Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Аббатство Карфакс » Психиатрическая больница


Психиатрическая больница

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

Это та самая психиатрическая больница, куда был помещен Ренфилд, после посещения им Трансильвании и самого графа Дракулы.
Больница находится недалеко от поместья Карфакс.

0

2

Путь от Амстердама до Лондона занимает с новейшими способами передвижения куда меньше времени, чем раньше, и Абрахам рад, что может прийти на помощь хорошему другу и быть уверенным, что не опоздает. Опаздывать доктор ненавидел. Опоздал уже в свое время.
И клиники для умалишенных стали ему с тех пор фактически вторым домом, слишком много времени он там проводил.
Доктор поежился и, подхватив саквояж, направился к крыльцу. Сьюард описал ему в своем послании любопытнейший случай, весьма остроумно названный им зоофагией. Подумать только, до чего может дойти извращенность больного ума. Пожирать живых существ и полагать при этом, что поглощает их души!
Впрочем, случай этот стоит изучить не только с медицинской стороны, о нет. Метафизика может подсказать ответ - и обязательно подскажет, в этом Ван Хелсинг убедился за много лет. Где не справляется медицина, вполне может помочь изучение сверхъестественного.
Кто знает, что за демоны одолевают этого... Рэнфилда, кажется, Абрахам не слишком хорошо запомнил его фамилию. И как с этими демонами можно справиться - лекарствами или же молитвой? В любом случае, исключать любой из этих способов не стоит.
Едва не врезавшись в тяжелую дверь клиники, доктор растерянно моргнул и, поправив галстук, постучался, ожидая, что ему откроют.

0

3

Его день обещал быть необычным, ведь сегодня должен был приехать знакомый - доктор Хельсинг. Сьюард не находил себе места в ожидании, признаться честно, он впервые сталкивался с таким странным случаем: его пациент Рэнфилд поедал насекомых, бормоча себе под нос, что поглощает их души, чтобы получить вечную жизнь. С таким приступом шизофрении он сталкивался впервые, наверное, именно поэтому он решил услышать и чужое мнение в этом деле.
"Ох, где же он? Совсем измаялся, ожидая, даже места себе найти не могу!"
Тяжелый вздох сорвался с губ Джека, когда к нему зашла медсестра и доложила о том, что пациент снова стал буянить: кричит, бросается на стены и снова несет что-то странное, несвязанное. Мистеру Сьюарду пришлось отложить сразу все свои дела и отправиться к Рэнфилду, чтобы потом сделать ему успокоительный укол, ведь своими криками этот пациент распугивал других.
"С каждым разом его состояние все хуже и хуже. Интересно, что повлияло так на этого несчастного, что он стал бредить?"
После этого, доктор пошел на свой обычный осмотр больных, когда его снова нагнала та же медсестра, незадолго до этого, девушка услышала стук в дверь.
-Доктор Сьюард, гость приехал. - Спохватившись, Джек чуть ли не бегом бросился к двери, после чего распахнул ее перед Хельсингом.
-Добрый вечер, доктор Ван Хельсинг.

0

4

Доктор пожал руку Сьюарда.
- Добрый вечер, - кивнул он, проходя в холл и осматриваясь. Здесь очень уютно, не чувствуется даже признаков больницы. - Как ваши дела, дорогой друг?
Абрахам отдал свой саквояж служанке и снова коснулся рукава Сьюарда.
- Вы описывали любопытный случай в своем письме, - напомнил он. - Зоофагия, как вы его назвали. Не могли бы вы рассказать подробнее про этого пациента? Кто он, откуда, какие симптомы проявляет, его склад характера... может быть, вы слышали о френологии: есть ли в его черепе что-то особое?
Зоофагия, пожирание живого: Ван Хелсинг не ожидал встретить где-то еще подобное. С тех пор, как умерла Годеливе... В блокноте у Абрахама были записи насчет ее болезни, и врачи говорили, что она тоже стремилась поглощать жизни.

0

5

Улыбка Сьюарда была слегка растерянной, когда доктор прямо с порога стал заваливать его вопросами, а ночь у Джека и так выдалась тяжелой, поэтому сейчас ему меньше всего хотелось говорить о пациентах. Но он сам пригласил Хельсинга, поэтому это было бы неприлично так себя повести.
-Ох, мистер, все очень сложно стало в последнее время, так еще и этот пациент... - При воспоминаниях о Рэнфилде, который снова совсем недавно вел себя буйно, он покачал головой, тяжкий вздох сорвался с его губ. - Определенно это зоофагия. Мистер Рэнфилд поступил к нам не так давно после прибытия на корабле из Транисильвании. Видимо его психическое расстройство началось с того, что всю команду на корабле выкосила неизвестная нам болезнь, а он остался жив. Он ел пауков и мух, лепеча что-то о том, что так поглощает их жизни. Что же о характере, то сложно сказать. Он словно чего-то боится, но в тоже время часто проявляет себя очень агрессивно. Совсем недавно он снова стал бросаться на персонал, пришлось в итоге делать ему успокоительный укол. Бедные другие пациенты от его стенаний уже места себе не находят, он заставляет других очень нервничать, что уж точно не идет им на пользу. Пройдемте в мой кабинет, там продолжим разговор. - Джек пошел в сторону своего кабинета, жестом пригласив Хельсинга следовать за собой.

0

6

Ван Хелсинг покорно последовал за ним. Трансильвания. Видимо, в этом все дело. Логово вампиров, где их ненамного меньше, чем людей, и откуда они, подобно плесени, расползаются по всему свету. Значит, этого беднягу тоже занесло туда... И эта болезнь на корабле: что это за зараза? Оспа? Холера? Чума? Нет, все эти болезни давно известны науке, и вряд ли бы их не опознали. Тут должно быть что-то иное... Что-то, что убило моряков и пощадило Рэнфилда.
- Зачем он поехал в Трансильванию? - спросил доктор, проходя в кабинет Сьюарда. - Что ему там понадобилось? Почему болезнь на корабле не затронула его? Что это вообще была за болезнь? Какие у нее были симптомы?

0

7

-Увы, но он не говорит с нами на эту тему, зачем он ездил в Трансильванию. Добиться от него ответа просто невозможно! Он начинает нести какую-то чушь, а потом срывается, бьется об стены и пытается потом поедать пауков. Приходиться постоянно давать ему успокоительного, чтобы он сам себя не покалечил. - От обильного количества вопросов голова Сьюарда стала болеть. Да еще и бессонная ночь в мечтаниях о Люси не способствовала его хорошему состоянию и настроению. - Я на корабле не был и не мог изучить мертвых. Да и я не особо интересовался, чем же больны были те несчастные, пока мистер Рэнфилд не начал вести себя так. Сначала когда его привезли, он вел себя тихо и даже забито как-то, не говорил ни о чем, а потом... а потом началось это. - Зайдя в кабинет, Джек расположился в своем кресле и устало потер глаза. - Может, вам удастся большее узнать о произошедшем.
"Надо в ближайшее время отправиться к Люси и признаться в своих чувствах. Ах, моя милая Люси... как же одиноко без вас... как печально, что не имею возможности лицезреть вашу милейшую и красивейшую улыбку прямо сейчас..."
-Люси... моя милая Люси... - Шепотом проговорил доктор и только потом опомнился, вспомнив, что у него гость.

0

8

Абрахам устроился на кушетке, закинув ногу на ногу, и достал блокнот из внутреннего кармана. Из того же кармана он извлек заточенный карандаш и принялся писать на чистой странице.
- Трансильвания может быть ключом, - доктор поднял голову, чтобы посмотреть на Сьюарда. - Нужно было узнать все насчет той болезни. Свяжитесь с теми, кто осматривал корабль и нашел там Рэнфилда. Это было в порту, но что за порт? Кардифф? Плимут? Портсмут? Дувр? Кто Рэнфид по профессии? Может, его путешествие было связано со служебными надобностями? Есть ли у него родственники? Мне нужно как можно больше информации, Сьюард, вы ведь сами понимаете, наша работа - почти работа детектива. Мы должны выяснить, что же привело к сумасшествию, а для этого нам нужно знать, что вообще происходило в его жизни. На ровном месте, Сьюард, никто и никогда не сходит с ума. Всегда есть какие-то предпосылки.

0

9

-Мистер Ван Хельсинг... - Устало проговорил Джек и жестом попросил доктора помолчать, чтобы хоть немного собраться с мыслями. - Я всего лишь доктор в психиатрической больнице, не более. По вашему, меня очень должно волновать, кем он был? Мое дело - лечить и не давать себя таким душевнобольным покалечить себя, у меня нет совсем времени еще и бегать разузнавать что-то. - После этого он стал массировать виски, словно собираясь с мыслями, которые роились в его голове. - Я даже с такой профессией заполучил первые залысины... - Недовольно поговорил он. - Я не могу покидать лечебницу, поймите, доктор. Именно поэтому, зная, что вас привлекают необычные случае... именно поэтому я вам и написал, надеясь, что вы поможете узнать некоторые вещи. Узнать про порт, в который его доставили вы сможете в полицейском участке, думаю, там же вы сможете переговорить с экспертами и узнать, чем же были больны те люди, которые умерли на корабле. И да... у него нет родственников, по крайней мере, никто не дал о себе знать, чтобы хоть как-то помочь нам в этом нелегком деле. А вдруг это наследственное? И расстройство душевное ему было предначертано давно? Просто такая смертность на корабле оказалась катализатором для этого... а работал он юристом, оформлял недвижимость. Скорее всего, именно поэтому и ездил в эту Трансильванию. - Открыв ящик стола, он выудил оттуда портсигар и достал одну сигарету, чтобы через минуту закурить. Что сказать, работа нервная, сложная, любой закурит в таких условиях.

0

10

Абрахам поморщился.
- Пока вы так относитесь к своей работе, Сьюард, вы и останетесь просто доктором. Будьте добры, соберите все свои записи о нем и добавьте то, что не успели записать. Ваши разговоры - вы, надеюсь, писали их на фонограф? - ваши впечатления, наблюдения персонала. Я же добавлю то, что знаю об аналогичном случае в Амстердаме. Зоофагия, идеи о пожирании жизни... это совершенно точно связано, нужно только найти общее звено...
Он встал и принялся ходить по кабинету.
- Но я понятия не имею, что тут может быть общего. Та пациентка никак не связана была с Трансильванией, и ее болезнь списали на дурную наследственность. Впрочем, я полагаю, все это может подождать до завтра. Вам стоит отдохнуть, Сьюард, принять успокоительное и хорошенько выспаться.

Отредактировано Abraham van Helsing (2012-01-07 02:04:23)

0

11

Доктор воздел руки к потолку, печалясь из-за того, что Ван Хельсинг явно его не слушает. Вздохнув, он достал из другого ящика папку с всем, что у него было на пациента, но, увы, там было мало чего.
-Мистер Хельсинг, мое дело лечить пациентов. А он у меня не один и я не могу все бросить только из-за особого случая. Другие тоже требуют внимания, каждому требуется особый уход, внимание. И не забывайте, что я врач в первую очередь, а следовательно, не могу оставить своих пациентов ради поисков чего-то или кого-то. - Вздохнув, проговорил Джек, затягиваясь потом. - Если бы я мог сам полностью заняться Рэнфилдом, то, может, не стал бы просить вас приехать. Но, повторюсь снова, я не могу бросить все и заняться расследованием того, что же случилось с несчастным. Он пугает моих других пациентов и мне приходится все свое свободное время тратить на то, чтобы успокоить их. Хотя вам не понять этого. - Недовольно пробубнил Джек, махнув рукой на мужчину. Просто Сьюард устал, просто то, что этот пациент буйствовал порой и вел себя непонятно... это просто выбивало его из привычной колеи. Да, он и раньше занимался с душевнобольными, но этот случай поверг его в уныние тем, что он не мог ничего сделать, помочь несчастному, не считая успокоительных лекарств, даваемых ему.

0

12

Абрахам только фыркнул.
- Вы единственный врач во всей больнице, Сьюард? Впрочем, теперь это все не так важно. Я лично займусь этим случаем и от вас прошу лишь не мешать мне. Это теперь дело чести.
Ван Хелсинг должен распутать эту загадку. Вполне возможно, этот Рэнфилд поможет ему понять, что же случилось на самом деле с Годеливе. Правда, остается один вопрос - почему болезнь не прошла после того, как Рэнфилд вернулся из Трансильвании? Что-то продолжает влиять на него и здесь? Необходимо будет вызвать священника.
- Сьюард, прикажите персоналу наблюдать за территорией. Если здесь появятся волки, летучие мыши в большом количестве, просто большие собаки, распорядитесь, чтобы об этом сразу сообщили мне. В округе есть заброшенные дома?

0

13

-Я единственный, кому не все равно на пациентов. - Дождавшись слов о том, что Хельсинг сам займется этим делом, Сьюард облегченно вздохнул, последний раз затягиваясь и туша потом сигарету в пепельнице, которая стояла на столе. - Я и не собирался вам мешать, доктор Хельсинг. Более того, насколько могу помочь - помогу. Но не надо на меня давить и не советую более так себя вести: это не красиво все же. - Позволил себе замечание Джек. - За территорией и так наблюдают, мало ли, пациент на прогулке попытается сбежать или сделает с собой что-нибудь. - Развел руками мужчина. - Да, есть одно место... аббатство Карфакс. Но не то чтобы оно заброшенное, просто никто не покупает его, но сие место не заброшено все же. Агенты по недвижимости бывают порой там, хотя мне и повезло, что общаться с ними не пришлось, уж слишком эти господа утомляют. - Поднявшись, Джек прошел к двери и открыл ее, предлагая тем самым гостю выйти из кабинета, чтобы в дальнейшем пройтись и погулять. - Пойдемте подышим свежим воздухом.
Увы, Джек так и не дождался, когда Хельсинг соизволит пойти с ним, поэтому, не долго думая, Сьюард отправился в дом своей возлюбленной. Он так устал от своих пациентов, что хотелось увидеть прекрасное личико Люси, которая заставляла его до сих пор не опускать руки одним своим взглядом. Может, это было и не совсем прилично так рано приходить, но мужчина просто не мог больше ждать.

===> Англия, Лондон, Дома жителей, Дом Westenra. Сад

0

14

И без того не лучшее расположение духа доктора Сьюарда было ещё более испорчено, стоило ему только вернуться в лечебницу. Там его встретил обеспокоенный санитар и сначала Джек слушал его только вполуха, пока не прозвучало имя его нового пациента. То что Ренфилд был тяжелым случаем он уже понял, но состояние того теперь, по словам санитара, ухудшилось дальше.
"А ведь казалось, меня не было совсем недолго. Как же быстро пролетело время", - пронеслось в его голове, но все же сейчас не стоило жалеть себя, а заняться пациентом.
Доктор уже направлялся к «палате» Ренфилда, слушая более подробное описание возникшей в его отсутствие проблемы. По словам санитара, пациент начал вести себя весьма агрессивно, нападая на санитаров и нести какую-то неразбериху. На вопрос, какую именно, работник лечебницы только пожал плечами и пробормотал что-то про «здесь каждые пять минут кто-то что-то несет», чем вызвал неодобрительный взгляд доктора. Джек подошел к палате и заглянул через окошко в двери. Пациент, судя по всему, теперь успокоился, сидел в углу и что-то говорил. До доктора Сьюарда доносились обрывки фраз. Ренфильд говорил что-то о некоем графе, о своем хозяине и преклонение перед тем и уже об известном убеждении получать жизнь из съеденных живых существ, затем опять о графе и повелителе. Можно было конечно самому опросить пациента, но всё же Джек решил обратиться к профессору Ван Хельсингу. Тот, во-первых, видимо больше знает об этом случае, чем говорит, а во-вторых, заинтересован в нем и только в нем.
- Свяжитесь с профессором Ван Хелсингом. Скажите, что я жду его. Это касается пациента Ренфильда, - сказал доктор Сьюард. Сам же он до прихода профессор решил обойти некоторых других пациентов.

Отредактировано Sorci (2012-08-24 20:15:14)

0

15

К сожалению, первый разговор Ван Хельсинга и доктора Сьюарда прошел не удачно: прибыв в психиатрическую больницу во взвинченном состоянии, Абрахам не смог сдержать некого своего негодования. А потому ушел тогда не в самом добром настроении, более того, недовольный Джеком. Впрочем, по прошествии нескольких дней Ван Хельсинг пришел в себя и стал рассматривать ситуацию более рационально: стоило подумать о том, что же встретил этот пациент в своем путешествии, что так изменило его жизнь. Не вовремя нахлынули и воспоминания о дорогой сердцу жене, у которой проявились те же симптомы и которая кончила свои земные годы в лечебнице.
"Моя милая Годеливе... надеюсь, что когда-нибудь я найду точный ответ, почему же с тобой это произошло..."
От невеселых мыслей его отвлек звонок. Да, он тогда додумался оставить координаты Сьюарду, чтобы тот мог в любой момент с ним связаться. Да и в отеле, где снял себе номер предупредил о том, что его могут искать по очень важным делам. Вдаваться в подробности не было никакой нужды.
После недолгого разговора и слов о Ренфилде санитара, Абрахам решил поспешить в лечебницу. Не стоило терять времени. Собравшись довольно-таки быстро, он отправился по месту назначения.
На дорогу ушло прилично времени: точно больше часа. Но сейчас Абрахама это мало волновало: главное успеть до того, как пациент решит замолчать.
"Нельзя терять такую возможность! Это будет самой большой ошибкой!"
Уже идя по дорожке ко входу, Ван Хельсинг перебирал в голове вопросы, думая, как лучше поступить, что спросить.
"Главное, чтобы он не ограничивал мои действия, иначе результат может оказаться нулевой".
Уже в больнице Абрахам поймал одного санитара за локоть.
- Передайте доктору Сьюарду, что прибыл Ван Хельсинг. Мне нужно с ним переговорить по поводу пациента. Да и думаю, что он меня ждет, - санитар не заставил себя ждать и спешно направился искать Джека, чтобы доложить о прибытие гостя. Тем более, раз уж сам вызвал сюда, значит, нужна была помощь в этом деле.

0

16

Доктор Сьюард был как раз в коридоре, когда сообщили о прибытии гостя. Незамедлительно он направился к профессору, чтобы обрисовать ему сложившуюся проблему. И он надеялся, что на этот раз общий взгляд на эту проблему будет найден
- Здравствуйте, профессор, - сказал Джек, увидев Ван Хельсинга, - санитару удалось дозвониться до вас?
Доктор был серьезен и, не дожидаясь очевидного ответа на вопрос, продолжил:
- Состояние пациента, который так заинтересовал вас, ухудшилось. С моего последнего визита. Ренфилд проявляет агрессию, а в его поведении начали проскакивать новые ответвления. Если раньше это ограничивалось идеями поедания живых существ, то теперь появился некий «граф» и «повелитель». Мне это мало о чем говорит.
Доктор Сьюард поморщил лоб.

0

17

Доктора порадовало то, что уже вскоре перед ним стоял Сьюард и докладывал о случившемся. Хельсингу, признаться честно, нравилась хватка Джека. Но не нравились его слова об пациенте.
"Граф? Повелитель? О ком же говорит этот несчастный?"
- Добрый вечер, впрочем, добрый ли? Говорите, он упоминал какого-то графа? Скажите, Джек, а он путешествовал до этого? Где он бывал? Есть ли вообще какая-нибудь о нем информация? В прошлый раз Вы говорили, что о нем ничего неизвестно, но, может, все-таки удалось что-то разыскать? Это нам бы помогло, чтобы понять, что произошло с ним и почему так пошатнулось его психическое здоровье, - Абрахам подошел ближе к Сьюарду, но не нарушая личного пространства.
"Надо будет самому рискнуть разузнать, кто он и кто с ним связан. А если это не единичный случай такого поведения, а о других мы просто и не знаем? Впрочем, это вряд ли. Если все бы вели себя так агрессивно, то об этом уже заговорили в газетах".
- Пойдемте, доктор. Покажите мне его. Может, удастся что-то вытянуть из него связное, что поможет хоть как-то открыть эту завесу тайны о нем. Интересно, что же стало причиной такого резкого изменения поведения? Несколько дней назад Вы называли его просто буйно помешанным, но не говорили, что он проявляет агрессию к другим, - профессор посмотрел на подошедшего санитара, которого до этого он отправлял за доктором. Этот же санитар сейчас был бледен, как лист бумаги.
- Доктор, Ренфилд набросился на другого санитара, когда тот пытался сделать укол ему, и укусил! До крови! - Абрахам нахмурился.
- Идемте, нельзя медлить, - строго произнес мужчина, бросив лишь единственный взгляд на Джека. Санитар пошел вперед, за ним последовал и профессор.

0

18

- Увы, профессор, я знаю не намного больше, чем в прошлый раз. Я уже говорил, что его помутнение рассудком произошло после прибытия из Трансильвании. Но больше мне выяснить не удалось. Но вроде был там по каким-то рабочим делам. Что-то связанное с недвижимостью.
Доктор Сьюард безрадостно поймал себя на том, что сконцентрироваться ему удается с трудом.
"Ну, давай, Джек, соберись, твои личные проблемы это одно, но сейчас ты на работе и должен думать об этом бедолаге Ренфилде", - пронеслось у него в голове.
- Возможно, если навести справки, в каком агентстве он работал, можно будет узнать, зачем и к кому он туда отправился, но пока мы можем полагаться на ту информацию, что есть и на то, что говорит пациент.
Джек провел профессора Ван Хельсинга к палате, где содержался Ренфилд, санитар передал ему ключи и доктор аккуратно открыл дверь.
- Доброго вечера, мистер Ренфилд, - обратился он к больному, - как Ваше самочувствие?
Конечно, это уже было известно ему по рассказам санитаров, но не спрашивать же больного "Ренфилд, почему Вы бросаетесь на людей?"

0

19

Ответ Джека не порадовал. Не потому, что Сьюард так и не продвинулся дальше с мертвой точки, а потому, что и сам Абрахам не смог ничего разузнать толком. Просто потому, что он знал только имя пациента, а бегать по чужому городу в поисках того самого агентства, где он тот работал - безумие.
- В прошлый раз я погорячился, доктор Сьюард и за это прошу прощения. Вы тоже не всесильны. Надеюсь, что разговор с Вашим пациентом даст хоть какой-то результат.
"Трансильвания... помню,что читал в одной из книжек об этом месте и мистике, которая происходит там. И в этой книжке тоже говорилось о каком-то графе... вот только бы еще вспомнить, о чем там было написано. Моя любимая жена... я помню, что из-за нее тогда стал все изучать, чтобы понять, почему же она помешалась. Родовое, передающееся по женской линии? В это я до сих пор не верю. Ведь мы с ней были счастливы... жаль, что только детьми не успели обзавестись. Все, Абрахам, прочь эти мысли! Ты должен думать о деле".
Остановившись напротив двери, к которой подвел его Сьюард, Хельсинг сделал глубокий вдох, а потом выдохнул, проходя в палату и смотря на больного, которого явно недавно только "упаковали" в смирительную рубашку. Тот что-то шептал себе под нос и моментами хихикал, вызывая приступ омерзения у Абрахама.
- Значит, он недавно стал проявлять агрессию... - проговорил он сам себе, а потом покачал головой. Вопрос Джека, заданный пациенту, вывел его из задумчивости. Поравнявшись с доктором, он снова устремил свой взор на Ренфилда.
- Он здесь... он пришел помочь мне... - шептал больной, переходя моментами на сосем злорадное хихиканье. - Прекрасно... доктор... все прекрасно... - сидя на полу, он стал раскачиваться из стороны в сторону. Абрахам аккуратно положил ладонь на плечо мужчины и несильно сжал.
- Не подходите к нему близко. Боюсь, его болезнь обострилась. Вот только бы понять из-за чего... Вы пытались выяснить, о ком он говорит? Что за граф? - поинтересовался приглушенно Хельсинг, после чего уже обратился к Ренфилду. - Мистер Ренфилд, а кто такой... этот граф? А ком Вы говорите?

0

20

- Я тоже на это надеюсь, - тихо вздохнул Джек. Пациент вызывал беспокойство. Единственным плюсом в ситуации было то, что она позволяла доктору Сьюарду хоть на некоторое время забыть о Люси, своей неразделенной любви и прочем, прочем, прочем. Когда речь шла о пациентах, он бросал все силы на то, чтобы сконцентрироваться только на них. Ренфильд был связан, но продолжал проявлять активность.
«Это конечно крайняя мера, но так надо. Хотя не крайняя мера это успокоительное».
Ответив, при этом хихикая, пациент начал раскачиваться. Доктор Сьюард подошел несколько ближе, но не совсем, предоставляя профессору Ван Хельсингу задавать свои вопросы, а сам задался целью, после разговора все же попытаться найти агентство, в котором работал несчастный, как только на это появится время.

0

21

Услышав вопрос об графе, Ренфилд переменился в лице, став на удивление серьезным.
- Граф? О ком Вы говорите? - эта перемена заставила насторожиться Абрахама. Он не знал, что выкинет этот душевнобольной в следующую секунду, но его состояние по истине пугало.
- Вы о нем только что упоминали, Ренфилд. Сказали, что он пришел... - мягко начал выспрашивать Хельсинг, все еще держась на расстоянии от этого больного. Но тот замолчал, кусая свою губу до крови. - Сьюард, - обратился мужчина к доктору, беря аккуратно за локоть и отводя немного в сторону. - Боюсь, он не станет с нами разговаривать сам. Ну, или со мной. Вы пробовали его расспросить до этого и тоже безуспешно, так ведь? Хм...
"Это плохо. Так мы не сдвинемся с мертвой точки. Кто такой этот граф и почему, когда я его упомянул, то Ренфилд сразу замолк? Что же этот несчастный такого пережил?"
Помассировав переносицу, он снова обратил свой взор на больного.
- Я хочу попробовать его загипнотизировать и хотя бы так вытянуть нужную информацию. Надеюсь, Вы не будете против этого, доктор Сьюард? - несмотря на мягкость тона, с коим он говорил, в глазах Абрахама была видна твердость, решительность и некий азарт. О да, ему стало интересно узнать, что же произошло такого с этим больным. И как может быть связан этот самый граф, коего упомянул Ренфилд, с его любимой женой.
"Впрочем, может связи и никакой нет, а я пытаюсь оправдать себя, что это не я ее довел до такого состояния..."

0

22

Наблюдая за реакцией пациента, Джек то ли удивлялся, то ли опасался за состояние оного. Ренфилд оказался более непредсказуем, чем можно было подумать ранее. Это не делало работу с ним легче.
- Мистер, Ренфилд, мы хотим только... - договорить Джек не успел, Ван Хельсинг отвел его в сторону, - Не об этом, профессор, но и раньше он не был особо разговорчивым, по крайней мере, что касалось темы вопросов. Но такое поведение я наблюдаю за ним впервые.
Дальше профессор говорил о гипнозе. Доктор Сьюард слышал про этот метод, но сам не умел и не очень желал его применять. Чего можно было ждать от гипноза, он не знал. Заглянуть в глубины этого больного мозга было интересно, вероятно полезно, но и скорее всего столь же рискованно.
- Делайте все, что считаете нужным, если это не нанесет пациенту вред, - ответил Джек. Было очевидно, что Ван Хельсинг загорелся этой идеей. И если профессор заверит его, что опасности гипноз не несёт, то Джек не собирался возражать.

Отредактировано Sorci (2012-09-14 23:39:12)

0

23

Ван Хельсинг лишь кивнул на его слова. Он понимал, что для доктора такое поведения пациента ново. Впрочем, разве можно что-то ожидать другое от того, кто сидит в лечебнице для душевнобольных?
"Нужно сделать это и узнать, что же с ним случилось. Боюсь, он на вопросы не ответит, раз Джек говорит, что и раньше он не особо-то был общителен в этом плане".
- Я постараюсь сделать все, что в моих силах. И не наврежу ему... - Абрахам задумчиво посмотрел в сторону больного, а потом выудил карманные часы на цепочке и пошел к Ренфилду. Остановившись напротив него, мужчина нахмурился, а потом, держа часы на вытянутой руке и на уровне глаз больного, стал аккуратно раскачивать их, как маятник. - Мистер Ренфилд, смотрите на часы, - его тон прозвучал холодно, но, несмотря на это, как-то даже вкрадчиво. Ренфилд с интересом стал смотреть на часы, которые неспешно двигались из стороны в сторону.
"Сколько безумия плещется в его глазах... другой бы испугался, взглянув в них. Но не я. Сможем ли мы ему помочь? Сомневаюсь, он потерялся уже давно".
Хельсинг щелкнул пальцами, вводя пациента в состояние подобное трансу. Оставалось теперь задавать четкие вопросы, на которые бы Ренфилд смог бы ответить.
- Вас зовут Ренфилд? - пробный вопрос, чтобы проверить, подействовало ли.
- Да.
- Кем Вы работали? - пока вопросы были простыми и не касались того момента его в жизни, в который он видимо и свихнулся.
- Агентом по недвижимости.
- Хорошо. Тогда ответьте, зачем вы отправились в Трансильванию и что там с вами случилось? - сначала больной замолчал и, казалось в какой-то момент, что он не ответит, но все же потом заговорил.
- Некий граф Дракула хотел купить аббатство здесь, в Англии. Меня отправили туда, чтобы я с ним заключил договор о покупке аббатства Карфакс. Но потом... - в глазах больного сейчас должен был бы отразиться ужас, потому что его явно пугало то, что произошло там. - Они... там... вампиры... граф... - Абрахам не поверил своим ушам.
"Вампиры? Возможно ли?"
Щелкнув пальцами, он вывел больного из состояния гипноза, отходя к Джеку, хмурясь.
- Вы слышали это?

0

24

Джек внимательно слушал этот диалог. Сначала показалось, что особой информации они не получат, но потом Ренфилд, отвечая на очередной вопрос, раскрыл личность, или хотя бы имя этого графа. Доктор Сьюард мало что понимал в гипнозе, но то, что Ренфилд стал разговорчивее, не могло не радовать. Но это длилось недолго. Пациент внезапно стал говорить что-то совсем лишенное смысла. Он твердил что-то про вампиров, что было само по себе невероятно и абсурдно. Причем было непонятно, является ли это правдой или игрой больного мозга Ренфилда.
- Я все слышал, - кивнул Сьюард, выглядя не намного довольнее, - но я не понимаю, что это значит? Что за вампиры?
Джек говорил тихо, чтобы пациент их не слышал. Не зачем было лишний раз его волновать. Неужели этот граф специально свел мужчину с ума, подставив ему иллюзию, что там обитают вампиры? Зачем?

0

25

Абрахам все еще хмурился, погрузившись в свои невеселые думы. А задуматься было над чем: больной утверждал, что видел вампиров, но возможно ли это? Не игра ли это просто разыгравшегося воображения? Точно ответить Хельсинг пока не мог. Хотя ему и казалось, что это вполне возможно. Он слышал о вампирах не в первый раз, даже читал о них. Более того, когда умерла его любимая жена, Абрахам стал особенное внимание уделять этой теме, из-за чего многие стали считать, что он и сам свихнулся, как и она. Весьма печальное обстоятельство, если учитывать, что сам Абрахам не считал себя больным.
- Вампиры... я о них читал в свое время, но их принято считать лишь мифом. Возможно, это игра его больного воображения, но если нет? Если... Давайте выйдем, ему не следует слушать наши разговоры, - взяв Джека под руку, он вывел его из палаты, оставляя больного в одиночестве. Наедине со своими иллюзиями  и фантазиями. Прикрыв за собой дверь палаты, Абрахам стал подбирать слова. - Есть те, кто считают, что существуют существа, живущие за счет чужой крови. Носферату. Еще их называют вампирами. Ваш больной, Джек, сейчас говорил о них. Конечно, велика вероятность того, что это просто его бредни, но если нет? Если он и впрямь повстречал кого-то... кого-то из таких вот? Тогда это может объяснить его безумие. И имя Дракула... я его где-то уже видел... - кашлянув, мужчина зарылся пальцами в свои волосы. - Дорогой друг, постарайтесь разузнать все, что только возможно об этом человеке, а я попытаюсь найти информацию о том, ком он говорит. К сожалению, мне не в первые приходится столкнуться с таким... - невесело произнес Ван Хельсинг.
"Но Годеливе никогда не говорила о графе, поэтому, возможно, она и впрямь просто сошла с ума. Это же у них по женской линии передавалось. Столько вопросов и пока ни одного ответа... куда двигаться дальше? Что мне делать?"
- Я на Вас рассчитываю, Джек. Я постараюсь в ближайшее же время сообщить Вам о результатах своих поисков. Надеюсь, они не окажутся бесплодными. А сейчас нам стоит явно отдохнуть и переварить полученную информацию. Как только узнаете о нем что-то большое - свяжитесь обязательно со мной.

0

26

Согласившись с тем, что дальнейший разговор не для ушей Ренфилда, Джек вышел вместе с профессором. Ван Хельсинга он слушал внимательно,  все же не особо понимая, о чем он говорит. Доктор Сьюард в голову не мог вбить, что существа, которыми родители пугают детей, могут хоть как-то существовать. Спорить он не стал, но для себя решил найти другое объяснение. Этому ДОЛЖНО было быть другое объяснение.
- Или он думает, что повстречал, - тихо, почти не слышно, пробормотал Джек. Он надеялся, что профессор этого не услышит, всё-таки спорить не следовало, время и сбор информации всё рассудят.
- Я постараюсь собрать информацию. Думаю, все же следует расспросить агентства по недвижимости, тогда будет понятнее, кем мистер Ренфилд был до своей болезни. Как только я буду знать больше, или замечу какие-то изменения, я Вам сообщу.

===> Англия, Лондон, Центр города, Кафе

0

27

Джеку несказанно повезло, что Ван Хельсинг не услышал его реплики, произнесенной так тихо. Да и он слишком сильно погрузился в свои размышления, чтобы обращать на это внимание.
"Если мне все-таки не изменяет память, то эти книги о вампирах и другой нечисти я привез с собой... надеюсь, что это так, иначе придется срочно ехать обратно. А это время, такое драгоценное время..."
Все еще хмурясь, Абрахам уставился на Сьюарда, но не слыша его слов. Несколько мгновений потому у него ушло на осознание того, что мог говорить этот человек.
"Надо спешить".
Мысленно сказав самому себе, мужчина вздохнул и кивнул.
- Буду Вам признателен, Джек. Чем быстрее мы разберемся в причине его болезни, тем больше вероятность, что мы ему все-таки сможем хоть как-то помочь...
"Или хотя бы облегчить его душевные муки. Надо спешить".
Второй раз сказав самому себе, Абрахам как-то криво усмехнулся, осознавая это.
- До встречи, Джек. Надеюсь, что наши поиски принесут свои плоды, - с этими словами мужчина направился к выходу. Ему предстояло теперь многие книги проштудировать, чтобы хоть что-то, хоть малейшую зацепку найти про этого самого графа Дракулу. И про вампиров, хотя про последних он и сам помнил немного. Те, кто живут за счет чужой крови... разве это жизнь?
"Если таковые существа и впрямь реальны, то их всех надо уничтожить. Какое они имеют право забирать чужую жизнь ради продления своей?!"
С такими далеко не радужными мыслями Ван Хельсинг отправился в свой отель.

0

28

То, что уже более суток доктор Сьюард не появлялся, немного удивило его помощника по больнице. Он хотел было позвонить ему, но потом логически посчитал, что тот вполне мог и просто взять выходной.
"Хотя странно, что он ничего об этом не сказал. Что ж... тем более к нему недавно приезжал странный гость. Может, они оба заняты нашим знаменитым больным? Точно! Скорее всего, они занимаются поиском сведений об этом мистере Ренфилде! Надо осведомиться у медсестер, давали ли они ему уже успокоительное или стоит это сделать самому", - с этими словами мужчина прошел к комнате, где часто можно было встретить других врачей с папками, в которых хранились истории болезней тех или иных пациентов. Увидев медсестру, которая последнее время наблюдала за мистером Ренфилдом, он подозвал ее к себе и встал в комнате в сторонке практически у самой стенки.
- Хлоя, дорогуша, скажите, а доктор Сьюард не передавал никаких поручений по поводу больного? Лекарства давать в том же объеме? И сделали это уже Вы? - девушка немного растерялась, но потом все-таки постаралась ответить предельно точно на каждый вопрос.
- Доктор Сьюард ничего не говорил об увеличении дозы успокоительных для пациента. Сам же он должен был снова отправиться узнавать что-то об этом мистере Ренфилде. Как он сказал, это очень и очень важно для того, чтобы понять, что именно стало толком к его безумию, - доктор лишь коротко кивал на ее слова. - И да, доктор Вуд, я еще не давала ему лекарства. И, если он успокоился, то может стоит снять с него смирительную рубашку? Он всю ночь провел в ней, - в ее голосе слышалось некое сочувствие.
- Хорошо. Благодарю, Хлоя. Думаю, что Вы вполне сегодня можете позволить себе выходной и отправиться домой. Я справлюсь с этим пациентом и сам. И как раз начну обход с него, - последние слова он сказал скорее сам себе, чем ей, после чего прошелся и взял его историю болезни, после чего направился к другой медсестре, которая отвечала за выдачу лекарств здесь. Взяв оные, он направился в палату к больному.
"Надеюсь, что сегодня он все-таки будет немного спокойнее, и не будет пугать других пациентов своим поведением".
Открыв дверь, доктор пару раз кашлянул.
- Доброе утро, мистер Ренфилд. Как Вы себя чувствуете? Ах да, позвольте представиться: я доктор Алекс Вуд и до возвращения доктора Сьюарда я буду наблюдать за Вашим... состоянием здоровья, - мужчина прикрыл за собой дверь и посмотрел в сторону больного, закрыв папку с историей болезни, чтобы выслушать пациента.

0

29

В палате пахло как-то особенно. Несмотря на то, что от коридора ее отделяла только решетка, больничного духа в ней совсем не было. Его прогнал приторный запах тления, не пойми откуда взявшийся: в комнате не было ничего такого, что могло бы гнить, разве что по углам было очень сорно: валялись перья, какие-то ошметки и столько шерсти, будто сотня мартовских котов приходила сюда чесать свои спины.
- Пожалуйте, - рассеянно кивнул Ренфилд, но потом, словно очнувшись от глубоких мыслей или дремы, резко обернулся и внимательно оглядел нового врачевателя с ног до головы. Не найдя, по-видимому, в нем ничего особенно интересного, он вновь переключился на окно, которое разглядывал в течение часа или около того.
- О, Вам правда интересно, как я себя чувствую? Правда-правда? Ну, тогда спешу Вас огорчить: чувствую я себя отвратительно. И если Вы желаете помочь или, на худой конец, исполнены хоть какой-то жалостью к больному, скорее снимите с меня эту дрянь. Они так затянули, что мне, пардон, сесть было неловко, и я всю ночь простоял вот так. А с рассвета, кажется, не чувствую правой руки, - он бросил на доктора пламенный взгляд и потупился, разглядывая свои босые ноги и шевеля пальцами на них.

0

30

Мужчина чуть нахмурился, слушая ответ пациента.
"Иной раз эти санитары не рассчитывают и затягивают слишком сильно ремни. Так они могут кого-нибудь из пациентов сделать инвалидами", - немного помедлив, Алекс все-таки решился выполнить пожелание Ренфилда.
- Это мой долг, мистер Ренфилд, как врача. Все-таки состояние Вашего здоровья для нас многое значит, - с этими словами он начал ослаблять путы, но потом остановился. - Вас так затянули потому, что Вы снова буйствовали. Это было ради Вашего же блага, хотя в итоге санитары перестарались в своем стремлении успокоить Вас и ограничить движения, - Алекс вздохнул и отложил папку на кровать пациента, после чего снова вернулся к нему, помогая снять смирительную рубашку.
"Он не выглядит таким уж угрожающим, чтобы так сильно затягивать. Неужели я ошибаюсь?"
- У Вас давно убирались? Почему в том углу столько перьев и шерсти? Или же Вы не даете здесь убираться? - спокойно продолжал расспрашивать Вуд, после чего отошел от Ренфилда, сняв с него все-таки эту горе-рубашку. Возможно, что он сделал это зря, но все же мужчина надеялся на лучшее. - А помимо того, что Вас так сильно стянули, что-нибудь еще беспокоит? Может, какие-нибудь видения?
"Скорее галлюцинации и не более, но все же... в истории болезни слишком мало информации о том, то именно с ним происходит. Только короткие приписки, что ест насекомых, бросается на людей и зовет периодически какого-то графа".
Вуд нахмурился, а потом достал из кармашка халата очки, надевая их и снова пробегаясь по строчкам истории болезни. Назначение, когда был очередной срыв... в общем, ничего интересного.
- Скажите, мистер Ренфилд, а кто такой этот граф... Дракула? Доктор Сьюард сделал пометку, что Вы часто называете это имя. Ваш друг? Враг? Или кто-то, кто имеет для Вас куда большее значение? Возможно... возлюбленный? Не поймите меня не правильно, это не праздное любопытство. Просто хочется понять, что Вас привело к такому... весьма печальному состоянию.

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Аббатство Карфакс » Психиатрическая больница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC