Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Ущелье Бран (Борго)


Ущелье Бран (Борго)

Сообщений 1 страница 30 из 91

1

В разные эпохи, дорога через ущелье Бран всегда была востребованной. Историки утверждают, что через ущелье Бран проникли на территорию нынешней Трансильвании часть римских легионов во время масштабного наступления на даков, предки румын.

В средние века этот путь играл двойную роль. Во-первых, военную, чаще всего военные  конфликты между княжествами Трансильвания и Валахий, заканчивались прохождением войск обеих сторон по этой дороге. Позже через это ущелье нападали и турецкие войска.
Вторая роль – коммерческая. Через Ущелье Бран проходил торговый путь.

0

2

Трансильвания, Окрестности, Бистрица ===>

Да, не самое лучшее время было сейчас для прогулок, а тем более дальних. Ветер проникал в каждую щель, зловеще завывая, проникал под одежду, заставляя людей дрожать и ускорять шаг. Несмотря ни на какие попытки Мины закутаться лучше в пальто, холод пробирал ее до костей, а снег кажется, уже успел оказаться везде, где это было возможно. От него становилось еще холоднее и неприятнее, но останавливаться пока она даже не думала. Казалось, что даже погода была против всей задумки Ван Хельсинга и таким образом пыталась остановить преследователей графа. Но смогло ли это остановить их? Вряд ли. Если уж миссис Харкер это не останавливало, то остальных тем более это не остановило бы. Хотя, если признаться честно, то на какое-то мгновение все же сомнения проникли в душу девушки. В такую погоду легко можно было заблудиться, тем более, когда не знаешь хорошо эти места. Можно было спросить дорогу у кого-то или попросить хотя бы проводить немного, но такие варианты были недопустимы. Во-первых, услышав о том, куда ей надо было, почти любой житель этого городка стал бы отговаривать ее идти в такие края. Из-за этого можно было потерять много времени. Во-вторых, никто бы не согласился бы провожать ее или подвозить в те края. Все по той же причине, по которой стали бы отговаривать - слишком плохая репутация тех мест и страх перед тем, кто там жил.
После некоторых раздумий миссис Харкер все же вновь направилась вперед, все больше отдаляясь от дома, где остались Джек, Джонатан и Ван Хельсинг. Некоторые прохожие провожали ее удивленным взглядом. В такую погоду редко можно было кого-то увидеть, так как многие пытались быстрее добраться до дома или оставались там, где можно было переждать снегопад и ветер. А самое главное, что удивляло многих - это то, что такая хрупкая девушка шла совсем одна в такое позднее время, когда многие боялись показаться даже в нормальную погоду из-за вновь участившихся смертей жителей. 
Она совсем не чувствовала усталости почему-то, хотя по идеи должна была уже устать где-то на трети пути. Это довольно удивило девушку. Несколько дней у нее было плохое самочувствие и слабость давно уже не оставляла, но сейчас всего это стало пропадать, чем дальше она отдалялась от своих друзей и ближе становилась к своей цели хоть на немного. Возможно, что дело было в крови графа, которую он дал своей жертве испить, и которая должна была вести ее несмотря ни на что. А может, настолько было сильным желанием быстрее добраться до замка. Мина, конечно, выбрала бы последний вариант, так как первый ей даже в голову не мог прийти сейчас. Да и ей казалось, что идет она больше по интуиции. Хотя в действительности больше по зову крови, которому не было смысла сопротивляться.
Через некоторое время миссис Харкер уже шла по пустынной местности. Некий страх нагоняли эти места и заставляли ее ускорять свой шаг. Как-то не по себе было в этой тишине и полумраке наступающей ночи, в этом безмолвном царстве, где кажется даже время застыло. И все же Мина пыталась не поддаться всем этим глупым страхам, которые все же подступали.

0

3

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Кабинет графа ===>

Сибилла никогда, с самого нежного своего возраста, не любила ветер: зябкий, пронизывающий до костей, от которого мерзнут руки, а от его гнусных завываний становится тоскливо на душе и хочется плакать. А уж снег, жалящий нежную кожу, словно злые мошки, вовсе нагонял унылые мысли.
Безусловно, сейчас, когда девушка стала вампиршей,  ей вовсе не был страшен сильный холод или даже лютый мороз, но неприязнь к ветру и снегу осталась незыблемой. Да еще и то, что совсем скоро граф воссоединиться со своей возлюбленной Элизабетой, а точнее Миной, совсем не добавляло радости.
Однако сейчас младшую невесту Дракулы согревали те нежные речи, которыми граф наградил их на прощание:
«Он сказал, что его сердце принадлежит нам, мы для него самые прекрасные и прелестные создания… О, если б только я могла описать словами то, как сильно я его люблю и боготворю! Он мое темное божество, мой прекрасный и всемогущий Создатель! Как же я хочу, чтобы эдакие упоительные минуты бывали почаще!»
Восхищаться графом Сибилла могла до бесконечности. Воскрешая всю эту сцену в своей памяти вновь и вновь, Куколка даже не замечала дороги, и несколько раз даже споткнулась о камни на дорогах, рискуя упасть и если не ушибиться, то попортить одно из своих роскошных платьев, солнечно желтой парчи, так подчеркивающее мертвенно бледную кожу и огненно-рыжие волосы, которое вампирша специально одела для столь торжественного случая.
Занятая мыслями о Дракуле, его младшая невеста и не заметила, как ее сестры резко сбавили шаг, и, вскинув голову, поняла причину. На них медленно, кутаясь в пальто, шла та самая женщина, которая словно околдовала разум графа.
Молча Куколка толкнула локтем Монику, и сжала холеной белой ручкой руку Каприс, мол, де вот она идет, голубушка наша.
- Вильгельмина, наша дорогая, наконец-то ты пришла к нам… Ну что же ты? Обними скорее свою сестрицу, приди в мои объятия! Не противься зову крови! - Сибилла отойдя от своих сестер на несколько маленьких шажков, приблизилась к молодой миссис Харкер, и потянула ей руки навстречу. Голос рыжеволосой шельмы прозвучал сладко, словно хрустальный колокольчик
«Ну что, спектакль начинается, верно? Надеюсь, нам удастся хорошенько повеселиться и исполнить поручения графа так, что бы он остался доволен своей Куколкой!» - мелькнула мысль в рыжеволосой голове, а алые губы, щедро накрашенные кармином,  растянулись в приторной улыбке, обнажая белоснежные клыки.

0

4

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Кабинет графа ===>

И почему именно сегодня надо было начаться метели? Если признаться честно, то такая погода портила все настроение и вызывала желание вернуться назад в замок, а не прогуливаться тут под хлопьями снега, который не просто падал, а благодаря ветру летел прямо в лицо. И все же возвращаться нельзя было, так как нельзя было ослушаться приказа графа. Он в них верил, доверил самое, наверное, сейчас важное дело, которые было на данный момент. Ведь мужчина доверил встретить Мину и переманить на сторону вампиров ни Сатин, ни Пуазон, ни новенькой девушке (а ведь, наверное, у нее получилось бы быстрее переманить миссис Харкер, сыграв на их дружбе), ни кого-то другого из своей свиты, а именно своим невестам. Но самое главное, что он предоставил им шанс расквитаться с этим ненавистным охотником, который портил жизнь детям ночи. Нет, Каприс точно не могла упустить такой шанс, если бы даже здесь прямо сейчас начался бы конец света. Да и сестры, кажется тоже, судя потому, что они пока тоже шли рядом с ней.
"Лишь одно немного коробит меня. Мина, эта проклятая Мина, с которой сейчас придется любезничать и улыбаться ей. И что только в ней такого? Хотя посмотрим сейчас что именно такого. Главное не свернуть ее шейку, если вдруг она начнет сопротивляться. Глупо отказываться от такого предложения, а тем более от шанса оказаться в числе свиты графа. Или кем он там желает ее сделать?"
Вамприша отогнала от себя все мысли, стараясь переключиться на что-то более приятное. К примеру, на то, что они нужны графу и являются для него самым прекрасными его созданиями. Если бы даже девушка могла ощущать холод, то эти воспоминания наверняка ее согрели бы и не дали сейчас замерзнуть. Да и разве могли все эти слова не тронуть?
Вот и показались знакомые места (хотя тут уже  все места и дороги были знакомыми), где нередко бывала старшая невеста. Сколько уже несчастных так и не доходили до нужных им мест? Это уже было сложно сказать, так как считать девушка давно перестала. Это просто не имело значение, и поэтому счет давно был потерян. Но одну свою жертву она точно запомнит, которая встретит тут свою смерть - Ван Хельсинг. Зловещая улыбка промелькнула на лице старшей невесты графа.
"Как бы Мина не заблудилась. Или наоборот мы ее не пропустили бы... Нет, наверное, все же это глупо, так как человека мы почувствовать сможем. Мина, конечно, изменяется, но пока все же человек и значит почувствовать ее не составит труда. А вот, если она заблудится, то нам придется бегать за ней. А этого не хочется. Или она уже прошла тут... Хотя вряд ли".
Но вот та, которую надо было встретить, и которую ждал граф, появилась перед взором Каприс. С каким трудом удалось улыбнуться и не дать неприязни возникнуть во взгляде. Сибилла тут же приступила к исполнению плана, что вызвало одобрительную улыбку старшей сестры. Быть может, только не стоило так сразу проявлять столько рвения. С другой стороны, если Мина будет сбита с толку и растеряна, то ее легче будет уговорить.
- Мина, не пугайся. Мы ничего плохого тебе не сделаем, мы твои друзья, - Каприс все же решила на всякий случай успокоить девушку, чтобы она случайно не убежала от них куда подальше. И не видать им тогда похвалы от графа и его благосклонности. Нет, этого допустить нельзя было.
- Пожалуйста, не бойся. Нас послал граф и просил тебя встретить, чтобы с тобой ничего не случилось. Ты даже не можешь представить, насколько он желает тебя увидеть вновь. С каким нетерпением он ждет вашей встречи. Ведь ты тоже желаешь его увидеть? Не противься чувствам своим и прими их, тем более, когда они взаимны. Мина, иди же к нам и обними скорее своих новых сестер. Разве мы может обидеть свою сестру? Пойдем же скорее за нами, к графу, с которым тебя ждет вечная счастливая жизнь. Тебе лишь стоит сказать нам "да", а потом и самому графу, что ты готова быть рядом с ним, - пока подходить к девушке вампирша не решалась. Во-первых, боялась спугнуть случайно. Во-вторых, боялась поддаться искушению и попробовать ее крови. Хотя все же старшая невеста остановилась на один шаг ближе к миссис Харкер, с доброжелательным видом раскрывая объятия.
"Давай же. Сделай шаг".

Отредактировано Caprice (2014-04-04 20:57:00)

0

5

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Кабинет Графа ===>

Ни ужасная погода, ни скользкая дорога не могли испортить боевого настроя Моники. Будь она человеком, поиски можно было тут же прекращать из-за падающего снега, норовящего попасть в глаза и мешающего разглядеть хоть что-нибудь дальше вытянутой руки, но к счастью, вампирам не нужно видеть было видеть Мину, чтобы знать, что она здесь.
Впрочем, пока миссис Харкер еще не появилась на горизонте, Моника вновь и вновь мысленно возвращалась к встрече с графом. Вкус его крови все еще чувствовался на губах, словно блондинка все еще находилась в его объятиях в замке, а в голове мысленно повторялся разговор Дракулы со своими невестами. Разве не замечательно, что он выбрал именно своих невест, для того чтобы расквитаться с Ван Хельсингом? Как только они выполнять его поручение, а в этом блондинка ни минуты не сомневалась, сестры снова смогут увидеть своего создателя, который наверняка не оставит их без внимания. Точнее, явятся к нему они с миссис Харкер. Вот про эту часть задания Моника старалась не думать. Граф дал понять, что Мина нужна ему. Можно было бы подумать, что миссис Харкер важна как потенциальный вампир, который в данный момент находилась в руках главного охотника на вампиров, но ведь приказ Дракулы не трогать Вильгельмину прозвучал намного раньше, чем она стала превращаться. Но от размышлений, почему граф проявляет к жене Харкера столь пристальное внимание, Моника отвлеклась, увидев вдали фигуру в пальто. Если принять во внимание погоду и то, что поодиночке местные жители предпочитали не выходить, то это могла быть только миссис Харкер. Вряд ли что-нибудь кроме зова крови графа могло заставить человека в такой вечер выйти на улицу.
- К счастью мы нашли тебя, наша сестренка, - с улыбкой, стараясь не показывать зубы, и с радостью в голосе присоединилась Моника к сестрам, - пойдем с нами домой, ты становишься одной из нас. Ты же хочешь увидеть графа? Мы отведем тебя к нему, он прислал нас, чтобы скорее ты смогла встретиться с ним, - пока ни одного слова лжи, даже удивительно. Даже первая фраз была отчасти правдой, ибо Монике не хотелось до утра бродить по снегу в поисках Мины.
Сделав шаг вперед, осторожно, чтобы Мина не испугалась и не решила, что сестры готовы силой забрать ее в замок, блондинка протянула руку, предлагая следовать за собой.

Отредактировано Game-master (2014-04-06 16:37:20)

0

6

Вокруг стояла тишина, и казалось, что  ничего ее уже не нарушит. И каково же было удивление, когда эту тишину нарушил женский голос. Неужели еще кто-то решился выйти в такую погоду, да еще и пойти по такой местности? Но больший сюрприз ждал Мину, когда она подняла взгляд. Мало того, что удивлял тот факт, что перед ней стояли три  девушки, причем в одних платьях, что в такую погоду было невозможным вроде бы. Но что точно заставило потерять дар речи – это то, что среди них промелькнуло знакомое лицо.
"Откуда эта девушка так знакома мне? Этот голос так знаком, манеры, взгляд... Той цыганкой была она! Или же я ошибаюсь? Нет, лишь одета сегодня она по-другому".
Миссис Харкер сделала шаг назад, но не из-за страха. Нет, почему-то ей не было страшно сейчас. Скорее просто от растерянности, так как не ожидала, что ее так будут принимать. То, что ее будут называть они уже своей сестрой, хотя Мина еще была все же, наверное, в большей мере человеком. Разве можно было надеяться, что ее так будут принимать? Или могла ли она надеяться, что граф будет так беспокоиться о ней, что даже пошлет нескольких из своей свиты? Или же все это было неправдой и всего лишь ловушкой? Все же однажды ее чуть не лишили жизни вампиры. Наверное, лишь чудо в прошлый раз спасло и ее, и Джонатана. Но как же не хотелось верить, что все это ловушка. Нет, не могло быть такого. Эти девушки ее не обманывали, не могли просто. Да и откуда им было знать, что миссис Харкер именно сегодня решится прийти? Нет, это мог знать лишь один граф и никто другой, значит, здесь не было никакого подвоха. Тут же внутренний голос зашептал, что надо соглашаться, но все же Вильгельмина все так же стояла в нерешительности. Да, зов крови был сильным и желание быстрее встретиться с графом тоже, но все же девушку не оставляли некоторые сомнения.
- Он, правда, так желает меня видеть? Правда ждет меня? Но почему тогда сам не захотел встретить? - последний вопрос сам по себе слетел с языка. А по сути, какая была разница, кто ее решил встретить и привести в замок? Наверняка у самого мужчины были дела просто, так как отсутствовал он долго. Ему стоило уделить внимание своей свите, своей семье, которая его любила. Нет, девушка не желала быть причиной разлада между графом и его созданиями. Раз ее встречал не он, значит, так надо было.
Вильгельмина все же нашла в себе силы улыбнуться девушкам и сделать несколько шагов к ним. Чему было суждено случиться, то обязательно случится, и сейчас надо было оставить все сомнения и страхи позади. Все-таки, если подумать, то неизвестно, сколько Мине еще придется идти одной. Даже если она и будет идти на зов графа. А эти вампирши наверняка знали короткий путь и быстрее бы довели до замка. Да и с ними было бы спокойнее идти, не боясь никого точно.
- Я задаю уже слишком глупые вопросы. Прошу меня простить. Просто я не ожидала вас встретить и сейчас еще не до конца верю тому, что все же граф желает меня видеть и даже послал вас на встречу. Мне тоже очень хочется встретиться с ним скорее. А сейчас сильнее. Если все что я услышала и знаю – это правда, - девушка остановила взгляд на рыжеволосой вампирше, давая понять, что она помнит их прошлый разговор.
"А не сам ли граф тогда послал ее? Или же он не знает об этой встречи?"
На секунду промелькнули вопросы голове, но тут же исчезли. Мина спокойно и уверенно шагнула к трем вампиршам, протягивая им руку. Какая же холодная кожа была у каждой из них. Неужели она станет такой же, если откажется от человеческой жизни? Хотя надо признаться, что их красота привлекала миссис Харкер, и перспектива иметь такую же красоту привлекала тоже. Нет, внешность никогда не играла для нее важной роли, но все же глубоко в душе каждая девушка и женщина желает быть красивой, всегда молодой.

0

7

Сибилла едва сдержалась от кривой усмешки. Всего три реплики, и одно упоминание заветного графского имени, и эта женщина готова была забыть все и всех. Все оказалось до скучного просто, ведь Мина и сама жаждала прийти в объятия Дракулы.
Для вампирши это было более чем понятно, как можно было считать соперником Дракуле этого жалкого и невзрачного клерка?!
«Ах, не хочется мне этого признавать, но все же я ревную. И это чувство мне вовсе не по душе, тем более имею ли я на него право? Ведь Дракулу всегда окружали другие вампирши, но такого чувства у меня не было. Но с другой стороны мои сестры, Сатин, Пуазон... и даже эта новенькая Люси это одно, но вот Вильгельмина - это живое подобие Элизабеты… Это ведь совершенно другое!»
Радовала только одно – все идет по плану, а стало быть, Дракула будет доволен своими прелестными созданиями и наверняка подарит им еще немного лески и вожделенной крови. Вильгельмина уже в их власти, полностью покоренная и готовая следовать за ними всюду. Остался только маленький нюансик, чтобы совесть была совершенно чиста - убить Ван Хельсинга.
- Конечно, ждет, ведь я никогда тебя не обманывала, и не обману. Ты ведь все помнишь, моя дорогая сестра? Верно? – по интонациям и речам молодой женщины было понятно, что та импровизированная комедия, где Куколка играла роль цыганки-вещуньи не была забыта Миной, и сейчас «актрису» узнали. Но это вовсе не смущало Сибиллу.
- Верь мне! Более всего на свете граф Дракула желает, чтобы ты была с ним, вечно… - рыжеволосая шельма, взяв Мину за руку, с нежностью провела рукой по щеке молодой миссис Харкер. – Вечность вместе с тем к кому стремится все твое естество, поверь мне, родная моя, это истинное блаженство! То, чего заслуживаешь ты!  Да-да, ты мне родная, нас связывает одна и та же кровь, а ее узы незыблемы.
Чтобы ни приходилось говорить, избавиться от легкой неприязни Куколка не могла. Говорить за своих сестер она не могла, но почему-то ей казалось, что и Каприс и Моника разделяют ее чувства. Однако улыбка стала еще сердечнее и дружелюбнее:
- Главное ничего не бойся, бесценный наш алмаз! Совсем скоро ты будешь в нежных объятиях графа, - самое главное было не спугнуть Мину каким-то неловким словом или жестом. Ведь потерю своей псевдо-Элизабеты Дракула бы им не простил!

0

8

Никаких сопротивлений, никаких сомнений. Вот так легко пойти неизвестно куда и неизвестно с кем. Это было либо сумасшествие, либо проявление храбрости. Если последнее, то можно было восхищаться миссис Харкер. Все же не всякая девушка, да и мужчина, вот так легко пойдет с тремя вампиршами, которые могут и не довести до замка, а напасть где-то на середине дороги. Ведь Мина совсем не знала, что граф пообещал жестокую расправу каждому, кто посмеет ее тронуть. И все равно не боялась. Или была так наивна? Нет, на наивную девушку она совсем не походила, да и на сумасшедшую тоже. Хотя быть может, еще было дело в том, что девушка медленно превращалась в вампира, и ее тянуло к тому, кто ее обратил.
"Человеческая душа - это потемки. Мне все равно не понять ее логике сейчас. Тем более такое ее поведение лишь на руку нам. Не придется возиться долго, а ведь время сейчас дорого. Наверняка Ван Хельсинг уже близко и уже вскоре Мина должна будет сыграть важную роль во всем этом спектакле. Главное, чтобы она не передумала и не решила защищать этого охотника".
Так Сибилла с Вильгельминой уже встречались? Каприс удивленно вскинула бровь, взглянув на Монику, а потом на  младшую сестру графа. Нет, вот всегда так! Все самое интересное происходит за спиной и приходится узнавать в самый последний момент это. И когда только сестра успела повстречаться с миссис Харкер? Да и где? Хотя ответ был тут же найден. Наверняка, когда Харкер в то время еще со своей невестой был здесь. Похоже, надо было лучше следить за сестрой. А что если бы эта ее прогулка обернулась бы плохо? Или еще что-то случилось бы?
"Надо успокоиться. Что сделано, то сделано, и лучше не придавать этому значения. Тем более ведь я не знаю, какие цели преследовала Сибилла. Надо будет потом расспросить ее, когда они успели уже познакомиться с миссис Харкер".
Старшая невеста с трудом улыбнулась и вновь взглянула на Мину. И что общего в ней было с погибшей женой Дракулы? Если смотреть объективно, то все же что-то общее было. Но Каприс не хотела об этом думать и замечать эти сходства. Просто чтобы не вызывать пессимистические образы будущего.
- Конечно ждет, - начала подыгрывать сестре старшая невеста графа. - Сколько раз он уже вспоминал о тебе при нас. Так жалел, что покинул тебя в Лондон и был рад, что ты не побоялась последовать за ним. Сибилла говорит правду. Граф желает, чтобы ты была рядом с ним вечность. Мина, такой шанс выпадает редко кому, и многие тебе могут позавидовать, - Каприс подошла к миссис Харкер и осторожно ее обняла за плечи. Надо было убить последние сомнения в ее душе, если такие были. Надо было убедить всеми правдами и неправдами, что графу она дорога. Ведь было видно, как Вильгельмина очарована Дракулой. Даже по тому, как легко она согласилась пойти к нему, какой стал у нее взгляд. Этим можно было воспользоваться, чем собственно вампирши и занимались.
- Только представь: вечность с тем, к кому стремится твоя душа, кто занимает твои мысли и не дает покоя, с тем, кто сам желает быть с тобой. Сестренка, не бойся ничего и верь нам. Мы желаем лишь добра тебе, - тихо шептала на ухо Мине вампирша, усмехаясь. - Обещаешь нас слушаться?

0

9

"...граф Дракула желает, чтобы ты была с ним, вечно..." - Моника внутренне застыла после этих слов Сибиллы. Что-то подсказывало, что это чистая правда. Внезапно возникшее желание броситься на Мину и перегрызть ей горло пришлось скрыть за еще более лучезарной улыбкой, хотя внутренне Моника искренне желала женщине долгой и мучительной смерти. Пусть сестер ждет награда за удачно выполненное поручение, но... граф и вправду больше всего желает обладать Миной, по иронии судьбы так похожей на его умершую жену. Наверное, не только внешне, но и внутренне, раз упоминание имени Дракулы возымело над женщиной такой эффект. Стоило сестрам лишь произнести "граф Дракула" и она готова довериться трем абсолютно незнакомым вампиршам. Хотя может и знакомым, судя по всему, с Сибиллой Мина уже встречалась, странно только что она не только ей доверяет после этого, удивительно как она вообще пережила эту встречу. Ах да, приказ Дракулы не трогать миссис Харкер. Обменявшись с Каприс удивленными взглядами, блондинка снова повернулась к той, что так была похожа на Элизабету.
- Совсем не глупые, - Моника всем своим видом показала, что готова ответить на все, даже самые идиотские вопросы Мины, только из-за того, что граф оказывает ей внимание, - наш создатель хочет подготовить замок к твоему приезду, прелестная моя. За время его отсутствия много чего произошло, а граф не хотел, чтобы всякие мелочи отвлекали вас с ним.
"Ну еще по дороге нам нужно избавиться от Ван Хельсинга, но это мелочь", - мысленно добавила Моника, не убирая улыбки с лица. Так долго и упорно она уже давно не улыбалась, благо, что актриса блондинка была хорошая и умело скрывала неприязнь к Вильгельмине. Хотя особых актерских способностей от сестер не потребовалось, Мина и не пыталась хоть чуть-чуть заподозрить трех вампирш в обмане. Даже неинтересно обманывать женщину, которая сама хочет быть обманутой.
- Кровь... кровь Дракулы навечно соединит вас вместе, Вильгельмина, - тихо проговорила Моника, обхватывая руку миссис Харкер, сначала проведя пальцами чуть выше ладони, чувствуя движение человеческой крови и слегка учащенный пульс. Даже странно, насколько эта женщина спокойна. Ни страха, ни волнения перед встречей с графом.

0

10

Вечность? Нет, Мина не говорила, что желает быть с графом, не говорила, что идет к нему, чтобы остаться с ним навечно. А как же Джонатан? Выбор был еще не сделан, но эти девушки уже сделали этот выбор, кажется, за нее. Но это все было неправильно. Для такого решения надо было хорошо подумать и понять, кто дороже, кто был ближе и с кем, правда, хотелось прожить. Хотя смогла бы теперь Вильгельмина жить со своим мужем? Если не было средства другого, кроме того, что предлагал Ван Хельсинг, то, значит, ей суждено было остаться вампиров. А они, как известно, были бессмертны и всегда молоды.  Мало того, еще и предпочитали кровь. Разве это была бы жизнь? Нет, а в таком случае девушке, и правда, стоило выбрать графа.
"Но, а если есть все же другой способ, который ничем не повредит вампирам и позволит им спокойно жить? Не даст охотникам еще одно оружие. В таком случае я могла бы остаться с тем, кто стал мне законным мужем и не переступать через моральные устои. Но, а если нету такого средства?"
Мина отпрянула от рыжеволосой вампирши, но тут же ощутила, как на ее плечи легли руки брюнетки. Пусть к отступлению был отрезан. Речи о том, чтобы попытаться как-то избавиться от этих объятий, не могло быть. Стоило лишь вспомнить, какая хватка была тогда в склепе у Люси. А вампирши вряд ли бы отпустили бы ее добровольно, раз Дракула дал им поручение привести миссис Харкер в замок. Поэтому Вильгельмине оставалось лишь подчиниться.
- Я хотела лишь поговорить с графом и сказать ему очень важную новость, но я не желаю быть с ним вечность, - вздохнув, проронила она. - Вернее я до сих пор не могу решиться на это, так как Джонатан мне дорого не меньше графа. С одним я связана узами брака перед людьми, с другим связана кровью. И ни одного из них я не могу оставить. Я даже не знаю уже, кого больше люблю. Кто из них двоих правда любим мной, как друг, а кто как мужчина, с которым мне хочется быть рядом и чувствовать его присутствие. Оба любят меня, как я вижу, - грустная улыбка появилась на губах миссис Харкер. Как же теперь сложнее стало выбирать. Если раньше хотя бы можно себя обманывать мыслью, что графу она совсем не нужна, то теперь появились факты, которые опровергали это все. В голову даже не приходило, что вампирши могут преувеличивать немного сейчас лишь ради того, чтобы Мина пошла за ними и встала на их сторону. Нет, таких подозрений не было, но зато вновь вернулись мысли о выборе.
"Мне стоит посмотреть правде в глаза. Если я стану такой же, как они, то жизни с Джонатаном у меня не будет. Если бы было средство безопаснее, которое могло бы остановить эти превращения меня в вампира, то вряд ли бы доктор не воспользовался бы им. В таком случае мне лучше остаться с графом, быть вечность... Какое непривычное слово".
Наверное, многие мечтали быть с любимым вечность, а Мина сейчас разрывалась между двумя мужчинами. Казалось, что ответ был очевиден. Вечность быть рядом с тем, кто будет любить, но с другой стороны не сыграла бы эта вечность плохую шутку. Не погасла бы та страсть, которая быть может и зародилась бы между ними? Или не пропала бы любовь и не стала бы вечная жизнь наказанием для Вильгельмины? С другой стороны от всего этого она не была ограждена и с Джонатаном.
- А в чем же я должна вас слушать? - немного запоздало удивленно спросила Мина, возвращаясь из своих мыслей.

0

11

Ну вот, чего боялись, то и произошло. Вильгельмина, словно стряхнув с себя очарование этих сладострастных слов и речей о графе Дракуле и вечной жизни подле него, очнулась и попятилась назад.
Возможно, что попыталась бы и убежать, это благо, что за плечи «Элизабету» держала Каприс, а за руку придерживала Моника – от этих двух сбежать было бы просто невозможно.
«Вот ведь чертова кукла с льняными кудряшками! Ей предложен воистину бесценный дар! Вечность с тем, кто ее боготворит, и изничтожит любого, кто осмелится повредить ей. А эта лондонская кобыла носом крутит и заявляет, что не желает. Не знает. Еще и этого Харкера припоминает. Тьфу, вот ведь, правильно говорится, не было печали, так купили свинью. Ну, в нашем случае отыскали Элизабету!»
От всех этих мыслей и нытья молодой миссис Харкер, что мол де она не знает кого она любит, кто ей друг, а кто для нее желаем как мужчина, у Сибиллы прямо таки руки зачесались отвесить Мине парочку звонких оплеух. Может после этого Вильгельмина бы одумалась и начала рассуждать более здраво? Но вместо этой заманчивой идей Куколка только улыбнулась еще более широкой и дружелюбной улыбкой, на какую только была способна и сладко прощебетала:
- Ну, конечно, дорогая сестрица. Вначале ты поговоришь с графом. Наедине, скажешь ему все что собиралась и уже тогда окончательно решишь для себя, с кем ты хочешь остаться. Неволить тебя никто не в силах… Это будет только твое решение, - рыжеволосая шельма замахала руками, давая понять, что добрая воля это просто самое главное, что только может быть в этой жизни. - Если захочешь остаться с Джонатаном, думаю граф не сможет возражать тебе. Ведь более всего он желает видеть тебя счастливой. Верно, мои сестры? Каприс, Моника, ну скажите же!
Помолчав немного, Сибилла продолжила увещевать упрямую и несколько напуганную англичанку:
- А что до того, что ты нас должна слушаться... Ты должна слушаться нас только в одном: сейчас очень холодно, и ты можешь простудиться насмерть. Нам лучше побыстрее отправиться в замок, где ты сможешь обогреться в кругу своих друзей, которые ждут не дождутся тебя. К графу, который ждет всех нас… Пойдем же Мина, прошу тебя!

0

12

Каприс еле сдержалась, чтобы не сжать пальцы сильнее на плечах Мины. О, какое же сейчас было желание вонзить клыки ей в шею и привести эту глупую в чувства. Не знает она, видите ли. Так может стоит ей помочь в этом решении? Поговаривали, что в экстренных ситуациях людям удавалось быстрее думать и находить решение. Можно было легко создать сейчас такую ситуацию, и вампирша с превеликим желанием это сделала бы, просто немного покусав девушку. Только, к сожалению, такие радикальные меры применять нельзя было, и оставалось лишь дальше пытаться изображать на лице улыбку, доброжелательность. Даже интересно было, как язык у этой девицы поворачивался в одном предложении упоминать графа и этого Харкера. Этих мужчин точно сравнивать нельзя было, так как лучший тут был понятен. Только вот кажется не для англичанки, которая тут ни с того ни с сего начала им изливать душу. Нет, конечно, хорошо было, что она так быстро доверилась, но лучше бы промолчала и оставила бы свои терзания при себе. Вот никакого желания не было слушать все это сейчас.
"Еще немного таких ее речей и я не выдержу. Точно выскажу все, что о ней думаю. Тронуть ее я не могу, а вот насчет ссор граф ничего не говорил. Значит, я имею право накричать на нее хорошенько в случае чего. Может, мозги на место встанут, и я немного выплесну свои эмоции. Хотя можно их накапливать для другого человека".
Старшая невеста графа усмехнулась, а потом взглянула на Сибиллу. Все же без такого дара, как убеждение, нельзя было быть вампиром. Сразу же стоило пытаться научиться убеждению, так как в противном случае точно можно остаться без такой желаемой крови. В данном случае без такого дара можно было забыть о том, чтобы переманить Вильгельмину на свою сторону. Благо у всех трех сестер этот дар был, и они умели им пользоваться. Годы практики и вампирши смогли бы убедить в чем угодно даже самого закоренелого скептика, если бы это потребовалось бы. Оставалось лишь набраться терпения, которого как раз и не хватало.
- Да, да, - активно закивала Каприс, подтверждая слова сестры. - Главное для графа - это твое счастье. Твое мнение очень важно для него и он согласится с любым твоим решением. Как решишь, так и будет. Важно же, чтобы ты сама была довольна своим выбором. Никто не будет давить на тебя или пытаться повлиять на твой выбор. Я лишь выскажу свое мнение. На мой взгляд, лучше выбрать графа, - нет, не могла она удержаться и не высказать своего мнения. Вампирша убрала руки с плеч миссис Харкер  и, обойдя ее, встала рядом с Сибиллой. Все же лучше было перестраховаться и отойти подальше, чтобы не случилось никаких неприятных ситуаций. Мало ли что еще тут начала бы говорить эта девица, а терпение Каприс не было бесконечным.
- Я хотела сказать, что ты нас должна слушаться пока мы идем к замку. К сожалению, здесь очень запутанные дороги и легко можно заблудиться. Да и в том, что стоит идти уже, так как нас ждут в замке и могут начать волноваться. Даже страшно представить, что будет, если на уши будет поставлен весь замок. Кроме того, ты сама говорила, что хочешь сообщить важную новость. А все такие новости всегда срочные и не терпят задержки. Сестренка, идем же скорее, - девушка улыбнулась и, стряхнув несколько снежинок с волос, взяла осторожно Мину за руку, желая повести за собой.

0

13

Если бы не приказ графа, лежать бы Мине на снегу в симпатичной луже крови. Моника готова была голыми руками разорвать ее на тысячу маленьких кусочков. Только благодаря "ангельскому", другого слова и не подберешь, терпению, у Мины была возможность стоять и выбирать между ее дражайшим женихом и вечностью рядом с графом. Казалось бы, любой нормальный человек не раздумывая давно бы бросил погрязший во лжи, алчности, грехе человеческий мир и выбрал бы бессмертие, но эта чертова блондинка еще смела упрямиться.
"Боюсь даже представить, как она отреагирует на смерть Ван Хельсинга. Он ведь вроде как пытается спасти ее от нас. Хотя может гибель единственной надежды остаться человеком как раз и приведет ее в чувство. Черт, если все пойдет, как задумал граф, то придется терпеть ее в замке. А с другой стороны, такой слащавой улыбки у Сибиллы я уже давно не видела. Да и Каприс явно далеко не в восторге от этой куклы. По крайней мере, втроем будет легче".
- Конечно, граф ни в коем случае не будет тебя неволить. Он и видеть тебя хочет только чтобы узнать, чего хочешь ты на самом деле, - улыбаться шире просто невозможно. Будь Мина простой жертвой, все было бы проще. А так, на ней не должно быть ни одной царапинки, иначе придется отвечать лично перед создателем. Да и прийти ей лучше самой. Вряд ли граф обрадуется, увидев перед собой скрученную по рукам и ногам копию своей умершей любимой.
"Ну давай же, перестань выставлять себя дурой", - Моника мягко потянула мисс Харкер за руку, заставляя сделать шаг. Один шаг - уже немалый прогресс в данной ситуации. Упрямству Мины, казалось, нет предела. Первое впечатление прошло и она, похоже, начала соображать, что три вампирши тянут ее в замок к графу. Даже испугаться успела, поэтому нужно, пока не поздно, увести ее с собой.
- Каприс права, граф может решить, что нас слишком долго нет, и что-нибудь случилось. Зачем тревожить его и других вампиров, которые ждут твоего прибытия? Хоть ты еще и колеблешься, мы все будем рады, стань ты нашей сестрой.
"Давно я не чувствовала себя так глупо. Ну, с кем еще так церемонились? Ей предлагают все, чего она только не пожелает, а она все еще что-то бормочет про узы брака. Да разве тебе еще кто-нибудь подарит такую любовь как Дракула?"

0

14

Трансильвания, Окрестности, Бистрица ===>

Снег, проклятый снег. Он залепливал глаза, забивался в нос, в рот, таял на лице и тут же хватался снежной коркой. Чертова метель крутила снежные вихри, скрывая все в радиусе пары-тройки метров, и начисто заносила следы девушки. Ван Хельсинг рычал, как лютый зверь, прорываясь сквозь снежные заносы, и одновременно плакал, как ребенок. Его план, так тщательно продуманный и такой коварный снова трещал по швам. Казалось, погода здешних мест была целиком на стороне графа и его свиты. Вильгельмина легко преодолевала сугробы. Как будто эта жуткая метель не дула ей в лицо, а наоборот, несла ее, как попутный бриз. Хрупкость и изящество миссис Харкер играли ей исключительно на руку. Ледяной наст, заносимый снегом, с легкостью выдерживал ее вес. Тем более, что девушка шла налегке. В то время как Абрахам был экипирован до зубов. Серебряные кресты с остро оточенными краями, превратившими их и своеобразные ножи, множество осиновых кольев разного размера, флаконы и пузырьки с той самой жидкостью, которую изобрел доктор, и которая по его расчетам оставляла на коже вампиров сильнейшие ожоги по типу химических. Он с трудом прорывался по пояс в снегу и здорово отставал. Вильгельмина уже совсем скрылась из виду, а ее следы становились едва различимы. За то за Хельсингом в снегу оставалась ну если не дорога или широкая борозда, то вполне себе проходимая тропа, впрочем, которую метель немедленно начинала заносить. Как заносила она и самого доктора. Охваченный единственной целью, не потерять из поля зрения следы Вильгельмины, доктор совершенно не обращал внимания на то, что его самого занесло снегом, и сейчас он больше напоминал то ли Санта Клауса, то ли какого-то гнома-переростка в высокой снежной шапке и с длинной снежной бородой. Сейчас он совершенно не думал ни о чем более, кроме того, как выиграть этот поединок с метелью и не потерять девушку. В противном случае всему то, чему он посвятил столько сил, и времени была грош цена. Запнувшись об очередной камень, а может быть пень под толстым слоем снега, он в очередной раз потерял равновесие, нырнув лицом в снег, а когда выпрямился и стер с лица прилипшие хлопья и намерзшие ледышки, увидел перед собой лишь ровный, нетронутый снег, уходящий во все стороны. Хельсинг заметался в поисках следов или хотя бы намеков на присутствие девушки, но в итоге лишь закинул голову и вскинул сжатые в кулаки руки вверх, посылая проклятья небу.
- Неужели я потратил свою жизнь зря?! Неужели эта нечисть будет жить?! Ради чего все мучения и потери?! Господи, зачем ты издеваешься над нами?!! - звуки его голоса, слились с воем ветра, а потом вдруг метель стихла на одну секунду. А может быть на долю секунды. И Хельсинг услышал! Он услышал женские голоса, которые щебетали о чем-то. Как будто не было страшной непогоды, мороза, метели. Этого было достаточно для того, чтобы Абрахам ринулся в ту сторону. Он шел, местами полз, проваливаясь в снег все глубже и глубже. В результате он оказался в овраге, который скрыл его от ветра. Он услышал и разобрал слова девушек, которые изо всех сил уговаривали Вильгельмину пойти на встречу с графом. Хельсинг лежал, зарывшись в снег, и размышлял о том, что для него было бы лучше, чтобы юная миссис Харкер поддалась уговорам этих прекрасных дам, которые среди этого зимнего природного безумия выглядели в своих бальных платьях и туфельках, мягко говоря, неуместно. В планы доктора не входило открывать свое присутствие раньше времени, поэтому он поглубже зарылся в снег и решил про себя, что доберется до графа даже ценой отмороженных ушей, рук или ног. - Ведите меня к своему отцу-создателю, о прекраснейшие леди, - пробормотал доктор сквозь посиневшие губы и смерзшиеся усы. Метель снова завыла и заглушила голоса девушек.

Отредактировано Dr. Abraham Van Helsing (2014-04-21 17:49:36)

0

15

"Может мне стоит просто все рассказать про планы Ван Хельсинга им? Они все расскажут графу… Нет, мне надо лично с ним встретиться. Ведь есть много того, о чем мне надо поговорить лично и что не передашь через кого-то. Тем более лишь встретившись с графом, я избавлюсь от всех сомнений и приму, наконец, решение без всяких колебаний. Узнаю, врут ли эти девушки или говорят правду мне о чувствах графа. Да и противостоять его зову я не могу".
Все эти сомнения прозвучали лишь в мыслях Мины, но вслух ничего из этого она произнести не решилась. Нет, она не догадывалась, как уже ненавидят ее три вампирши. Наверное, их ненависть была настолько же сильна, как их наигранная симпатия, которую они пытались изображать перед девушкой. Они были хорошими актрисами, и даже мысль не закрадывалась, что они лгут или скрывают истинные чувства. Их доброжелательность, речи растопили бы сердце любого и смогли бы разрушить любую стену недоверия, если бы такая могла возникнуть. Да и как можно было не поверить им, если они так терпеливо (по крайней мере, пытались создать такую видимость) все выслушивали и отвечали на все вопросы миссис Харкер? Девушке было немного неудобно перед своими новыми знакомыми, что она так никак не может решиться хоть на что-то и заставляет их себя  уговаривать, как маленькую девочку. Все же Мина сама пошла сюда. Именно, чтобы больше не злоупотреблять этой терпимостью, девушка не стала больше произносить вслух свои размышления и вопросы.
При упоминании о погоде вновь ветер усилился и стал пробирать до костей. Кажется и правда даже погода сегодня была на стороне графа, поторапливая Вильгельмину местами, а местами благоволя ей. Да и как еще можно было объяснить, что ветер не был таким сильным со снегом, когда она шла сюда и пока разговаривала с вампиршами? Но вот стоило им только сказать, что пора идти, а Мине засомневаться, как ветер подул с новой силой. Причем так, как будто подталкивая ее идти за тремя девушками. Если бы сейчас миссис Харкер повернула бы назад, то ей пришлось бы идти против сильного ветра и через сплошную стену снега. Похоже, сама судьба сейчас подсказывала тот путь, по которому стоило идти.
- Благодарю за такую заботу. И правда времени мало и не стоит растрачивать сейчас его. Не хотелось бы опоздать даже на секунду, - Мина улыбнулась и направилась за брюнеткой и блондинкой, которые тянули ее вперед. Руки уже стали замерзать, как и ноги. От этого сильнее захотелось быстрее уже отправиться и скорее добраться до замка, где хотя бы не было бы этого противного ветра. Да и не стоило забывать, что ее друзья могли уже выйти в сторону замка тоже, поэтому не стоило задерживаться сейчас, чтобы успеть выполнить задуманное.
"Как бы и правда не заболеть сейчас и не усугубить свое состояние. При нынешнем моем самочувствии для меня это может стать настоящим испытанием".

0

16

Пристально рассматривая Вильгельмину, которая, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, продолжала раздумывать, кого же все такие выбрать: Дракулу или Харкера, Сибилла чувствовала, как ее раздражения начинает все больше и больше возрастать. Хотя, казалось бы, куда уже больше!
«Бедные мои сестренки и я! Стоим тут как круглые идиотки, под мокрым снегом, портя свои платья и прически. Да еще и эти мерзопакостные завывания ветра. Ох, скорее бы расправиться со всеми поручениями нашего Создателя и со спокойной душой отправиться в замок!»
Стоило отдать должное Каприс и Монике, которые, несмотря на все раздражение, продолжали ломать комедию, уговаривая, увещевая и льстя этой лже-Элизабете, обещая чуть ли не золотые горы, если эта дуреха перестанет ломаться, словно сдобный прованский бублик и пойдет за ними.
«Мои сестренки заслуживают восхищения! Особенно Моника, это с ее-то вспыльчивым характером! Такие старания и ради чего? Вернее ради кого? Ведь, говоря по совести и я, и Каприс, и Моника намного красивее, чем эта англичанка! Ну и что нашел в ней граф? Да и не так уж сильно она похожа на Элизабету… Если сравнивать с портретом. Хотя толку то мне рассуждать. Дракуле так хочется, значит быть посему».
Пока вампирши уговаривали строптивую миссис Харкер, младшая невеста графа молча и с какой-то тоской посмотрела на свое роскошное парчовое платье, которое из-за падающего на него снега выглядело не самым лучшим образом. Брезгливо стряхивая с себя липучий снег, рыжеволосая шельма, мысленно бранясь, передразнивала слова миссис Харкер.
«Ах, благодарю за заботу! О, как же вы любезны, нам же нельзя опаздывать ни на секундочку. Или не, я не пойду! Ах, как же мне быть? Там мой мямля-Харкер, как же я? Но, нет, ведите меня! Ведите! Тьфу, ну и дура!»
Хотя самое главное было то, что в итоге Мина согласилась, не медля более идти в замок. Но почем знать, вдруг через десяток шагов она вновь начнет сомневаться?
«Нет, такого цирка во второй раз я не перенесу!» - мысленно ужаснулась рыжая невеста.
Вновь приобняв Мину за плечи, Сибилла заулыбалась и весело прощебетала:
- Не благодари, не стоит. Все правильно, родная моя! Посмотри, у тебя уже и ручки замерзли, так ведь и простудиться не долго! Пойдем же…
Но тут же остановившись, словно борзая, почуявшая дичь, Куколка замерла. Сейчас Сибилла напоминала дикую кошку, разве что шерсть дыбом не стояла. Ошибки быть не могло, тут неподалеку есть еще один смертный!
- Сестры… Я чую человека! Это наверняка он! Это тот самый охотник…

0

17

Неужели свершилось, наконец, чудо и эта девица все же решилась хоть на что-то? Даже интересно было, как еще не закончился снегопад, и резко не наступила жара тут. Хотя такая смена погода была бы сейчас кстати, так как от снега стали промокать туфли Каприс и появилось не самое приятное чувство. Да и кому будет приятно ощущать чуть не болото у себя в обуви? Хорошо, что хоть холод не ощущался, а то тут тогда перспектива заболеть светила бы не только миссис Харкер.
"Сколько нервов потрачено на нее и терпения. Если бы только не граф, не его приказ и не награда, которую мы можем получить за хорошо выполненное поручение, то Мина давно бы поплатилась за мое испорченное настроение и наряд. Надеюсь, что у нее больше не появиться желания передумывать и вспоминать своего неверного муженька".
В противном случае точно, наверное, вампиршам пришлось бы тащить Вильгельмину силой в замок. Не самая лучшая перспектива, учитывая, что граф не будет счастлив видеть такую картину. Да и пришлось бы нарушить тогда приказ мужчины о том, чтобы его невесты не смели причинять вред миссис Харкер. А без вреда не обошлось бы, если бы пришлось бы таким способом вести эту девицу. Ведь наверняка она бы стала бы сопротивляться и отказываться.
"Значит надо срочно вести ее, пока ей опять не пришло в голову тут пофилософствовать. Только где же этот охотник? Пока он не будет мертв, мы не можем идти к замку. Уж приводить его к нашим сестрам и братьям, я не собираюсь".
И все же стоять на месте не стоило тоже, а надо было хотя бы изобразить, что они куда-то собираются идти. Ведь такая задержка могла вызвать у Мины какие-то подозрения, которые хотелось бы избежать. И вот стоило Каприс уже сделать несколько шагов, как ее заставили остановиться слова сестры. И вроде бы эти слова разрушили ее надежды, наконец, сдвинуться с места, но они принесли радость. Этот проклятый охотник здесь. Не было даже сомнения, что именно запах его крови почувствовала сейчас Каприс. Вряд ли это был сам Харкер (он, наверное, даже и не заметил пропажу своей жены). А кто еще мог заметить или точнее сказать знать о том, что супруга Джонатана уйдет? Лишь Ван Хельсинг.
Старшая невеста графа тут же оживилась и развернулась, довольно улыбаясь. Вот эта минута, когда должна была сбыться самая заветная мечта каждого из вампиров. Только стоило действовать так же осторожно, как это было с миссис Харкер, даже еще осторожнее. Одно неверное решение и в рядах, погибших от руки этого охотника,  прибавилось бы.
- Да, ты права, сестра. Кажется у нас еще один гость, но только зачем же он прячется от нас и не желает показываться? Словно вор или разбойник. Или же Вы что-то задумали, месье? - спокойно, но достаточно громко промолвила вампирша и приобняла за плечи Мину. Кто знал, как повела бы себя Вильгельмина, увидев мужчину? Вдруг кинулась бы к нему, а так хотя бы точно не могла бы никуда от них деться.
- Выходите же к нам и скажите, зачем пришли в этот раз. Наша сестра замерзла и может заболеть, поэтому нам не хотелось бы задерживаться тут надолго, а отвести скорее ее в замок, где она согрелась бы, - Каприс мягко улыбнулась, взглянув на Вильгельмину.

0

18

"Ну хотя собственное здоровье ее интересует. Ломалась, выбирала идти ей к графу или не идти, и в итоге все решила погода. Даже если она всего лишь сказала так, а решение зависело от другого... Людская логика совершенно мне непонятна".
Теперь главное, чтобы женская натура снова не выкинула что-нибудь эдакое, и Мина не изменила свое решение. Терпение Моники, как, впрочем, и ее сестер, было даже не на исходе, а уже давно истекло. Лично Монику останавливало от кровопролития только приказ. Волю графа она уважала так сильно, что ставила ее выше собственных желаний. Да и как можно ослушаться своего Создателя? Если бы не он, блондинка давно бы уже лежала в земле, поедаемая червями, а не пыталась бы увещевать эту глупую, упрямую, нелогичную англичанку. Между прочим, метель только усиливалась и на попытки Сибиллы хоть как-нибудь сохранить платье, Моника только тихо вздохнула. Сама она было насквозь мокрая и хотя холода не чувствовала, ощущения были малоприятные. Казалось, снег облепил ее всю, и что в заледеневшем платье, что без него, разницы нет.
Сделав было пару шагов, Моника остановилась, услышав слова сестры. Вот и ненавистный Ван Хельсинг собственной персоной. Сам пришел в руки сестер. За радостью, что Мина наконец-то перестала упрямиться, Моника и не заметила его присутствия. А ведь стоило только чуть сосредоточиться, и она тоже почувствовала его совсем рядом, укрытый стеной снега от глаз. В том, что это именно Ван Хельсинг сомнений не было. Вряд ли кто-нибудь еще додумался бы следить за Миной. Надо отдать ему должное, в вампирах он разбирался лучше кого бы то ни было и тем более лучше мужа Вильгельмины, который еще месяц назад если и слышал о них, то наверняка считал практически "сказочными" существами.
"Что же делать с Миной теперь? Убивать его прямо у нее на глазах? Но она может испугаться и убежать, если увидит наше... "общение" с ним. Что нам держать ее все время за руку? Воспользоваться бы ей как живым щитом, раз она все равно здесь, но граф нам этого не простит. Ладно, пусть пока будет тут, сейчас главное выманить этого охотника".
- Вы же не боитесь беззащитных девушек, месье? - в тон Каприс громко произнесла Моника, все так же не отпуская руку Вильгельмины, даже чуть сильнее сжав ее, чтобы предотвратить любые попытки женщины к бегству.
Ван Хельсинг же просто обязан был явить себя, ибо вряд ли его мужское самолюбие выдержало бы упреки в трусости. Да и эпитеты "вор" и "разбойник" он не должен был оставить без внимания. Вести его к замку никто не собирался, если он рассчитывал именно на это, изображая шпиона в сугробе. Глупо с его стороны надеяться остаться незамеченным, неужели за годы изучения вампиров он так и не понял, что пока его сердце бьется, а по венам течет кровь, вампиры его чувствуют?

0

19

Хотел того Абрахам или нет, но он все-таки оказался обнаружен. Да и глупо было бы считать, что такие существа, как вампиры могли бы не заметить человека, находящегося едва ли в десяти метрах от них, и ни буран, ни плотная черная паутина многовековых зарослей не могла встать на пути их орлиного взора, чуткого слуха и безукоризненного чутья.
О, да, они нашли его. И это было первой ветвью умысла метафизика. Вовсе не злого, нет, чисто по-человечески он никого не хотел убивать, да еще тем зверским способом, которым собирался это сделать. Но иного выбора у него просто не было. Он должен был изничтожить этих троих раз и навсегда, чтобы больше не страдали невинные, чтобы не умирали новорожденные младенцы в угоду этих кровопийц, жаждущих непорочной чистой крови. Их деяния – все до одного – перечеркивали любые возгласы сожаления, ибо твари ночи не были созданиями Бога, а значит, само их существование - уже преступление, которое должно караться самым жестоким способом.
«Если бы среди них был Дракула... Убей я только его, все остальные исчезли бы сами, рассыпались бы как карточный домик, я в этом уверен. Господь, если тебе угодно мое дело, прошу, приведи его сюда. Пусть он будет здесь, пусть выйдет ко мне, пусть почувствует этот осиновый кол в собственном сердце перед тем, как все его темные силы падут. Во имя Отца и Сына и Святого духа, аминь».
Но женщины впереди не просто почуяли его. Не просто услышали бегущую по венам кровь, в страхе замерзнуть подгоняемую бешено колотящимся сердцем. Они звали его, можно даже сказать – выманивали из своего ненадежного укрытия, но Ван Хельсинг был далеко не так глуп, чтобы слепо повестись на провокации, а тем более – такие мелочные, как обвинения в трусости, разбое или воровстве. Право, наблюдай он сейчас за господами жуликами где-нибудь в темном углу ярко освещенной улицы он бы, может быть, и оскорбился, но только не имея дело с вампирами. Их хитрость, ловкость и сила не знала границ. А еще их было трое. И потому Абрахаму нужно было действовать максимально точно и слажено, чтобы не допустить не единственного промаха. Всего одно неверное движение могло стоить ему жизни.
Из зарослей доктору открывался неплохой вид, и он мог как следует оценить обстановку. Графа Дракулу среди присутствующих он так и не заметил, зато смог понять, что женщины не знают, где именно он находится. Они чувствовали его присутствие в целом, даже могли определить нужную сторону. Но ни одна пара глаз не была устремлена прямо на него. А впрочем, большой роли это и не играло. Просто выпрыгнуть к ним и убить сразу же он все равно не смог бы так, чтобы ни от кого не получить ответных действий, а потому прежде, чем начать движение, ему нужно было продумать сразу всю траекторию и все свои действия.
Все три женщины обступили Вильгельмину, и плюсом было уже то, что они хотя бы стояли все в одном месте, причем не так уж и далеко от укрытия охотника. Следовательно, вероятность каких-то неожиданных выпадов уже была меньше. Вторым фактом, от которого Абрахам определенно выигрывал, было то, что они не стали бы причинять Мине вреда. В каком-то смысле им предстоял поединок именно за миссис Харкер, а потому за ее безопасность можно было не беспокоиться. Однако и оставлять ее вблизи будущего поединка не стоило.
- Дамы! – поднимаясь и выходя из своего укрытия, крикнул Ван Хельсинг, пытаясь перекрыть вой ветра. – Я полагаю, представляться мне не следует, вы и без того знаете, кто я такой. И то, за чем я пришел сюда вам наверняка тоже известно. Во мне достаточно уважения к сопернику, и я предлагаю вам честный поединок за жизнь госпожи Мины вместо того, чтобы нападать исподтишка. В противном случае, и это тоже должно быть вам известно, я стану преследовать вас и буду бить в спину до тех пор, пока вы не упадете одна за другой. Выбирайте же!
Абрахам был настроен решительно, но все же крайне сомневался, что вампиры примут такое предложение, отчего рука его крепче сжалась на рукояти серебряного лезвия под плащом, а другая была готова метнуться к одному из осиновых кольев, пристегнутых к поясу.

Отредактировано Dr. Abraham Van Helsing (2014-05-05 14:40:13)

0

20

Казалось, что вот все страхи и сомнения отброшены назад. Снег уже вновь захрустел под ногами, но не прошла Мина и двух шагов, как ей снова пришлось остановиться. И причем непонятно было пока почему, хотя вампирши, кажется, причину прекрасно знали, судя по их разговорам. Но разве здесь кто-то еще был? Нет, был, конечно, если девушки с кем-то разговаривали, но только Вильгельмина никого поблизости пока не видела. Не с ума сошли ведь эти три вампирши. Как-то не по себе вдруг стало от такой обстановки. Кто мог знать, кто здесь еще мог жить и что за существа водиться?
"Разве мне стоит бояться? Нет, ведь они мне дали понять, что не дадут меня в обиду и мне нечего бояться. Все три девушки выглядят довольно спокойно и даже улыбаются. Возможно, что это лишь так кажется, но ведь если бы было иначе, то все равно хоть что-то выдало их волнение. Они, кажется, даже рады этому нежданному гостю. Но кто он?"
Мина еще раз огляделась по сторонам, но никого не заметила поблизости. Уже стало казаться, а вернее хотелось в это поверить, что три сестры ошиблись, и никого не было тут. Все же девушка начала и правда мерзнуть, и вот так стоять тут ей уже было не в радость. Ветер не хотел успокаиваться и зловеще завывал, дуя с новой силой. Но, к сожалению Мины, гость, которого так хотели увидеть три вампирши, подал голос.
- Доктор? - одними губами прошептала девушка и растерянно взглянула в сторону Ван Хельсинга. Какое-то неопределенное чувство ее охватило вдруг. Отчаяние от того, что все же она не успела все рассказать графу и от того, что доктор смог ее нагнать. Тут же в мыслях пронеслось, что значит и ее муж с доктором Сьюардом тут или вскоре будут тут. И как же тогда ей смотреть в глаза своим друзьям? Что говорить Джонатану? Если рассудить, то Мина пошла к их врагу, даже не предупредив никого. И ладно если просто так, но она пошла выдать все их планы.
"Мина, успокойся. Никто из них не знает истинных твоих целей и поэтому тебе нечего бояться. Да и если узнают, то в этом ничего страшного нет. Ради их же блага ты пошла к графу. Сделала это лишь для того, чтобы спасти их жизни и предотвратить ненужные жертвы. Разве в этом есть что-то плохое? Если же они тебя осудят, то нужны ли тебе они? У тебя есть те, кто примет тебя в любом случае".
Девушка взглянула на своих новых знакомых. На душе как-то стало спокойнее от того, что рядом сейчас были те, кто ее не бросит никогда. Ведь они сами говорили об этом, и трудно было им не поверить. Да, вампиршам удалось сделать то, чего они хотели. Вильгельмина доверилась им, поверила в каждое их слово и готова была встать на их сторону. Слова Ван Хельсинга ее удивляли и поражали. Как можно было предлагать поединок этим трем хрупким девушкам? Это казалось каким-то безумием. Или же доктор, и правда, сошел с ума?
- Доктор, как Вы можете говорить такое? Перед Вами три девушки и Вы с ними так разговариваете. К чему все эти угрозы? Разве так можно разговаривать с дамами? Я Вас не узнаю, - все же выйдя вперед, заговорила Мина и удивленно стала разглядывать  мужчину. Она просто не узнавала сейчас того, кто стал для нее почти отцом.

0

21

Замок графа Дракулы, Гостиная ===>

Признаться честно, но Сорси даже пожалел в какой-то момент, что был так легко одет: выскочив в своем кожаном панцире на улицу с фактически открытыми руками, он ощутил буквально кожей промозглый ветер, который старался забраться, казалось бы, буквально под кожу. Невольно передернув в какой-то момент плечами, блондин даже обнял самого себя за плечи и стал растирать их, стараясь таким банальным способом согреться. Конечно, не живому не страшен холод, но видимо тело все еще пребывало в странном состоянии, которое пережило за это время, когда он лежал без сознания. Словно бы возвращалось в воспоминания, когда еще было в достаточной мере теплокровным, когда ему требовались какие-то внешние факторы, чтобы не замерзать.
"Вот уж дурость-то! Общение с ангелами на меня определенно плохо действует", - выдыхая холодный воздух, который, естественно, вырывался не клубами пара изо рта, вампир огляделся и, заметив Пуазон рядом с собой, тихо усмехнулся.
- Как в старые и добрые времена, не так ли, сестричка? Помнишь наши прежние охоты? Прекрасная сестра-ночь наша спутница, теплый осенний ветер шумит листвой, заглушая звуки нашего движения... люди никогда не догадывались, что смерть ходит так близко. Они всегда старались поскорее добраться до убежища, но не успевали, когда перед ними возникала ты. Вот уж они впадали в ступор! Посреди леса девочка с куклой, которая плачет и зовет своих родных... определенно, сестричка, тебе эта роль всегда удавалась! - Сорси заговорил лишь для того, чтобы не думать и не углубляться в вопрос того, к чему бы ему снились столь странные сны и действительно ли он убил этого пернатого, который смел ему докучать своими словами.
Вспоминая эту встречу, блондин невольно усмехнулся. Надо признаться, что он все-таки помог и похоже исполнил свою задачу: Сорси смог вырваться из этих страшных оков сна, которые опутывали его все это время и сжимали, словно в тиски.
Снова передернув плечами и откинув все-таки прочь все эти мысли (без этого никуда, они раздражали в достаточной мере), блондин подскочил к розоволосой девушке и подхватил ее легко под руку, словно и не лежал некоторое время назад практически мертвым. А ведь он и сам потерял всякую надежду вернуться, но... судьба явно благоволила ему в этот раз. А может и не только в этот, а он просто не замечал за столь стремительным бегом времени и сменой событий.
- Как ты думаешь, моя прелестная сестричка, мы сможем обойти остальных? Хотя кроме Фобоса и Сатин у нас и конкуренции нету. Уверен, что новообращенная обязательно сделает что-нибудь не так и сорвет их охоту, хорошо, если никто еще не пострадает. Или же я не прав и Леспри убережет их? Люди нынче стали мнительными и осторожными, все чаще устраивают ловушки, чтобы изничтожить нашего брата... - хотя самому вампиру пока и не приходилось попадаться в оные: они не охотились поодиночке, зато выбирали весьма нерасторопных жертв, которым можно задурить голову. Помнится, что последними их жертвами стали монашки, которых они развесили на деревьях. А что? Весьма эффектно вышло, как считал сам блондин, если не думать о том, что это шоу устраивалось только для того, чтобы напугать месье Харкера и заставить сдаться. И ведь удалось, черт возьми, удалось! Жаль, что после пришлось его отпустить, правда, он еще не определился, почему именно жаль: потому, что нельзя было оставить или потому, что нельзя было убить. Казалось бы, столько времени прошло, а он только сейчас осознал эту простую вещь. Почему? Да все только из-за того, что все эти дни его голову занимали другие мысли, другие желания, обиды и эмоции, которые заставляли совершать странные поступки, вплоть до сих пор непонятного самому себе побега, результатом которого стало убийство того, кем он все-таки дорожил. Может из-за того, что у них было свое своеобразное совместное прошлое, может потому, что тот действительно любил вампира таковым, каким тот был. Не обращая внимания ни на что другое, он просто был с Сорси и даже согласился отказаться от вечной жизни. Наверное, это жестоко - требовать оного, но блондину просто не хотелось обрекать этого смертного на такое подобие жизни. И вот результат - убили, когда он бросился помогать им.
"Как все-таки странно он поступил: отдал свою жизнь ради тех, кто уже мертв. Мне жаль, Ренфилд, что все так вышло".
Но прочь сантименты, сейчас они определенно были не уместны, особенно тогда, когда они спустились ближе к ущелью и двинулись в сторону населенного пункта. Несмотря на попытку разговаривать с Пуазон, он все еще был где-то не здесь, продолжая свои мрачные размышления.

0

22

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Гостиная ===>

Погода далеко не радовала. Хотя холода Сатин не ощущала, но его должны чувствовать люди, на которых, собственно, вампиры и охотились. Какой, спрашивается, идиот по своей воле выйдет из дома в такую погоду? Снег, летящий в лицо, и ледяной ветер наверняка отбивали у местных жителей всякое желание покидать свои дома. Но соревнование есть соревнование, все в равных условиях, так что Совести ничего другого не оставалось, кроме как идти рядом с Фобосом, пытаясь почувствовать поблизости кого-нибудь живого. Дерзость она догнала еще в замке, благо тот не успел далеко уйти. Его вампирша знала дольше, чем остальных, если не считать графа Дракулу, и к тому же в последнее время практически его не видела, а уж когда они вместе охотились в последний раз и не вспомнить, поэтому была вполне довольно выбором Сорси. К тому же ей все еще были интересны подробности их поездки в Лондон, которые она рассчитывала получить от Фобоса.
"Надо обзавестись парой обуви на плоской подошве. Или двумя. Кто бы мог подумать, что моя высоченная платформа не подходит для прогулок по снегу? Ведь не вчера же я родилась, и даже не вчера умерла, а переобуться не догадалась перед охотой. Хотя не до того было, в кой то веки появилось маленькое развлечение - придуманное Сорси соревнование. До какой же степени скучно было, пока графа не было, что я ухватилась за эту глупость. А теперь ничего не остается кроме как пытаться выиграть. Будь погода более благоприятная, то тут и говорить было бы не о чем, а так все сводится к тому, кому повезет натолкнуться на какого-нибудь путника, непонятно что забывшего на улице. Впрочем, к черту все. Еще не пыталась я победить у еще недавно не встающего с постели Сорси и девчонки, только вчера ставшей вампиром".
- Кстати, Фобос, где вы нашли новообращенную Кармен? Не знаю, как она проявит себя на охоте, но держится она хорошо. Даже удивительно, я-то думала, что способна внушить ужас с первого взгляда, а она меня практически не испугалась, - Совесть ухмыльнулась собственным словам и мельком посмотрела на "партнера по команде". Не переставая вслушиваться в завывания ветра, в надежде на добычу, она отряхнула с челки пару снежинок и без энтузиазма представила, до какого состояния довел ветер ее любимые "рога". Сколько времени она их сооружала каждый день и все напрасно. Ветер ее стараний наверняка не оценил, - заодно можешь мне поведать свои впечатления от Лондона. Пока вы там развлекались, у нас в замке стояла просто скука смертная, - конечно, ясно, что они там далеко не развлекались, хотя бы потому, что Душа прибыл в бессознательном состоянии, а граф уже черт знает сколько времени не выходил из своего кабинета. И новенькую на свиту спихнул. Даже обидно.
"Как вернемся, обязательно навещу графа. Плевать, что без приглашения, у меня есть оправдание. Я уже целую вечность его не видела. Ну а как причину можно придумать, например отчет о жизни в замке в его отсутствие. Не выгонит же он меня..."

0

23

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Гостиная ===>

Фобос, если быть предельно честными, был рад такой компании. Во-первых, они действительно давно не виделись с Сатин, и ее общество всегда устраивало вампира, во-вторых, он чувствовал, как ее гложут вопросы, которые она все-таки не стала задавать при всех. Так что такая прогулка вполне могла помочь им поговорить и выяснить все, что интересовало друг друга.
В отличие от своей спутницы, Фобосу повезло больше в одежде и обувке: несмотря на ее легкость, она ему определенно не мешалась тем, что на каждом шагу приходилось проваливаться в снег. А то, что холодно... так они вампиры, им-то что до зимы? Разве что одежду бы после пришлось бы выкинуть из-за испорченной ткани.
Но вот Совесть все-таки нарушила тишину, которая повисла между ними после того, как они покинули замок, и вампир невольно усмехнулся. Она спрашивала о новообращенной... что ж, в этом не было никакого секрета, а потому он решился ей рассказать правду:
- Я вообще-то не планировал встречи с графом в Лондоне, но пути Фортуны неисповедимы, - исковеркав знаменитые слова, Аурели стряхнул с правого плеча снег. - Я случайно наткнулся на него в одной часовне, которая оказалась частью купленной им земли. Повстречавшись там с графом, он мне поведал, что нашел новую девушку, которая по совместительству оказалось подругой той блондинистой... я, право, не запомнил ее имени. Она мне не показалась достаточно интересной, - словно бы отмахнувшись, произнес он. - Графа привлекли ее волосы и характер, он просто не смог удержаться от соблазна. Вот так и получилось, что теперь в наших рядах столь милая юная персона. Правда, она похоже чем-то на Сибиллу, не знаю, что он в ней особенного нашел, но это выбор графа, - вампир усмехнулся, ловко перепрыгивая небольшой сугроб и чуть не падая, зацепившись за корень дерева, который под оным не увидел. - Думаю, что после произошедшего в склепе в Лондоне она уже ничего не испугается. На ее глазах убили троих... вроде троих, - он задумался, перебирая в памяти тех, кто пал в том бою. - И двое из них были ее ухажерами... вот уж представь: она просыпается в своем склепе, а к ней пришли ее бывшие женихи не для того, чтобы оплакать покойницу, а чтобы вбить ей кол в сердце. Это возмутительно, определенно! - Фобос даже фыркнул, вспоминая все до мельчайших подробностей, - а ведь еще и говорили ей, что помочь ей пришли, что это - не жизнь. Понимали бы они хоть что-то в таких вещах... в общем, в тот день ей пришлось насмотреться на расправу над бывшими друзьями. Правда там и ранили Сорси, этот треклятый охотник - Ван Хельсинг, чтоб его, - последние слова оказались приправлены нецензурной бранью, но он понадеялся, что Сатин не станет из-за этого ругаться. В конце концов, они уже не дети, чтобы стесняться каких-то выражений, все можно было облекать теми словами, которые действительно подходили больше всего.
"Жаль, что из-за ранения Сорси не удалось с ним там же и расправиться на века, чтоб больше никогда не мешался под ногами".
Правда, теперь они с графом нашли иной способ его устранить, но это не стирало неприятного осадка. Ведь из-за этого охотника он чуть было не потерял своего единственного обращенного вампира, о котором в достаточной мере беспокоился и не желал, чтобы с ним что-то произошло.
Но, увы и ах, в итоге все равно не смог уберечь от беды. Его промашка.
- Что же касается Лондона, моя милая сестра, то ничего интересного. Люди такие же, правда играют все в маски приличия, а под ними столько пороков, что с души воротит, не меньше. Я походил по их клубам, посмотрел на то, как они играют в карты за стаканом виски и сигарой, видел, как восхищаются полуголыми женщинами, которым стоило бы немного сбросить в весе, и понял, что чуждо мне их общество. В итоге пробежался по борделям, где куда более искренние девицы, чем их клиенты. Правда, болтливые они не в меру. Им дай волю сказать слово и все! Не заткнешь после этот рог изобилия, правда, наполненный информацией. Хотя так мне удалось узнать о том, что в одном из злачных мест обосновался наш младший братец. Как всегда его тянет к плотскому, несмотря на хладность тела. Так что, Сатин, - он остановился на миг, чтобы посмотреть на женщину, - не могу похвастаться тем, что у нас было весело там. А когда еще встретил графа, то и вовсе пришлось забыть об отдыхе. Вот приписал нам с Леспри вернуть нерадивого мальчишку... вот уж он там устроил! И мне досталось, и ей! Совершенно от рук отбился, нахаленыш эдакий! Правда, потом все-таки последовал за нами к Дракуле. Но хлопот-то было... - он даже присвистнул, а потом, подобравшись к вампирше ближе, обнял ее за талию. - Теперь твой черед выкладывать о том, как скучно вы тут жили.

0

24

Все шло как нельзя лучше! Как того хотелось графу Дракуле. Мина подле них, всецело доверяет трем вампиршам, проклятый убийца Ван Хельсинг появился. Осталось всего-то ничего - изничтожить этого изверга. Сибилла с трудом сдерживалась, дабы не захлопать в ладоши и не запрыгать на месте, словно малое дитя получившее пакет со сладостями на Рождество.
«Ах, какое благородство! Нам предложен честный поединок, а не нападение со спины! Неслыханный аттракцион щедрости, от этого ненавистного изувера!» - скептически констатировала все речи доктора рыжеволосая шельма про себя.
- Ну почему же нам не стоит назвать своих имен? Мы же не дикари, а благовоспитанные люди! – не выдержала, наконец, она. - Неужто Вам, мой дорогой, сладкий мсье и вовсе не интересно? Меня вот, например, зовут Сибиллой, хотя Вам я позволю маленькую вольность, так как Вы мне очень даже приглянулись… - доверительно сообщила младшая невеста. - Можете называть меня Куколкой. Черноволосую сестрицу мою звать Каприс, а светловолосую нашу неженку Моникой. Ну с миссис Вильгельминой, как я знаю, Вы хорошо знакомы… Неужто и Вы не представитесь, а только будете дуться, сопеть и смотреть на всех нас исподлобья?
Не могло радовать и то, что сама Вильгельмина встала на защиту своих будущих сестер.
«Правильно, все правильно Мина. Ты избрала верный путь, выбрав нас, избрав графа», - мысленно похвалила поступок молодой женщины вампирша, и ободряюще улыбнулась миссис Харкер.
- Родная моя, – легкое прикосновение ледяной руки к щеке Мины и хитрая улыбка-оскал адресованная стоящему поодаль Ван Хельсингу, – не слушай ты его. Он хочет запугать всех нас, дабы помешать твоему разговору с графом Дракулой. Он завидует тебе, ибо его никто не желает видеть! Странные у тебя друзья, желающие помешать твоему счастью… Хотя это вовсе не мое дело. Но ты не бойся, не переживай, мы не дадим тебя в обиду, не предадим твоих ожиданий. Еще немного и ты будешь беседовать с ним...
Шаг, затем еще один и Сибилла отдалилась от своих сестер и Вильгельмины, оскальзываясь на снегу но, упорно продолжая подходить к Ван Хельсингу, походкой настороженного кота, в любой момент готового убежать.
- О, милый доктор к чему такие угрозы? Не будьте букой и нелюдем! Ведь, как правильно сказала миссис Харкер, перед Вами всего лишь три хрупкие девицы…

0

25

Какое благородство от того, кто всегда любил наносить удар в спину, без всякого предупреждения! Наверняка лишь из-за Вильгельмины Ван Хельсинг пытался изображать саму гуманность сейчас, а так вряд ли бы отступил от своих привычек. От этого еще большее отвращение вызывал у Каприс охотник, и с еще большим желаниям она готова была его убить. Только вот торопиться все же не стоило. Если они с сестрами нападут первыми, то это может сыграть не им на руку. Да, мужчина предложил им поединок, но нападать не нападал первым, так что пока реагировать надо было лишь словесно. Конечно, не могло не порадовать в данной ситуации то, что миссис Харкер решила принять их сторону.
"Молодец, ты все правильно делаешь. Главное не слушай этого обманщика, помни о графе, который ждет тебя. Не сомневайся ни в чем".
Вампирша присела в реверансе, когда младшая невеста графа их стала представлять, и, взглянув на охотника, улыбнулась ему, показывая клыки. И вновь граф оказался прав. Не ошибся в отношении Мины и того, что она с легкостью пойдет за вампиршами и встанет на их сторону. Нет, конечно, сомневаться в этом нельзя было, так как сопротивляться зову графа миссис Харкер не смогла бы долго. Но все же до этой минуты Каприс не оставлял страх того, что эта англичанка вновь передумает что-нибудь и кинется к охотнику. Но к счастью все страхи были напрасными, теперь дело оставалось за малым - просто застать Ван Хельсинга врасплох и убить.
- Не бойся ничего. Мы с тобой и сделаем все, чтобы ты поскорее встретилась с графом Дракулой. Надеюсь, ты не передумала это сделать из-за этого месье? Даже не вздумай, так как каждое слово произнесено им лишь из-за зависти, как уже сказала моя сестра. А разве надо слушать людей, которые желают помешать быть тебе счастливой? Хотя решать все тебе, но мы тебя лишь предупреждаем, - мягко проговорила старшая невеста и после этого стала наблюдать за Сибиллой. Все же она была храброй, решившись вот так просто подойти ближе к этому охотнику, который мог нанести удар в любую секунду. Все эти красивые слова лишь прикрытие, пыль в глаза. Нет, Каприс не могла просто так стоять в стороне и не поддержать сестру. Мало ли что могло случиться? Но как сделать так, чтобы Мина не путалась у них под ногами?
- Дорогая сестра, надеюсь, что ты подождешь пока мы поговорим с этим месье и докажем ему, что он неправ? Главное ни о чем не волнуйся и стой здесь, - улыбнувшись, Каприс отошла от Вильгельмины. Осторожной походкой она направилась к своей сестре, не забывая наблюдать за охотником. Надо было предусмотреть все, чтобы нападение в случае чего не было неожиданным. Наверное, будет обидно пострадать из-за своей невнимательности. Или еще страшнее... Погибнуть из-за такой мелочи. По сути, многие вампиры погибали от руки Ван Хельсинга либо из-за своей горячности, либо из-за невнимательности. Значит, сестрам надо было не допускать ни того, ни другого.
- Послушайте миссис Харкер. Ведь она говорит правду. Как Вам, и правда, не стыдно ставить перед таким выбором нас? Вы же понимаете, что нас обязываете на поединок? Может, мы не хотим вступать с Вами в поединок, но и погибать не очень хочется лично мне.

0

26

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Гостиная ===>

Леспри аккуратно взяла Кармен под руку и направилась вместе с ней к выходу из замка. Что уж говорить, погода, которая стояла на улице, не прибавила радости вампирше, и первым ее желанием было просто развернуться и уйти обратно, даже предстоящая охота не радовала. И, возможно, она бы так поступила, если бы с ней не было Кармен. Естественно, Леспри не смогла бы ее бросить. Снег летел в лицо, закрывая обзор, буря бушевала и не утихала ни на миг.
- Кармен, не отставайте, - бросила она рыжеволосой девушке, потянув ее за собой, после чего посмотрела на нее и улыбнулась.
"Интересно, какой же идиот высунет нос на улицу в такую погоду, а? Вряд ли такой человек найдется. В последнее время охоты пошли неудачные. Хотя, будем надеяться, что сегодня нам повезет..."
- Кармен, - обратилась к девушке Леспри, - надеюсь, Вы хорошо устроились в нашем замке? Надеюсь, что Вы вскоре освоитесь тут.
И в этом вампирша не сомневалась. Стоило только посмотреть на то, как уверенно держалась она при всех. Хотя им было видно, что Кармен немного робела, но, наверное, каждый бы стал вести себя так на ее месте, если не хуже.
"И все-таки мне кажется, что она будет хорошей ученицей. Сразу же видно невооруженным взглядом, что она, как будто бы была создана для этой жизни... Как легко она смогла забыть свою прежнюю смертную, и так легко последовать за графом. Хотя, это и неудивительно, ведь перед графом невозможно устоять. Кармен, Страсть графа... Прекрасно придумала Пуазон. Ничего лучше и подобрать в действительности нельзя..."
Однако осознав, что слишком ушла в свои мысли, Леспри перевела взгляд на Страсть.
- Как думаете, нам повезет, и, возможно, нам первым попадется жертва? - Леспри ухмыльнулась.
Не сказать бы, что она особо верила в это.
"Однако, мне так хочется одержать победу в этом соревновании... Наверное, Сорси думает, что у нас с Кармен что-то обязательно пойдет не так... Нет, я уверена, что Кармен вполне сможет сориентироваться и никаких неловких ситуаций не произойдет. Да, даже, если Кармен и оступиться и упустит жертв, я не позволю им убежать".

0

27

Трансильвания, Замок графа Дракулы, Гостиная ===>

Пуазон с радостью покинула гостиную и вышла на улицу. Как же она хотела вырваться, наконец, из этих треклятых четырех стен! Да только отвратная погода, похоже, все-таки решила ей испортить настроение. Если честно, Пуазон всегда ненавидела такую погоду. Отчасти потому, что этот мерзкий холод пробирался под кожу, хотя вампиры и не могли его чувствовать, отчасти - потому что в такую погоду уж точно редко можно было встретить смертных.
Однако вскоре Пуазон отвлеклась от этих далеко не радостных мыслей.
- О, да, я прекрасно помню наши предыдущие охоты, мой дорогой братец! - розоволосая вампирша даже улыбнулась от навеянных прекрасных воспоминаниях. Что уж тут говорить, были когда-то времена. И она их неплохо проводила с Сорси. - Людей всегда оказывалось так легко обмануть, - Пуазон не смогла сдержать ухмылки при этих словах, - но в последнее время все меньше и меньше попадается жертв, как думаешь, из-за чего это? Неужели они стали догадываться о нашем существовании? - над этим вопросом Эмоции размышляла иногда. Охоты с каждым разом становились все более и более неудачными. А все из-за чего? Скорее всего, смертные стали слишком осторожными, и эта осторожность, что уж тут скрывать, не была на руку бессмертным.
"Очень низкая вероятность встретить здесь людей в такое время, да еще и при такой погоде, наверное, здесь будут разве что бродяги, на подобие того, что нам тогда попался. Стоит только вспомнить вкус его мерзкой крови!" - вампиршу аж передернуло от этого воспоминания.
От ее внимания не ускользнуло то, что Сорси стал каким-то не в меру задумчивым. Интересно, что же послужило причиной этому?
- Сорси, что-то ты слишком задумчив стал, - безрадостно как-то сказала она. - Конечно, сможем их обойти, как же иначе, - улыбнулась Пуазон. - Я не думаю, что новообращенная допустит ошибку, а если даже и допустит, с ней же Леспри. Думаю, она сможет уберечь ее от таковых в этой игре, - произнесла Пуазон.
"Нужно будет потом обязательно поговорить с Кармен один на один. Узнать о ней побольше, да и помнится, она обещала научить меня испанскому языку".

0

28

- Пуазон, милая моя, они всегда знали, что есть кто-то рядом, кто живет за счет них. Так было далеко не первый день. И мы не первый вампиры, что терроризировали окрестности. Просто сейчас нашего брата стало больше, новообращенные ведут себя достаточно шумно, а потому и выходит, что смертным нынче нужно быть в разы осторожнее, чем прежде. Это своего рода расплата за беспечность и то, что многие были брошены на самих себя. Надо признаться, что этой новенькой Кармен еще повезло: граф оставил ее на воспитание свите, тем, кто опытен. Уверен, что другие непременно не станут оставлять ее без внимания, в конце концов, чем еще заниматься, когда не время охоты, - блондин осторожно переступил через очередной небольшой сугроб, стараясь не начать ненароком стучать зубами. Ветер порядком успел надоесть, особенно своими завываниями, которые заглушали другие звуки, более важные в момент охоты. Впрочем, если посмотреть с другой стороны, то все равно не было никого поблизости, не чувствовалось присутствие живого. Даже звери старались держаться как можно дальше, разве что птицы иногда подавали голос и тут же замолкали, явно опасаясь навлечь и на себя несчастье в виде тех, от кого уже даже Смерть отвернулась, посчитав их недостойными своих объятий. Но сожалели ли об этом вампиры? Вряд ли, по крайней мере, большинство из них не раз показывали то, сколь довольны подобием жизни. Что же касается блондина, то он все еще метался: то бывал рад тому, что жил так долго и оставался молод, то проклинал все вокруг, понимая, что однажды все умрет и останутся только они. И что же будет их ждать дальше? Грызня друг с другом? Вполне вероятно, но это не очень-то утешительный прогноз, согласитесь.
Подойдя ближе к Пуазон, он обнял ее одной рукой за плечи и привлек к себе, чтобы после поцеловать в висок, а после усмехнуться. Ее слова определенно заставляли вспоминать то, что произошло не так-то давно, обращаться к мелочам этих событий, выискивая нужный ответ. Но отыскать оный оказалось не так-то уж и просто. Почему блондин теперь ходил задумчивым? Только ли от того, что потерял кого-то, кто был не безразличен? Или же от странных снов, который заставляли в ужасе хватать воздух ртом после пробуждения? А может и вовсе потому, что просто до сих пор оставался под впечатлением от недавних событий?
Можно было бы приплести разлад с графом Дракулой, еще и то, что определенно настораживало - забота Фобоса (а ведь именно вкус его крови чувствовал все это время на губах), но сейчас об этом не хотелось размышлять. Просто потому, что голова должна быть чистой во время охотой.
Еще несколько шагов и ему пришлось с тихой руганью отряхиваться, когда с близстоящего дерева свалился снег ему за шиворот. Приятного в этом мало, а уж тем более для того, кто столь долго, так сказать, болел.
- Вот уж погода-то вышла сегодня! Мерзость, все белым бело! - между делом возмутился вампир, а потом обратил внимание на свою спутницу. - Леспри не так-то уж и ловка в охоте. Что была раньше неосторожной, что сейчас, потому могу уже сейчас предсказать провальность их дуэта. Конкурентами можно только назвать Сатин и Фобоса. Вот уж кто умеет загонять своих жертв в угол! Правда не уверен, что без любимого подсвечника наша рогатая Совесть справится, - несколько ехидно заметил Сорси, в действительности же просто уводя разговор в другое русло. Объяснять причину своей задумчивости он не хотел в достаточной мере сильно, чтобы недовольно щуриться и иной раз фырчать. Хотя, наверное, такое можно было списать на все тот же снег, который ветер бросал ему в лицо. Стоило бы сейчас прислушиваться к каждому шороху, да только блондин был абсолютно уверен, что столь далеко мирные жители селения не пошли бы. Страх - великая эмоция, которая умеет управлять людьми. А страх перед кем-то - и того сильнее.
- Но знаешь, что я тебе скажу? В такой погоде есть несомненные плюсы: запах смертного становится в разы сильнее на фоне свежего аромата снега, который столь немилостиво сыпется с неба, - весьма верное замечание, правда, пока он так ничего и не чувствовал.

0

29

"Боюсь, братец, ты слишком часто уезжаешь от нас. Не найти в блондинке ничего особенного в свете последних событий... Я бы даже сказала, что ты потерял чутье, если бы в ней и правда было что-нибудь, кроме поразительного сходства с Элизабет".
- В наше время мужчины абсолютно не умеют ухаживать за женщинами. Умирать на глазах у дамы - как неприлично, - фыркнула Совесть, вклиниваясь в речь Дерзости. Если бы граф каждый раз выбирал себе детей по характеру и прическе, то, по крайней мере, по одному из пунктов, Сатин не прошла бы. А если серьезно, то, что на глазах у Люси убили трех ее знакомых, к тому же двоих ухажеров, вполне оправдывает ее невозмутимость и спокойствие. Все могла пойти по другому сценарию и закончиться чем-то вроде истерики, что намного хуже, - Ван Хельсинг? Он снова объявился? - Сатин серьезно глянула на Фобоса, подписываясь мысленно под каждым эпитетом, которым был награжден охотник. То, что он дал о себе знать, скорее всего, значило, что либо он придумал что-нибудь новое против детей ночи, либо его гордость задета обращением Люси, с коей он наверняка был знаком, раз оказался вместе с ней и со свитой в склепе. В любом случае, теперь нужно быть начеку. - Я-то надеялась, что он сгинул где-нибудь, а он жив, здоров и даже умудрился ранить Сорси. Порадуй меня, скажи, что и проклятому охотнику досталось. Надеюсь, он не стал Вас преследовать?
"Виски, сигары, карты, полуголые женщины. Я чего-то не понимаю, или по сравнению с Лондоном наша родная Трансильвания, даже полная вампиров, тишайшее место в мире? По крайней мере, в радиусе пары километров от замка, Сорси вряд ли найдет себе даже что-нибудь отдаленно напоминающее бордель".
- Искренне сочувствую, - Сатин не понаслышке знала, сколько хлопот может доставить Сорси, - у нас же все настолько плохо, братец, что даже люди сидят дома и не высовываются. Не охота, а черти что. Раз мы вышли с Пуазон размяться, так за нами прицепились невесты графа, правда не все, только Каприс и Сибилла. Как обычно, теплых отношений у нас не сложилось, и в итоге мне пришлось добивать найденного нами несчастного бродягу, ибо все покрутили носом и быстренько ретировались, - Совесть еле слышно вздохнула и придвинулась ближе к Фобосу, чтобы удобней было идти и иногда избегать падений, - в общем, мы все жутко ждали возвращения графа и уехавшей свиты, а в итоге не получили ни капли внимания.
"И все же ни единого больше упоминания о Мине от Фобоса. Странно, я-то думала, что она наверняка замешана в этой поездке Дракулы в Лондон, и вернется он вместе с ней. Либо Дерзость темнит, либо что-то случилось с самим графом и его чувствами, либо, что не исключено, в этом опять замешан Ван Хельсинг".
- А что насчет той блондинки, которая оказалась подругой Люси? Ты про нее что-нибудь знаешь? - Совесть остановилась и вопросительно посмотрела на Фобоса. Наверное, ответ на этот вопрос интересовал ее более всего в этом разговоре.

0

30

- О, моя милая Сатин, да разве это мужчины? Их нельзя так назвать уже только потому, что они пришли убивать ее. В этом нет ничего достойного гордого звания мужчины. Ну да черт с ними! Что толку говорить о тех, кого вряд ли даже в землю-то закапали? Сомневаюсь, что мистер охотник был столь любезен, чтобы озаботиться этим вопросом. Скорее всего, несчастных идиотов просто сбросили в общую могилу невостребованных трупов, - здесь, конечно же, Фобос преувеличивал: убитых похоронили, правда, никого из знакомых не было в этот день, чтобы почтить память погибших. Но это же такая мелочь, право!
Фобос легко устроил ладонь Сатин на сгибе своего локтя, предлагая тем самым сопровождать ее, после чего нахмурился, задумываясь над ее вопросом.
- Объявился, да... только не думаю, что он приехал в Лондон из-за графа. Скорее случайное стечение обстоятельств. Хотя, несомненно, он помешал планам графа. Не думаю, что он планировал столь скоро возвращаться домой. Если бы не стояла угроза потерять связь со своей Душой, он бы остался для того, чтобы захватить власть в Лондоне, но все вышло так, как вышло. Впрочем, здесь вина не только нашего дорогого Ван Хельсинга, который решился из каких-то своих соображений натравить тех молодых людей на юную мисс Вестенра. Мне кажется, что они были знакомы прежде, даже возможно, что он пытался спасти Люси от обращения в вампира. Правда... не успел немного, - Фобос коротко хмыкнул. - Ты бы видела то, что там происходило! Сколько эмоций отображалось на лицах тех несчастных... это оказалось достаточно веселым мероприятием. А Сорси он ранил только потому, что он слишком часто отвлекался. Думаю, что они ссорились с Дракулой, пускай и не говоря вслух. Душа обозлилась на графа за что-то там, о чем я понятия не имею. Но видимо он сильно задел нашего брата, - вампир просто не смог не заметить оного в тот момент, правда, тогда обдумать сие не успел, озабоченный ранением Сорси. Сейчас же у него оказалось достаточно времени, чтобы проанализировать ситуацию со всеми ее вытекающими: в тот момент блондин стоял спиной к нападающим и обменивался достаточно многозначительными взглядами с графом. И в них легко можно было прочесть всю палитру чувств: от гнева, до детской обиды, что предали, оставили... И вот именно этот вопрос не давал покоя.
- Но позже об этом поговорим. Лучше расскажи, что же такого здесь случилось, что наш брат опять решился сбежать и бросить все. Ведь уже давно не повторялось таких вот подрывов с его стороны, если не ошибаюсь, уж точно не меньше четырех лет прошло с последнего. Вот только в прошлый раз Дракуле удалось его вернуть, а тут... если бы не ранение, то сомневаюсь, что Душа вернулась бы в замок добровольно, разве что в сколоченным гробу и затянутом цепями, - они ступали достаточно неспешно по снегу, словно бы не на охоте были, а просто прогуливались в хорошую погоду.
- Говоришь, значит, что с охотой нынче совсем плохо? Что ж, это и не удивительно: люди понимают, кто живет у них под боком и боятся оного. Вот и результат - прячутся, сопротивляются... думаю, что им просто надо время свыкнуться, чтобы снова прекратить бояться и выходить из домов на ночные гулянья, - вампир рассуждал несколько сухо на эту тему. В конце концов, он мог и постучаться кому-то в дом, если бы захотел, выманив жертву к себе на улицу. Все это не так-то уж и сложно, главное - желание.
Но вот разговор снова сменил направление и коснулся той девушки, которую граф напоил своей кровью в склепе.
- Я знаю лишь то, что лицо ее похоже на лицо погибшей жены графа, что она англичанка, была подругой нашей новой сестры... что она достаточно глупа, чтобы прийти ночью в одиночестве в склеп к своей должной быть покойной подруге. Правда, графу она интересна и он напоил ее своей кровью, так что стоит ждать, что вскоре среди нас будет пополнение. Хотя мне эта перспектива совершенно не улыбается. Граф теряет голову в последнее время из-за новых девиц и поступает слишком опрометчиво, подвергая опасности даже себя. А это не допустимо, когда рядом ошивается этот охотник.

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Окрестности » Ущелье Бран (Борго)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC