только пустой треп. Что ж, идите Люси, не стоит заставлять ее ждать, да и вижу, что вы сами уже хотите пойти ее проведать.

0

40

- Джек… даже если Вы не обижаетесь на меня, я все равно прошу прощения. Я знаю, что Вы можете сейчас чувствовать, но… я не могу иначе. Поверьте, и мне тяжело. Я чувствую себя виноватой. И за это, кажется, скоро возненавижу Вас, - добавила она с легким смешком. – Не заставляйте меня чувствовать себя виноватой, умоляю. Просто ничего больше не говорите. И не смотрите на меня так. Никогда. Умоляю. – Люси сделала пару шагов и положила ручку на плечо гостя. – Пожалуйста. – Девушка смотрела прямо на него, но каким-то отрешенным, невидящим взглядом. Внезапно к глазам подступили слезы, но Вестенра во что бы то ни стало держала себя в руках. – Джек, я боюсь лишиться Вас. Если бы я могла… ох, нет! Вы не представляете, какие страдания мне доставляет одна лишь мысль о возможной жизни без Вас! Я… я могла бы пойти на это, но… Вы ведь здравомыслящий человек, Джек. И не заставите меня отдалиться от Вас, только чтобы немного облегчить Вашу жизнь. Вдали от меня, возможно, Вам и впрямь было бы легче, но я не могу… я слишком эгоистична чтобы пойти на такое… ох, простите! – сдавленное рыдание все же вырвалось из груди девушки и она прижала холодные ладони к лицу, дабы хоть немного отрезвить себя и обсушить слезы. – Джек… Вы мой лучший друг. Я и мечтать не смела о таком счастье, а теперь… неосознанно Вы его рушите… Вы не представляете, как мне тяжело, хотя нет… Вам тяжело тоже, но… Вы не разрываетесь, в отличие от меня, не мечетесь меж трех огней.
Почему я выбрала именно Артура? Джек, я люблю его той любовью, которой женщина может любить мужчину! И люблю уже давно! А в Вас и мистере Моррисе я изначально видела лишь близких друзей. Я… я не знала, что все так обернется. Я прошу прощения.
– Трясущимся голосом договорила Люси и порывисто вздохнула. Ей тяжело далась эта речь. Несмотря на то, что поток слов лился непрерывной струей, она все же обдумывала каждое, заново переживала все то, что произошло в ее жизни с тех пор, как в ней появились три этих мужчины, которые пожелали заполучить ее руку и сердце. Она будто резала острым ножом, каждым словом все больнее и больнее разбереживая душу гостя и свою собственную. Да, Вестенра понимала, что творит и какую боль она сейчас доставляет собеседнику, а коли вспомнить о его нелегкой профессии, так и вовсе, совесть начинала ее душить, звенеть в мозгу резким колокольчиком и девушка прекрасно знала, что это ее не отпустит, никогда. Каждый раз, взглянув на Джека, она будет вспоминать этот разговор, даже если он его забудет. Она вспомнит, сколько принесла ему боли, чего стоила ему ее детская глупость и мелкие забавы.
«Боже, за что ты караешь этого несчастного человека?! Почему все получилось именно так? Почему мы знакомы? Неужели нельзя было отвести его подальше от меня, ведь он ни в чем не виноват, а ему так достается от этой жизни! Боже, ведь все могло сложиться иначе… я должна быть благодарна, за то, что судьба преподнесла мне такого друга, и я в самом деле благодарна, но… его страдания заставляют страдать меня… я недостойна такого счастья. И я не должна причинять ему боль. Но я не могу иначе. Боже, зачем ставить меня в тупик?»
- Простите меня. - вздохнула девушка, - Вы прекрасно знаете, что я должна была это сказать. Я боюсь, Вы меня не поняли, или поняли превратно, но надеюсь… однажды… нет, я не сомневаюсь. Вы все поймете. Пройдет время, и Вы сможете безболезненно все отпустить, а пока… - девушка хмыкнула, стирая с щеки дорожку от слезы, - постарайтесь не забивать себе голову. – Люси чуть наклонилась и ласково поцеловала мистера Сьюарда в макушку. Обычный дружеский жест, но, как понадеялась Вестенра, ведущий к примирению и переосмыслению чего-то большого и значительного.
- Я оставлю Вас ненадолго, - улыбнулась она, подмигнув гостю и вылетела из кухни, мягко прикрыв за собой дверь. В коридоре она перевела дух и подошла к зеркалу. «Замечательно! Я очень удивлюсь, если мама не заметит и не станет задавать вопросы!» - Люси со всех ракурсов осмотрела свое лицо, аккуратно провела пальцами под глазами, стирая влажные, чуть черноватые от туши, следы слез, аккуратно растерла остаток румян на скулах, распушила волосы, улыбнулась, и бодрым шагом направилась к матушке.
Легкий стук в дверь и ее тихий скрип – звуки, ставшие изо дня в день такими привычными. Они символизировали для девушки счастье, тепло и покой. Даже сейчас, когда на душе у нее было тяжело, полумрак комнаты миссис Вестенра, запахи ее духов и  присутствие рядом родного человека дарили какой-то необъяснимый покой, как после исповеди.
- Ты уже проснулась? – тихо поинтересовалась Люси, присаживаясь на постель матери. Девушка ласково погладила мамину руку, - Знаешь… сейчас у нас в гостях доктор Джек Сьюард… ты не будешь против, если он посетит тебя сейчас? Он наверняка сможет помочь, прописать какое-нибудь лекарство, или что там… если можно, я позову его. – Так как состояние матери предполагало постельный режим, мисс Вестенра сама бросилась приводить все в порядок: раздвинула шторы и приоткрыла окно, из которого тут же повеяло теплым весенним воздухом, помогла слегка умыться маме и только после этого, удовлетворенная результатом, вернулась на кухню.
Ее не было почти четверть часа и за это время мысли, успевшие покинуть рыжую головку, вернулись снова. До тошноты противное и болезненное ощущение! Девушка ничего не могла с собой поделать, но приходилось держать себя легко и непринужденно, будто ничего не было.
- Хочу еще раз поблагодарить Вас, Джек, - улыбнулась она, - а сейчас пройдемте, матушка ждет Вас. – Люси сделала некую паузу, слегка задумавшись, - я итак обязана вам всем, а сейчас… подумать только… я буду обязана Вас отблагодарить! Но увы, пока не знаю, как.

0

41

- Ох, Люси, Вы меня не обидели Вам не за что просить прощения. Мои чувства - это мои чувства, не стоит беспокоиться на сей счет. Вы ни в чем не виноваты, милейшая, насильно мил не будешь. Все хорошо. Я счастлив, что могу быть Вашим другом, - поднявшись, Джек повернулся к девушке и посмотрел ей прямо в глаза, мягко улыбнувшись, а потом как-то совсем по-родному коснулся поцелуем ее виска. - Ах, Люси, Вы так молоды и воспринимаете все слишком ярко. Я не собираюсь от Вас отдаляться, не собираюсь покидать Вас, как друг. Я не смею так жестоко поступать с тем, кто мне дорог, пускай только как друг. И Бога ради, не плачьте! Не стоить лить слез из-за такого. Верьте мне, Люси, я не покину Вас, как друг и больше не заставлю Вас чувствовать себя виноватой, что вообще глупо, - отняв от ее лица ладонь, Сьюард взял салфетку, после аккуратно промокнул глаза девушки. - Ну же, Люси, прекращайте это неблагородное дело, а то потом глаза будут красными, что совсем не пойдет Вам. Да и что скажет Ваша мама, увидев вас зареванной? - дальнейшую тираду он бы с удовольствием пропустил мимо ушей, если бы только не уважал прекрасную мисс Вестенру. Только поэтому он внимательно слушал ее, ловил каждое слово, лишь изредка кивая на ее слова. - Прошу Вас, мисс Вестенра, прекратите просить прощения за то, в чем не виноваты. Сердцу не прикажешь, Ваше же выбрало Артура. Я счастлив, что Вы нашли свое счастье и Ваша улыбка, когда вы находитесь рядом с ним - лучшее тому доказательство. Уверен, что и Моррис переживет Ваш отказ, милейшая, не думайте о плохом. У Вас скоро свадьба, не стоит печалиться по пустяком. Мы с мистером Моррисом взрослые люди и сможем жить дальше, возможно, даже найти тех, кто скрасит однажды нашу старость. Не стоит из-за этого переживать, право... не стоит лить слезы из-за того, что Вы не можете любить всех сразу, да и тогда бы такая любовь не имела цену, она б была пустой. Будьте счастливы с Артуром, в конце концов, именно ему вы дали согласие на предложение, - его улыбка в этот момент была мягкой, успокаивающей. Наверное, рабочая привычка так улыбаться, но уж лучше, чем стоять с кислой миной, тем более, перед девушкой.
"Она совсем еще дитя, такая наивная и чистая. Заигралась немного, дала каждому из нас надежду, но ее нельзя в этом винить: каждый сам выбирает свой путь, каким бы сложным он не был. И я свой выбрал, хотя и догадывался, что больше, чем на дружбу с ней рассчитывать не придется. А она винит себя... и вот как ей объяснить, что в этом нет ее вины? Впрочем, видно нужно будет время, чтобы она это поняла и прекратила мучить себя. Я для нее все так же буду верным другом, пускай все мои чувства останутся при мне, я больше не позволю себе показать их Люси, чтобы не задевать ее сим."
После этого он снова сел, вздохнув тихо, покачав слегка головой.
- Люси-Люси, не стоит думать обо мне так плохо.  Я все понимаю и понимаю то, что Вы должны были сказать это. Поверьте, я все понимаю и постараюсь более не заставлять Вас лить слезы из-за этого вопроса. Все уже решено, Вы выбрали свою судьбу и я счастлив, что Вы позволили остаться мне Вашим другом, - когда девушка поцеловал его в макушку, он смутился. Все-таки он уже был не молод и на макушке волосы редели. Или это был результат его работы, в которой он проводит большее количество времени. Эта работа...
"Эта работа - мой личный ад, в который я себя загнал, возжелав помогать людям. Каждый день я вижу их душевные страдания, каждый день они кричат и бьются об стены и двери, бросаются на них и на медсестер. Удивительно, что я еще не посидел. Столько боли в их обезумевших глазах... за что Бог наказывает их? За что такие муки их родным, которые порой приходят навещать больных и видят это увядание... они умирают не физически, но душевно, не остается и следа от прежнего человека, лишь пустая оболочка. А этот новый пациент? Ужас просто, его даже никто не учит, он никому, право, совсем никому не нужен. Всеми брошен, забыт... и только мы о нем заботимся. Он что-то говорит о зле, которое надвигается на город, о каком-то господине... не знаю, что с ним случилось, не знаю, почему его душевное здоровье так пошатнулось, но право... и врагу такого не пожелаешь. Бедный Ренфилд. Надеюсь, вскоре завеса тайны над произошедшем все-таки приоткроется, надеюсь, что я не зря пригласил сюда мистера Хельсинга и он поможет в этом странном деле. Все-таки что-то здесь явно не так. Понять бы только, что именно и что привело его к безумию. Впрочем, не стоит забивать себе голову этими неприятными мыслями в тот момент, когда я нахожусь в доме своей подруги."
Тряхнув головой, Сьюард постарался отогнать от себя все эти размышления о работе и том, что случилось с Ренфилдом. Негоже заниматься работой в свободное время, даже если только в мыслях. То время, которое не было Люси прошли в размышлениях все равно о новом пациенте, он не мог отделаться от этих мыслей, как бы ни старался. Прикрыв глаза, он покачал слегка головой.
- Вот ведь судьба подбросила задачку... надеюсь, что этот мистер Хельсинг все-таки поможет, хотя он совсем не вызывает у меня доверия. Ведет себя еще так хамски... - бубнил он себе под нос, даже и не думая о том, что это может вызвать лишние вопросы. Это тоже одна из привычек, которые он заработал на работе. Иногда Джек начинал разговаривать сам с собой, рассуждать вслух. Поэтому, когда Люси снова вошла в комнату, он очень смутился и резко поднялся, виновато улыбаясь потом. - Не стоит благодарить меня, мисс Вестенра, я ничего не сделал еще. Да и... для меня всегда будет лучшей благодарностью то, что буду знать, что у Вас все хорошо. И, естественно, у Вашей матушки. Идемте же! - серьезно произнес он, снова переходя больше в рабочий режим. Когда они вошли в комнату матушки Люси, он чуть нахмурился, оценивая ситуацию, а потом подошел к кровати, осматривая лежащую. - Вечер добрый, миссис Вестенра, скажите, как вы себя чувствуете и на что жалуетесь? - сам мужчина при этом стал осматривать ее лицо, а потом прощупывая пульс на руке.

0

42

Люси осталась на кухне, когда Сьюард вышел. Она присела на краешек ближайшего стула, поставила локти на стол и запустила пальцы в волосы, закрывая глаза и глубоко дыша. Немного придя в себя, девушка схватила со стола свою чашку и двумя большими глотками допила давным-давно остывший чай.
Тут же ее желудок скрутило так, что потемнело в глазах. Отставив кружку, Вестенра скрестила руки на столе и опустила на них голову, пролежав так около минуты, прежде чем ее не отпустило.
- Боже мой… - в ужасе прошептала она, повернув голову к окну и слегка жмурясь от бивших в глаза солнечных лучей. Было до сих пор светло, но солнце уже клонилось на закат. – Не может быть такого, чтобы прошел целый день, нет, нет, нееееет! Боже! – Девушка чуть не разрыдалась, когда поняла, что на целый день оставила всех без внимания, прислугу без поручений, мать, подругу и гостя без еды. – Но нет, они бы пожаловались! И… почему Мина до сих пор в постели?! Увы, сомнений нет, сумерки сгущаются. Кажется, бедная девочка снова не будет спать всю ночь, а потом… я и представить себе боюсь, что за ужасная ирония судьбы! – тихо причитала Люси. Сейчас она поняла, что причиной этих резких спазмов стал ужасный голод. И в самом деле, за весь день у девушки, кроме чая, маковой росинки во рту не было.
Свои ошибки пришлось исправлять. Девушка не торопилась проследовать за доктором, потому как знала, что во-первых, он прекрасно ориентируется в ее доме, а во=вторых, сейчас она может отвлечь их с мамой, помешать Джеку, возможно, смутить его. Поэтому, быстро засунув в рот первое попавшееся на столе пирожное, мисс Вестенра созвала прислугу и принялась раздавать указания.
К счастью, хоть и небольшой рабочий штат был идеально вышколен и проблем не возникло. Двух кухарок девушка отправила готовить ужин и попросила выбрать блюда, которые готовятся как можно быстрее, к семи вечера еда должна быть на столе, еще две молоденькие служанки отправились сооружать сэндвичи. Юная хозяйка полагала, что холодная закуска сейчас будет лучшим способом подправить все ошибки и немножко облегчить участь присутствующих в этом доме. Сама Люси собиралась вскоре присоединиться к девушкам, но перед этим ей все же пришлось закончить раздавать указания. Схватив со стола чашку Джека, девушка опустошила и ее, думая, что особого вреда ей от этого не будет, а он не обидится, так как вышеупомянутая чашка тут же отправилась в мойку.
Схватив из коробки со стола печенье, которое расторопная служанка уже убирала, как и все прочее, дабы освободить пространство, Люси мысленно отметила, что вряд ли это нанесет ее фигурке большой урон, а без крошки в желудке живется куда хуже. Откусив большой кусок и едва не подавившись («Фантастическое везение! Я буду удивлена, если до полуночи останусь в живых!»), девушка продолжила командовать. Дом пришел в оживление.
Вспомнив про данное Сьюарду обещание по поводу завтрашнего вечера, девушка ахнула, очередной раз про себя посетовав на собственную невнимательность, нерасторопность и чрезмерное поглощение ситуацией.
- Сэм! – позвала она дворецкого, - Прошу тебя, принеси перо и чернила, они на моем столе. Да, и бумагу для приглашений, она в правом верхнем ящике. Умоляю тебя, быстрее! – попросила она. Слуга тут же развернулся и отправился выполнять поручение. Доев печенье, Люси отдала кому-то распоряжение оседлать одну из лошадей в конюшне и вывести ее.
- Колин, придется тебе сегодня быть мальчиком на побегушках, - улыбнулась Люси совсем молодому юноше, который часто исполнял у нее серьезные поручения, - Надо будет доставить письма лорду Артуру Холмвуду и мистеру Куинси Моррису… ты в порядке, проблем, я надеюсь, не возникнет? – поинтересовалась она. Девушка всегда внимательно относилась к тем, кто работал у нее, и всегда старалась учесть их самочувствие при раздаче поручений.
- Никаких проблем, мисс Люси, - улыбнулся юноша, Вестенра просияла.
К тому же, Сэм как раз принес все, о чем она просила, и даже не забыл конверты, сургуч, печать и духи. Девушка поразилась предусмотрительности и сообразительности дворецкого. Поблагодарив его, девушка открыла чернильницу, вытащила листок бумаги и положив его на стол, вывела несколько строк.
«Дорогой Артур!
Надеюсь, ты не откажешь мне в чести присутствовать завтра на званом ужине в моем доме. Я ведь почти уверена, что не откажешь. Приходи к чаю, или даже чуть раньше. Без пятнадцати пять я жду тебя. Очень хочется познакомить тебя кое с кем, но пока это секрет.
Непременно приезжай!
С любовью,
Люси»

Отложив эту записку в сторону, слегка просохнуть, Вестенра принялась за вторую.
«Дорогой Куинси!
Имею честь пригласить Вас завтра к себе на ужин. Надеюсь, Вы не откажете мне в удовольствии видеть Вас у себя.
Жду к пяти часам вечера по известному Вам адресу.
Надеюсь на встречу,
Люси Вестенра»

Девушка осталась вполне удовлетворенной этими записками. Просто, лаконично и как раз в ее стиле. Придумать, кого бы еще пригласить, она так и не смогла, да и думать не собиралась. Ну а доктор Сьюард, как она понадеялась, обойдется без письменного приглашения. В конце концов, он не дурак, да и вручить ему в руки записку, схожую с уже написанными будет так же глупо, как и отправить Колина, чтобы он привез ее ему домой, когда он будет там. Она просто повторит приглашение, прощаясь, этого будет достаточно.
Сбрызнув конверты изнутри духами, девушка надписала адреса и имена получателей, после чего вложила в них сложенные пополам записки (перед этим три раза проверив, чтобы ничего не перепутать) и заклеила их с помощью печати, после чего передала Колину, который немедля вскочил на коня и отправился «разносить почту».
Хмыкнув, Люси присоединилась к девушкам, которые занимались закуской, одну из них отправив заваривать чай.
Совсем скоро результаты стараний всех, занимавшихся готовкой дали плоды: от кастрюлек на огне потянул такой аромат, что желудок девушки недовольно забурчал, требуя, чтобы его покормили, в горле встал комок, а в носу защекотало, Вестенра даже тихонько застонала, проклиная собственную глупость и предвкушая вкусный ужин.
Горка сэндвичей на подносе, тем временем, стала довольно большой, а чай был готов. Позволив каждому своему помощнику взять по сэндвичу для себя, Люси взяла в руки поднос с ними и подозвала еще одну девушку, Мэри, чтобы та взяла поднос с чаем и чашками, после чего, открыв спиной дверь и придержав ее для служанки, чтобы она, не дай бог не разлила напиток, выскользнула в коридор и медленно проследовала к материнской спальне.
Два тихих и осторожных пинка в дверь (стучать нечем), дабы оповестить о своем присутствии, и снова, спиной и локтем подталкивая, Люси проходит в дверь, так же точно придерживая ее для юной служанки и проходя вслед за ней.
Так как дверь ей придержать было нечем, Люси, сделав пару шагов, остановилась и прищурилась, вжав голову в плечи, пока не услышала громкий хлопок, который оповещал, что дверь успешно ударилась о косяк и встала на место, лишь после этого девушка двинулась дальше.
Улыбаясь матери и гостю, девушка опустила свою ношу на стол. Поблагодарив Мэри и отпустив ее, она аккуратно разлила чай по чашкам и по одной отнесла матери, затем Сьюарду.
- Простите меня, пожалуйста, что так вышло, и вы остались без обеда… - смущенно произнесла она, обращаясь скорее к Джеку, чем к маме. – Я надеюсь, что это хоть чуть-чуть исправит мою вину, а уже совсем скоро нас ждет полноценный ужин, - добавила она, перенося второй поднос и оставляя его на краешке материнской кровати. – Я отлучусь ненадолго. Пожалуйста, поешьте пока, - улыбнулась она и выпорхнула из спальни, аккуратно прикрыв за собой дверь, чтобы ужасный грохот не повторился.
Переведя дух, девушка направилась в свою комнату, сменить туалет.
На ее счастье, Кэтти как раз оказалась здесь, она наводила порядок в нарядах хозяйки, поэтому процедура не затянулась надолго. Первым на глаза Люси попалось довольно закрытое голубое платье, без кринолина, турнюра и прочих ухищрений, но с довольно большим «хвостом» сзади, который был прикреплен к корсажу, был того же цвета и ткани, а из-под него крупными фалдами выскальзывала основная белая юбка. Несмотря на то, что оно было довольно простым, его изящество и аккуратность не могли остаться незамеченными. К тому же, после целого дня от огромного количества ярко-красной сетки очень хотелось избавиться. Нельзя было не отметить, что голубое платье гораздо удобнее красного, но второе Вестенра любило больше. Своей яркостью и пышностью оно подчеркивало ее бойкий нрав, но при этом она все равно любила кидаться из крайности в крайность, чем и был вызван выбор вечернего наряда. Под голубое платье, правда, пришлось надеть корсет, без которого от красного оставалась лишь юбка, но ко всему привыкшую девушку это не особенно расстраивало, и совсем скоро белый корсет был зашнурован на ее, без того тонкой, талии.
Так же девушка сменила и обувь. Лишь выскользнув из красных туфель на высоком каблуке, девушка поняла, как устали ее несчастные ножки. Без сих она опустилась на край кровати, позволив себе минутку передохнуть, но тут же поднялась, сунув ноги в голубенькие туфельки с крохотным каблучком, посте чего Кэт помогла ей надеть платье.
Подойдя к зеркалу, Люси даже поморщилась от увиденного. Если ее одежда и была идеальной, то состояние головы оставляло желать лучшего.
Схватив со стола расческу, девушка принялась прочесывать спутанные пряди. Когда ей это, в конце концов, удалось, она больше походила на одуванчик, волосы пришлось экстренно приглаживать руками. Подумав, девушка скрутила по бокам от висков две прядки и подколола маленькими шпильками, чтобы они не падали на лицо.
Протерев лицо тряпицей, смоченной в прохладной воде, Вестенра поняла, что все вовсе не так плохо и попросила служанку помочь ей слегка освежить макияж.
Это процедура не заняла много времени и уже через несколько минут, оценив свой внешний вид, как «лучше все равно не будет», Люси взяла со стола флакончик духов («Какой же Сэм молодец!»), который стоял на своем привычном месте, как и все то, что дворецкий приносил ей для написания записок (правда, наличие бумаги она проверять не стала, но не сомневалась, что она на своем месте), смочила два пальца и нанесла по капельке за ушами и на яремную впадину, после чего тряхнула головой, резко развернулась и покинула комнату.
Подумав, куда же ей кинуться, девушка все-таки решила, что для начала лучше всего проведать Мину. Подойдя к двери ее спальни, она почему-то в нерешительности остановилась. Что-то подсказывало ей, что заходить не стоит, хотя это и было странно: ведь обычно она могла в любой момент бесцеремонно ворваться к подруге, особенно в собственном доме.
Тихо постучавшись, девушка приложилась щекой к двери и заговорила. Негромко, но так, чтобы подруга ее отчетливо слышала.
- Милая… ты весь день просидела в комнате… у тебя все в порядке? Мина, прошу тебя, выйди к ужину, хоть один раз за день, но ты просто обязана поесть, мы итак пропустили весь день!
У тебя на столе лежит колокольчик. Позвони только один раз и к тебе тут же прибежит Кэтти. Она поможет умыться, одеться, все что угодно. Поверь, она настоящая мастерица!  Я уверена, ты не спишь. Пожалуйста, Мина, я буду тебя ждать.

Покончив с это речью, девушка отправилась на кухню, чтобы проверить, как дела обстоят там. Убедившись, что все полностью готова, Люси приказала накрывать стол на троих и приготовить одну порцию, чтобы отнести миссис Вестенра, которая уже несколько дней принимала пищу у себя, а сама вернулась в мамину комнату.
- Вы уже закончили? – тихо спросила она, проходя в дверь. – Джек, я безмерно Вам благодарна и прошу Вас остаться на ужин и сегодня. Вы, должно быть, по-прежнему голодны. К тому же, мне кажется, нам необходимо еще немного поговорить, - тонко намекнув на состояние матери, добавила Вестенра. – Все почти готово, прошу Вас.

0

43

Вид женщины не мог удовлетворить врача: миссис Вестенра, как ему показалось, осунулась, цвет ее лица был довольно-таки бледным, да и к тому же сердцебиение неровное. Как только Люси вышла, Джек полностью обратился во внимание, чтобы не упустить не единого слова матушки, которая, тоже видимо дожидаясь ухода дочки, наконец-то начала говорить.
- Ох, Джек... вы не против, что я к вам так обращаюсь?
- Нет, что вы, как вам удобнее. Так как вы себя чувствуете? Прошу, ответьте мне без утайки, - попросил доктор, видя, что тема здоровья не самая приятная для миссис Вестенры.
- Джек, я знаю что со мной, просто не говорю об этом Люси. Зачем огорчать ее тем, что я больна столь серьезно, что, скорее всего, мой век скоро подойдет к концу, - замолкнув на минутку, она, тяжело вздохнув, продолжила, садясь на кровати и поправляя одеяло. - Я уже не так молода, как раньше, а то, сколько переживаний приходится перенести влияет на мое сердце. Вы же знаете мою Люси, это же сплошной повод для того, чтобы начать пить успокоительное! - Сьюард мягко улыбнулся женщине, садясь на стул рядом с кроватью, не позволяя себе перебить даму, чтобы не выказать ненароком неучтивость к ней. Но все-таки миссис Вестенра замолчала.
- Она юна и энергична, миссис Вестенра, а вам надо меньше нервничать, тем более, у нее есть верные друзья, которые не дадут ее в обиду, будь уверены в этом. А что касается переживаний... я, конечно же, только предполагаю, ведь без должного обследования сказать сложно, но все же... у вас непорядок с сердцем. Позвольте мне заверить вас в том, что в ближайшее время я вам точно скажу, как только возьму инструменты должные для этого, - неожиданно дверь с грохотом открылась, отчего Сьюард аж подскочил, явно не ожидая такого явления Люси. Но увидев, для чего его подруга пришла, он улыбнулся.
"Она так мила, даже сейчас старается сделать все, чтобы угодить своим гостям и родным. Ох, про еду за всей этой суетой я совсем забыл!"
- Не стоит извиняться, мисс Вестенра, - поняв, что она испытывает явную неловкость из-за него, он улыбнулся девушке. - Да и миссис Вестенра же проснулась совсем недавно, поэтому никто сильно не пострадал, надеюсь, - последнее слово, конечно же, прозвучало немного неуверенно, но Сьюард старался быть мягким и доброжелательным, чтобы никого ненароком обидеть, особенно своими словами. - Благодарю вас за чай, мисс.
"Работа в больнице на мне плохо сказывается, совсем забываю о том, как надо общаться с нормальными людьми. Ох, взять бы пару выходных и хотя бы выспаться, а то вид явно жутковатый. Совсем запустил себя, хорошо, что люди от меня еще не шарахаются, а то это было бы весьма печально. Так, Сьюард, успокойся и возьми себя в руки, не стоит говорить с самим собой, пускай и мысленно только!"
Укорил мужчина сам себя, дожидаясь, когда юный чертенок покинет комнату. Стоило Люси выйти, как Джек снова стал серьезным, беря чашку своего чая и делая пару глотков. Он, конечно же, стал выстраивать логическую цепочку того, что же с миссис Вестенрой.
"Полагаю, что у нее проблемы с сердцем, а судя по тому, как она выглядит сейчас - проблемы вполне серьезные. Но пока не стоит беспокоить Люси, не хочу сто-то говорить, не уверенный на все сто процентов в своих выводах. Потому что, скажи я неправильный диагноз, это  может стоить здоровья миссис Вестенры и моей дружбы с Люси. Нет, я лучше еще раз осмотрю ее матушку и тогда точно буду знать, прав ли я в своих догадках. Ее мама слишком сильно накручивает себя, впрочем, с такой вот неугомонной дочуркой и ее понять можно..."
- Миссис Вестенра, я буду наглым, если попрошу у вас разрешения еще раз прийти, чтобы быть уверенным в своих словах, проведя еще один осмотр? Как видите, я не подумал, что буду вспоминать сегодня о медицинской практике, поэтому ничего не взял с собой, за что прошу простить, - виновато проговорил доктор. Видимо, за то время, пока он думал и говорил себе под нос, женщина успела задремать. Когда же снова вошла Люси, Джек тихо выдохнул, чувствуя некую неловкость все-таки. - Да, мисс Вестенра, мы закончили, - Но на дальнейшие слова девушки он опешил немного, чувствуя, как от радости сердце назойливо застучало в груди. - Вы уверены, что это удобно, мисс Вестенра? Я и так у вас отнял много времени уже своими разговорами, что вы даже забыли о некоторых своих делах, которые важны для вас, - конечно же, от взора Сьюарда не ускользнуло то, что Люси сменила свой наряд. Впрочем, она как всегда выглядела великолепно. Попрощавшись с матушкой девушки, он вышел из комнаты, чтобы дать миссис Вестенре отдохнуть наконец-то от его навязанного общества.

0

44

- Джек, я вынуждена настаивать, чтобы Вы остались хоть ненадолго. – Тихо, но отчетливо произнесла Люси, выходя из комнаты и прикрывая за собой дверь. – Я понимаю, что и с моей стороны было бы нехорошо так Вас задерживать, Вы наверняка устали, но все же позвольте накормить Вас ужином, а пока я распоряжусь о повозке. Вас отвезут домой, чтобы не брести по ночи, мало ли что. - Устало вздохнула девушка.
Входная дверь распахнулась, и на пороге объявился Колин. Вестенра улыбнулась, увидев его, и продолжала улыбаться, пока он «отчитывался».
На минутку оставив Джека, Люси подошла к юноше. Поблагодарив его, она добавила: - Есть еще задание для тебя. Иди, попроси кого-нибудь запрячь повозку, чтобы отвезти мистера Сьюарда домой, а затем иди на кухню и поешь. Спасибо тебе большое. – После этого она быстро вернулась к доктору. Положив ему руку на плечо, чтобы, если что, не вздумал отводить глаза, она тихо заговорила:
- Джек… я знаю, что сейчас Вы мне ничего не скажете. Я не знаю, по какой причине, или причинам, но вполне могу догадаться. Поверьте, мамино состояние доставляет мне столько беспокойств! Ей уже становилось плохо раньше и вовсе не один раз. И много лет назад, когда мы с Вами еще даже не были знакомы. Я знаю, что у нее болит сердце, но могу полагаться только на Вас, ибо сама абсолютно ничего в этом не смыслю… - ее речь прервалась, пару раз Люси глубоко вздохнула, унимая дрожь, по щеке, против ее воли, соскользнула маленькая слезинка. «Я слишком много плачу в последнее время… нельзя так…», девушка тряхнула головой и нерешительно продолжила, - я, кажется, схожу с ума. Возможно, моя дорога лежит прямо в Вашу клинику, - попыталась пошутить Вестенра, впрочем, не особенно рассчитывая, что ей это удастся.
Пару секунд спустя она убрала руку с плеча Сьюарда. Вытерла глаза, пару раз кашлянула, тряхнула головой и снова посмотрела на доктора.
- Я пригласила мистера Морриса и мистера Холмвуда завтра, к пяти часам вечера. Но… могу ли я попросить Вас прийти чуть раньше? Пожалуйста, Джек. Вы не представляете, как мне важно во всем этом разобраться. – тихо закончила она, опуская глаза. Сьюард уже сотню раз за этот день, наверняка, успел проанализировать ее состояние и, что называется, оценить масштаб трагедии. К тому же, это все проявлялось еще и чрезмерной эмоциональностью девушки, ее взвинченностью и нервозностью. Обычно она не позволяла себе подобного, но сейчас ее нервы изрядно потрепались материнской болезнью и тем выбором, который поставили перед ней три мужчины. Она сделала этот выбор, но какую цену за него заплатила. «Беда не приходит одна – что верно, то верно…»
Более менее успокоившись, она вздохнула и произнесла:
- А сейчас я все-таки надеюсь, что Вы поужинаете со мной, прежде чем отправляться домой.

0

45

- Ах, мисс Вестенра, я больше беспокоюсь о том, что доставляю Вам своим присутствием некое неудобство, - проговорил он, следя за тем, как Люси отошла переговорить с служащим в ее доме. Но уже вскоре девушка вернулась, снова уделяя ему свое внимание. - Сердце... Люси, простите, но я правда пока Вам не могу сказать точный диагноз и все потому, что просто не взял собой инструменты, чтобы послушать сердцебиение и нету ли шумов. Здесь нужно хорошее обследование, но могу предположить пока что, что ее состоянии связано с нервами, которые сказываются на работе сердца. Зачастую такие переживания отражаются на нашем здоровье негативным образом, - тон Джека был строгим и серьезным, он понимал, что в таком деле не должно быть лишних эмоций, когда дело касается здоровья близкого человека. Ну, или матери близкого человека. - Если Вы позволите, то в ближайшей же день я снова загляну, взяв инструменты. Думаю, это поможет мне сказать более точно, что с Вашей матушкой. Только, милейшая, держите себя в руках. Я понимаю, что вы переживаете, но если будете изводить себя, то Вашей матушке от этого лучше не станет, а Вы ей нужны. Будьте рядом с ней, следите. Если что - сразу посылайте ко мне и я тут же приеду. Сердце - очень хрупкий орган, о нем нужно заботиться. Вот и вы, мисс Вестенра, позаботьтесь о своем сердце. Не мучайте себя больше. И постарайтесь сегодня поспать. Выпейте немного успокоительного для этого и попросите посмотреть за своей матушкой прислугу. Вам нужно иногда отдыхать, - на дальнейшие слова Люси он покачал головой и ободряюще улыбнулся, несмотря на усталость, после чего позволил себе вольность, поцеловав девушку в лоб. - Люси, все будет хорошо, главное верьте в это. я сделаю все возможное, чтобы Вашей матушке стало лучше. А вам попадать в мою клинику вовсе не нужно, тем более, у Вас скоро свадьба. Вряд ли вы обрадуете таким своего жениха, - после этого он отошел на шаг, чтобы не вторгаться в ее личное пространство. Конечно же, Сьюард ловил каждое ее слово внимательно, запоминая, что оно говорит или просит.
"Бедная, совсем себя извела, а тут я еще со своими чувствами... нет, надо держать себя в руках и не позволять себе больше тревожить ее таким. Дружба - это куда важнее. И как друг я должен быть рядом с ней и помогать в трудную минуту. А сейчас она явно в сложном положении. Джек, ты просто обязан ей помочь, раз она просит тебя! И да... надо будет найти ее матери хорошего врача, чтобы следил за ней. Я помогу, но, увы, не каждый же день я смогу бывать здесь, мою работу в клинике для душевнобольных никто не отменял. Завтра надо будет снова навестить Ренфилда, проверить, как его состояние. Он совсем плох, ничего толком не говорит, а начинаем расспрашивать о случившемся - сразу впадает в истерию и начинает буянить."
- Конечно, мисс Вестенра, если Вы хотите, то, конечно же, я приеду пораньше. Все-таки не хорошо оставлять своих друзей в ту минуту, когда им нужна поддержка. Я бы хотел попросить прощения за то, что доставил Вам столько неудобств со своими чувствами. Надеюсь, что я смогу искупить свою вину и мы сможем остаться хорошими друзьями, - мягко улыбнувшись, Джек кивнул. - Хорошо, раз вы настаиваете, то не могу отказаться от ужина. Да и признаться честно, я порядком проголодался за это время. Совсем забываю на работе о нормальном питании, - недовольно проговорил он, понимая, что и сам  - не лучший пример для подражания с таким вот отношением к своему здоровью. - И все же, мисс Вестенра, я настаиваю, чтобы на ночь Вы выпили успокоительного. Вы сейчас вся на нервах, а это может плохо сказать на Вашем здоровье, да и вряд ли нервозная леди порадует свою матушку. Пойдемте, а то я Вас совсем задерживаю своими разговорами, а Вам следует выспаться, - аккуратно приобняв Люси за плечи, он сам повел ее уже ужинать, чтобы поскорее освободить леди от своего навязанного общества этим днем.
"Я так беспокоюсь за нее. Она совсем извела себя в последнее время, даже глаза красные, это видно не вооруженным глазом. Да и... мне самому надо отдохнуть, а то я себя загонял за эти дни. Отдых - залог здоровья."

0

46

Услышав ответ, блондинка слегка расстроилась, потому что все же рассчитывала получить какой-никакой рассказ о небесах и небожителях. Ее воображение уже начало подкидывать ей картины, такие светлые и чистые. «Солнечный свет пронизывает белоснежные облака. А облака… облака везде. Мягкие и невесомые, но такие надежные, что кажется, упасть с них невозможно. А там, где облака не образуют сплошной пелены, видна небесная лазурь. Такого чистого оттенка голубого не встретишь на земле. Он чем-то похож на тот голубой, который покрывает небесный свод в очень ясный день, но все равно, это не он. Такой цвет нельзя передать словами, у него не существует аналогов. Этот цвет дарит чувство бесконечного блаженного покоя. От него захватывает дух… чувствуешь себя, как в сказке! Ощущение реальности настолько слабо, что ты боишься моргнуть, чтобы случайно не смахнуть ресницами волшебную пелену с глаз…
И конечно же, там настоящее оживленное царство! Размеренно прогуливаются люди… Им некуда спешить. Они о чем-то беседуют, смеются… они счастливы! Их белые, как облака, одежды мягко колышутся на легком ласкающем ветерке. И ангелы! Их там бесконечное множество! Их крылья в лучах солнца сверкают золотом и серебром…»

Мина так погрузилась в свои мечты, что не сразу смогла идентифицировать девичий голос, глухо доносящийся до нее. Тряхнуть головой, чтобы сбросить наваждение, и прислушаться…
Да, верно, это был взволнованный голос Люси. Несколько секунд понадобилось мисс Мюррей, чтобы смысл слов подруги улегся в ее головке. Девушка всерьез разволновалась.
- Ой, простите… - пролепетала Мина, подбираясь ближе к изголовью кровати и усаживаясь, подтягивая одеяло к груди, - у Вас, наверное, есть еще какие-то дела… - смущенно добавила она, пряча глаза. Ей вовсе не хотелось, чтобы ангел ее покинул. Хоть она и понимала, что незримо он всегда с ней, но сейчас ей самой необходимо было показаться на глаза Люси.

0

47

- Спи, моя милая... - ангел склонился к девушке, невесомо целуя ее в лоб. Она была права, и небесному созданию действительно пора было уходить. Хотя бы потому, что он должен защищать свою подопечную, но не разговаривая с ней, а просто находясь рядом. Защищать одним своим присутствием. "Нужно ли Мине знать, что происходит на небесах? - Ангел чувствовал ее мысли, и светлая улыбка появилась на его губах. - Мир ее грез так четко улавливает происходящее в Небесном Царстве, будто Мина и сама ангел. Кто знает... может она была ангелом ранее. И этот ангел так полюбил мир людей, что попросил себе земную жизнь. Такое тоже бывало. А Мина такая мечтательная девушка, что я почти уверен в этом."
Небесный юноша коснулся кончиками пальцев ее век, чтобы погрузить девушку в легкую дремоту. Нельзя смертным серьезно думать, что они видят ангелов. Потому пусть милая Мина думает, что эта встреча была лишь приятным сном.
Спустившись к кровати, ангел подошел к окну. Как же быстро пролетел этот день в этой чудесной беседе. Но не стоило беспокоить подругу Мины, а потому девушке пора просыпаться.
Еще раз, с улыбкой посмотрев на свою подопечную, ангел взмахнул крыльями и как дымка растаял в воздухе, будто его здесь и не было. Всего лишь как прекрасный сон и не более.

0

48

За весь ужин Люси не проронила ни единого слова. Лишь изредка до нее доносились какие-то обрывки фраз, на которые она отвечала полуулыбкой, кивком или же мотанием головой. Но до конца уверенной в том, что она отвечает впопад или же, что ей вообще нужно отвечать, она не была.
Девушка полностью погрузилась в собственные мысли и чувства, переживая заново прожитый день. Реальность лишь вспышками проносилась в ее сознании, не давая окончательно заблудиться в лабиринтах мыслей. Во время этих «вспышек», она и улавливала присутствие Джека и прислуги, слышала обрывки разговоров, особенно не разбираясь, что именно и кто это сказал, и тотчас же выбрасывая эти обрывки из памяти. В остальном же она, без особого аппетита, чисто рефлекторно, управлялась с ужином.
Мыслей и переживаний было много, но особенно смаковала Вестенра одну: «Что со мной произошло? Весь день пошел насмарку, причем, только по моей вине! А что касается доктора Сьюарда… нет, нет мне прощения! Снова я виновата. На сей раз и перед ним, и перед собой. Зачем я так близко его подпустила? Почему показала слабость? Так не должно быть! Нет. Я просто напросто позорю сама себя! Но… я ведь не хотела его подпускать… тогда что же произошло? Почему? Чего мне не хватает в этой жизни? И что самое ужасное, я, кажется, теряюсь в его обществе. Он же всегда так мил и обходителен, что я просто не могу этого выносить! Я доставила ему столько боли, а он платит мне чистым добром! И не только мне. Ведь если бы не он, во сколько раз больше проблем у меня было бы!
Нет. Больше никаких слабостей я себе позволить не могу, ни за что. Этот человек мне слишком дорог, чтобы хоть как-то его ранить, а значит, с этого момента я обязана держать себя в руках. Быть все той же сильной, веселой, кокетливой Люси, к которой все привыкли и… ведь именно эту самую Люси во мне и любят. Мужчинам не нужны безвольные, пассивные кисейные барышни, которые падают в обморок от каждого резкого слова и не умеют оценить действительно хорошую шутку, если в ней есть хоть капля того, что затрагивает их достоинство!»

Тихо повторив про себя: «Люси Вестенра не должна расквашиваться, как все эти чопорные “Леди”», она решительно тряхнула головой, надевая самую подходящую для данного случая ласковую улыбочку из своего арсенала и заправляя обратно в прическу выпавшие кудряшки.
Весь ее внешний вид воплощал понятие «детская невинность и непосредственность». Она добилась, чего хотела. На тот момент Люси выглядела, как маленькая, слегка нашкодившая озорная девчушка, которая уже успела покаяться и теперь, со всей своей детской искренностью, подлизывалась к тому, кому от нее перепало столько хлопот.
Ребенок – идеальная маска. Когда мисс Вестенра чувствовала, что не может больше «держать марку» и не в силах более пребывать в привычном амплуа, она всегда применяла эту личину.
Это происходило по двум причинам: во-первых, она, даже приближаясь к двадцатилетнему рубежу, в душе осталась добрым и слегка наивным ребенком, который еще не познал истинного горя и трудностей, который не разочаровался в жизни и людях. Кстати, благодаря этому, за этим образом скрывалось минимум фальши и проблем не возникало. Ну а во-вторых, на детей долго сердиться просто невозможно, что бы они не натворили. Эта истина стара, как мир, и известна абсолютно всем, так что юная Вестенра вовсе не брезговала этим трюком.
- Джек, если бы Вы только знали, как я Вам благодарна. Вы говорили, что завтра придете с инструментами? О, только если Вас не затруднит! Я буду Вам обязана до конца моей жизни! И прийти Вы можете в любое удобное время. Только прошу Вас, отдохните  сегодня хорошенько, - мягко заговорила девушка. Ее чуть торопливая речь лилась единым потоком, складываясь будто на самом языке. Все то, что она только что продумала и проанализировала, слилось теперь воедино  и упорядочилось, рождая чувство благодарности и долга перед доктором Джеком Сьюардом. – И, разумеется, предложение, касательно завтрашнего вечера остается в силе. Более того, я не намерена терпеть отказов. Если желаете, я напишу Вам пригласительный, который отдам Вам лично в руки, или же пошлю гонца, который будет ждать возле Вашего дома уже через пятнадцать минут. А если желаете, то его привезут Вам завтра, рано утром. Но я все же надеялась обойтись без этого, ведь я так доверяю Вам и Вашей обязательности. К тому же, стоит ли переводить бумагу и чернила, если Вы уже получили приглашение, хоть и в устной форме? – промурлыкала рыжая бестия, продолжая ласково-наивно глядеть на гостя и порой приподнимать бровки, для достижения большего эффекта.
- А сейчас Вам, верно, пора домой. Уже совсем поздно, а Вы так устали. К тому же, мы провели вместе целый день и Вам просто необходимо отдохнуть от моего общества, - хмыкнула она.  – Карета ожидает, прошу Вас, - добавила она, увидев знаки кучера, которому уже определенно надоело ждать, зато очень хотелось есть и спать. И это Вестенра понимала прекрасно, будучи человеком гуманным и чутким.
Распрощавшись с доктором и проводив его карету взглядом до ближайшего поворота, Люси вернулась в дом.
Понимая, что ей необходимо привести свои мысли и тело в порядок, она попросила припозднившуюся служанку набрать для нее теплую ванну, а пока девушка выполняла поручение, Люси направилась в комнату к Мине.
Подругу она застала сладко спящей. Невольно улыбнувшись этому зрелищу и в очередной раз сравнив ее с ангелочком без крыльев, Вестенра подошла к ее кровати и опустилась на коленях у изголовья.
Тонкие пальцы Люси убрали белокурую прядь с лица мисс Мюррей и нежно пробежали по щеке, остановившись только на тонкой шейке. Через несколько мгновений, Люси убрала руку. «Надо же, не заметила», - подумала девушка, почему-то считавшая, что подруга просто обязана отреагировать на щекотку.
Вздохнув, Люси поднялась, рассматривая спящую Мину. Еще пару мгновений спустя, она наклонилась, чтобы поцеловать ее, после чего тихо удалилась из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Водные процедуры не отняли у мисс Вестенра слишком много времени. Вновь задумываться, философствовать, рассуждать и посыпать голову пеплом сил уже не осталось.
Предвкушая очередной трудный и насыщенный день, Люси вернулась в спальню, отбросила халат, надетый после ванной, на ближайшее кресло и быстро нырнула под одеяло, тут же оказываясь в теплых и уютных объятиях Морфея. Ее не хватило даже на вечернюю молитву.

0

49

Уже сидя за столом, Джек заметил, что Люси какая-то рассеянная. Он что-то говорил отвлеченное, но девушка явно не особо слушала его, тогда доктор замолчал и просто принялся за еду, которая, надо признать, оказалось отменной. Сьюард весь день нормально не ел, поэтому сейчас его желудок пребывал в особом восторге от того, что его покормили наконец-то.
"Так много уже времени... это совсем неприлично, что я до сих пор у нее дома. Это плохо, надо было следить за временем и покинуть ее раньше. Ах, Джек, какой ты дурак! Нельзя же так!"
Вздохнув, он покачал головой на самого себя недовольно.
"Нет, совсем не хорошо, что я не забочусь о ее репутации. Нельзя позволять себе так задерживаться в доме юной леди, а то еще не так поймут..."
Услышав, что Люси что-то заговорила, Сьюард сначала растерялся, но вскоре взял себя в руки, вслушиваясь в ее речь.
- Ах, да-да, мисс Вестенра, я приду с инструментами. Возможно, приведу и своего хорошего знакомого врача, если он не будет завтра занят. Меня это совсем не затруднит, не стоит беспокоиться на этот счет, - проговорил он, складывая приборы на тарелке и отодвигая ее от себя. - Люси, милейшая, если Вы хотите, чтобы я присутствовал завтра и не только ради того, чтобы осмотреть Вашу матушку, то я обязательно приду. И не говорите глупостей! Какое приглашение письменное?! Мне достаточно и Вашего слова. Не беспокойтесь, я обязательно приду, - он тепло улыбнулся девушке, поднимаясь из-за стола. Ему уже пора было возвращаться домой, тем более карета его уже ждала по словам юной леди. - Да, Вы правы, мне уже пора. Я и так уже неприлично задержал Вас, за что прошу простить покорнейше. Приятных снов, мисс Вестенра. Ни о чем не беспокойтесь и отдохните сами, - с этими словами он покинул дом девушки, но с не самыми веселыми мыслями.
"Она выходит замуж и за другого. Ах, Сьюард, какой же ты болван, если надеялся, что о на выберет тебя! Нельзя так, нельзя тешить себя глупыми надеждами! И что теперь? Твое сердце разбито и боль от этого отзывается в груди. Мне жаль тебя, друг мой, нельзя так бездумно влюбляться в молоденьких девушек."
Усевшись в карету, он откинулся на сиденье и прикрыл устало глаза, тяжело вздохнув, чувствуя, что этот день безумно вымотал его.
- Кучер, будьте так любезны, отвезите меня в больницу. Мне еще сегодня нужно сделать обход, - проговорил он прежде, чем они тронулись в путь. Домой ему нельзя, иначе потом проспит работу. Да и Джек уже привык спать в своей больнице, которая стала родным домом.
"Не считая психически нездоровых людей. Браво, Джек, твой дом - психиатрическая больница! Ты хоть сам себя слышишь?! Боже мой... как я докатился до жизни такой? Влюблен в девчушку молоденькую, а сам уже далеко не молод и не особо-то привлекателен. В зеркало себя видел?! Видел, что уже волосы поредели от этой работы?! Боже, Джек, как ты мог сделать такую глупость и признаться ей в своих чувствах?! Это ужасно, правда. Так нельзя. Она же твой друг и ты должен радоваться уже этому, а не надеяться на что-то большее. Идиот. Таких как ты еще поискать надо!"
Самобичевание вогнали Сьюарда в еще большую тоску, что он так и не смог даже сомкнуть глаз, пока ехал, чтобы хоть немного передохнуть после долгого дня.
Когда карета остановилась напротив больницы, он вышел и поблагодарил кучера, а сам направился потом к себе. На пороге на удивление его встретила одна из медсестер, которая услышала стук копыт и догадалась, что это доктор решил вернуться.
- Изабелла, принесите мне в кабинет бутылку скотча. Да-да, я знаю, что пить на работе не хорошо, но позвольте мне хоть раз эту небольшую слабость, я вас умоляю, - девушка не успела ничего толком и сказать, но не стала перечить доктору, а просто пошла искать, где в этом здании можно найти такое.
"Она на тебя смотрела, как на сумасшедшего. Даже Изабелла на тебя теперь так смотрит. Джек. А... впрочем, к черту все. Надо отдохнуть."
Зайдя к себе в кабинет, он прикрыл дверь и уселся в свое кресло, откидываясь на его спинку и кидая шляпу на стол.
- Какой безумно длинный день... - с этими словами он и уснул, так и не дождавшись медсестры.

0

50

Тревожно... очень тревожно. Ангел все больше чувствовал, что его подопечной грозит опасность. Но если раньше эта опасность была где-то далеко, то теперь она будто нависла над девушкой. Как призрачная тень, что накрыла Лондон и теперь тянулась к Мине. Именно это страшное ощущение и привело ангела опять в комнату, где осталась девушка.
Сияние на этот раз было не таким ярким. Не хотелось разбудить спящую. Ангел видел, что за эти несколько дней Мина почувствовала себя нехорошо и потому почти не покидала свою комнату.
"Бедное дитя... " - небесный юноша подошел к кровати и осторожно сел на край. "За что ей все это? И почему я не могу понять, что происходит? И от кого исходит эта опасность..."
А еще ангел чувствовал, что еще большая опасность грозит Джонатану. Даже не просто опасность - как будто сама смерть кралась за ним. Вот только стоило ли говорить своей подопечной об этом? Больше всего небесный юноша боялся, что эта же опасность повиснет и над ней.
Протянув руку, ангел коснулся светлых волос девушки. Пусть хоть так, но он даст ей свое благословение и может хоть немного защитит ее.

Отредактировано Sorci (2012-09-30 21:43:48)

0

51

Последнее время Мина почти не покидала свою комнату. После отъезда Люси, девушка заболела. Возможно, дело было в усталости или вечно-сырой лондонской погоде, а, возможно, в ночных кошмарах, которые снились ей теперь почти каждую ночь. В своих снах она бежала от какой-то незримой опасности по длинному темному коридору. Ей было страшно, она тяжело дышала и чувствовала чье-то присутствие прямо за своей спиной. Девушка старалась укрыться в одной из комнат, но она напрасно билась в широкие деревянные двери. Все они были заперты.
Вдруг она почувствовала чье-то прикосновение, и оно было намного реальнее этого серого коридора или чувства скорой беды. Мина вздрогнула и распахнула глаза.
Рядом с изголовьем стоял уже знакомый ей юноша. И хотя разум твердил, что встреча с ангелом была лишь частью ее воображения, Мина предпочитала верить, что это произошло на самом деле.
- Это вы? – волнение и непонятный страх от ночного кошмара мигом улетучился. В присутствии ангела, девушка всегда чувствовала спокойствие и легкость, хотя и не понимала почему. Но здравый смысл подсказывал, что юноша не пришел бы к ней без повода.
- Что-то случилось? – она села на кровати, натянув повыше одеяло, и сонно потерла глаза.

Отредактировано Mina Murray (2012-10-01 20:44:24)

0

52

Ангел вздрогнул, когда девушка так резко проснулась.
"Я ее все-таки разбудил? Как нехорошо..." - юноша прикусил губу на мгновение, но потом светло улыбнулся.
- Тебе снился кошмар, милая Мина. Я пришел, чтобы прогнать его и чтобы тебе стало лучше... - тихо ответил он, и сел ближе к девушке. - Как ты себя чувствуешь? - протянув руку, ангел коснулся ладонью лба Мины. - И... я чувствую, что тебя что-то тревожит. Расскажи мне... тогда тревоги уйдут.
"А может я смогу понять, как ее защитить от опасности..." - небесный юноша снова задумался. То, что произошло недавно, никак не давало ему покоя. Кто такой был Сорси? Почему они оказались вместе? И к чему была вся эта странная связь? Нехорошо ангелам думать о подобном. И нехорошо вспоминать столь неприличные вещи. Но тут дело было не только в этом. Ангел чувствовал, что между ним и Сорси была какая-то связь. А еще это странное ощущение, которое от него исходило: будто блондин - это душа, отделенная от тела. Как призрак, но почему-то обретший живую плоть. Только эта плоть была холодной, будто и не живой вовсе. В чем же связь? Ангел просто знал, что все происходит не просто так. И все встречи тоже. А потому все это волновало его все больше и больше.

Отредактировано Sorci (2012-10-02 22:01:07)

0

53

Теперь ангел задавал ей вопросы. Это бы даже показалось забавным, но, увы, на душе у девушки было тревожно, а появление ангела подтверждало только ее опасения, что что-то не так.
"То эти странные сны, в который я постоянно от кого-то бегу... который раз уже за время отъезда моей милой Люси такое происходит? Ах, и сердце бьется, как бедная пичужка, запертая в клетке".
Мина слабо улыбнулась, продолжая прикрываться одеялом.
- Ах, вот оно как... Вы и впрямь мой спаситель. Я никак не могла сама проснуться, - кончиками пальцев она провела по собственному лбу, одной рукой придерживая одеяло. Испарина... может, это просто результат простуды, что ее воображение стало так нехорошо с ней шутить? Она не знала точного ответа, а кошмары никак не оставляли в покое и не давали нормально отдохнуть и набраться сил, чтобы даже справиться с банальной простудой. - Неважно, друг мой. Увы, пребывание здесь для меня обернулось простудой, из-за которой я даже не могу выйти погулять, чтобы не усугублять положение. Да и Люси будет беспокоиться, если узнает, что, болея, я ходила и гуляла, - Мина улыбнулась по-доброму ангелу, но потом вздохнул. Да, он был прав. Ее и впрямь что-то тревожила, да только сама девушка пока и не понимала причин своей тревоги. Может, просто соскучилась по любимому жениху, который теперь оказался так далеко от нее? - Ангел... если бы я только знала причину своих тревог. Но я очень скучаю по Джонатану, а от него еще и весточки не было с момента первого письма, но оно такое сжатое... впрочем, он и написал, что у него все хорошо. Только все равно неспокойно. Если бы я только могла с ним увидеться... тогда бы все тревоги прошли... - мечтательно произнесла Мина, на минутку ее лицо снова озарила улыбка. Нежная, мягкая, такая добрая...

0

54

Ангел с легким беспокойством во взгляде смотрел на свою подопечную. То, что девушка заболела, было не очень хорошо. Именно в таком состояние кошмары легче зарождаются в голове.
- Моя милая Мина, тебе надо поправляться. Ты обращалась к доктору? - невесомо коснулся волос девы, слегка погладив ее по голове.
«Как жаль, я не могу исцелить тебя».
Во взгляде девушки мелькнула вновь тревога, не смотря на добрую улыбку. Слушая о ее переживаниях, юноша лишь слегка одобряюще улыбнулся. Он не знал, как сказать Мине о том, что Джонатану угрожает опасность в том замке. Как избежать геройства Вильгельмины, которая, скорей всего, бросится вслед за возлюбленным и, тем самым, навлечь на себя еще большую беду?
- Милая Мина, только не волнуйся и не думай совершать опрометчивых поступков. Пообещай мне, - Ангел чуть напрягся.

0

55

- Еще не успела, - призналась Мина и одарила ангела мягкой и немного виноватой улыбкой. Да, надо было обратиться, но просто юной персоне не хотелось беспокоить своими просьбами прислугу подруги. Она и так считала, что очень обременяет их своим присутствием и хотела в ближайшее время вернуться домой. Но для этого стоило выздороветь все-таки, чтобы потом не было никаких осложнений со здоровьем.
"О чем он?"
Девушка немного напряглась из-за слов ангела, но постаралась внешне этого не показать, чтобы не тревожить юношу. Тот и так выглядел не менее обеспокоенным, чем она сама. А Вильгельмина очень не любила, когда из-за нее кто-то тревожился.
- Но людям свойственно совершать такие поступки, ангел. И как я могу знать, будет ли он опрометчивым или же поистине правильным? Я не знаю, что к чему приведет, не вижу путей судьбы, а потому все это познается методом проб и ошибок, - взяв юношу за руку, Мюррей улыбнулась, уверенно смотря на него. - Я лишь могу пообещать то, что постараюсь быть осторожнее. Но настолько, насколько это возможно, не предвидя будущего. Впрочем, уверена, что если Вы и дальше будете меня опекать, то ничего страшного в моей жизни не случится, - наивно? Да, именно так. Но в этом вся мисс Мюррей, которая в душе оставалась наивным ребенком, верящим в любовь с первого взгляда, в сказку...
"Ах, скорей бы любимый вернулся, а то без него сказка кажется неполной..."
Да, жизнь с любимым она воспринимала именно прекрасной сказкой. Тем более Харкер делал все для того, чтобы Мина была счастлива и ему это удавалось.

0

56

- Так нельзя, моя милая Мина. От недуга тебя и посещают кошмары, - с легким укором во взгляде, посмотрел на девушку. Однако улыбка была теплой и успокаивающей. Легко перебирая волосы Вильгельмины, на миг призадумался.
«А быть может, кошмары вызваны не только болезнью? Ты ведь и сама чувствуешь эту черную тучу, нависшую над тобой. Бедное мое дитя. Господь ниспослал на тебя тяжелое испытание».
Слегка прикусил губу, отводя взгляд в сторону. Он не мог врать. Не умел вовсе. Хотя это не удивительно, иначе бы не был тем, кем является. Находясь на службе Бога, нужно быть не запятнанным душой.
- Моя милая Мина, мне кажется, что твоему возлюбленному грозит опасность от обитателей замка, в котором он находиться, - тихо произнес, словно желая того, чтобы девушка не услышала его слов. - Правда, я не теряю надежды на то, что ошибаюсь в своих словах.
Он поднялся с кровати, не спеша, обошел ее и присев с другой стороны. Ангелу было не по себе от сказанного. Юноша боялся, что мисс Мюррей кинется спасать Джонатана, забыв о себе.
- Прошу, не делать только глупостей, после услышанного. Конечно, я всегда буду оберегать тебя, моя милая Мина. Однако и я не всесилен.

0

57

Услышав слова ангела о том, что ее любимому жениху может угрожать опасность, Мина встрепенулась и вовсе забыла о том, что совсем недавно еще жаловалась на недомогание и температуру. Хотя не особо-то и жаловалась... она испуганно смотрела на небесного юношу, который сел теперь на другой стороне кровати, после чего буквально бросилась на него, схватив за плечи.
- О чем Вы, ангел? Какая опасность?! - отпустив его, девушка отчаянно стала перебирать пальцами по одеялу. - Как я могу сидеть, сложа руки, друг мой? Я же люблю его. А вдруг что-то и впрямь нехорошее с ним там произойдет? Не зря мое сердце так тревожилось, когда он только собирался в путь, не зря меня мучают эти ужасные кошмары... что же мне делать? - защебетала девушка, после чего поднялась с постели и прошла к письменному столу. Взяв лист бумаги, она несколько секунд смотрели на его светлое полотно, думая, что же написать и не слишком ли поздно оно придет Джонатану. В итоге от слишком активных действий у нее закружилась голова, и Мина выронила лист бумаги на пол.
"Хотя он прав. В таком состоянии я вряд ли чем-то смогу помочь своему любимому, как бы не старалась. Если я не выздоровею в ближайшее время, то какой от меня будет толк? Только остается молиться, чтобы с милым все было хорошо и ангел зря беспокоится... Но если же его опасения не на пустом месте возникли? Что тогда будет?"
Она прикусила слегка губу, чтобы отвлечься от безрадостных мыслей, после чего вернулась в кровать.
- Ангел, а Вы могли бы узнать как-нибудь, что с ним там? Он за все это время только одно маленькое письмо прислал, и я не знаю, как он...

0

58

Как и думал небесный юноша, Мина тут же изменилась в лице. В ее глазах читался явный испуг. Он сам не знал точно, что это за опасность и кто по сущности обитатели того замка. Опустив свои ладони поверх теребящих пальцев девы одеяло, заговорил.
- Я не знаю точно, что происходит в том месте, но для начала успокойся, - погладил по рукам. Однако девушка уже подскочила с кровати и направилась к письменному столу. – Я не знаю, моя милая Мина. Но главное не торопиться в своих действиях. Нужно все хорошенько обдумать.
«Да, надо, и, правда, все обдумать. Я так хочу тебе помочь Мина, но пока не знаю как».
На вопрос Вильгельмины, сможет ли Ангел узнать, как там Джонатан, юноша задумался. В принципе, это было возможно, поэтому улыбнулся.
- Думаю, смогу. Хотя, обещать не буду, но постараюсь, - успокаивающе произнес. Сейчас главной задачей для Ангела было успокоить свою подопечную и уберечь от опрометчивых поступков.

0

59

Девушка тяжело вздохнула. Как можно успокоиться, когда сердце бьется от страха в груди? Когда неизвестно, что же с любимым человеком в чужой стране. Мина бросила тоскливый взгляд в окно, а потом посмотрела на юношу, который так старался ее успокоить. Что она могла сказать в ответ? Что все хорошо, что она не будет переживать, и будет спокойно сидеть здесь? Конечно, нет. Это было бы ложью, а врать Мюррей не любила.
"Как же тяжело быть так далеко от дорого сердцу человеку. Ах, Джонатан, когда же ты уже вернешься? Неужели и впрямь придется ждать целый месяц, как ты написал в своем письме? Я сойду с ума от этого гнетущего ожидания... только из-за этого и хочется вернуться в Лондон, чтобы уйти в работу с головой и не думать ни о чем посторонним и лишь по вечерам, оставаясь наедине со своими мыслями, смотреть в окно и мечтать о том, что ты скоро вернешься, любимый мой".
Мина встрепенулась, когда услышала слова ангела. Поможет? О, как же это чудесно! Она даже не задумывалась о том, что это может быть опасным для небесного существа, а опасность в этом замке грозила всем. Тем более девушка не могла знать, что это милое существо уже имел опыт общение с жителем замка, сам того не подозревая.
- Я Прошу Вас, ангел! Помогите мне и узнайте, что же там происходит с моим милым Джонатаном! Тогда я буду знать, что же мне делать дальше! - она поймала ангела за руку и с надеждой во взгляде посмотрела ему прямо в глаза, боясь, что сейчас он неожиданно передумает и откажется по какой-либо причине.

0

60

Разве мог он противиться, когда его подопечная с такой надеждой смотрит на него? Когда ее рука так сжала его в ответ? Тяжелый вздох, теплая улыбка и очередной кивок.
- Хорошо, я помогу, я постараюсь, моя милая Мина. Лишь бы твоя душа была спокойна, а пока меня не будет, позаботься о своем здоровье. Я надеюсь, что к моменту моего возращения с вестями, ты уже будешь в полном здравии, - улыбнулся, проводя по щеке девушки свободной рукой.
«Однако, не опрометчивый ли поступок совершу, проникнув в тот замок? Кого встречу на своем пути? Опасно ли это будет? Но я должен ради Мины. Я совершаю правое дело. Я под Его защитой. И мне удастся узнать, что происходит с Джонатаном», - словно установка для самого себя, прежде чем отстраниться от девы.
- А теперь, ложись вновь спать. Я посижу немного с тобой еще, дабы отогнать дурные сны, перед тем, как отправиться в путь.
Снова сел в изголовье кровати, поправляя подушку Мины и как бы приглашая ее прилечь.

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Дома жителей » Дом Вестенра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC