Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Кингс-Кросс » Квартал красных фонарей. Жилые комнаты


Квартал красных фонарей. Жилые комнаты

Сообщений 31 страница 46 из 46

1

Скромно обставленная комната со старыми обоями на стенах, которые в некоторых местах уже оборвали и полами, которые скрипели так, что ступить шагу незамеченным не удавалось.
В комнате полутороспальная кровать, застеленная самым дешевым бельем, тумбочка, небольшой комод. На окнах недорогие занавески.
Ванная комната общая для всех в конце коридора в доме, хотя благо то, что хоть на каждом этаже своя.

0

31

Стоя перед закрытой дверью, в которую продолжали стучаться и напоминали, что нет, они не галлюцинации, Сорси раздумывал о том, что же дальше теперь делать. Конечно, он-то мог уйти и через окно без каких-либо последствий, но, во-первых, он не хотел так трусливо сбегать, во-вторых, он не хотел оставлять Ренфилда, к которому уже успел заново привыкнуть здесь. Все же тот ему помогал все это время, и было бы совсем не честно с его стороны, если бы он бросил смертного на растерзание своим родственникам.
Из задумчивости его вывел голос этого самого человека. Обернувшись к нему, вампир легко и непринужденно улыбнулся, забирая свои вещи. Скинув полотенце снова на спинку кровати, он надел штаны, а потом сверху накинул рубашку.
- Это? Это были Леспри и Фобос. Они приближенные графа. Конечно, не настолько, как некогда я, Сатин и Пуазон, но они практически часть свиты. Хотя я удивлен. Граф уезжал с Леспри, а тут явился Фобос... неужели снова решил показаться перед хозяином? Вот ведь неожиданность, - поймав Ренфилда за руку, блондин легко притянул его к себе, игнорируя этот шум за дверью, после чего коснулся губами его губ. - Не бойся, я не дам тебя в обиду им, а со своими желаниями они могут катиться на все четыре стороны, - усмехнулся Сорси, после чего все-таки выпустил Ренфилда из объятий, длившихся не слишком-то долго.
"Не злить тебя, Фобос? Кто еще кого злит. Появляешься, когда захочешь, ничего никогда не делаешь, а получаешь куда больше свободы и уважения от графа, чем я, даже если и веду себя хорошо. Лучше бы он не приходил. Но... что ж, поиграем, раз они так хотят этого".
Снова пройдя к двери, он подмигнул Ренфилду, а потом жестом указал ему отойти в сторону, после чего резко распахнул глаза.
- Не надо орать, истеричные девицы. Я одевался, - будничным тоном сообщил Сорси, отходя к Ренфилду и ловя его снова в свои объятия, устраивая подбородок у него на плече. Конечно, могло показаться со стороны, что вампир сейчас прикрывается смертным, но это абсолютно не так. Он просто выбрал удобное для себя место, чтобы умудряться не поддаваться лишним эмоциям и сдерживаться. - Вы так верещите, что, наверное, перебудили весь бордель. Думаю, вы нажили себе десяток врагов, пожелавших обязательно расчленить ваши тела. Так чего так кричите? Что случилось? - блондин усмехнулся, а потом жестом указал на кровать - единственное место, где можно было присесть. - Проходите, дорогие гости, присаживайтесь, я вас внимательно или не очень внимательно слушаю. Хотя... милый, сделай нам чаю, - отпустив в очередной раз смертного, он подтолкнул его слегка в сторону столика, на котором были чашки и чайничек. Просто смертному не стоило слушать все то, что могли бы сказать эти двое.
"Что, граф отправил своих собачек искать меня? У самого нет желания заниматься такими мелочами? Только зря он надеется, что я соглашусь вернуться. Это уже дело принципа. Он предал нас, выбрал ее... это непростительно. Недопустимо. Семья должна быть важнее какой-то девушки".
Сам же Сорси не брал в счет то, что и сам-то сбежал не просто куда-то, а к своему давнему знакомому, которого благодаря ним и отправили в психиатрическую больницу. Но было одно отличие: он сделал это только после того, как Дракула выбрал не их. А раз тому стало плевать на прежнюю семью, то зачем и вампиру держаться за нее? Он решил обзавестись новой, к примеру, с этим самым человеком. И пока что у них удавалось неплохо изображать самую настоящую семейную жизнь, где они по очереди готовили что-то (конечно, Сорси не ел, но иногда его забавляли эти совместные ужины, которые они проводили).
- Что ж, я вас слушаю, но не более десяти минут. У меня сегодня выходной, я хочу отдохнуть, а не слушать пустой и бесполезный треп двух собачек графа, которые побежали выполнять его приказ по первому свистку, - ему хотелось лишний раз напомнить о том, какое они место занимали и чтобы не воображали себя даже равными действительно приближенной свите. Хотя и свита в итоге оказалась совсем не нужной ему.
"Это даже смешно: он столько времени уверял нас в том, что мы ему нужны, что мы для него - семья, а в результате первым же и отрекся от нас. Как это неприятно, - Сорси еле сдержался от желания поморщиться и фыркнуть, но все-таки сдержался, продолжая держать эту маску абсолютного спокойствия. Врагам не следует знать, что гнев снова закипает в нем. - Интересно, а они знают, что их ждет тоже самое, что и нас? Или они думают, что выслужатся перед ним и станут хотя бы немного важнее?"

+1

32

Фразы, доносящиеся из-за двери нравились Ренфилду всё меньше по мере того как они подтверждали его опасения. Их действительно обнаружили, и лучше бы это были санитары из больницы, явившиеся вернуть своего пациента, право слово. Ведь они были всего лишь людьми, смертными, и справиться с ними было бы куда легче, чем с теми, кто стоял сейчас в коридоре на самом деле. Члены свиты Дракулы, Леспри и Фобос, как представил их Сорси, поочередно стучали в дверь, пытаясь уговорить вампира впустить их, но тот, похоже, не спешил доставлять им такого удовольствия, как возможность вернуть графу его Душу без всяких проблем.
Хотя то, что рано или поздно вампир всё равно будет найден, являлось фактом весьма очевидным, по внешнему виду Сорси сейчас трудно было сказать, готов ли он к такой ситуации и знает ли, что нужно делать. Пока всё, что он предпринимал – только игнорирование визитеров, и это заставляло Ренфилда всё больше хмуриться.
В конечном итоге жизнь один на один с Сорси пришлась ему по вкусу, и даже желание обрести жизнь вечную, что когда-то обещал ему граф, хоть и не утрачивало первостепенной важности, слегка померкло. Это и являлось одной из причин, по которой Ренфилд вовсе не желал, чтобы в их слаженный альянс вклинивался кто-то еще, способный разрушить то, что только-только принимало ясные очертания.
Нехотя отпустив от себя Сорси, Ренфилд послушно отступил. Кажется, вампир собрался с мыслями и теперь готов был вести переговоры с незваными гостями, однако больной всё равно горячо не желал, чтобы дверь открывалась, будто тогда в комнату войдут не вампиры, не члены графской свиты, но предвестники начала конца.
И вот, на пороге возникли двое. С Леспри Ренфилд был немного знаком: они виделись несколько раз, когда больной еще был в Трансильвании, в замке Дракулы. Фобоса же он прежде не видел и слышал о нём в первый раз. Произносить что-либо Ренфилд не стал, только сверля вошедших недобрым взглядом. Может быть, это не входило в элементарные рамки вежливости, но когда кто-то является под дверь с требованиями выйти и с угрозами насильно увести куда-то в другое место, здесь уже не до манер. Хотя, вряд ли визитерам, конечно, вообще было какое-то дело до того, буде больной молчать или пожелает с ними говорить. Они ведь явились за Сорси, что им какой-то жалкий человек. Что ж, их беда, что Ренфилд будет защищать интересы вампира до тех пор, пока его самого не убьют. Словно в доказательство этих мыслей больной выпрямился, стараясь полностью закрыть собой Сорси, стоящего у него за спиной и уже начавшего диалог. Диалог, могущий привести к совершенно любому исходу, от плачевного до наилучшего.
«Сорси ждет граф… Граф потерял Сорси в тот самый момент, когда он ушел. И, глупец, только ухудшал ситуацию каждым часом, когда не пытался его вернуть. А теперь поздно! Сейчас уже поздно. Теперь Сорси свободен и сам волен решать, как жить. С кем жить».
Сам же он был волен решать и то, как принимать сегодняшних гостей, потому противиться его просьбе сделать чай Ренфилд не мог, хотя ему не нравилась перспектива оставить вампира наедине с Леспри и Фобосом, пусть это и означало всего лишь уйти в другой конец комнаты. Понимал больной и такую вещь, как абсолютная бесполезность такого напитка как чай для тех, кто питается исключительно кровью: Сорси никогда не прикасался к блюдам, которые поддерживали силы в человеке. А это означало, что вампир просто не желал присутствия Ренфилда рядом с собой во время переговоров с пришедшими, однако сам больной был несколько иного мнения, считая всё, что бы ни было здесь произнесено сегодня имеющим самое прямое к нему отношение.
Подойдя к столику с чайными принадлежностями, Ренфилд стал сервировать чашки, при этом внимательнейшим образом прислушиваясь к тому, что происходит за его спиной, отчего его движения становились машинальными и неточными.

0

33

Фобоса буквально подмывало взять и закатить глаза на слова Леспри, особенно, когда Разум столь неосмотрительно сама полезла стучаться в дверь.
"О, женщины... а еще Разумом называется. Иногда мне кажется, что она немного не ту должность при графе занимает, впрочем, ему, наверное, виднее", - хотя в последнем Аурели все чаще сомневался.
- Мисс Леспри, поберегите свои прелестные кулачки, не забывайте все-таки о том, что Вы - женщина. Не положено так себя вести, - нравоучительно произнес он, подняв указательный палец вверх, показывая всю важность собственных слов. Хотя о важности оных вполне можно было поспорить: она уже не была обычной женщина, Леспри стала таким же вампиром, как и он сам. Ну, только с поправкой на то, что Валентино был одним из первых при графе Дракуле, кого он, так сказать, назначил частью себя, всего-то.
Но он отвлекся. Посмотрев с головы до ног на Леспри, потом чему-то своему хмыкнув, он все-таки отстранил предусмотрительно девушку: мало ли что их ждало за дверью и какое приветствие ему преподнесет сынок?
- Боюсь, что если его пороть, то он получит удовольствие. А я бы не хотел смотреть на сомнительную картину того, как вампир возбуждается от порки. У меня слишком нежная психика для таких картин! - Аурели врал и не краснел, хотя краснеть и не мог в силу того, что не совсем-то живым являлся. Что уж тут таить, но он и сам бывало развлекался так, что даже бордельные шлюхи могли бы покраснеть от смущения и стыда. Уж что-что, а развлекаться Фобос научился за время своей жизни, причем так изощренно, что многие бы позавидовали ему.
"Детский сад, такой детский сад! Неужели он действительно надеялся на то, что граф от него отстанет и позволит жить на воле? Вот уж сомневаюсь. Он-то все-таки душа, а потому и нужен графу... хотя я так и не понял, для чего вампиру душа, которая должна была, наверное, попасть давно в ад. Интересно, моя там?"
Размышления ни о чем, зато Фобос заулыбался. Ну да, это забавно - рассуждать на такие темы, особенно с графом, которого оные предположения могли только позабавить, хотя в отличие от других, вампир никогда не стеснялся говорить все то, что вертится у него на языке. Может потому и умудрялся оставаться тем, к кому иногда прислушивались: он не изворачивался и не врал. Ну, практически не врал - история с Сорси не считая в силу давности дела и невозможности что-то исправить в этой жизни.
Но вот дверь неожиданно все-таки распахнулась, и Сорси явился перед ними уже относительно одетым: в штанах и не застегнутой рубашке. Получив же приглашение пройти, Фобос самодовольно улыбнулся и, взяв Леспри под руку, вошел с ней, изображая некую порядочность и воспитанность со своей стороны.
- Мы тоже рады тебя видеть, мой милый друг. А чтобы мы не кричали под дверью, то ты мог бы вполне разумно сказать нам о том, что всего лишь хочешь одеться и потому прикрыл дверь, дабы не травмировать нашу психику своими половыми признаками, - отпустив Разум, вампир перекинул свой пиджак через руку, а потом прокашлялся, собираясь ответить блондину на его весьма неприятную и даже в некоторой степени колкую речь.
"Вот уж научился хамить, гаденыш. А ведь был таким милым и славным мальчиком, даже жаль, что жизнь его так испортила".
Своей вины Фобос не чувствовал. В конце концов, он-то обратил Гаспара тогда только из лучших побуждений, даже не предполагая, что все может пойти совсем не так, как он предполагал.
Но поняв, что снова отвлекся, вампир тряхнул головой и оскалился, не скрывая свои острые клыки.
- Мой дорогой, мой милый Сорси! Неужели ты действительно думаешь, что эти жалкие люди могут меня напугать? А то, что они захотят расчленить мое тело... ну, пускай для начала сумеют поймать, в успехе предприятия которого я очень и очень сомневаюсь. Так о чем это я? Ах да, как ты нелестно выразился о нас, но цель ты понял прекрасно визита. Мы пришли от лица графа предложить тебе вернуться к нему, - осмотревшись кругом и высматривая место, где можно было бы сесть, Аурели заметил только кровать, а потому, плюнув на все, прошел и уселся на ее край. - Как ты сам прекрасно знаешь и надеюсь, что тебе не придется напоминать лишний раз, но граф не любит, когда ты сбегаешь. А тут ты должен понимать, что раз он отправил меня возвращать тебя, то ты его действительно достал своими выходками. И понимаю, если бы связался хотя бы с каким-нибудь богатеньким лордом, чтобы не жить в этой нищете, так нет же! С пациентом психиатрической больницы... как низко ты себя оценил, мой дорогой Сорси. Неужели тебе действительно нравится такая жизнь? - тем временем вампир уже стал следить за Ренфилдом, который занялся чаем. - Дорогуша, мне чай без сахара, не люблю сладкое. Так о чем это я? Ах да, о том, что тебе пора прекратить изображать обиженную невинность и уже возвращаться с нами. Тем более, что граф нашел очередную прелестную девушку, которая совсем недавно пробудилась для новой жизни. Думаю, ты бы тоже оценил ее красоту... ах, нет, не оценил бы! Ты же интересуешься только мужчинами, какая жалость, - ехидно заметил Фобос, кривя губы в ухмылке. - В общем, скажу так: мы отсюда не уйдем, пока ты не согласишься идти. Иначе потащим силой, ты же это понимаешь?

0

34

Если честно, то вся эта ситуация начинала откровенно бесить Леспри. Да уж, не так она планировала проводить свое время.
"Теперь еще нужно как-то заставить уйти Сорси вместе с нами, а сделать это будет весьма проблематично..."
- О своих прелестных кулачках я как-нибудь сама позабочусь, - язвительно сказала она, после чего недовольно взглянула на Фобоса. Нет, она не собиралась на ком-то срывать накопившуюся злость.
Увидев, что Сорси все-таки соизволил открыть дверь и впустить незваных гостей, она вошла все-таки в комнату под руку с вампиром, это ее позабавило.
Оказавшись в комнате, девушка не спешила никуда садиться. Она скрестила руки на груди и посмотрела на Ренфилда.
Не понравились ей взгляды, которые этот смертный бросал на них.
"Да, неудивительно, что он так смотрит. После его посещения замка графа Дракулы неприятные воспоминания у него остались", - практически с издевкой подумала Разум.
- Мне не надо чаю, я не хочу, - между делом предупредила она.
Вглубь комнаты вампирша проходить и не собиралась. В конце концов, зачем? Разве они собирались задерживаться здесь? Нет. Задание заключалось в том, чтобы забрать Сорси и уйти все.
"Вот в следующий раз пусть граф сам ловит свою душу".
Теперь ей еще приходилось выслушивать то, что она собачка графа. Да, было неприятно, но она все же предпочла оставить это без внимания.
Бросив еще один взгляд на Ренфилда, Леспри хмыкнула.
"А может все-таки загрызть его? Хоть как-то потешу самолюбие".
Ей не было нужды что-то говорить, так как Фобос уже сказал все за двоих. Подойдя к вампирам, Леспри положила руки на плечи Сорси, готовая уже сейчас тащить его к графу.
- Да-да, Сорси, либо идешь сам, либо тащим силой, - выдохнула вампирша. Сил терпеть это уже не было.

0

35

И все же было забавно наблюдать за Ренфилдом, который столь недоверчиво смотрел на них. Нет, Сорси не собирался скрывать то, что будет говорить, он даже и не подумал об этом, но просто решил, что лучше бы ему держаться подальше от "родственничков", которые явно были настроены не лучшим образом. И если Фобос болтал без умолка, то вот Леспри, похоже, решила перейти сразу в наступление.
Перехватив за запястья ее руки, вампир неоднозначно оскалился, явно давая понять, что лучше бы ей так не делать. В конце концов, они сейчас были далеко от родной Трансильвании и графа, а потому он мог сделать и что-то не хорошее.
- Мой дорогой Фобос, вы бы для начала хоть извещали о том, что собираетесь прийти. Знаешь ли, я не ждал в свой единственный выходной гостей, а уж тем более таких настырных, как вы. И да, если тебя так смущает то, что я гермафродит, то могу только посочувствовать тебе. Мне же на это... ну, как бы тебе сказать, - раздумывая над этим, он ловко развернул Леспри к себе спиной, заламывая ей руки и держа так. - Что же касается этих, как ты выразился, жалких людей, то вспомни наставления графа: внешность обманчива. Не стоит быть настолько самоуверенным.
"Да и вообще, самоуверенность его однажды и погубит. Потому что он никогда не задумывается о последствиях, а такое поведение - не лучшая тактика".
Бросив взгляд на Фобоса, который теперь нагло сидел на их с Ренфилдом постели, вампир нахмурился: что раньше не любил нарушения личного пространства, что теперь, а потому такую выходку этому вампиру он вряд ли простит.
- Что же касается вашего дела, - Сорси усмехнулся и перевел взгляд на болезного, который столь старательно занимался чаем для них, - то мне придется вас разочаровать: я не собираюсь возвращаться. Ни сейчас, ни завтра, ни когда-либо еще. Меня вполне устраивает моя жизнь, а графу можете передать, что он вполне может найти себе нового мальчика на роль души, хотя сомневаюсь, что она ему теперь понадобится, - блондин усмехнулся и прищурился, глядя снова на Фобоса.
"Идиот, ты же даже не представляешь, что граф нас всех променял! Никто ему из нас не нужен, только эта треклятая невеста Харкера! О, как же печально, что я так и не смог убить ее на глазах у Джонатана... как же печально, что не уничтожил ту, ради которой он предал свою семью! Столько времени отсутствовал, и стоило появиться новой забаве, как он тут же пригрозил нам смертью! Такое не прощают, даже таким, как он".
Стиснув зубы, Сорси постарался сдержаться от желания прямо сейчас просто вытолкать обоих за дверь, а еще лучше - за окно, как он уже однажды сделал с посланником небес.
Но все же блондин улыбается потом, не показывая того, сколь много в нем бушует сейчас эмоций - это лишнее и уж точно то, что эти двое никогда не смогут оценить. Он вообще сомневался, что кто-то, кроме свиты, еще не утратил умение действительно чувствовать.
"Они все пустышки, абсолютно все".
- Моя дорогая, может, ты объяснишь нашему ненаглядному Фобосу то, что я только что сказал? - с этими словами он толкнул вампиршу в руки ее компаньона в этом деле, сам же встал в позу: скрестил руки на груди и гордо вздернул голову, что говорило о его твердости в намерениях и нежелании менять оное без действительно веских причин, а пока он их не услышал. - Если графу так хочется со мной пообщаться, то пусть сам и приходит. Да только и он получит тот же ответ, что и вы: я не вернусь. Мне нравится такая моя жизнь, свободная от его приказов. А вы можете и дальше быть у него на побегушках и выполнять все по щелчку его пальцев. Вижу, что вам нравится такая роль. Ах, ну да, до приближенной свиты вы так и не смогли дотянуться, довольствуетесь уже хотя бы тем, что он иногда вспоминает о вас и дает поручения, - язвительность в тоне и нескрываемая насмешка во взгляде: Сорси не собирался сдерживаться или умалчивать. В конце концов, не так уж и часто выпадает возможность наконец-то все высказать, показать свои истинные эмоции, которые явно были окрашены в данный момент не в светлые тона из-за этого визита.
"Силой они меня потащат... вот уж рассмешили. Мне кажется, они немного забывают о том, что я не из новообращенных слабеньких детишек. Думают, что я так легко дамся им? Наивность их суждения поражает даже меня".
Несколько легких шагов в сторону Ренфилда, после чего вампир встал рядом с ним, смотря на то, как тот старался с этим чаем. Самое смешное, что их диалог длился не так-то много времени, а сказанного уже оказалось достаточно.
- Хорошо-хорошо, дорогуши, но мне кажется, что вы немного забылись: я тоже вампир и сил у меня хватит, чтобы сопротивляться даже вашим попыткам отвести меня к графу силой, - кончиками пальцев Сорси провел по шее Ренфилда, после чего легким движением привлек его к себе, потом коснулся губами шеи, зарываясь одной рукой в его волосы и оттягивая голову назад, второй придерживая за талию. После такого легкого поцелуя в шею, вампир, недолго думая в принципе, все-таки вонзил клыки. На диете без крови он себя не держал, достаточное количество времени спал, да и днем на солнце не выходил, следовательно, его состояние было достаточно хорошим, чтобы если что достойно сопротивляться врагам.
Отпустив болезного через несколько мгновений, в которые он успел сделать несколько глотков крови, блондин блаженно улыбнулся, а потом обвел кончиком языка свои губы. После его взгляд снова метнулся к гостям.
- Думаю, что вам стоит уже собираться и уходить, ежели не хотите проблем. А графу так и передайте, что мне надоела эта скучная роль души, и я нашел более приятную. А теперь... пошли вон из моей комнаты оба, - последние слова хоть и были сказаны с улыбкой, но слышалась явная угроза, которую он и не думал скрывать.

0

36

Звякнув чайными приборами, словно натянутая до предела пружина, Ренфилд резко обернулся на звуки возни, произведенные недолгой борьбой Леспри и Сорси, готовый в любую секунду вмешаться и наброситься на незваных гостей хоть с голыми кулаками, соверши они что-то, что показалось бы мужчине переходящим тонкие рамки им здесь дозволенного. Но пока, на счастье вампиров (хотя вернее было бы сказать – на счастье самого больного), Ренфилд видел лишь превосходство Сорси даже над парой столь горячих сторонников Дракулы, а потому просто был рад оторваться, наконец, от этой бессмысленной затеи с чаем. Не то, чтобы он закончил, залив водой заварку только в одной из чашек, но продолжать явно не собирался, да и большинство реплик в свой адрес по этому поводу он пропустил мимо ушей, к тому же. Теперь внимание Ренфилда было целиком приковано к разворачивающейся перед ним сцене, и мужчина внимательно следил поочередно за каждым её участником, чтобы ненароком не пропустить чего-нибудь важного. Хотя всё важное, казалось бы, уже было сказано, и Ренфилд не понимал, почему вампиры графа всё еще здесь, почему не хотят услышать того, что им пытается донести Сорси и убраться восвояси подобру–поздорову.
«Какие настырные, что б их черт побрал. Поди граф приказал без Сорси не возвращаться, вот за шкуры свои и трясутся бедные. Что ж, не их вина, что затея эта была обречена на провал. Да только разве ж графу объяснишь?» - мужчина мысленно усмехнулся.
Фактически, он уже считал победу в этой маленькой схватке у бывшей души Дракулы в кармане, однако лицо Ренфилда всё еще сохраняло настороженное выражения, а пальцы на руках время от времени подрагивали от напряжения и едва сдерживаемого желания как можно более быстрого исчезновения лишних вампиров из комнаты.
Похоже, и сам Сорси хотел поскорее выставить их за дверь и завершить уже этот малоприятный для всех собравшихся разговор, судя по тому, что повернулся к визитерам спиной, приближаясь к Ренфилду. Мужчина быстро догадался, что именно замышлял сделать вампир, слушая эту его браваду (отнюдь не напускную) и рассуждения о собственной силе, достаточной, чтобы совладать с двумя. В конце концов, именно Ренфилд в последнее время чаще всего являлся «донором крови» для Сорси, а потому мог запомнить, что означают определенные его взгляды, определенные прикосновения, и прекрасно знал, как в такие моменты стоит себя вести.
На миг встретившись глазами с вампиром, Ренфилд послушно отклонил голову, когда тот оказался позади, открывая для Сорси незащищенную шею, на которой красовалась уже не одна такая же метка. Положив одну ладонь на руку вампира на своей талии, второй он оперся о столик позади себя, машинально стискивая его край в момент укуса. Судорожно выдохнув, Ренфилд ненадолго прикрыл глаза, а после взглянул на замеревших в отдалении вампиров, и губы его растянулись в самодовольной улыбке, ставшей лишь шире, когда Сорси, казалось бы, поставил финальную точку в этом деле, прямым текстом отослав Фобоса и Леспри… куда подальше.
В общем-то, Ренфилд слабо представлял, что на самом деле могли бы сделать эти вампиры кроме попыток уговорить Сорси вернуться на словах. Угрожая силой, как они собирались использовать её здесь, в месте, где слишком много ненужных глаз и ушей, мало свободного пространства и, несомненно, будет неприятно много лишних жертв, если начать какие-либо активные действия? Мужчина предполагал, что вампиры Дракулы достаточно разумны, чтобы решить так же или почти так же и прекратить попытки настоять на своем, хотя бы прямо сейчас.
Но на мысли об этом Ренфилд даже как-то помрачнел: если сейчас и уйдут, они ведь еще вернутся. Иначе жизнь была бы простой и легкой. Может быть, даже слишком. Поэтому вполне стоило сейчас ожидать какого-то подвоха, особенно, если учитывать, что Ренфилд ни много, ни мало – совсем не знал, на что способны Леспри и Фобос и может ли их вообще напугать такая вещь, как лишняя шумиха? Ведь судя по тому, как основательно они колотили несчастную дверь несколько минут назад, в случае необходимости эти двое могли бы и от всего борделя камня на камне не оставить.
«Исчезните же!»

0

37

- Разве не приятней, когда кто-то другой беспокоится о твоих прелестных кулачках, милая? Вас женщин не понять, - Фобос перепрыгнул на другую тему, закатил глаза и даже фыркнул для приличия, мол, не поймешь этих женщин, что именно им нужно. Но давайте будем честными: Фобосу было искренне плевать на то, что хотят женщины, мужчины, даже звери. Этого подлого эгоиста волновал только он сам, и он сам был важнее всего в этом мире для себя. А все его слова - лишь игра на публику, а теперь можете поклониться и сорвать куш аплодисментов за прекрасный спектакль. А может, и не так уж он хорошо, да только Аурели воистину не волнуют такие мелочи, впрочем, было бы действительно глупо, если бы волновали.
- Как много пустой болтовни ни о чем, мой дорогой, - Аурели был как всегда в своем репертуаре, - неужели ты правда думаешь, что сказал, что не пойдешь и мы уйдем? Ну, прости, я должен тебя огорчить немедля: мы останемся до той поры, пока тебе это не надоест, и ты не решишься сам идти. Поверь, тащить тебя к графу перспектива не самая приятная, тем более что я не нанимался быть посыльным и докладывать в стиле: "Ой, граф, а Сорси не хочет возвращаться. Да, я ему сказал, что Вы его ждете, но он капризничает и говорит, что не придет", - Фобос проговорил это так, что у самого стало резать в ушах от столь высокого тона. Похоже, что немножко перестарался в своих попытках изобразить всю комичность этой поистине дурацкой ситуации. - И я так же не горю желанием с тобой лишний раз спорить сейчас, поверь мне на слово. У меня и так сплошная головная боль от того, что попался графу под руку и теперь вынужден тут уговаривать тебя, - вампир фыркнул и оперся правой рукой позади себя, немного откинувшись назад. Все это время он умудрялся наблюдать то за действиями Ренфилда, то за Леспри, которая оказалась скрученной и обездвиженной на какое-то время. Впрочем, потом она оказалась на нем, так удачно упавшая на него из-за манипуляций несносного вампира. В конце концов, ну, нельзя же так, в самом деле! Вот и на рубашке уже от этого появилось едва заметная складочка, и Валентино недовольно поморщился. Не идеально, все, его прекрасный образ оказался испорчен одной складочкой на рубашке от того, что на нем лежала сейчас Леспри! Он поспешил исправить это положение и поставил девушку на ноги перед собой, скользнув ладонями по ее бокам, а потом поднимаясь следом. Что там Сорси говорил? Что сильнее? Это уж вряд ли, если учитывать, что Фобос был банально старше и опытнее. И да, может он только что и не пил кровь, как это сделал другой вампир, столь дразняще показывая эту прелестную возможность трапезничать человеком по его же негласному согласию.
"Только сомневаюсь, что у этого ненормального было достаточно денег, чтобы нормально питаться и поддерживать себя в хорошем физическом состоянии, чтобы и его кровь оказалась достаточно питательной. Кровь болезных - не лучшая пища для вампира. Как жаль, что Сорси забыл об этом. Видимо бедному мальчику нечем тут питаться, вот и тянет в рот всякую гадость".
Отодвинув в сторону вампиршу, Аурели чуть прищурился, не сводя своего взгляда со "сладкой" парочки, и вот уже Сорси гнал их снова прочь, право, какое нетерпение и сколько бурных эмоций, даже буйных!
- Леспри, он совсем нас не любит, а ведь граф не простит нам, если мы не приведем его. Так что же делать? Заставить его пойти с нами насильно или же рискнуть встать перед графом без него? О, я в растерянности! - но тут Фобос рассмеялся, показывая тем самым, что игры закончились. Хотя... конечно странный способ показывать оное, но вампиру, как уже говорилось вроде, плевать на всякого рода мелочи.
"Но он сам напросился, теперь у меня нет иного выхода, кроме как наказать моего милого друга", - Аурели двигался достаточно быстро: его пальцы сжались на шее болезного и ощутимо надавили, после чего он буквально отшвырнул смертного в сторону (ну, как отшвырнул? Просто оттолкнул в сторону таким вот весьма неприятным для него способом), после чего оказался лицом к лицу со своим обращенным некогда другом. Он улыбался в ответ Сорси, улыбался ядовито, угрожающе, щуря свои глаза. Наверное, это выглядело достаточно странно: вампир с белесыми глазами, который явно оказался не слепой и это всего лишь визуальный обман.
- По-моему, мой дорогой и милый друг, я ясно выразился, что ты идешь с нами. Ты, - поймав блондина за подбородок, он оскалился, а после позволил себе большую наглость: впился в его шею клыками. Ему хотелось крови, хотелось напомнить, что он все-таки не слабее своего "брата". А то тот многое на себя взял.

0

38

Как же не хотелось тут находиться. Сейчас Леспри хотелось оказаться как можно дальше от этого места. Сама атмосфера в этой комнате все более и более накалялась. Вампирша не успела опомниться, как Сорси развернул ее к себе спиной, да еще и руки заломил. Рыкнув, она попыталась вырваться, да вот только не удавалось, поэтому она со всей силы царапнула его по рукам.
"Ты у меня еще поплатишься за это".
Дальнейший полет на Фобоса ее и вовсе не обрадовал, так как она полетела на пол вместе с ним. Поднявшись, она слегка отряхнула одежду. Да уж, сейчас Сорси прямым текстом сказал, что никуда с ними даже и не думает идти. Вот и что с ним было делать? Не тащить же и вправду силой. А если просто уйти без него... Страшно было даже подумать о том, что было бы, если бы они пришли бы без Сорси.
"Нет уж, так рисковать я не хочу. Достаточно того, что граф злится на меня из-за этого Криса. Не хочу еще больше его злить. Хотя... Мы же сделали все, что могли. По крайней мере, попытались".
Леспри мотнула головой, чтобы избавиться от этих мыслей. Разум предпочла проигнорировать вопрос Сорси.
- Ох, ну понятное дело, что не любит, раз подставляет нас под удар. Ведь прекрасно же знает, что граф с нами может сделать, если мы осмелимся не выполнить его приказ, - вампирша перевела взгляд на Фобоса. - Так что, я думаю, что придется тащить силой, - Леспри даже поморщилась от такой перспективы. Ее взгляд снова скользнул по Ренфилду, который смотрел на них с таким видом, будто готовый был наброситься на них с кулаками. От этого захотелось рассмеяться, но все же девушка подавила в себе этот порыв.
"Таким самоуверенным выглядит. Да только что он может нам сделать? Ровным счетом ничего. Серьезно, ведь от этих смертных одни проблемы. Что Крис этот, свалившийся на мою голову, что Харкер со своей невестой. Появились и разрушили спокойную атмосферу в замке. Ведь точно! Все проблемы начались с приезда этого чертового клерка! Надо же было все разрушить в один миг. Не появлялся бы он, и было бы все спокойно".
От этих мыслей в душе поселилась невероятная тоска. Хотелось скорее уже уехать из этой Англии, как же она успела наскучить уже... Но нет! Сейчас предстояла борьба с этим непослушным ребенком.
Заметив, что Фобос уже перешел в наступление, Леспри подошла ближе к вампирам, не забыв при этом вперить ледяной взгляд в Ренфилда.
- Фобос, не увлекайся сильно. Пора уже уходить из этого места, мы и так уже здесь задержались, выясняя отношения.

0

39

Разговоры продолжалось, как и всегда, Фобос готов был переболтать всех и вся сразу. Уж этот вампир умудрялся утомить даже Сорси. И как только граф терпел его рядом с собой? Тайна, которую блондин явно никогда не захочет раскрыть, дабы сохранить свои и так уже натянутые от стрессов нервы. Ему и так хватало головной боли со всеми этими "приключениями": то черти как добирался до Лондона, то искал здесь Ренфилда. Конечно, никто же не сказал ему сразу, что его болезный друг лежит там-то там, в такой-то такой палате. Потом были эти две недели попыток выжить. Да-да, именно так: они с Ренфилдом просто выживали здесь, лелея мечту о том, что однажды смогут уехать прочь, найти свое место в этом мире. В действительности вампиру благополучно удавалось мечтать рядом с этим смертным, даже если тот ничего и не делал для этого. Но даже глядя на то, как тот сосредоточено занимался бумаги, уставший после работы Сорси представлял, как однажды тот будет не сидеть, сгорбившись за чужими отчетами, а заниматься так своими счетами в каком-нибудь тихом домике подальше от надоедливых людей. Да, он не особо-то думал над вопросом о том, на какие деньги придется жить, да и не особо-то хотелось. Просто Сорси нужна была эта небольшая разгрузка, чтобы продолжать и дальше такую жизнь и не думать о том, чтобы все бросить и вернуться к графу, покаявшись.
Но нет, блондин все решил, он обрубил все контакты с Дракулой, верней, тот сам уже давно с ним не связывался, а, значит, не очень-то и хотел. Быть же просто частью коллекции для удовольствия этого древнего и мерзопакостного вампира он больше не хотел. Пусть Пуазон и Сатин развлекают графа, да хоть Фобос с Леспри или все остальные вампиры, только не он. Сорси хотел жить своей жизнью, а не подчиняться чьей-то еще. Именно для этого он продолжал сейчас работать в борделе и именно потому продолжал жить с Ренфилдом, хотя давно мог бы и сбежать. Все зависело от постановки дел. В данном случае все решила фраза: "Это мой выбор, мое решение и желание". Такая небольшая, но такая важная.
К сожалению, он, похоже, немного увлекся своими размышлениями, а потому столь неосторожно упустил тот проклятый момент, когда Фобос оказался в такой опасной близости. Этот подлец умел заговаривать зубы всем и всякому, даже душе графа Дракулы.
- Ренфилд! - он хотел было метнуться к смертному, но вот клыки впились в собственную шею, и Сорси пришлось повременить со спасением своего болезного сожителя. Конечно, вампир знал, что Фобос не навредит ему до такой степени, чтобы тот потом не смог сопротивляться, но попытка ослабить его, выпив кровь - не лучшая перспектива. Потому, благо руки-то никто не догадался его держать, блондин с силой ударил кулаком под ребра Фобосу, а потом, упираясь пятерней пальцев ему в лоб, отстранил от своей шеи.
"Это он зря так поступил, ох зря! Разве я не предупреждал его, что не собираюсь идти никуда? Разве не говорил, чтобы проваливал к чертям?!"
Злость - она иногда становится одной из лучших спутниц, чтобы предать сил. Вот и блондином сейчас обуревала злость вперемешку с гневом и приправленная брезгливостью. За все время он позволял пить свою кровь только графу, а этот подлец посмел нарушить практически священное правило этого вампира. Бросив взгляд на Леспри, Сорси совсем нехорошо оскалился, обнажая свои белоснежные клыки, на которых уже и не было видно следов того, что он совсем недавно трапезничал кровью смертного.
- Хотите поиграть, собачки? Что, Леспри, решила проявить чудеса неразумности? Смотрю у вашего хозяина совсем плохо с головой, раз он прислал сюда вас. Но ничего: не станет части под названием "Разум" и ему станет немножко легче. Не придется больше думать, - дальше снова он задвигался достаточно быстро, чтобы уметь успех своего предприятия: метнувшись к вампирше, он с разворота впечатал ее сначала в стенку, а потом снова швырнул на Фобоса, чтобы мало не казалось. После этого уже подбежал к Ренфилду и резко дернув того на себя, заставляя подняться и следовать за собой, потащил к выходу. - Беги отсюда! Еще не хватало тебя зацепить! - чудеса заботы со стороны вампира, которого бы не должна была бы волновать какая-то жалкая жизнь психически нездорового человека. Но что поделать? Именно этот человек помогал самому Сорси не стать самым настоящим зверем и не пуститься во все тяжкие в попытках потопить Лондон и его окрестности в крови. Вытолкав добровольно принудительно смертного за дверь, вампир снова повернулся к своим теперь уже точно бывшим товарищам. Прощать нападение на того, кого он считал своим, блондин точно не собирался. Конечно, шансы справиться одному с двумя невероятно малы, особенно, если они решатся напасть сразу оба, но только Сорси не собирался сдаваться, по крайней мере, без боя в этот раз. Он и так слишком часто отступал и сдавался прежде, и теперь ему не хотелось повторять своих прежних ошибок. Хоть раз в своей вечной жизни стоило проявить твердость характера и показать то, что граф ошибся, решив, что вампир побежит снова к нему, как только тот захочет и вспомнит о нем.
- Я в последний раз предлагаю вам просто уйти. Иначе для кого-то все закончится весьма печально.

0

40

Как много слов уже было произнесено за то недолгое время, что прошло с момента появления в комнате незваных гостей. Как много взаимных колкостей оказалось отпущено вампирами в адрес друг друга, и всё это вертелось вокруг одной-единственной мысли, которую ни один из здесь присутствующих никак не мог донести до остальных: ничего в этом месте и в это время не произойдет по обоюдному согласию. Сорси по-прежнему твердо стоял на том, что покидать стены борделя он не собирается, Леспри и Фобос с поразительной дотошностью пытались доказать ему обратное. Спор с отсутствием даже возможности компромисса, особенно такой, до предмета которого нападавшим лично не могло быть никакого дела, – что за нелепый способ провести свой вечер? Ведь у каждого, присутствующего здесь наверняка были какие-нибудь занятия поинтереснее попыток убедить в чем-либо того, кто не желает даже слышать, и уж конечно, гораздо приятнее. У Ренфилда с Сорси, по крайней мере, такие дела определенно имелись, даром что они представляли собой всего лишь отдых и праздное безделье. Хотя, наверное, даже именно поэтому всё происходящее и начинало, честно говоря, уже немного утомлять. Они ведь могли бы радоваться свободе – для каждого от своего бремени – рассуждать о невесомом настоящем и строить планы на далекое будущее, наслаждаясь новой жизнью и обществом друг друга. Как минимум Ренфилд считал именно так, а потому он вдруг понял, что ему на самом деле опостылели синонимы одних и тех же фраз, абсолютно одинаковые угрозы, при каждом новом озвучивании которых так и подмывало упрекнуть пришлых вампиров в отсутствии оригинальности, даже манера их поведения нисколько не менялась от одного аргумента к другому.
И было бы славно, если бы не менялась и дальше. Смелые мысли еще не успели выветриться из головы Ренфилда, так самонадеянно полагающего, что визит незваных гостей уже подходит к концу, когда Фобос в мгновенье ока оказался перед самым его лицом, схватив за шею, две свежие отметины на которой еще кровоточили алым и отзывались тупой пульсирующей болью. Обычно это ощущение нравилось Ренфилду, но только само по себе, а вот на лишние терзания нежной кожи болезный отозвался молниеносно и очень грубо, вцепившись в запястье вампира и скрутив его с такой силой, что обыкновенному человеку комплекции Фобоса наверняка переломал бы кости или, по меньшей мере, вывернул бы сустав. Мысленный взор Ренфилда в ответ на столь резкую перемену событий мгновенно застелили картины из прошлого, оставшегося за решетками психиатрической больницы, того прошлого, в котором с ним всегда обходились слишком резко, пытаясь застать врасплох и тем самым воспитали в нем отличные рефлексы, которые срабатывали на подобное гораздо быстрее, чем болезный успевал порой даже подумать. Не собираясь, да и не имея возможности себя сдерживать, мужчина попытался вывернуться из рук Фобоса, вкладывая в каждое движение такую мощь, какая, казалось, просто не могла прятаться в исхудавшем теле, и, имей его предприятие успех, наверняка, не успев опомниться, он бросился бы на вампира, схватив со столика первый попавшийся столовый предмет (убить ведь можно даже чайной ложкой, если применить особое мастерство, ну, или упорство). Но еще до того, как Ренфилду выпала такая возможность, он оказался отброшен к соседней стене, ощутимо приложившись при этом затылком об нее. Этого удара оказалось достаточно, чтобы сознание мужчины помутилось на какое-то время. Широко распахнув глаза, он следил за происходящим, насилу осознавая его, и всё силился, наконец, подняться, чтобы предотвратить хотя бы приближение Леспри к Сорси и Фобосу, но тело не слушалось его, а перед глазами кружились черные мушки.
На языке крутилось невероятное множество самых витиеватых бранных слов, которые, будь он способен сейчас, Ренфилд наверняка обрушил бы на головы вампиров, все-таки, устроивших погром в комнате, вопреки законам здравого смысла. Демонстрацией своих возможностей, явно в разы превышающих человеческие, перед теми, кто, конечно же, сбежится на звуки погрома (это же бордель! – здесь всегда уйма интересного), они наверняка выдадут и себя и Сорси. А это означало, что чем бы не закончилась их бессмысленная драка, всем в любом случае придется покинуть это место, желательно в скорейшем времени и не оставляя следов.
Возвращенный в сознание силами Сорси, который буквально вытянул его из темной пелены и единым движением поставил на ноги, Ренфилд снова не успел опомниться, как оказался вне комнаты, едва не сорвав с петель многострадальную дверь, пятясь в попытках сохранить равновесие, и остановившись только, когда оперся о соседнюю стену. Тряхнув головой, болезный сделал было шаг вперед, туда, где за порогом он мог видеть только спину Сорси, кажется, ясно сказавшего, что смертному не место среди троих разъяренных вампиров, но замер. Лезть туда сейчас было равносильно самоубийству, кроме того, Ренфилд, скорее всего, оказался бы просто обузой для Сорси. Но и оставить вампира, которого он так долго ждал на произвол судьбы, воспользовавшись его советом бежать, болезный не мог. Обернувшись вглубь коридора, он лихорадочно соображал, чем мог бы помочь, но мысли, как назло, разбегались все в разные стороны.

0

41

Конечно, Фобосу не навредили попытки Ренфилда дать отпор, даже следа на коже не осталось (осталось бы - убил бы сразу же этого смертного). Можно даже сказать, что он оного не почувствовал совсем, лишь немного отвлекся на неприятность.
Вот только Фобос явно расслабился и поверил уже в то, что так легко справится с Сорси, как тот нанес удар под ребра, а потом оттолкнул его. Вот так просто взял и прервал трапезу! Вот только удар оказался достаточно сильным, наверное, будь Аурели смертным, то точно бы позволил слезам навернуться на глазах, а так пришлось зашипеть и... и наблюдать за полетом Леспри сначала в стену, а потом ловить ее. В итоге оба оказались на полу, Валентино достаточно больно приложился затылком об пол, что даже пожалел о своем решении сюда прийти. Нет, он на это не подписывался! Вампир рассчитывал все-таки убедить Сорси миром пойти к графу, а тот на них бросаться стал (и неважно, что они-то первыми начали).
В итоге ему все-таки удалось взять себя в руки и не спихнуть грубо с себя Леспри, а аккуратно пересадить ее рядом на пол, подняться самому и даже с долей интереса пронаблюдать за тем, как Сорси вытолкал смертного за дверь. Правильно сделал, что уж тут сказать, иначе бы Аурели убил бы его точно прямо здесь и сейчас, заставив блондина наблюдать за кончиной своего любовника.
При мыслях о том, что этот болезный любовник Сорси, Фобос чуть ли не скривился.
"У тебя отвратительный вкус, мой милый. Когда ты можешь быть рядом со столь привлекательным графом, ты же выбираешь его... мешок костей. Где же та изысканность, утонченность, которые я когда-то встретил в том прелестном юноше? Похоже, что можно больше не надеяться когда-нибудь снова увидеть в нем столь прелестные черты".
Фобос спокойно теперь стоял и отряхивался от мнимой грязи (удивительно, но в комнате оказались полы чистыми и он не испачкался), после чего снова посмотрел на блондина. Хмыкнул. Тот его явно разочаровывал с каждым взглядом все больше и больше.
- Я пытался быть с тобой добрым, Сорси, но ты переходишь все рамки допустимого. Ты меня разочаровал, мой милый мальчик, я надеялся, что в тебе куда больше разумности. Но видимо ошибся. Дорогая, ты в порядке? К сожалению, мы не можем уйти без него. К сожалению, нам его доставить нужно живым, а не его тело. Граф будет злиться, а когда он зол, то плохо становится и нам. Неужели ты действительно думаешь, что сможешь когда-нибудь скрыться от него? Право, как это глупо, Сорси, - шаг, потом еще один в сторону вампира, но вот Аурели замер, не подходя ближе и просто рассматривая своего ныне соперника. Он рассчитывал, как и что сделать, чтобы с наименьшим уроном поймать блондина.
"Ждешь нашего хода? Какой умный мальчик, только зря надеешься, что сможешь предотвратить свое возвращение к графу".
Вампир хмыкнул в который раз, а потом и вовсе расхохотался, глядя то на Леспри, то на Сорси, после чего покачал головой.
- Вы понимаете, насколько все это глупо? Когда-то мы были едины, охотились вместе, жили в замке, а теперь собачимся в дешевой комнатке борделя... вот оно - положение дел. Неужели, Сорси, ты действительно хочешь такой бедной жизни? Лишиться всех благ, возможности практически свободно жить... ты правда думаешь, что сможешь выжить среди людей дольше? Рано или поздно тебе наскучит этот смертный, его кровь будет вызывать отвращение из-за однообразия ее вкуса... не удивлюсь даже, если потом ты сам его и убьешь, потому что он станет для тебя обузой. Сорси, ты же привык ни в чем себе не отказывать, неужели теперь сможешь вот так легко позабыть о всех благах жизни в замке графа? А он ведь всегда давал тебе лучшее, а ты так благодаришь... даже не хочешь с ним попрощаться. Может, хотя бы для этого пройдешь с нами? Мне, право, совсем не хочется тебя куда-то тащить. Не для этого я приехал в Лондон, - Фобос поднял руки, призывая к миру. Это последняя попытка убедить на словах, ну, и заодно оттянуть время до того, как можно будет напасть, когда блондин расслабится немного. Конечно, Аурели прекрасно понимал, что как бы он тут не распинался, блондин все равно чисто из вредности с ними не пойдет. Для того, чтобы показать, что держит свое слово, хотя Валентино был свято уверен, что стоит Душу привести к Дракуле, как тот уже сам бросится к хозяину на шею.
"Только время оттягивает. Но что поделать, дитя решило показать свой характер. и надо заметить, что ему это пока что удается, раз до сих пор тут, а не идет с нами к графу".
- Послушай, Сорси, мы с Леспри не хотим тебе причинить вред. Прости, мы неправильно начали эту встречу, - вампир прошел к Леспри и приобнял ее за плечи, даже заставляя себя улыбнуться. - Просто мы подпали под удар, нам пришлось выслушивать графа и его обвинения в том, что мы его все предали, включая нас. В итоге сейчас и мы не сдержались. Ты можешь не беспокоиться, он уже остыл, и ругаться точно не будет! Только пойдем уже, а? Ну, это же так глупо - упираться. Просто попрощаешься с ним, - Фобос старался говорить достаточно проникновенно, чтобы блондин поверил в искренность его слов. А надо признаться, что убедить в чем-то Сорси - задача непростая.
"Было бы куда лучше, если бы граф для приличия хотя бы попытался с ним прежде связаться и сам бы попросил прийти. А так... словно горохом об стенку. Результата никакого".
После вампир аккуратно взял ручку Леспри и поцеловал тыльную сторону ее ладони.
- Милейшая, скажите же ему, что граф не будет ругаться. А то он мне явно не верит, - снова взгляд в сторону выхода из комнаты. - Ты можешь даже пойти с Ренфилдом, если боишься. Пусть сопровождает тебя до графа, и потом вместе уйдете. Как тебе такой вариант?

0

42

Не успела Леспри опомниться и выдохнуть, как ее стукнули об стену, а потом она опять оказалась в объятиях Фобоса. Это уже начинало надоедать, надоедали уже одни и те же действия...
"Не так я хотела провести день..."
Вампирша стала массировать виски. Все же было больно. Нужно признать, что Сорси все- таки хорошенько ударил ее об стенку "с большой любовью", если можно так выразиться.
"Да когда же Сорси успел так возненавидеть нас? Помнится, у меня с ним никогда не было таких отношений..."
Чего уж там говорить, но сейчас появился какой-то неприятный осадок в душе. Возможно, потому, что на ее душе уже давно царила какая-то легкая тоска... Что этому было причиной, девушка не знала... Но такое состояние ее пугало.
- Пусть мы и собачки графа, но мы хотя бы не сбегаем от него к какому-то смертному, как это делаешь ты, - презрительно фыркнула вампирша и посмотрела на Ренфилда, который уже деру дал.
"И это неудивительно в принципе.... Все смертные такие. На словах смелые, а как дело доходит до чего-нибудь серьезного, так убегают, поджав хвосты... Стоит только посмотреть на этого Ренфилда... Только что ведь так смотрел, будто бы готов наброситься на нас и растерзать до смерти... А сейчас что? Просто взял и убежал. Эх, и что только Сорси нашел в нем? Неужели он настолько лучше графа? Никогда не поверю в это..."
Разум тяжело вздохнула, отвлекаясь от своих мыслей. Смысла рассуждать об этом не было.
Для начала нужно было заставить любыми способами Сорси пойти к графу, а потом... Вновь стать собачками графа, которые будут выполнять любой приказ? Да, по сути, так-то оно все и было. Только как же тошно порой становилось от этого...
Когда Фобос поцеловал ей руку, Леспри даже смогла мягко улыбнуться ему.
- Сорси, граф ничего тебе не сделает. И ругаться тоже, думаю, вряд ли будет. Единственные, на кого он будет ругаться - это мы, если нам не удастся тебя привести к нему, - мягко проговорила она.
"Как же я не хочу, чтобы этот Ренфилд шел с нами. Раздражает он меня. Даже очень. Я ведь вполне могу сорваться, но если это будет единственным способом заставить Сорси прийти к графу, то что ж... Придется терпеть.."

0

43

Как же тяжело. На Сорси давили его же слабостями, зная даже то, как он любит роскошь. Ему хватило в свое время пожить по борделям, да в опиумных кварталах и эта жизнь явно ему не пришлась по вкусу. Да, он не умел зарабатывать иначе и, если быть предельно честными, то и не старался научиться. Ему было куда проще торговать собой, а потом забываться в клубах опиумного дыма, чем в действительности пытаться делать шаги вперед, стремиться к лучшему...
Но нет, блондин упорно делал шаги назад, а сейчас и вовсе падал в страшную пропасть, где бы его жизнь оказалась связанной ни с кем иным, как с этим болезным. И так бы до того момента, пока тот не умер бы. Почему не сбежит раньше? Наверное, потому, что на данный момент, когда он сбежал от графа и отрекся фактически тем самым от семьи, у него не осталось никого ближе, кроме этого психически неуравновешенного смертного, которого они довели благополучно до такого состояния. Конечно, если бы он совсем достал бы блондина, то и это бы обстоятельство его бы не остановило, но пока все-таки являлось сдерживающим фактором.
Вампир старался теперь внимательно следить за своими собеседниками, чтобы ненароком не пропустить очередной подлый ход, который тот могли сделать, если бы Сорси замешкался.
"Как стараются, столько аргументов сходу придумали. Граф не будет злиться? Вот уж насмешили! Я помню, как он разозлился в прошлый раз и обещал меня убить, если еще раз рискну сбежать. И вот я сбежал... может, он хочет сдержать свое обещания и для того отправил их на поиски? Не стоило здесь оставаться, надо было сразу бежать, как забрал Ренфилда. Прочь из Англии, из Европы! Куда угодно, но не быть так близко к нему, чтобы он не смог нам навредить!"
Впрочем, а может в действительности, хотя блондин сейчас это упорно и отрицал даже мысленно, но он хотел, чтобы граф его вернул? Чтобы снова сам разыскал и напомнил о том, где его место? Наверное, где-то глубоко там он действительно этого хотел, но просто не мог признаться. Это было бы полным поражением.
- Прекратите оба врать, дорогие, я прекрасно знаю, что со мной будет, если я вернусь. Вы можете сколько угодно пытаться убедить меня в том, что он ничего не сделает, но... - вампир криво усмехнулся, а потому развел руки в стороны, пожимая плечами. - Если же я вернусь к нему сейчас, то он меня убьет. А мне, как бы это печально для вас не звучало, умирать не хочется. Не сейчас, не позже. Так что, чтобы вы сейчас не говорили и как бы ни старались обмануть - ничего не выйдет, - усмешка. Это должно послужить точкой в диалоге, но Фобос, черт бы его побрал, решил приплести сюда Ренфилда, мол, можно и его взять. А это значило, что если что, то именно этого смертного они будут теперь использовать в качестве аргумента и способа давления. Нечестный ход, чертовски нечестный! И вампир бы даже скрипнул от досады зубами, но вместо этого широко улыбнулся, оголяя клыки.
"Заигрались, дорогие мои, вы заигрались. Трогать Ренфилда не стоит, ему и так уже досталось в этой жизни от всей нашей братии. Не позволю ему снова нанести вред хотя бы за то, что он единственный, кто не забыл обо мне и не отвернулся".
Взгляд разноцветных глаз прошелся сначала по Фобосу, потом по Леспри и все-таки остановился на девушке. Что она там сказала? Что он сбежал к смертному? Не совсем так, он просто сбежал, а потом между делом решил вернуть своего старого друга, чтобы не было так одиноко и не захотелось как можно скорее вернуться к Дракуле. Изначально именно потому он и думал вытащить болезного, а сейчас понимал, что просто привязался и ему будет действительно грустно, если с Ренфилдом что-то случится. Все же не все уж так и чуждо вампирам, по крайней мере, некоторым из них.
- Говорите, что могу взять с собой Ренфилда, чтобы попрощаться с графом? Или же вы это предлагаете, чтобы избавиться от смертной проблемы, которую граф потом все равно прикажет устранить? А если сейчас его отпустить, то потом придется искать по городу, да? - блондин криво усмехнулся, а потом покачал головой. Конечно, он даже и предположить не мог, что ни один, ни другой не подумали о таких перспективах, все-таки он был куда лучшего мнения о своих сородичах, пускай которые теперь и были настроены против него. Но и их можно понять: каждому дороже своя шкура, чем чужая, а зная Дракулу, то за неисполнение приказа он действительно мог сурово наказать. И в лучшем случае, если бы просто лишил жизни, а то ведь может сделать с ними такое же, что и с той девушкой, ноги которой стали частью стола в замке.
"Но если же я сейчас откажусь и не пойду, то обязательно снова начнется заварушка. А это не лучший вариант. И так из-за случившегося я уверен, что хозяйка борделя нас обязательно выставит за дверь. Зачем ей буяны, которые будут пугать клиентов? Сомневаюсь, что она станет разбираться в том, что действительно случилось. Просто выгонит и придется нам скитаться и искать новый приют, причем в срочном порядке, ибо не хотелось бы мне портить свою шкуру солнечными лучами..."
Перспективы, увы, показались Сорси не особо-то радужными. Он прекрасно понимал, что раз граф его отыскал и отправил других привести, то теперь точно не отпустит. Он мог бы снова постараться сбежать, но за ним бы отправили погоню, и о спокойной и счастливой жизни пришлось бы точно забыть, как и о своем собственном доме.
"Видимо другого выхода на данный момент просто нет. Весьма печально. Но... может мне удастся хотя бы уговорить графа сохранить жизнь Ренфилду. Видимо я все-таки снова проиграл, да?"
Хмурясь, блондин бросил взгляд на постель, мысленно прощаясь с этим местом.
- Нам нужно немного времени собраться. Но я пойду только я Ренфилдом, и вы не посмеете его и пальцем тронуть, поняли? Иначе можете забыть о том, чтобы я сам пошел к нему, - пообещав это, Сорси тихо вздохнул. - Ренфилд, зайди, надо собрать вещи, - в голосе скользнула отрешенность, он и сам прошел в сторону шкафа, решив пока что не обращать внимания на гостей.

На сборы ушло немного времени, буквально десять минут. В конце концов, у Сорси оказалось совсем немного вещей.
- Ведите к своему хозяину, - с усмешкой произнес вампир, чувствуя, что подписал себе смертный приговор.

===> Лондон, Центр города, Хайгейтское кладбище

0

44

Странно. Тихо. Почему тихо? Почему так тихо?!
Распахнувшись, когда Ренфилда вытолкали из комнаты, дверь отскочила от стены и наверняка тут же захлопнулась бы, лишая болезного возможности следить за вампирами, если бы не покосилась, отчего теперь, стукнувшись о косяк, тихо поскрипывала на ржавых петлях. Через широкую щель Ренфилд мог видеть лишь спину Сорси и Фобоса, наступающего на него. Наступающего, но вовсе не угрожающего теперь физической расправой, «силой», как они изъяснялись до сих пор. По крайней мере, все это выглядело именно так из полумрака коридора, где не было окон, и куда не заглядывал густеющий вечер. Лишь свет с лестницы вкрадывался в царящую тьму, уже привыкшую ко многим звукам, и прочерчивал на полу две длинные мутно-желтые полосы.
«Почему тихо?!»
Тишина разъедала разум не хуже препаратов, какими пичкали Ренфилда в больнице, с одним лишь отличием: медикаменты в итоге его усыпляли, тишина же будоражила не хуже адреналина. Тишина, которой не должно было быть. Сердце всё еще отбивало бешеный ритм, хотя опасности, казалось, больше не было. Но в том-то и была проблема: казалось. Разговоры. Из комнаты за прикрытой дверью доносились не звуки ударов, как должно бы, но слова. Какой они несли в себе смысл? – Ренфилд не мог разобрать, а может быть, просто не желал, не смел действительно к ним прислушиваться и воспринимать как правду. Ведь они были лживы, ведь были? Конечно, были, каждая буква, из которой они состояли. Каждый жест, которым вампиры их сопровождали, голос, которым они их высекали как будто из воздуха. Пустышки. В них не было, и правда, ничего, кроме воздуха, ни капли истины. Ведь не было? Но Сорси молчал, лишь стоял наготове, почти желая наброситься, и Ренфилд видел только, как вздымаются от тяжелого дыхания его напряженные плечи. Молчал.
Глаза мужчины расширились, а дыхание на миг прервалось. Это значило, что он соглашается? На все их доводы безмолвно соглашается и прямо сейчас проигрывает ту битву, в которой был готов стоять до конца!
«Говори! Отвергай! Не слушай!» - шаг вперед, дрожащая рука, самыми кончиками коротких неровных ногтей царапнувшая облезлую краску двери, в тот же миг оказалась отдернутой: две узкие полоски света перебились скомканной тенью, и глухие шаги засеменили вниз по лестнице.
Какое удачное время – самое начало рабочей ночи. Пока еще редкие клиенты осматривались внизу, подбирая себе развлечение на ближайшую пару часов, и на этажах, в основном, было пусто. Однако соседняя дверь, откуда только что выбежал некто, очевидно, для того, чтобы доложить о драке хозяйке, оставалось открытой.
«Здесь слишком тихо. Они больше не смогут вернуться в это место».
Голос Сорси отвлек Ренфилда и вернул его в реальность, заставив уже внимательнее прислушиваться ко всему, что говорил вампир. Да! Они, разумеется, врут! Нельзя их слушать, нельзя им верить. Складывалось впечатление, что Сорси сейчас просто развернется и уйдет, не оборачиваясь и игнорируя возмущенные возгласы своих сородичей, чем победит, на исходе всего – победит. Но… Единственная фраза Фобоса, в которой прозвучало имя Ренфилда, мгновенно стерла улыбку, зачинающуюся было на губах болезного. Она остановила Сорси. Он проговорил что-то еще, но значения его слова больше не имели. До самого момента, когда давно замеревшая дверь вновь тихо скрипнула под пальцами вампира, и он толкнул её, позволяя смертному войти обратно, Ренфилд абсолютно не двигался.
Теперь всё точно рухнуло.

===> Лондон, Центр города, Хайгейтское кладбище

0

45

Кажется, что все-таки они нашли болевую точку блондина. Фобос следил за ним, за его меняющимися эмоциями, которые так легко отобразились на лице. Как показывала практика, но сдерживаться Сорси абсолютно не умел, и потому его удавалось так легко читать, как открытую книгу.
Взгляд в сторону Леспри, улыбка коснулась его губ. Им оставалось совсем немногое: надавить сильнее на вампира и вынудить просто согласиться. И он хотел было что-нибудь ответить на слова блондина, но тот снова заговорил, не давая пока что толком вставить слово.
"В этом весь Сорси: сам за всех все сказал. решил и теперь... а что теперь-то?"
Душа графа продолжал рассуждать вслух на тему того, что и Ренфилда они предложили взять только из корыстных целей, а так далее, и тому подобное...
"Вот только в этот раз он ошибается. Нет, мы не для того, чтобы потом его не бегать и не искать предложили. А для того, чтобы было проще уговорить пойти. Хах, кто бы мог подумать, что вампир будет так печься о смертном? Неужели действительно боится за него? И с каких пор бессмертный стал беспокоиться о своем обеде?"
Вампир хмыкнул в какой-то момент, а потом покачал головой. Все-таки многое для него оставалось непонятным в поведении этого блондина, возможно, что от того, что сам Аурели никогда и ни к кому толком не привязывался и уж точно не заботился. Ну, точнее после той ошибки с Гаспаром. Второй раз так набедокурить он точно не хотел, чтобы потом снова скрывать, умалчивать... сомнительное в общем удовольствие без каких либо приятных перспектив.
Кажется, Валентино отвлекся от прекрасного монолога своего ребенка, даже позволил себе зевнуть, прикрывая рот ладонью. Конечно, это несомненный плюс, что блондин умеет пользоваться головой по-разному и даже иногда думать, но явно не сейчас. Просто потому, что Фобосу уже хотелось поскорее покинуть это сомнительное место, в котором они нашумели и теперь явно какая-нибудь особо пугливая девица побежит за полицией. Или куда она побежит? Да и кому какое дело до возможного убийства шлюхи? Скорее расскажет о том, что здесь кто-то мебель рушит, не более.
- Знаешь, Сорси, я не такой расчетливый, как ты говоришь. И даже подумать не успел о том, что так удобнее и не придется просто потом искать и... - Фобос не удержался и рассмеялся. - Нет-нет, ты слишком сильно замахнулся. Сомневаюсь, что графу будет дело до того, где Ренфилд, поверь мне на слово. Он, конечно, мстительный, но не до такой же степени, чтобы убивать душевнобольного, который пожил здесь немного с тобой. Так что можешь не беспокоиться, даже если он пойдет с нами, то это больше для твоего спокойствия, чем попытка избавиться от него после. Если бы нам это было нужно, то он бы уже сейчас лежал бездыханным, но, как ты сам заметил, он еще жив и даже самостоятельно передвигается, - пальцами Фобос провел по своим губам, бросая взгляд на шею блондина. Жаль, что его трапеза так быстро закончилась.
Наконец-то Душа графа согласился на его предложение и Аурели даже смог облегченно вздохнуть. Одной проблемой явно меньше. Кстати, а где его пиджак?
- Да-да, собирайтесь, мы подождем, - взяв свой пиджак, который отыскался в итоге на полу после всех этих импровизированных драк, он снова перекинул его через локоть, ожидая вампира с его товарищем. Сам между делом подошел к Леспри и, поймав ее лицо за подбородок, стал осматривать.
- Не слабо же он тебя приложил, дорогуша. Надо обязательно будет приложить после лед, чтобы не болело, - Фобос хмыкнул. Хотя разве вампиры чувствовали так же, как люди? Вряд ли. Но для приличия он все-таки произнес эту бессмысленную в его понимании фразу.
Вскоре Сорси с Ренфилдом были готовы, что не могло не радовать Аурели, который снова взяв Леспри под руку, повел прочь из комнаты. Они и так тут слишком долго пробыли и привлекли слишком много внимания.
"Зато теперь им точно некуда возвращаться", - и эти мысли буквально, как говорится, грели изнутри. Двинувшись прочь из борделя, вся эта процессия направилась в сторону кладбища, где их уже должен был ждать граф Дракула.

===> Лондон, Центр города, Хайгейтское кладбище

0

46

"Ооо, Сорси уже согласился идти с нами?"
Это уже был прогресс. Всего каких-то пару секунд назад так яростно старался выгнать их отсюда, а теперь сам так быстро согласился. Это не могло не радовать.
"Интересно, что же  послужило этому причиной? То ли уговоры Фобоса, то ли еще что... Не знаю... Эх, никогда я не пойму Сорси. А еще не пойму его привязанности к этому Ренфилду... И что он только нашел в этом жалком смертном?"
Впрочем, долго Леспри не думала об этих отношениях Сорси со  смертным. Все-таки сама ведь была не лучше, так как умудрилась привязаться к Крису, так что не ей кого-то упрекать. Тихий вдох.
Леспри стала нервно расхаживать по комнате, будто бы боялась, что Сорси снова заартачиться и передумает идти к графу.
Тяжело выдохнув, вампирша все-таки присела на кровать и постаралась привести свои мысли в порядок, пока они еще не предстали перед графом, и было какое-то время, чтобы подумать.
"И как я только допустила такое? С самого начала я чувствовала, что эта поездка хорошо не закончится... Вот черт! Англия, наверняка, на меня дурно повлияла за все время".
Тут к ней подошел Фобос и стал осматривать ее. На это действо захотелось рассмеяться. Да какие у вампира могут быть серьезные повреждения?!
- Со мной все в порядке, - фыркнула она. - Не так уж и сильно он меня приложил, так что заживет, не беспокойся.
Наконец-то, Сорси с Ренфилдом были уже готовы, и пришло время уходить из этого треклятого места. Все-таки шума они тут наделали очень много. Оставалось только удивляться, как на эту шумиху никто не вошел сюда... Впрочем, не вошел - и хорошо. Не хотелось бы создавать лишних проблем, их в последнее время и так хватало.
Позволив Фобосу взять себя под руку, Леспри вышла из комнаты.

===>  Лондон, Центр города, Хайгейтское кладбище

Отредактировано L'esprit (2013-11-24 23:55:57)

0


Вы здесь » Dracula, l'amour plus fort que la mort (18+) » Кингс-Кросс » Квартал красных фонарей. Жилые комнаты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC